Международный арбитраж

Рекомендуемые арбитражные соглашения:

  • Рекомендуемые арбитражные соглашения по международным спорам
  • Рекомендуемые арбитражные соглашения по внутренним спорам
  • Рекомендуемые арбитражные соглашения по корпоративным спорам
  • Рекомендуемые арбитражные соглашения по спортивным спорам
  • Рекомендуемые арбитражные соглашения по рассмотрению споров в отделениях МКАС

Рекомендуемые арбитражные соглашения

по международным коммерческим спорам

I. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для включения в договоры (соглашения) в качестве арбитражной оговорки, а также в качестве самостоятельного арбитражного соглашения:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его вступления в силу, заключения, изменения, исполнения, нарушения, прекращения или действительности, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера*».

II. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для использования, если правоотношение, в связи с которым оно заключается, не носит договорного характера:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из или в связи с ним, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера*».

* — Тексты дополнительно рекомендуемых прямых соглашений.

Рекомендуемые арбитражные соглашения

по внутренним спорам

I. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для включения в договоры (соглашения) в качестве арбитражной оговорки, а также в качестве самостоятельного арбитражного соглашения:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его вступления в силу, заключения, изменения, исполнения, нарушения, прекращения или действительности, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям*».

II. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для использования, если правоотношение, в связи с которым оно заключается, не носит договорного характера:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из или в связи с ним, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям*».

* — Тексты дополнительно рекомендуемых прямых соглашений.

Рекомендуемые арбитражные соглашения

по корпоративным спорам

I. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для включения в устав юридического лица:

«Все споры, разногласия или требования, связанные с созданием Юридического лица , управлением им или участием в нем, в том числе споры между участниками и самим Юридическим лицом, споры с участием лиц, входящих или входивших в состав органов управления или контроля Юридического лица, споры по искам участников в связи с правоотношениями Юридического лица с третьими лицами, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Третьи лица, которые вступили или вступают в правоотношения с Юридическим лицом (в том числе, существующие, бывшие или будущие контрагенты Юридического лица), вправе в любое время выразить согласие с обязательностью для них настоящего арбитражного соглашения в договоре с Юридическим лицом или любом ином документе, направленном Юридическому лицу.
Если Юридическому лицу станет известно о любом иске, заявлении или требовании, охватываемом настоящим арбитражным соглашением, но предъявленном в государственный суд, Юридическое лицо обязано заявить возражение в отношении рассмотрения дела в государственном суде не позднее дня представления Юридическим лицом своего первого заявления по существу спора.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям**».

II. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для включения в договор участников, который не является учредительным документом (например, в корпоративный договор):

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его вступления в силу, заключения, изменения, исполнения, нарушения, прекращения или действительности, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Третьи лица вправе в любое время выразить согласие с обязательностью для них настоящего арбитражного соглашения в любом документе, направленном сторонам настоящего договора (соглашения).
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям**».

III. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для включения в договор между Юридическим лицом и третьими лицами (контрагентами), в дополнение к арбитражному соглашению, содержащемуся в пункте I:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его вступления в силу, заключения, изменения, исполнения, нарушения, прекращения или действительности, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Стороны настоящего договора (соглашения) выражают согласие с обязательностью содержащейся в уставе Юридического лица арбитражного соглашения, о рассмотрении в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями всех споров по искам участников Юридического лица в связи с правоотношениями Юридического лица с третьими лицами, в том числе споров о признании недействительными сделок и (или) применении последствий недействительности сделок.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера. *
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям**».

* — Тексты дополнительно рекомендуемых прямых соглашений.

** — Текст дополнительно рекомендуемого прямого соглашения для корпоративных споров, рассматриваемых в порядке внутреннего арбитража.

Рекомендуемые арбитражные соглашения

по спортивным спорам

I. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для включения в договоры (соглашения) в качестве арбитражной оговорки, а также в качестве самостоятельного арбитражного соглашения:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его вступления в силу, заключения, изменения, исполнения, нарушения, прекращения или действительности, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям*».

II. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для использования, если правоотношение, в связи с которым оно заключается, не носит договорного характера:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из или в связи с ним, подлежат рассмотрению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его применимыми правилами и положениями.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям*».

* — Тексты дополнительно рекомендуемых прямых соглашений.

Рекомендуемые арбитражные соглашения

по рассмотрению споров в отделениях МКАС

I. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для включения в договоры (соглашения) в качестве арбитражной оговорки, а также в качестве самостоятельного арбитражного соглашения:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его вступления в силу, заключения, изменения, исполнения, нарушения, прекращения или действительности, подлежат рассмотрению в отделении Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в городе в соответствии с применимыми правилами и положениями МКАС.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям*».

II. Арбитражное соглашение, рекомендуемое для использования, если правоотношение, в связи с которым оно заключается, не носит договорного характера:

«Все споры, разногласия или требования, возникающие из или в связи с ним подлежит рассмотрению в отделении Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в городе в соответствии с применимыми правилами и положениями МКАС.
Арбитражное решение является для сторон окончательным.*
Исключается подача в государственный суд заявления о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции в связи с вынесением третейским судом отдельного постановления о наличии компетенции как по вопросу предварительного характера.*
Исключается возможность рассмотрения государственным судом вопроса об отводе арбитров или прекращении их полномочий по иным основаниям*».

* — Тексты дополнительно рекомендуемых прямых соглашений.

§ 2. Понятие международного коммерческого арбитража

Повсеместное признание международного коммерческого арбитража в качестве лучшей альтернативы для разрешения споров, способствовало тому, что в течение, как минимум, восьмидесяти последних лет в области международных отношений осуществляется различного рода деятельность, имеющая целью создать благоприятные условия для использования арбитражного способа разрешения споров. Начало этому процессу было положено созданием и функционированием Международной торговой палаты в Париже в начале ХХ в.

Эволюция международного коммерческого арбитража всегда зависела и будет зависеть от воздействия трех сил различного происхождения, а именно:

1) первоначальный импульс, исходящий от того, что можно назвать сообществом коммерсантов. Этот импульс проявляется в потребностях, развивающихся и умножающихся параллельно с эволюцией и расширением торговли;

2) импульс со стороны отдельных государств и сообщества государств. Этот импульс проявляется как ответ на необходимость упорядочения института коммерческого арбитража;

3) импульс, исходящий от того, что можно назвать сообществом юристов (и в особенности той части этого сообщества, которая специализируется на проблемах арбитража).

Как отмечает Р. Ронкалья, все эти три силы в значительной мере воздействуют на развитие арбитража, в значительной мере дополняя друг друга.

Термином «международный коммерческий арбитраж» обозначаются три взаимосвязанных понятия, отражающих различные аспекты единого социального явления.

Во-первых, под международным коммерческим арбитражем понимается определенный механизм разрешения споров между коммерсантами различных государств, совокупность средств и способов, посредством которых устраняется коллизия в материальноправовых отношениях.

Во-вторых, данный термин означает учреждение, которое создается для рассмотрения и разрешения споров, вытекающих из международных коммерческих отношений. В данном случае речь идет о конкретных арбитражных учреждениях, создаваемых при национальных торгово-промышленных палатах, ассоциациях, биржах и т. п.

В-третьих, международный коммерческий арбитраж — это состав третейского суда, определенный состав арбитров, рассматривающих конкретный гражданско-правовой спор.

Важно отметить, что для эффективного исследования международного коммерческого арбитража как альтернативного способа разрешения споров необходимо, во-первых, выявить преимущества и недостатки третейского разбирательства по сравнению с государственными судами и, во-вторых, рассмотреть проблемы, связанные с юрисдикцией международного коммерческого арбитража и государственного суда. Следовательно, характеристика коммерческого арбитража обычно складывается из двух аспектов, а именно: в сравнениях его с другими альтернативными средствами урегулирования споров и с гражданским судопроизводством.

Нельзя не согласиться с мнением Т.Н. Нешатаевой, которая считает, что сопоставление арбитража с другими частными альтернативными формами позволяет выявить его главную особенность, заключающуюся в том, что это альтернативная процедура: нейтральное лицо наделено правом вынесения обязательного для сторон решения, которое является окончательным и может быть принудительно исполнено с помощью судебного механизма.

Ценность международного коммерческого арбитража как метода урегулирования споров, возникающих в контексте международных коммерческих отношений, была подтверждена в Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 4 декабря 2006 г. № 61/33.

Такая оценка является следствием признания того, что международный арбитраж представляет собой правовой механизм, позволяющий равноправно участвовать в международном экономическом сотрудничестве всем участникам этого процесса независимо от уровня их экономического развития и политического влияния в мире.

Согласно законодательству о судебной системе международный коммерческий арбитраж не является элементом государственной системы, т. е. это наднациональный орган, обособленный от правовых норм и контроля со стороны государства. Фактически это означает, что государство разрешает осуществлять иностранным субъектам на своей территории арбитражное разбирательство, причем полностью огражденное от какого-либо вмешательства со стороны национальных органов, осуществляющих правосудие.

Тем не менее, он представляет собой своеобразный юрисдикционный институт, который приобретает самобытность в результате особенностей формирования правил и специфики разрешения споров, осуществляемых негосударственными органами.

Международный коммерческий арбитраж необходимо отличать от межгосударственного (публичного) арбитража, который является одним из средств мирного разрешения межгосударственных споров согласно ст. 33 Устава ООН. Органы межгосударственного арбитража разрешают споры, возникающие из международных публично-правовых отношений, т. е. их субъектами, как правило, являются государства. Такие споры, в частности, могут рассматриваться Постоянным третейским судом, находящимся в Гааге.

Кроме того, международный коммерческий арбитраж следует отличать от «внутреннего» арбитража, разрешающего споры между лицами, происходящими из одного и того же государства, в отношении «внутренних» сделок.

В Российской Федерации, например, это представляет дополнительную трудность в силу существования системы государственных арбитражных судов, рассматривающих экономические споры, в том числе с участием иностранных физических и юридических лиц. Для российских и особенно для иностранных предпринимателей термин «арбитражный суд» (arbitration court) имеет только одно значение — «арбитражный (третейский) суд», и никак не «государственный арбитражный суд». Как указывает А.П. Белов, «это не просто терминологический вопрос, ибо смешение понятий в терминологии приводит к негативным последствиям для спорящих сторон: задерживается защита их прав и они несут излишние материальные потери».

Высказанные в науке позиции по вопросу о том, как соотносятся деятельность международного коммерческого арбитража и юрисдикция, можно разделить на три группы:

1) деятельность международного коммерческого арбитража по рассмотрению и разрешению гражданских дел не является юрисдикционной. В рамках этого подхода сформировались различные направления в понимании характера деятельности, осуществляемой арбитражами;

2) деятельность международного коммерческого арбитража является квазиюрисдикционной, т. е. арбитраж по своему содержанию представляет квазиюрисдикционный орган и является самодеятельным органом заинтересованных участников экономических споров;

3) деятельность международного коммерческого арбитража является юрисдикционной, т. е. арбитражи входят в юрисдикционную систему государства, поскольку эти органы разрешают споры о праве.

О международном коммерческом арбитраже можно говорить лишь в том случае, когда разбирательство касается международных договоров, заключенных между частными лицами, а именно когда затронуты интернациональные коммерческие интересы, т. е., речь идет, прежде всего, о внешнеторговых сделках. К ним согласно российской правовой доктрине относятся сделки, в которых хотя бы одна из сторон представлена иностранным гражданином или иностранным юридическим лицом.

В литературе понятие «внешнеторговая сделка» толкуется следующим образом:

1) международная торговая сделка. Под международной торговой сделкой понимается договор (соглашение) между двумя или несколькими сторонами, находящимися в разных странах, по поставке установленного количества товарных единиц и (или) оказанию услуг в соответствии с согласованными условиями;

2) внешнеторговая сделка. Под внешнеторговой сделкой следует понимать действия, направленные на установление, изменение и прекращение гражданско-правовых отношений в сфере купли-продажи между участниками внешнеэкономической деятельности, предприятия которых находятся в различных странах;

3) внешнеторговый договор. В мировой и отечественной внешнеторговой практике договор коммерческого характера называют контрактом (contract). В официальных текстах международных документов «contract» обычно переводится как «договор», т. е. контракт следует считать юридическим оформлением внешнеторговой сделки в письменной форме.

Внешнеторговый договор представляет собой соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении имущественных прав и обязанностей в рамках международного торгового (предпринимательского, коммерческого) оборота.

С учетом приведенных определений внешнеторговой сделки можно выделить следующие ее признаки: сделка всегда имеет внешний характер; контрагенты в сделке — из разных стран;

предмет договора всегда пересекает границы государств-участников контракта;

в качестве средства платежа обычно используется иностранная валюта (за исключением товарообменных сделок, например бартерных);

всегда существует риск срыва договора, неисполнения или ненадлежащего исполнения из-за чрезвычайных (форс-мажорных) обстоятельств;

при возникновении спора, который невозможно разрешить с помощью переговоров, он разрешается в арбитраже;

как внешнеторговая сделка контракт заключается как между физическими лицами и предприятиями (фирмами), так и между теми и другими в отдельности, как во исполнение межправительственных соглашений, так и без их наличия;

в правовом регулировании таких контрактов принципиальную роль играют нормы международных договоров.

Кроме того, ряд ученых выделяет такие основные признаки внешнеторговых сделок, как:

заключение сделки российским участником внешнеторговой деятельности с иностранным партнером, местонахождение (место коммерческой деятельности) которого зафиксировано в другом государстве;

проведение расчетов преимущественно в иностранной валюте, поскольку российский рубль пока имеет ограниченное применение в качестве международной расчетной валюты, в основном со странами СНГ;

перемещение ее объекта через государственную (таможенную) границу РФ, за исключением случаев реализации товара «на месте»;

обязательное ее заключение в письменной форме.

Таким образом, международный коммерческий арбитраж создается для разрешения особой категории споров, а именно споров, носящих коммерческий характер, т. е. вытекающих из гражданско-правовых сделок, включающих в себя «иностранный элемент», в частности отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.

В силу п. 2 ст. 1 Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (далее — Закон об арбитраже) специфика споров, передаваемых в МКАС, связана, во-первых, с их правовой природой; во-вторых, с основаниями их возникновения; в-третьих, с субъектным составом, а именно МКАС компетентен рассматривать следующие споры.

1. Споры, возникающие при осуществлении международных экономических связей, при условии, что коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за пределами территории Российской Федерации.

В данном случае речь идет о следующих субъектах:

а) обе спорящие стороны являются иностранными лицами по отношению как друг к другу, так и к государству, где расположен рассматривающий их спор международный коммерческий арбитраж.

Рассмотрим некоторые примеры из арбитражной практики МКАС, когда обе стороны спора иностранные организации, но дело рассматривалось в Российской Федерации в МКАС.

По делу от 17 июля 2001 г. № 419/1995 иск был предъявлен германской фирмой (продавец) к английской фирме (покупатель) на основании контракта международной купли-продажи, заключенного сторонами 21 марта 1995 г. Предъявление иска было вызвано тем, что ответчиком не был оплачен поставленный товар.

Компетенция МКАС по рассмотрению данного дела предусмотрена сторонами в п. 4 контракта.

По делу от 19 октября 2006 г. № 53/2006 иск был предъявлен украинской организацией (покупатель) к фирме из США (продавец) в связи с поставкой товара ненадлежащего качества по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 31 мая 2005 г. Истец требовал уплаты договорного штрафа за поставку товара ненадлежащего качества и возмещения расходов по арбитражному сбору.

Пункт 9 контракта от 31 мая 2005 г. № 2917, составленного на английском и украинском языках, предусматривал рассмотрение споров в МКАС. В английском тексте, которому соответствовал украинский текст, было указано следующее:

9.4. The arbitration language shall be Russian».

По делу от 27 апреля 2005 г. № 5/2004 иск был предъявлен эстонской фирмой (продавец) к австрийской фирме (покупатель) в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 15 июня 2003 г. Требования истца включали в себя: погашение задолженности, уплату договорного штрафа за просрочку платежа и возмещение расходов по арбитражному сбору и на юридических представителей в связи с ведением данного дела.

При рассмотрении вопроса о компетенции МКАС по разрешению данного спора состав арбитража установил, что п. 6.4 контракта предусматривал, что если стороны не пришли к соглашению путем переговоров, то все споры, которые могут возникнуть между сторонами при заключении, исполнении и (или) расторжении данного контракта, подлежат передаче в МКАС для их разрешения в соответствии с его Регламентом;

б) спорящие стороны являются иностранными лицами по отношению друг к другу, но арбитраж расположен на территории государства, к которому принадлежит одна из сторон.

Рассмотрим некоторые примеры из арбитражной практики МКАС, когда спор между российскими и иностранными контрагентами внешнеторгового контракта передан на рассмотрение в МКАС.

По делу от 15 января 2001 г. № 381/1999 иск был предъявлен российской организацией (продавец) к монгольской организации (покупатель), с которой был заключен 3 августа 1998 г. контракт международной купли-продажи товаров, и к монгольскому банку (гарант), выдавшему гарантию исполнения покупателем обязательств платежа по контракту, предоставлявшему отсрочку платежа на 120 дней.

В заключенном продавцом и покупателем контракте (п. 1.6) содержится арбитражная оговорка, которая предусматривает рассмотрение споров, вытекающих из контракта, МКАС.

По делу от 9 апреля 2004 г. № 129/2003 иск был предъявлен германской фирмой (покупатель) к российской организации (продавец) в связи с нарушением обязательств по поставке товаров по соглашению и контракту, заключенным сторонами 22 июля 2002 г. В связи с невыполнением продавцом его обязательств 7 февраля 2003 г. покупатель заявил о расторжении договорных отношений.

Статьей 10 заключенного сторонами соглашения от 22 июля 2002 г. и ст. 11 контракта от 22 июля 2002 г. предусмотрено, что все споры и разногласия, возникающие из указанных соглашения и контракта, подлежат разрешению в МКАС в соответствии с Регламентом указанного суда.

По делу от 17 февраля 2003 г. № 168/2001 иск был предъявлен российской организацией к фирме из США в связи с неполной оплатой товара, поставленного по контракту международной купли-продажи, заключенному сторонами 1 марта 2000 г.

Компетенция МКАС рассматривать настоящий спор вытекала из арбитражной оговорки заключенного между сторонами контракта от 1 марта 2000 г. (п. 11). Компетенция МКАС была подтверждена истцом в исковом заявлении и не оспаривалась ответчиком. По мнению сторон, в названии суда «Международный Арбитражный Суд при Российской Торговой Палате, г. Москва», указанном в контракте, допущена неточность. Следовательно, МКАС на основании п. 2 и 3 § 1 Регламента обладает компетенцией на рассмотрение данного спора.

2. Споры, возникающие между сторонами, одной из которых является предприятие с иностранными инвестициями или международная организация, созданная на территории Российской Федерации, независимо от характера спора.

Здесь имеются в виду споры между:

а) коммерческими организациями с иностранными инвестициями;

б) коммерческой организацией с иностранными инвестициями и российским юридическим лицом без иностранного участия (либо российским индивидуальным предпринимателем), включая споры с российским участником данной организации;

в) российскими участниками коммерческой организации с иностранными инвестициями (если спор возник из учредительного договора или в связи с ним);

г) международными объединениями (организациями), созданными на российской территории;

д) упомянутыми объединением (организацией) и чисто российским юридическим лицом (в том числе участником) либо российским индивидуальным предпринимателем;

е) российскими участниками международного объединения (организации), если спор возник из учредительного договора или в связи с ним.

Рассмотрим некоторые примеры из арбитражной практики МКАС, где одна из сторон спора — российская организация с иностранными инвестициями.

По делу от 3 июля 2006 г. № 99/2005 иск был предъявлен российским банком с иностранным капиталом к российской организации из договора залога движимого имущества от 27 декабря 2004 г., заключенного сторонами в обеспечение исполнения кредитного соглашения от той же даты.

Пунктом 10.5 заключенного сторонами договора залога имущества от 27 декабря 2004 г. было предусмотрено, что споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора или связанные с ним, подлежат рассмотрению в МКАС в соответствии с его Регламентом. С учетом изложенного и руководствуясь ст. 16 Закона об арбитраже и п. 3 и 5 § 1 Регламента, МКАС признал свою компетенцию по разрешения настоящего дела.

По делу от 24 апреля 2001 г. № 379/1999 иск был предъявлен российской организацией (со 100-процентным иностранным участием) к другой российской организации (с участием иностранного капитала) на основании заключенного сторонами 26 февраля 1999 г. договора поставки.

Пункт 10 договора от 26 февраля 1999 г. предусматривает рассмотрение вытекающих из него споров и разногласий МКАС, что означает заключение сторонами письменного соглашения о передаче на разрешение МКАС могущего возникнуть спора (п. 3 § 1 Регламента МКАС). Заявленные ответчиком возражения против компетенции МКАС рассматривать данный спор в ходе арбитражного процесса были им отозваны. На основании арбитражной оговорки договора МКАС признал, что в его компетенцию входит разрешение данного спора.

По делу от 1 октября 2003 г. № 43/2003 иск был предъявлен российской организацией с иностранными инвестициями (поклажедателем) к другой российской организации (хранителю) в связи с отказом хранителя отгрузить принадлежащее поклажедателю имущество, сданное на хранение по договору, заключенному сторонами 23 ноября 2000 г.

Хранитель мотивировал свой отказ возникшим спором о праве собственности на указанное имущество.

Пунктом 5.3 договора от 23 ноября 2000 г., заключенного истцом и ответчиком, предусмотрено, что в случае невозможности урегулирования возникающих споров и разногласий путем переговоров стороны передают их на разрешение в МКАС. Истец является юридическим лицом с иностранными инвестициями, зарегистрированным в Российской Федерации, что подтверждается представленной им выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц от 28 октября 2002 г. Исходя из этого и руководствуясь § 1 Регламента МКАС, состав арбитража посчитал, что МКАС располагает компетенцией по рассмотрению настоящего спора.

В юридической литературе обращается внимание на наличие у арбитражной (негосударственной) формы рассмотрения международных коммерческих споров определенных преимуществ по сравнению с процессуальной формой рассмотрения таких споров в государственных судах.

К числу преимуществ арбитражной формы рассмотрения споров относятся следующие:

арбитражные суды не являются государственными органами, не входят в систему государственных судов конкретного государства, вследствие чего они свободны от национальной пристрастности и протекционизма по отношению к субъектам какого-либо государства;

процессуальная форма рассмотрения спора в арбитраже менее формализована, чем в государственном суде. За сторонами признается право по взаимному соглашению определить место, время, язык разбирательства, а также урегулировать большинство иных вопросов, связанных с порядком рассмотрения дела;

арбитражные суды, как правило, специализируются на рассмотрении определенных категорий споров, например в области международных экономических связей;

в международном коммерческом арбитраже за сторонами признается право выбора не только самого арбитражного суда, компетентного рассматривать дело, но и конкретных лиц (арбитров), которые будут его рассматривать;

рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании принципа конфиденциальности;

вынесенное на территории конкретного государства решение арбитражного суда, как правило, значительно проще принудительно исполнить за границей, чем решение государственного суда.

Кроме того, Т. Бендевский приводит следующие аргументы в пользу разрешения споров по договорам в области международного оборота товаров и услуг в порядке международного коммерческого арбитража:

стороны договора больше доверяют арбитражу и арбитрам, которых они сами избирают, чем суду государства ответчика;

внешнеторговый арбитраж и арбитры специализируются на рассмотрении споров по договорным отношениям, связанным с оборотом товаров и услуг с заграницей;

процесс в судах общей юрисдикции протекает несоизмеримо дольше из-за специализации на делах, не осложненных иностранным элементом, и из-за многоступенчатости процесса;

подача иска в суд общей юрисдикции, как правило, влечет за собой нарушение и прекращение деловых отношений между сторонами договора в отличие от рассмотрения спора в порядке арбитража или арбитрами, избранными сторонами для разрешения спора;

стороны больше верят в объективность и беспристрастность арбитража как негосударственного института;

решение арбитража окончательно и не подлежит обжалованию; арбитражный процесс и арбитражные решения обладают свойством дискретности;

стороны спора обязуются исполнять арбитражное решение. Е.В. Брунцева рассматривает привлекательность международного коммерческого арбитража по следующим причинам:

1) нежелание передавать споры на рассмотрение в национальный суд другой стороны;

2) возможность выбора места разрешения споров. Право места проведения арбитражного разбирательства регулирует процедуру арбитража и может оказывать значительное влияние на разрешение споров. Каждое государство имеет свои национальные обычаи, особенности, а также концепцию того, как арбитраж должен проводиться на его территории. Как отмечает А.Г. Федоров, взаимообмен между арбитражным процессом и национальной системой права является фундаментом правильного подхода к оценке развития международного коммерческого арбитража;

3) возможность выбора арбитров. В отличие от государственных судов, где стороны не имеют возможности влиять на распределение дел между судьями, стороны в арбитраже самостоятельно назначают арбитров;

4) нейтральность арбитров. Арбитры при рассмотрении дела обязаны сохранять нейтральность и рассматривать дело непредвзято;

5) разрешение споров специалистами в соответствующей области. Следует отметить, что судьи государственных судов иногда недостаточно представляют себе предмет спора и его существо, поскольку не являются специалистами в области внешней торговли, а это приводит к необходимости привлекать для ведения процесса высококвалифицированных экспертов и, следовательно, увеличивать судебные расходы сторон;

6) установление порядка арбитражного разбирательства самими сторонами. Сторонам разрешено определять порядок осуществления разбирательства арбитражем;

7) выбор сторонами применимого материального права. Исходным принципом определения применимого права международным коммерческим арбитражем является выбор права сторонами контракта. Под применимым правом, регулирующим отношения сторон по заключенной внешнеэкономической сделке, следует понимать материально-правовые нормы, содержащиеся в нормативных правовых актах национального законодательства, международных актах и обычаях, которые стороны по взаимному согласию избирают. Например, субъекты из договора купли-продажи вправе указать в качестве применимого — право страны-покупателя, право страны-продавца, право третьей страны и т. п.

Законодательство РФ, в частности ГК РФ, позволяет выделить следующие особенности соглашения о применимом праве:

а) это соглашение имеет специфический предмет, т. е. субъекты международной коммерческой сделки, определяя применимое право, могут по своему усмотрению обратиться как к российскому, так и к иностранному праву, нормам международных соглашений, регулирующих соответствующий круг общественных отношений, и общим принципам права, международным обычаям и обыкновениям. Иными словами, они вправе сделать выбор между материально-правовым и коллизионным способом воздействия на договорные отношения;

б) соглашение о применимом праве является не обязанностью, а правом сторон. По общему правилу, такое соглашение не относится к необходимым условиям договора, осложненного иностранным элементом. Нам же представляется, что соглашение о применимом праве следует относить к числу существенных условий договора, поскольку отсутствие указания на применимое право делает процедуру рассмотрения спора коммерческим арбитражем затруднительной, прежде всего это связано с поиском коллизионных норм;

в) заключая соглашение о применимом праве, контрагенты преследуют цель более полно урегулировать свои права и обязанности по договору и иные элементы обязательственного статута договора;

г) стороны договора вправе выбрать применимое право как в момент заключения договора, так и в последующем, после его заключения. Следуя положениям ст. 158 и 434 ГК РФ, соглашение о применимом праве может быть заключено как в письменной, так и в устной форме. Однако, по нашему убеждению, форма соглашения

о применимом праве должна быть письменная.

8) закрытость арбитражного разбирательства. Рассмотрение дел в арбитражных судах осуществляется на основании принципа конфиденциальности. Доступ в арбитражное разбирательство представителей средств массовой информации, публики не допускается, а рассмотрение дел в государственных судах осуществляется, как правило, публично;

Конфиденциальное рассмотрение споров является отличительной чертой арбитражного разбирательства по сравнению с государственным арбитражным процессом, где в соответствии с ч. 1 ст. 123 Конституции РФ разбирательство дел во всех судах открытое. В этом проявляется основной принцип арбитражного судопроизводства — принцип гласности, являющийся одной из предпосылок вынесения обоснованных и законных судебных актов;

9) окончательность арбитражного решения. Важно отметить, что в международных арбитражных судах отсутствуют апелляционные, кассационные, надзорные инстанции. Кроме того, международные договоры и национальные законы большинства государств устанавливают недопущение обжалования арбитражного решения по существу и в государственный суд. Данные правила способствуют быстрому обращению вынесенного решения к исполнению, вносят стабильность и определенность в правоотношения сторон;

10) Возможность принудительного исполнения арбитражного решения практически в любом государстве. Закон об арбитраже предусматривает, что арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается в России обязательным и приводится в исполнение. Иными словами, иностранные арбитражные решения приводятся в исполнение в России независимо от того, имеется ли у Российской Федерации международный договор в названной области с соответствующим государством, т. е. на условиях фактической взаимности.

Международный коммерческий арбитраж

Наиболее эффективным и общеприменимым способом разрешения споров с иностранными партнерами, является обращение в Международный Коммерческий Арбитраж. Украинские компании, занимающиеся импортом или экспортом товаров, а также компании, оказывающие транспортные услуги, время от времени, сталкиваются с разногласиями относительно качества, количества, комплектности поставленных товаров, сроков поставки и места поставки и т.д. Разрешать такого рода споры призван Международный Коммерческий Арбитраж. Суть данного внесудебного органа сводиться к разрешению споров между сторонами из разных государств, применяющие разные правовые системы и осуществляющие свою деятельность по всему миру, при этом решения Арбитража могут быть исполнены в более чем 130 странах.

Вопросы признания решений Международного Коммерческого Арбитража регулируются Конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958г. (Нью-Йоркская Конвенция), Европейской конвенцией о внешнеторговом арбитраже 1961г., национальным законодательством и другими нормативными актами.

Международный Арбитраж может рассматривать споры, вытекающие из отношений купли-продажи (поставки) товаров, выполнения работ, оказания услуг, обмена товарами, перевозке грузов или пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионными операциям, инвестициям, кредитным отношениям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам предпринимательской деятельности. При этом данный список не является исчерпывающим, и Международный Арбитраж может принимать к рассмотрению и другие виды споров.

Основными преимуществами передачи спора в Международный Коммерческий Арбитраж можно назвать следующее:

  • Самостоятельное формирование состава арбитров разрешающих спор;
  • Арбитры это квалифицированные специалисты, мнению которых доверяют;
  • Полная конфиденциальность рассмотрения спора;
  • Язык рассмотрения спора может быть такой, как укажут стороны;
  • Дела рассматриваются оперативно, отсутствуют апелляционные или кассационные инстанции;
  • Решение является окончательным;
  • Решение может быть исполнено в другом государстве.

Необходимые требования для подачи иска в международный коммерческий арбитраж:

  • Наличие в контракте или договоре арбитражной оговорки или отдельного арбитражного договора, что в случаи спора между сторонами спор подсуден международному коммерческому арбитражу;
  • Учитывая, что предметом спора являются внешнеэкономические отношения, между сторонами должен присутствовать международный элемент.

Наиболее известными и авторитетными международными институциональными арбитражами принято считать:

  • Лондонский международный арбитражный суд (The London Court of International Arbitration);
  • Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма (The Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce);
  • Международный арбитражный суд (МАС) Международной торговой палаты (Париж)(The ICC International Court of Arbitration).

В то же время, наиболее часто используемыми арбитражами являются:

  • Международном арбитражном суде при Федеральной палате экономики Австрии (International Arbitral Centre of the Austrian Federal Economic Chamber);
    • Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации;
    • Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Украины.

Выделяют так же специализированные арбитражные суды:

  • Арбитражный суд Международной ассоциации торговли зерном и кормами (GAFTA);
  • Арбитражный суд Международной федерации ассоциаций по торговле маслами, семенами масличных культур и жирами (FOSFA).

Мы оказываем юридическую поддержку на всех стадиях, связанных с арбитражным производством, включая:

  • консультирование о возможных рисках и перспективах потенциальных арбитражных разбирательств;
  • составление и согласование контрактных оговорок, относительно арбитражного рассмотрения споров, и отдельных арбитражных соглашений;
  • досудебное урегулирование спора, проведение переговоров, обмен документами, и прочее с целью урегулирования спора во внесудебном порядке;
  • составление искового заявления и запрос об арбитраже в соответствующий международный арбитражный суд;
  • подготовка экспертного мнения касательно украинского права в международных арбитражных разбирательствах за рубежом
  • представление интересов клиентов в международных арбитражных разбирательствах в Украине и за рубежом;
  • участие в ходе обжалования решения арбитражного суда;
  • участие в ходе исполнения решения суда в исполнительной службе;
  • приостановление исполнения судебных решений судов;
  • составление всех документов на иностранном языке (английский, немецкий, французский и др.).

Американский юридический портал Law360.com опубликовал подборку крупнейших мировых арбитражных споров в 2016 году. Список разбирательств, которые могут иметь масштабные юридические последствия и дать начало новым судебным процессам, возглавило российское «дело ЮКОСа», в рамках которого экс-акционеры компании добиваются от России выплаты рекордной компенсации, и другие споры с государствами.

Рекордная компенсация: акционеры ЮКОСа против Российской Федерации

Номером один в списке самых резонансных международных арбитражных разбирательств стало дело ЮКОСа. Бывшие акционеры нефтяной компании уже десять лет ведут разбирательство с российским правительством. В рамках иска, направленного в Третейский суд в Гааге (Нидерланды) в 2005 году, они обвинили российские власти в причастности к банкротству ЮКОСа и последующим аукционам по распродаже его активов, главные из которых достались компании «Роснефть».

В июле 2014 года постоянная палата Третейского суда в Гааге постановила, что Россия нарушила статью 13 Энергетической хартии, которая запрещает национализацию и экспроприацию активов компаний без справедливых целей и аналогичной компенсации, и присудила экс-акционерам ЮКОСа компенсацию в размере $50 млрд. А Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) постановил по делу ЮКОСа взыскать с России 1,87 млрд евро.

Теперь внимание юристов приковано к тому, удастся ли акционерам добиться исполнения решения суда о выплате рекордной в истории международных арбитражных разбирательств компенсации. В 2015 году ряд стран уже преступили к исполнению решения. В частности, во Франции и Бельгии были арестованы российские активы. Экс-акционеры ЮКОСа добиваются ареста российского имущества и в США (см. «Гаагский арбитраж против России: кому угрожает арест имущества за рубежом и каковы методы защиты»).

В октябре 2015 года Россия обратилась в суд округа Колумбия с просьбой отказать в рассмотрении иска бывших владельцев нефтяной компании и в исполнении данного решения в рамках Нью-Йоркской конвенции. В общей сложности Россия оспаривает исполнение решения международного арбитража в шести юрисдикциях. Для координации юридических действий Минюст заключил контракт с Международным центром правовой защиты.

В январе 2016 года Россия добилась в апелляционном суде Швеции отмены решения Стокгольмского арбитража, удовлетворившего требования испанских акционеров ЮКОСа. Суд пришел к выводу, что арбитраж не обладал полномочиями для оценки размера компенсации, которую РФ должна выплатить миноритариям.

Суверенные долги: Итальянские акционеры против Аргентины

В 2008 году правительство Аргентины объявило дефолт по облигациям на сумму более $100 млрд, который стал крупнейшим в истории страны. Власти предложили держателям обменять ценные бумаги на новые со значительной потерей в стоимости. Те акционеры, которые не пошли на предложенные Аргентиной условия, не получили ничего. Около 60 000 итальянских держателей гособлигаций, выпущенных Аргентиной, подали иски, пытаясь компенсировать потери от решения аргентинских властей. Общая сумма претензий превысила $1 млрд.

В 2011 году Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС), входящий в состав Всемирного банка, постановил, что обладает юрисдикцией по делам о государственных облигациях. Решение было вынесено на основании определения, содержащегося в соглашении о защите иностранных инвестиций между Италией и Аргентиной.

Главным вопросом в этом деле остается то, можно ли расценивать аргентинские гособлигации как иностранные инвестиции. Если да, то впоследствии другие держатели ценных бумаг того или иного государства смогут потребовать выплаты компенсаций со стороны суверенных стран, оказавшихся в ситуации дефолта.

Интересно судебное разбирательство и по другим причинам. Во-первых, в деле указаны тысячи заявителей, что редко для международных тяжб. Во-вторых, спор касается суверенного долга Аргентины, а такие дела обычно рассматриваются в судах общей юрисдикции, а не в арбитражных инстанциях.

Национализация как бизнес: ConocoPhillips против Венесуэлы

В сентябре 2013 года МЦУИС постановил, что летом 2007 года Венесуэла незаконно экспроприировала месторождения американской нефтяной компании ConocoPhillips. Та, в свою очередь, оценила ущерб от действий властей в $4,5 млрд. Судебное разбирательство касалось конфискации месторождений тяжелой нефти Petrozuata и Hamaca, а также проекта разработки месторождения Corocoro.

Правительство Венесуэлы впоследствии предприняло несколько попыток отменить решение инстанции, однако все они оказались неудачными. В настоящее время власти латиноамериканской страны продолжают добиваться пересмотра постановления. Решение о размере компенсации так же не вынесено.

Дело вызывает большой интерес у международных наблюдателей, поскольку неизвестно, какие действия в дальнейшем может предпринять Венесуэла, чтобы доказать в арбитраже свою правоту. Аргументы, которые будут использовать обе стороны в споре, а также мотивировочная часть решения будут актуальны и для других подобных споров, считают эксперты.

Экология не аргумент: Chevron против Эквадора

Судебный процесс между американской компанией Chevron и властями Эквадора начался в 2003 году, когда жители одной из эквадорских деревень обратились в суд, утверждая, что компания Техасо, которой с 2001 года владела Chevron, во время бурения в 1964-1992 гг. сбрасывала в Амазонку загрязненную воду.

В 2011 году эквадорский суд вынес решение в пользу истцов, признав ответчика виновным в нанесении экологического ущерба и обязав его выплатить компенсацию в размере $19 млрд. В 2013 году Национальный суд Эквадора оставил в силе решение нижестоящей инстанции, однако изменил сумму выплат, сократив ее до $9,5 млрд.

Компания отрицает все обвинения, в свою очередь, заявляя о мошенничестве со стороны истцов. По мнению ответчика, судья, вынесший постановление в 2011 году, получил взятку за «верный исход дела».

В настоящее время это дело рассматривается в Постоянной палате третейского суда в Гааге (Нидерланды). Ранее гаагский арбитраж постановил, что решение эквадорского суда стало результатом сговора и политического давления. Власти Эквадора, в свою очередь, заявляют о своем несогласии с такими выводами, а также о намерении продолжать бороться за свои интересы.

Один из руководителей юридической фирмы, представляющей интересы Chevron, отметил, что постановление трибунала будет иметь решающее значение в этом разбирательстве.

Девелопмент после экспроприации: Строительные компании из ОАЭ против Индии

Разбирательство двух арабских строительных компаний Strategic Infrasol Foodstuff и Thakur Family Trust UAE Joint Venture с правительством Индии началось в октябре 2015 года. Фирмы обратились в Международный коммерческий арбитраж в Лондоне с жалобой на индийских властей. По версии истцов, ответчик незаконно экспроприировал земли, на которых компании вели девелоперские проекты.

Разбирательство стало крупнейшим по сумме исковых требований для Индии: фирмы оценили ущерб от конфискации земель в $85 млрд. Заявители требуют, чтобы дело было рассмотрено в соответствии с уставом Комиссии ООН по праву Международной торговли.

Какие споры интересуют российских юристов

Евгений Жилин, управляющий партнер юридической фирмы «ЮСТ», считает, что сейчас наиболее пристальное внимание, приковано к делу ЮКОСа. Однако вряд ли стоит ожидать быстрого решения вопроса – предположительно, разбирательство может затянуться на несколько лет, и на лёгкую победу России рассчитывать не стоит.

Среди других резонансных дел, не попавших в поле зрения американского портала, эксперт выделил судебное разбирательство между компаниями «Газпром» и «Нафтогаз Украины»: «Правда, у «Газпрома» мало шансов добиться взыскания с Украины задолженности в размере $4,5 млрд», прокомментировал Жилин. Кроме того, юрист напомнил о других крупных спорах, начавшихся еще много лет назад, в частности, о деле Франца Зедельмайера (см. Шведский апелляционный суд оставил Россию без здания торгпредства), пытавшегося отсудить у Российской Федерации 5 млн евро, а также деле швейцарской компании «Нога», добивавшейся возвращения долгов со стороны РФ.

Владислав Кочерин, управляющий партнер юридической компании «Кочерин и партнеры» среди наиболее громких процессов помимо спора ЮКОСа отметил дело бывшего сенатора Сергея Пугачева, активы которого по всему миру на $2 млрд были заморожены по решению Высокого суда Лондона.

Портал Law360.com, запущенный в 2004 году, является одним из наболее достоверных и авторитетных источников юридической информации: ресурс приводит обзор самых резонансных судебных процессов, а также сделок между крупными мировыми компаниями. Портал ежегодно составляет списки 20 ведущих юридических фирм. При составлении шортлиста учитывается ряд различных факторов: от количества офисов и численности персонала до ассортимента и качества оказываемых юридических услуг.

Международный арбитраж

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *