Сайт Университета Paris Ouest Nanterre
Сайт Гуманитарного Университета
Сайт диполоматический отношений Франции
 


Относительное действие договоров (L’effet relatif des contrats)

Статья 1165 Гражданского кодекса закладывает принцип относительного действия договоров: «соглашения имеют силу только между договаривающимися сторонами». Этот принцип означает, что только стороны, заключившие договор, приобретают по нему обязательства. Договор не может создавать права и обязанности в отношении третьих лиц. Однако существуют некоторые исключения. Понятие относительного действия договоров было в центре существенного судебного спора в 1980-1990-х годах, спора, который относился к группам договоров.

I. Принцип относительного действия

Для третьего лица договор – это соглашение, заключённое между другими лицами, как выражает фраза res inter alios acta. Однако принцип относительного действия договора отсутствовал в римском праве, и, как кажется, он появился только в современном праве.
Первая сложность состоит в определении сторон договора. Сторонами договора являются лица, которые заключили между собой соглашение непосредственно или через представителя. Представитель может быть законным, судебным или договорным. Следовательно, нельзя обязывать другое лицо без его согласия. Этот принцип, тем не менее, имеет исключения.

II. Исключения из принципа относительного действия

Сначала уточним, даже если речь не идёт о действительном исключении, что обязательства могут быть переданы по причине смерти (наследник на универсальном основании) получает всю совокупность имущества, входящего в наследственную массу, долевой универсальный правопреемник – долю этого имущества, сингулярный правопреемник – одно или несколько определённых прав).
Они могут быть в равной мере переданы между живыми лицами путём уступки права требования.
В отличие от перевода долга или передачи договора, уступка права требования составляет исключение из принципа относительного действия, потому что согласие должника, право требования к которому было уступлено, не требуется; должник по уступленному требованию просто извещается об уступке.
Суброгация (вступление в права кредитора) или незавершённая делегация (обязательство первоначального должника сохраняет силу до уплаты долга делегатом) больше не требуют согласия нового кредитора или делегатария (кредитора при переводе долга).

Договор в пользу третьего лица также является исключением из принципа относительного действия договоров. Речь идёт о договоре, по которому одно лицо, заключившее договор в пользу третьего лица, требует его исполнения от другого лица, принимающего на себя обязательства в пользу третьего лица, выгодоприобретателя. Этот выгодоприобретатель становится, следовательно, кредитором, который не был стороной в договоре.

Хирографические кредиторы (права требования которых не имеют обеспечения, например, залогом) являются третьими лицами, но располагают правом основного залога на имущество их должника: они могут заменить собой недобросовестного должника, чтобы осуществить права, которые он не хочет осуществлять (косвенный иск, ст. 1166 Гражд. кодекса), или заявить о противопоставимости акта (сделки), осуществлённого в нарушение их прав (паулианов иск, ст. 1167 Гражд. кодекса).

Наконец, главное в группах договоров то, что принцип относительного действия договоров поставил проблему.

III. Частный случай групп договоров

Часто случается, что многие договоры следуют друг за другом во времени и связаны друг с другом.
Имеется группа связанных договоров, когда несколько соглашений следуют друг за другом во времени и касаются одного объекта. Связь является однородной, когда договоры с длящимися исполнениями имеют одну природу (например, договор продажи, а затем другой договор продажи). Связь многородна, когда договоры имеют разную природу (например, договор продажи, а затем договор подряда). Говорят о группе договоров, когда  соглашения, которые следуют друг за другом, не касаются одного объекта, но направлены на одну цель; однако, термин группа договоров часто используется как родовое и присоединённое понятие, и образует, по мнению многих авторов, группа связанных договоров.

Проблема, следовательно, заключается в следующем: А заключает договор с Б, который заключает договор с В. Эти договоры касаются того же объекта или преследуют одну и ту же цель. В не заключал договор с А. Может ли он, тем не менее, требовать привлечения к ответственности субъекта А? Идёт ли речь о договорной или о деликтной ответственности? Ответ будет отличаться в зависимости от группы договоров.

Если речь идёт о связи договоров, влекущих передачу право собственности, когда эта связь была бы однородной (продажа, а затем другая продажа) или многородной (продажа, а затем договор подряда, исполнение которого предполагает использование проданной вещи), иск носит договорную природу (AP. 7 février 1986, Bull.civ. n°2, 2 arrêts).
Напротив, при наличии связи договоров, не влекущих переход права собственности (например, договор подряда, а затем договор субподряда) применяемая ответственность носит деликтную природу (AP. 12 juillet 1991, Bull. civ. n°5, arrêt Besse).

Практические последствия достаточно значимы. Помимо природы применяемой ответственности они касаются предписанного срока, противопоставимости договорных причин, и, в частности, ограничивающих условий ответственности. В действительности, при наличии связи договоров, влекущих передачу право собственности, положения договора, заключенного между А и Б, будут противопоставимы В, когда последний действует против А.

L’ayant cause universel – наследник на универсальном основании получает часть имущества наследодателя, включающую как актив, так и пассив наследства. Наследник на частном основании (l’ayant cause à titre particulier) получает только одно или несколько определённых прав (актив наследства).

Литература

- M. Bacache-Gibeili, La relativité des conventions et les groupes de contrats, LGDJ, 1996.

- Ch. Jamin, La notion d’action directe, LGDJ, 1991.

- B. Teyssié, Les groupes de contrats, LGDJ, 1975.

- Ph. Didier, « L’effet relatif », in Les concepts contractuels français à l’heure des principes du droit européen des contrats, Dalloz, 2003, p. 187.

- C. Guelfucci-Thibierge, « De l’élargissement de la notion de partie au contrat…à l’élargissement de la portée du principe de l’effet relatif », RTD civ., 1994, p. 275.

- C. Lisanti-Kalczynski, « L’action directe dans les chaînes de contrats ? Plus de dix ans après l’arrêt Besse », JCP E. 2003, I,102.

- P. Puig, « Faut-il supprimer l’action directe dans les chaînes de contrats ? » in Etudes Calais-Auloy, Dalloz 2004, p. 913.

 
Conception: e-Toile Graphic Ресурсы о французском языке Контакты