Оспаривание брачного договора судебная практика

Содержание

Почему брачные договоры не работают: ВС объяснил, как нужно делить имущество

Супруги заключили брачный договор, по которому мужу доставались машина и гараж, а жене – квартира и долг по ипотеке. Через месяц пара развелась, после чего экс-супруг решил, что условия соглашения его не устраивают, и обратился в суд, требуя признать контракт недействительным, а квартиру – разделить пополам. В первой инстанции ему отказали, апелляция удовлетворила иск, точку в споре поставил ВС. А эксперты Право.ru прокомментировали, почему брачные контракты в России пока не работают.

Тебе квартиру, мне машину

Светлана и Сергей Гладковы* поженились в марте 2007 года и вскоре задумались о приобретении жилья. В октябре того же года Светлана взяла в «Сбербанке» кредит на сумму в 750 000 руб. Часть этих денег, а именно 250 000 руб., супруги внесли в качестве задатка за квартиру, остальную сумму планировали использовать на ремонт, покупку мебели и бытовой техники. В мае следующего года Гладковы стали хозяевами собственной жилплощади в Анапе, ипотечный договор со «Сбербанком» на 2,25 млн руб. также был оформлен на Светлану, а Сергей выступил в качестве поручителя по обоим кредитам. Единственной владелицей квартиры в свидетельстве о праве собственности значилась Гладкова.

12 апреля 2013 года супруги заключили брачный договор, по условиям которого собственником любого имущества, приобретенного в браке, будет считаться тот, на чье имя оно куплено (п. 4 документа). Отдельно в пп. 7 и 8 оговаривалось, что Светлана становится единоличной владелицей квартиры, в связи с чем Сергей не имеет на нее никаких прав, а его согласия на отчуждение жилья не требуется. За Гладковым же признавалось право собственности на автомобиль и гаражный бокс, которые были зарегистрированы на него.

Через месяц супруги развелись, и Сергей подал иск в Анапский горсуд, требуя признать недействительным условие брачного договора о том, что квартира отходит его бывшей жене, установить, что она является общей собственностью супругов, и поделить пополам.

В обоснование своих требований он сослался на п. 2 ст. 44 Семейного кодекса (признание брачного договора недействительным):

– Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку, по его мнению, брачный договор соответствовал закону, а доказательств того, что его условиями Гладков поставлен в крайне неблагоприятное положение, тот не представил. На заседании Сергей говорил о том, что нажитое в браке имущество поделено несправедливо и несоразмерно, но суд на это заметил, что «возможность отступления от равенства долей посредством заключения брачного договора предусмотрена законом, а несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания его недействительным». При этом Светлана Гладкова соблюдает имущественные обязательства, наложенные на нее договором, – за свой счет выплачивает долг по ипотеке. Кроме того, в собственности Гладкова имелась другая квартира, так что его довод об отсутствии недвижимого имущества суд признал необоснованным.

Апелляция отменила это решение и удовлетворила иск. Судебная коллегия обратила внимание на то, что Гладков был поручителем по двум кредитам, за счет которых куплена квартира, а в период брака погашал задолженность по ним вместе с женой. Кроме того, в определении указано, что принадлежавшую ему другую квартиру Сергей продал за 2,3 млн руб., а часть этих средств пошла на покупку «семейного» жилья. Поэтому передача спорной жилплощади экс-супруге «полностью лишает Гладкова права на имущество, нажитое сторонами во время брака», и ставит его в крайне неблагоприятное положение, несмотря на то, что ему достались машина и гараж.

Было ли положение «крайне неблагоприятным»?

Гладкова подала жалобу в ВС (дело № 18-КГ16-10), и 24 мая этого года ее рассмотрели судьи коллегии по гражданским делам Татьяна Вавилычева, Татьяна Назаренко и Игорь Юрьев.

Главным было – понять, ставит ли брачный договор бывшего мужа, оставшегося без квартиры, в то самое «крайне неблагоприятное положение». Согласно п. 15 постановления Пленума ВС «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» от 5 ноября 1998 года, примером такого положения может быть ситуация, когда муж или жена полностью лишаются права собственности на имущество, нажитое в период брака. В этом случае суд может признать дискриминационные условия брачного договора недействительными по требованию обиженного супруга.

Между тем, как указал ВС, в соглашении, которое заключили Гладковы, нет положений о том, что все имущество достается Светлане. По договору Сергею переданы гараж и машина, а его бывшая жена получила не только квартиру, но и обязательство по погашению кредита, взятого на ее покупку. «Доказательств наличия существенной диспропорции в распределении между супругами имущества, нажитого в период брака и имущественных обязанностей супругов в связи с передачей каждому из них конкретного вида имущества, в деле не имеется», – установили судьи ВС.

Ошибочным они признали и вывод апелляции о том, что поручительство Гладкова по кредитным договорам, заключенным его экс-супругой, и передача ей квартиры ставят мужчину в крайне неблагоприятное имущественное положение. Согласно ст. 363 (ответственность поручителя) и ст. 365 (права поручителя, исполнившего обязательство) ГК, поручитель отвечает перед кредитором, если должник исполняет свои обязательства ненадлежащим образом. После этого к нему (в объеме удовлетворенных поручителем требований) переходят все права кредитора по этому обязательству, в том числе и права залогодержателя. Между тем Гладкова исправно платит взносы по ипотеке, и требований к ее бывшему мужу, как к поручителю, банк не предъявлял.

Кроме того, по мнению ВС, суд апелляционной инстанции не принял во внимание то, что спорная квартира находится в залоге у банка, а нынешняя ее собственница по брачному договору (п. 4) приняла обязательства самостоятельно погасить ипотеку. Гладков действительно продал принадлежавшую ему иную квартиру за 2,3 млн руб., но сделал это более чем через год после развода и не смог представить суду доказательств, что часть полученных средств пошла на погашение долга за «семейное» жилье. ВС посчитал, что условия договора все же не ставят его в крайне неблагоприятное положение, и оставил в силе решение суда первой инстанции, отменив апелляционное определение.

Мнение экспертов

Эксперты, опрошенные «Право.ru», согласны с мнением судей ВС, поскольку оно подтверждает сложившуюся практику. «Позиция ВС укладывается в тот подход, который является по таким делам общепринятым», – говорит партнёр КА «Юков и партнёры» Марина Краснобаева. По ее словам, дело вполне себе типичное, и подход к нему апелляции несколько удивляет. «Брачный контракт сформулирован так, что имущество остается за тем супругом, на которого оно зарегистрировано. Само по себе это условие несправедливым не является. Когда Гладковы покупали квартиру, пусть и за счет совместных средств, данное условие было известно и понятно обоим. Более того, сам истец получил имущество, которым с супругом делиться не хочет», – комментирует она.

Дмитрий Штыков из юридического бюро «Падва и Эпштейн» согласен, что по факту имеющееся у супругов имущество было разделено, а не перешло к одному из них. «С учетом того, что брачный договор был заключен после приобретения супругами квартиры и иного имущества, и судьба всей собственности четко прописана в брачном договоре, супруги, подписывая соглашение, сами определили его судьбу и прекрасно осознавали порядок его раздела в случае расторжения брака», – считает он.

«Консервативным толкованием норм п. 3 ст. 42 и п. 2 ст. 44 СК» назвал подход ВС Илья Алещев, партнер из «Алимирзоев и Трофимов». По его мнению, то самое «крайне неблагоприятное положение», в которое брачный договор может поставить одного из супругов, – оценочная норма, и содержание ее фактически зависит от усмотрения суда. «Как показывает анализ судебной практики, суды неохотно применяют это основание недействительности. Как правило, обстоятельства дела указывают на переход к истцу – супругу, интересы которого нарушены, – какой-то собственности из состава общего имущества супругов. Ссылаясь на это, суды указывают, что истец «не лишается всего имущества», в том числе единственного жилого помещения, и отказывают в иске», – комментирует юрист. «Иной исход был бы возможен в случае, когда одна из сторон брачного договора полностью лишилась права собственности на любое имущество, нажитое во время брака. В целом практика по такой категории споров, как правило, сводится к отказу истцу в иске», – подтверждает Татьяна Кормилицына, партнер юридической группы «Яковлев и Партнеры».

Брачный договор – не панацея: почему брачные договоры не распространены в России

Заключение брачных договоров в России – не слишком распространенная практика. Между тем это вполне действенный способ поделить имущество не только в случае развода, но и без разрыва семейных отношений. Однако иногда, уже после заключения соглашения, одна из сторон решает, что его условия несправедливы, и обращается в суд, требуя признать договор недействительным. Впрочем, по словам наших экспертов, это случается нечасто. «Законодательная возможность изменить законный режим имущества супругов дает сторонам возможность договориться, обдумать, оценить и только после этого подписать брачный договор, – комментирует Светлана Бурцева, председатель «Люберецкой коллегии адвокатов». – Практики признания договора недействительным крайне мало, поскольку, его составление предполагает просчет рисков сторон еще до подписания».

Антон Соничев, адвокат бюро «Деловой фарватер», считает, что брачные контракты в большинстве случаев призваны защитить состоятельных граждан от неблагоприятных последствий брака. Поэтому они отражают позицию лица, стремящегося защитить свои имущественные интересы, вразрез с положениями Семейного кодекса. «Допустим, коммерсант обладает долей в фирме, которая в период брака значительно возросла в стоимости. По закону это – совместно нажитое имущество, а в контракте оговорено, что эта доля не является общей собственностью. Налицо заранее созданная неблагоприятная ситуация для члена семьи», – приводит пример юрист.

«Хрестоматийным примером непропорционального распределения совместно нажитого имущества является условие о переходе всех долгов одному из супругов после расторжения брака. Однако на практике супруги редко заключают настолько «бесспорно незаконные» брачные договоры», – развивает мысль коллеги Артем Соколов, юрист Forward Legal. По его словам, единой практики по таким спорам нет, и суды по-разному оценивают условия брачного договора и их соответствие нормам о равном распределении совместного имущества. «Например, суды одного округа часто признают незаконными условия брачного договора, по которым только один из супругов должен выплачивать кредит, взятый на покупку совместного жилья. В другом округе суды признают недействительными брачные договоры, если по их условиям один из супругов после расторжения брака получает значительно более дорогое имущество», – рассказывает юрист.

Конкретный пример «несправедливого» раздела собственности супругов по брачному договору приводит Дмитрий Штыков, руководитель юротдела бюро «Падва и Эпштейн». В апреле 2013 года Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу по делу № 11-17943. Фабула дела такова: супруг после 24 лет совместной жизни осознал, что в результате заключенного брачного договора все общее имущество, к которому относилось два земельных участка, жилой дом и три квартиры, принадлежит его супруге, а ему не остается ничего. Рассмотрев его исковые требования об оспаривании брачного договора, суды трех инстанций пришли к выводу о недействительности брачного договора, содержащего такие условия.

Екатерина Екимова, юрист практики семейного и наследственного права юрфирмы «ЮСТ», считает, что раз СК обязывает удостоверять брачный договор у нотариуса, именно на него в определённой степени возложена функция контроля за равноправием сторон соглашения. «Нотариус разъясняет сторонам сущность и правовые последствия заключения такого рода сделки. Это является правовой гарантией для участников брачного соглашения и позволяет избежать подписания брачных договоров с действительно кабальными условиями, когда, в частности, в личную собственность одного из супругов передается все совместно нажитое во время брака имущество, а общие долги супружеской пары полностью возлагаются на другого супруга», – говорит она.

* – имена участников событий изменены редакцией

Решение № 2-2790/2015 2-2790/2015~М-2563/2015 М-2563/2015 от 6 октября 2015 г. по делу № 2-2790/2015

Красноармейский районный суд г. Волгограда (Волгоградская область) — Гражданское Суть спора: Другие, возникающие из семейных отношений Дело № 2-2790/2015

Решение

Именем Российской Федерации (России)
Красноармейский районный суд города Волгограда
в составе председательствующего судьи Гордеевой Ж.А.,
при секретаре Бутовской Н.В.,
с участием истца Ильчева В.Б., его представителя по доверенности от ДД.ММ.ГГГГ Очаковского М.Л., ответчика Ильичевой И.С., её представителя по устному заявлению в соответствии с п. 6 ст. 53 ГПК РФ Когана А.А.,
06 октября 2015 года в городе Волгограде, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ильичева ВБ к Ильичевой ИС о признании брачного договора недействительным, разделе совместно нажитого имущества,
Установил:

Ильичев В.Б. обратился в суд с иском к Ильичевой И.С. о признании брачного договора недействительным, разделе совместно нажитого имущества.
В обоснование иска Ильичев В.Б. указал, что с ДД.ММ.ГГГГ состоял в браке с Ильичевой И.С., который был расторгнут по инициативе ответчика ДД.ММ.ГГГГ через органы ЗАГСа.
По предложению ответчика ДД.ММ.ГГГГ между ними был заключен брачный договор, согласно которому каждый из супругов приобретает право собственности на то имущество, которое было приобретено ранее, и будет приобретено в будущем на его имя.
Просит признать брачный договор недействительным, применить последствия недействительности сделки, указывая на то, что он совершен лишь для вида, без намерения создать соответствующие ему правовые последствия.
Считает также, что данный договор был заключен во избежание обращения взыскания на принадлежащее ему (Ильичеву В.Б.) имущество.
Кроме того, Ильичев В.Б. указал на недействительность брачного договора в силу того, что данным договором были нарушены его права, поскольку данный договор был заключен на крайне невыгодных для него условиях. В связи с этим истец просит признать брачный договор недействительным полностью, применить последствия недействительности ничтожной сделки и признать совместной собственностью супругов, разделить и выделив в собственность каждого из супругов следующее имущество:
Ильичевой И.С. – жилой дом по адресу: ; земельный участок по адресу: ; автомобиль ; автомобиль ; автомобиль ; нежилое помещение № общей проектной площадью 53,5 кв.м. в Крытом спортивном комплексе с трибунами для зрителей при количестве мест до 150 по ;
Ильичеву В.Б. – трехкомнатную квартиру по адресу: ; однокомнатную квартиру по адресу: , угол ; нежилое помещение – подвал, площадью 7 кв.м. в , угол на земельном участке с учетным №, кадастровым №.
Взыскать с Ильичевой ИС в пользу Ильичева ВБ денежную компенсацию в связи с неравноценным разделом имущества супругов в размере .
Судом к участию в деле в качестве третьего лица привлечено ООО «ГорстройАльянс».
Истец Ильичев В.Б. и его представитель Очаковский М.Л. в судебном заседании исковые требования поддержали, просили их удовлетворить в полном объеме.
Представитель истца Очаковский М.Л. также указывал, что брачный договор, заключенный между сторонами, ставит его доверителя в крайне неблагоприятное положение, следовательно, должен быть признан недействительным.
Ответчик Ильичева И.С. и её представитель Коган А.А. в судебное заседание явились, просили в иске отказать по основаниям, изложенным в возражениях, а также заявили о пропуске истцом срока исковой давности.
Ответчик Ильичева И.С., возражая против удовлетворения исковых требований, также ссылалась на то, что брачный договор признаков ущемления прав, свобод и законных интересов ответчика не содержит. Условия брачного договора не ставят истца в неблагоприятное положение.
Третье лицо – ООО «ГорстройАльянс» в судебное заседание не явилось, извещено о времени и месте рассмотрения дела надлежаще.
Выслушав лиц, участвующих в деле, их доводы и возражения, проверив представленные в судебное заседание доказательства, исследовав материалы дела в их совокупности, суд приходит к следующему выводу.
Согласно ст. 256 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.
Согласно ст. 33 СК РФ законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.
Согласно ст. 42 СК РФ брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов. Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.
Согласно п. 1 ст. 44 Семейного кодекса РФ брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ для недействительности сделок.
В силу п. 2 ст. 44 Семейного кодекса РФ суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.
Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу п. 3 ст. 42 СК РФ условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.
Оспаривая брачный договор, Ильичев В.Б. указывает как на ничтожность, так и на оспоримость данной сделки.
В подтверждение своих доводов сослался на показания свидетеля ФИО21., показавшей суду, что Ильичев В.Б. приходится ей сыном. С ДД.ММ.ГГГГ её сын состоял в браке с Ильичевой И.С., в ДД.ММ.ГГГГ брак между сторонами был расторгнут, о расторжении брака которого она узнала после освобождения сына из мест лишения свободы. До этого времени она и предположить не могла, что семья сына распалась, поскольку до его осуждения он жил одной семьей с ответчиком, они воспитывали ребенка, вместе отдыхали. После того, как в отношении Ильичева В.Б. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, Ильичева И.С. его постоянно навещала, поддерживала его с финансовой стороны, о прекращении семейных отношений никогда никому не говорила. О наличии брачного договора ей известно со слов сына, известно, что договор заключен во избежание обращения взыскания на принадлежащее ему имущество.
Свидетели ФИО8, ФИО9, ФИО10, каждый в отдельности пояснил суду, что Ильичев В.Б. был осужден к лишению свободы, до избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу он жил одной семьей с Ильичевой И.С., совместно воспитывали ребенка. Никто из сторон о прекращении семейных отношений не вел речи, видимых причин к расторжению брака не было. Со стороны Ильичевы создавали впечатление дружной семьи, любящими друг друга. Ильичева И.С. все время поддерживала Ильичева В.Б. в период его осуждения, до перевода в исправительное учреждение она часто его навещала в СИЗО №, насколько это было разрешено. О расторжении брака Ильичев В.Б. узнал после своего освобождения, чем был сильно подавлен. Известно, что Ильичева И.С. родила ребенка от другого мужчины, по своему усмотрению распорядилась совместными с Ильичевым В.Б. денежными средствами и имуществом. О наличии брачного договора было известно со слов самих Ильичевых, содержание договора никто из них в присутствии других не обсуждал.
Оценивая показания указанных свидетелей, суд не сомневается в истинности сообщенных ими сведений, и считает, что данные свидетели показали суду то, что видели сами и как это воспринимали. Вместе с тем, из их показаний суд не может сделать безусловный вывод о нарушении условий брачного договора либо прав истца при его заключении, напротив, суд приходит к выводу о том, что при заключении брачного договора правовой режим имущества, в том числе недвижимого, стороны определили в соответствии со своей волей и своим желанием, воля каждого супруга была сформирована свободно, самостоятельно, без принуждения.

В силу присущего гражданскому судопроизводству принципа диспозитивности эффективность правосудия по гражданским делам обусловливается, в первую очередь, поведением сторон как субъектов доказательственной деятельности. Наделенные равными процессуальными правами и средствами защиты субъективных материальных прав в условиях состязательности процесса, стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), и принять на себя все последствия совершения или не совершения процессуальных действий.
Вместе с тем, доказательств наличия обстоятельств, которые бы объективно свидетельствовали о недействительности сделки, в нарушении положений ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истцом суду не представлено, судом не установлены.
Как следует из материалов дела и установлено судом, ДД.ММ.ГГГГ между Ильичевым В.Б. и Ильичевой И.С. зарегистрирован брак, от данного брака стороны имеют несовершеннолетнюю дочь — ФИО11, ДД.ММ.ГГГГ года рождения.
ДД.ММ.ГГГГ брак между сторонами был расторгнут через органы ЗАГСа в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 19 Семейного кодекса Российской Федерации.
В период брака ДД.ММ.ГГГГ между истцом и ответчиком был заключен брачный договор, удостоверенный нотариально.
По условиям данного брачного договора имущество, которое уже было приобретено или будет приобретаться в дальнейшем в период брака, будет являться исключительно раздельной собственностью супруга, на имя которого имущество и имущественные права приобретены и зарегистрированы, после прекращения брака режим исключительной раздельной собственности на данное имущество и имущественные права сохраняются; все имущественные права супругов, приобретенные ими в период совместного брака признаются как в период брака, так и в случае его расторжения, собственностью того супруга, на чье имя они оформлены.
На момент заключения брачного договора в общей совместной собственности супругов находились автомобиль , оформленный на имя Ильичева В.Б., трехкомнатная квартира по адресу: ; автомобиль , право собственности на которые было оформлено на имя Ильичевой И.С.
Судом также установлено, что брачный договор был заключен сторонами добровольно и в соответствии с требованием закона, удостоверен и зарегистрирован в реестре нотариальных действий.
Как следует из п. 5 договора, содержание и последствия настоящего договора, права и обязанности сторон, порядок изменения договора, его расторжения нотариусом разъяснены, супруги ознакомлены с правовыми последствиями избранного ими правового режима принадлежащего им имущества.
Договор подписан лично как истцом, так и ответчиком в присутствии нотариуса ФИО12, подписи удостоверены, личность сторон нотариусом установлена и их дееспособность проверена. Сторонам были выданы по экземпляру брачного договора, о чем имеется запись в оспариваемом договоре.
При том, что ДД.ММ.ГГГГ Ильичевым В.Б. было выдано нотариально удостоверенное согласие своей супруге Ильичевой И.С. на отчуждение в любой форме и на её условиях и по её усмотрению нажитого в период брака недвижимого имущества.
Исходя из того, что брачный договор не содержит условия о признании права собственности на совместно нажитое имущество только за Ильичевой И.С., положения указанного договора не препятствовали совершать действия, влекущие признание за Ильичевым В.Б. права собственности на имущество нажитое в браке, а потому не может быть признан недействительным по тем основаниям, что он ставит истца в крайне неблагоприятное положение. При этом, истцом не представлено доказательств того, каким образом условия брачного договора поставили его в крайне неблагоприятное положение. Несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества само по себе не ставит истца в крайне неблагоприятное положение, поскольку возможность отступления от равенства долей предусмотрена действующим законодательством, что само по себе также не ставит истца в крайне неблагоприятное положение.
Кроме того, истец располагал на стадии заключения брачного договора полной информацией об условиях договора, изменяющих режим совместной собственности супругов, добровольно, в соответствии со своим волеизъявлением принял на себя все права и обязательства, определенные договором, подписав оспариваемый договор.
Доказательств заключения брачного договора под влиянием заблуждения, обмана, имеющего существенное значение, то есть относительно природы сделки либо тождества или таких качеств её предмета, суду не представлено. Правовую позиция истца суд считает не основанной на нормах права, поскольку в силу положений п. 3 ст. 178 ГК РФ заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.
Судом принято во внимание, что обязательные условия брачного договора, а также права истца не были нарушены, доказательств обратного не представлено. Не представлено доказательств совершения данной сделки вынужденно со стороны истца, вследствие стечения тяжелых обстоятельств, на крайне невыгодных для себя условиях.
Из материалов дела усматривается, что при заключении брачного договора супруги были ознакомлены нотариусом с правовыми последствиями избранного ими правового режима имущества, условиями заключения брачного договора.
Суд также считает необходимым отметить, что при заключении упомянутого брачного договора стороны исходили из совокупности совместно нажитого имущества, его функционального назначения, возможности использования в будущем.
Также отсутствуют основания для признания недействительным брачного договора в соответствии со ст. 170 ГК РФ.
Согласно ч. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
В соответствии со ст. 56 ГПК РФ содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющими принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Бремя доказывания наличия оснований для признания сделки мнимой отнесено в данном случае на истца Ильичева В.Б.
При этом, данная норма подлежит применению в том случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имеет намерения ее исполнять или требовать ее исполнения. Такая сделка характеризуется несоответствием волеизъявления подлинной воле сторон, в связи с чем сделка является мнимой в том случае, если уже в момент ее совершения воля обеих сторон не была направлена на возникновение, изменение, прекращение соответствующих гражданских прав и обязанностей. При совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение, каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки. Стороны (или сторона) такой сделки не преследуют целей создания соответствующих сделке правовых последствий, то есть совершают ее лишь для вида. В этом проявляется ее дефект — отсутствие направленности сделки на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. При этом мнимая сделка не предполагает исполнения. Если же сделка исполнялась, она не может быть признана мнимой.
Вместе с тем, стороной истца не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что брачный договор заключен лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия и исключительно с намерением причинить вред другому лицу — Ильичеву В.Б.
Суд считает несостоятельными и не основанными на нормах действующего законодательства доводы стороны истца о том, что в соответствии с условиями брачного договора невозможно определить его предмет — индивидуально-определенное имущество, его наименование и количество, в связи, с чем договор является незаключенным. Из смысла статьи 42 СК РФ следует, что предметом брачного договора может являться все имущество супругов, его отдельные виды или имущество каждого из супругов. Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов. Применение к брачному договору по аналогии положений о договоре купли-продажи неуместно, поскольку это два совершенно разных вида договора, имеющих различные условия, возникающих в разных сферах и направленных на регулирование разных отношений.
Также суд отклоняет доводы стороны истца о том, что указание в брачном договоре имущества по его родовым признакам, без его индивидуализации позволяет одной из сторон укрыть от другой стороны имущество, подлежащее включению в брачный договор, поскольку брачный договор заключается не только в отношении существующего имущества, но и в отношении имущества, которое будет приобретено в период брака, и в брачном договоре невозможно предусмотреть все имущество, которое, в том числе, будет приобретено супругами в будущем. Кроме того, приобретение имущества в браке означает, что оно приобретается супругами совместно, поэтому оба супруга должны знать о каком их имуществе идет речь в брачном договоре, если это имущество уже было приобретено на момент заключения брачного договора.
В ходе судебного разбирательства ответчиком Ильичевой И.С. и её представителем Коганом А.А. заявлено о применении к требованиям истца правил об истечении срока исковой давности для обращения в суд.

В соответствии ч. 1 ст. 181 ГК РФ срок давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.
Срок исковой давности в соответствии с ч. 2 ст. 181 ГК РФ по требованиям о признании оспоримой сделки недействительной составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.
Согласно ч. ч. 2, 3 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.
Учитывая, что брачный договор между сторонами подписан ДД.ММ.ГГГГ, с указанного времени началось его исполнение, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных Ильичевым В.Б. исковых требований о признании недействительным брачного договора и применении последствий недействительности сделки ввиду пропуска им срока исковой давности, поскольку исковое заявление подано в суд ДД.ММ.ГГГГ, то есть за пределами сроков исковой давности.
Доказательств иного суду не представлено.
Как не представлено в ходе судебного разбирательства и доказательств, позволяющих признать, что имеются основания в пределах действия ст. 205 ГК РФ к восстановлению срока исковой давности. Оснований считать, что истцом пропущен срок исковой давности по уважительной причине не имеется, более того сторона истца полагает, что срок исковой давности пропущен не был.
Принимая во внимание данные обстоятельство, а также исходя из того, что брачный договор от ДД.ММ.ГГГГ не признан недействительным, истец не имеет права на раздел спорного имущества, как совместно нажитого, суд приходит к выводу о том, что остальные требования Ильичева В.Б. также не подлежат удовлетворению.
Руководствуясь ст. ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований Ильичева ВБ к Ильичевой ИС о признании недействительным брачного договора, применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества, взыскании денежной компенсации – отказать.
Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Волгоградский областной суд через Красноармейский районный суд города Волгограда в течение месяца со дня составления мотивированного решения.
Мотивированное решение составлено машинописным текстом с использованием технических средств 12.10.2015 года.
Председательствующий — Ж. А. Гордеева

Суд:

Красноармейский районный суд г. Волгограда (Волгоградская область)

Судьи дела:

Гордеева Жанна Анатольевна (судья)

Судебная практика по:

Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ
Мнимые сделки
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ
Притворная сделка
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ
Исковая давность, по срокам давности
Судебная практика по применению норм ст. 200, 202, 204, 205 ГК РФ

«Рабочие» основания для признания брачного договора недействительным

Возможность изменить режим общей совместной собственности супругов путем заключения брачного договора была предоставлена состоящим в браке гражданам более 20 лет назад – уже в первой редакции Семейного кодекса РФ (введенного в действие 01.03.1996 года) были введены нормы о брачном договоре (Глава 8 СК РФ), которые не претерпели до настоящего времени никаких изменений.

В силу существующих семейных традиций брачный договор был не популярен в прошлом и не слишком распространен сейчас. Тем не менее, число брачных договоров с каждым годом увеличивается. Поэтому актуальным является вопрос о соблюдении баланса интересов сторон и, как следствие, о возможности в судебном порядке признать договор недействительным по тому основанию, что его условия ставят одну из сторон в крайне неблагоприятное положение (ч.2 ст.44 СК РФ). Брачный договор, как и всякую другую сделку, можно признать недействительным и на общих условиях, предусмотренных Гражданским кодексом, но в этой статье я рассмотрю исключительно применение на практике специальной нормы, установленной в ч.2 ст.44 СК РФ.

1. Срок исковой давности для обращения в суд.
Брачный договор – это сделка, СК РФ специальной нормы об исковой давности не имеет, поэтому сроки устанавливаются ст.181 ГК РФ. Брачный договор, условия которого ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, является оспоримой сделкой, следовательно, срок исковой давности – 1 год (ч.2 ст.181 ГК РФ).

Интересен момент начала течения срока исковой давности. Из ч.2 ст.181 ГК РФ следует общее правило: течение срока исковой давности начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своих прав.

На первый взгляд, логично предположить, что узнал истец о нарушении своих прав в тот день, когда поставил свою подпись под брачным договором, условия которого ставят его в крайне неблагоприятное положение. До сих в Консультанте есть апелляционное определение Челябинского областного суда от 16 января 2012 г. по делу N 33-34/2012, где отражена такая точка зрения. Но эта точка зрения не правильна.

Семейные отношения носят длящийся характер. При заключении брачного договора стороны полагают себя членами одной семьи, связанными определенными межличностными отношениями и обязательствами. Эти отношения могут измениться через 1, 5, 10 лет после заключения брачного договора. Но, именно с изменением межличностных отношений между супругами и связаны все негативные последствия, связанные с расторжением брака, разделом имущества, нарушением прав одного из супругов на имущество, когда-то бывшее общим.

Знаковым для судебной практики по делам о признании брачных договоров недействительными является Определение Верховного суда РФ от 20.01.2015 N 5-КГ14-144 (на основании этого судебного акта был признан недействительным брачный договор заключенный более 10 лет назад). Согласно этому определению срок исковой давности следует исчислять с момента, когда супруг узнал или должен был узнать, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение.

Таковым может признаваться момент осуществляемого по условиям брачного договора раздела имущества, в результате которого один супруг полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

Хорошо, а что считать «моментом раздела имущества»? В указанном выше определении этот момент – вынесение судом решения о разделе имущества с учетом условий брачного договора (уже после этого решения истец обратился в суд с иском об оспаривании его условий).

А вот в Постановлении Президиума Мосгорсуда от 17 апреля 2018 г. по делу N 44г-85 момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным совпадает с моментом расторжения брака. Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 15 февраля 2017 г. N 33-4724/2017 также начало течения срока исковой давности определено как дата подачи иска о расторжении брака сторон.

Согласно же Обзору апелляционной и кассационной практики Пермского краевого суда по гражданским и административным делам за 1 полугодие 2016 года начало течения срока исковой давности определено датой, когда истец узнал о намерении ответчика произвести отчуждение имущества.

Как видим, единства судебной практики по поводу начала течения срока исковой давности по искам о признании брачного договора недействительным, не наблюдается.

Однако, следует иметь ввиду, что брачный договор посвящен исключительно регулированию имущественных отношений супругов. И «привязывать» срок на его обжалование к дате расторжения брака (подачи иска о его расторжении), или фактическому прекращению семейных отношений, нельзя.

Я считаю, что при определении начала течения срока давности нужно руководствоваться датой, когда заявитель должен был узнать, что в результате реализации условий брачного договора, он попал в крайне неблагоприятное положение (Определение Верховного суда РФ от 20.01.2015 N 5-КГ14-144).
Момент «реализации условий» в таком случае может определяться:

  1. датой государственной регистрации перехода прав на имущество, переданного в личную собственность одного из супругов, без согласия другого супруга, к третьему лицу;
  2. датой подачи в суд иска о разделе имущества (встречного иска) (или датой надлежащего извещения другой стороны о судебном деле), в котором сторона ссылается на условия действующего брачного договора;
  3. нарушением прав на пользование имуществом – датой надлежащего извещения стороны о предъявление иска о выселении бывшего супруга из жилого помещения.

2. Какие условия брачного договор признаются судами, как ставящие в крайне неблагоприятное положение одну из сторон?
Согласно определения Конституционного Суда РФ от 21.06.2011 N 779-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки А.В.П. на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации», использованная в пункте 2 статьи 44 СК РФ в целях закрепления основания для признания брачного договора недействительным описательно-оценочная формулировка «условия договора, ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение» не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы: разнообразие обстоятельств, оказывающих влияние на имущественное положение супругов, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе
Пунктом 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» установлено, что условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга. К сожалению, более Пленум ВС РФ по указанном вопросу не высказывался.

Таким образом, оценка «крайне неблагоприятного положения» отдается на исключительное усмотрение суда, с единственным уточняющим «маркером»: крайне неблагоприятное положение – это полное лишение всего имущества, нажитого в браке.

На практике, неравноценный раздел имущества сам по себе не является основанием для признания брачного договора недействительным. Например, если по условиям брачного договора супруге переходит в собственность квартира, а супругу – гараж и автомобиль, в иске супругу скорее всего откажут (хотя квартира и стоит гораздо дороже) – Определение ВС от 24 мая 2016 г. N 18-КГ16-10. То же самое касается случаев, когда у «пострадавшей» стороны остается некоторое общее имущество, не включенное в брачный договор (Апелляционное определение Мосгорсуда от 16 января 2018 г. по делу N 33-1182).

Суд может вынести решение об отказе в иске и тогда, когда единственное нажитое в браке имущество переходит к одной из сторон без всякой компенсации. Например, единственная квартира (в отсутствие другого имущества) по условиям договора перешла в личную собственность одного из супругов – суд отказал в признании договора недействительным (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 16 января 2018 г. N 33-681/2018(33-27154/2017)). В другом случае личная «добрачная» квартира жены по условиям договора переходила в случае расторжения брака в собственность мужа без компенсации – и снова отказ в иске! (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 12 сентября 2017 г. N 33-18893/2017).

Но ситуация для супруга-«потерпевшего» не совсем безнадежна. В брачных договорах часто встречается формулировка о том, что все приобретенное имущество является личной собственностью того супруга, на имя которого оно приобретено. Итак, супруги заключили договор с указанным условием, а впоследствии, все приобретенное (и немалое!) имущество было оформлено на имя мужа. Муж же должен был в случае развода приобрести жене жилье, отвечающее определенным характеристикам. Договор признали недействительным (Постановление Президиума Мосгорсуда от 17 апреля 2018 г. по делу N 44г-85). В другом случае муж, в целях погашения долга по ипотеке за купленную в браке квартиру продал свое единственное «добрачное» жилье. После погашения долга жена (под предлогом возобновления супружеских отношений) убедила его заключить брачный договор, по условиям которого купленная в браке квартира переходит в ее личную собственность без компенсации. Брачный договор признан недействительным (видимо судей все-таки смутила явная несправедливость ситуации). – апелляционное определение Мосгорсуда от 4 сентября 2015 г. N 33-31892.

Итак, возможность признать договор недействительным по ч.2 ст.44 СК РФ в целом маловероятна, и существует лишь в ситуации, когда:

  • один супруг не просто получает все имущество, но этого имущества много (несколько квартир, домов, автомобилей и так далее), а другой не получает ничего. Причем, указанное имущество не обязательно должно быть прямо поименовано в договоре, достаточно условия о том, что «на кого оформлено – тому и принадлежит» и последующего поведения одного из супругов, регистрирующего всю многочисленную собственность на свое имя. Если речь идет о том, что «все имущество» — это единственное жилье, перешедшее в личную собственность одного из супругов без какой-либо компенсации, то судьи скорее всего договор недействительным не признают. Неравноценность (одному – 99%, другому – 1%) передаваемого сторонам имущества судами как основание для признания договора недействительным не принимается.
  • имеет место явное недобросовестное поведение одного из супругов (пример – погашение ипотечного кредита за счет личных средств мужа и последующее заключение брачного договора, по которому «проплаченная» мужем квартира является личной собственностью жены, с изгнанием мужа с жилплощади).

Во всех остальных случаях «усмотрение» судей – на стороне заключенного договора, «стабильности гражданского оборота» и «сам виноват, читать нужно было, что подписываешь».

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

ДД.ММ.ГГГГ <адрес>

Савеловский районный суд <адрес> в составе председательствующего судьи Ивановой О.А., при секретаре к,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску р к г о разделе совместно нажитого имущества,

УСТАНОВИЛ:
Истец Р, уточнив заявленные исковые требования, обратилась в суд с иском к ответчику г о признании недействительными брачные договора от ДД.ММ.ГГГГ. и от ДД.ММ.ГГГГ., заключенными между истцом и ответчиком, поскольку они нарушают требования п. 3 ст. 42 СК РФ, которая запрещает включать в брачный договор условия, ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное имущественное положение. В связи с чем просит суд разделить совместно нажитое с ответчиком в браке имущество, признав за истцом и ответчиком по 1/2 доли на следующее имущество: земельный участок № №, площадью № кв.м., расположенный по адресу: <адрес>, <адрес>, трехкомнатную квартиру, расположенную по адресу: <адрес>, однокомнатную квартиру, расположенную по адресу: <адрес>.

Истец Р в судебное заседание явилась, уточненные исковые требования поддержала, указав, что на момент расторжения брака спор о разделе имущества отсутствовал, она вынуждена была обратиться в суд после того, как ответчик перестал давать пользоваться совместно нажитым имуществом – земельным участком и квартирой в № году.

Ответчик Г в судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований, указал, что имущество, которое истец просит разделить, не является совместно нажитым имуществом, поскольку приобретено на денежные средства, подаренные ему его бабушкой.

Выслушав объяснения сторон, исследовав письменные материалы дела, выслушав стороны в судебных прениях, суд приходит к следующему.

В силу ст. 33 СК РФ законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное.

В соответствии со ст. 34 Семейного Кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака , является их совместной собственностью.

Согласно положениям ч. 2 ст. 34 Семейного Кодекса РФ, общим имуществом супругов является любое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Согласно ст. 38 названного Кодекса, раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака , так и после его расторжения , в случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке. При разделе общего имущества супругов суд определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов.

Статьей 39 Семейного Кодекса РФ предусмотрено, что при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

В судебном заседании установлено, что истец и ответчик состояли в зарегистрированном браке с 1997 года, который был расторгнут решением мирового судьи судебного участка № <адрес>.

От брака стороны имеют несовершеннолетних детей А, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, который проживает с ответчиком, и дочь М, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, которая проживает с истцом.

В период брака сторонами было нажито следующее имущество: земельный участок № <адрес>, площадью № кв.м., расположенный по адресу: <адрес>, трехкомнатная квартиру, площадь. № кв.м., расположенная по адресу: <адрес>, однокомнатная квартира, площадью № кв.м., расположенная по адресу: <адрес>.

Также в период брака между сторонами был заключен брачный договор от ДД.ММ.ГГГГ года, согласно условиям которого на земельный участок № №, площадью № кв.м., расположенный по адресу: <адрес>, который был приобретен на имя Г, установлен режим личной собственности Г (л.д. №)

Согласно брачного договора , заключенного между истцом и ответчиком в период брака от ДД.ММ.ГГГГ года, личной собственностью Г является следующее имущество: <адрес>, расположенная по адресу: <адрес>; а также любое движимое или не движимое имущество, приобретенное на деньги от продажи указанной квартиры. Личной собственностью Р после государственной регистрации права собственности будет является <адрес>, расположенная по адресу: <адрес>, а также любое движимое или недвижимое имущество, приобретенное на деньги от продажи указанной квартиры или в случае уступки права собственности на указанную квартиру то на деньги, полученные в результате исполнения такого договора .

При этом, в ходе судебного заседания установлено и не отрицалось сторонами, что <адрес>, расположенная по адресу: <адрес>, была приобретена истцом на денежные средства, полученные от продажи <адрес>, расположенной по адресу: <адрес>, полученная Р на основании договора дарения квартиры от ДД.ММ.ГГГГ года, а потому является личной собственностью истца.

Возражая против заявленных требований истца, ответчик указал на то, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд с требованиями о разделе совместно нажитого имущества.

Однако, суд не может согласиться с данными доводами ответчика в силу следующего.

Согласно ч.7 ст.38 СК РФ к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут , применяется трехлетний срок исковой давности.

Согласно Постановления Пленума Верховного Суда РФ от ДД.ММ.ГГГГ № (ред. от 06.02.2007) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака » течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).

Из объяснений истца усматривается, что о нарушении своего права ей стало известно в 2014 году, до этого времени она проживала в спорной квартире, пользовалась спорным земельным участком. С 2014 года ответчик чинит истцу препятствия в пользовании спорной квартирой и земельным участком.

Таким образом, срок исковой давности для обращения истца с настоящим иском о расторжении брака не пропущен.

Истец основывает свои требования о признании указанных выше брачных договоров недействительными на положениях п. 3 ст. 42 СК РФ.

Оценивая собранные по делу доказательства в их совокупности, учитывая конкретные обстоятельства дела, суд приходит к следующим выводам.

Согласно ст.ст. 40, 42 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак , или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения . Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Между тем, согласно требованиям ст. 44 СК РФ, согласно которым брачный договор может быть признан судом недействительным полностью или частично по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ для недействительности сделок. Суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора , нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 настоящего Кодекса, ничтожны.

Поскольку в ходе рассмотрения данного дела, судом установлено, что согласно условиям заключенных спорных брачных договоров между сторонами, истец была поставлена в крайне неблагоприятное положение, и она заявила об этом в своих требованиях, суд приходит к выводу о том, что брачные договора , заключенные между Р и Г ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ года, являются недействительными.

Поскольку суд пришел к выводу о признании вышеуказанных брачных договоров между истцом и ответчиком недействительными, спорное имущество, заявленное истцом к разделу: квартира по адресу: <адрес>, земельный участок № <адрес> площадью № кв.м., расположенный по адресу: <адрес>, подлежит разделу между истцом и ответчиком в равных долях в соответствии с требованиями ст. 39 СК РФ.

Что касается требований истца о разделе имущества: квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, суд не находит оснований для его раздела в силу следующего.

При рассмотрении дела судом установлено, что вышеуказанная квартира была приобретена ответчиком в период брака с истцом в 2007 году на основании договора паевого участия в строительстве.

Согласно справке от ДД.ММ.ГГГГ., выданная о сумма пая по данному договору внесена в полном объеме в размере № руб.

Однако, в ходе судебного разбирательства, ответчиком Г был представлен договор дарения денег <адрес> от ДД.ММ.ГГГГ года, согласно которого Г (являющаяся бабашкой ответчика) подарила Г наличные деньги в сумме №.

Таким образом, в силу положений ч. 1 ст. 36 СК РФ, согласно которым имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак , а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью, квартира, расположенная по адресу: <адрес> является личной собственностью ответчика Г и не подлежит разделу, поскольку была приобретена последним на денежные средства, полученные в дар от своей бабушки Г.

Доказательств обратного истцом суду не представлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:
Исковые требования Р удовлетворить частично.

Признать брачный договор , заключенный между Р и Г ДД.ММ.ГГГГ недействительным.

Признать брачный договор , заключенный между Р и Г ДД.ММ.ГГГГ недействительным.

Разделить имущество, нажитое во время брака следующим образом.

Признать за Р право собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру по адресу: <адрес>, земельный участок № <адрес> площадью № кв.м., расположенный по адресу: <адрес>.

Признать за Г право собственности на 1/2 долю в праве собственности на квартиру по адресу: <адрес>, земельный <адрес> № кв.м., расположенный по адресу: <адрес>.

В удовлетворении остальной части иска отказать.

Право собственности на недвижимое имущество возникает у сторон после вступления решения в законную силу и подлежит обязательной государственной регистрации.

Решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Московский городской суд через Савеловский районный суд <адрес> в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья

Мотивированное решение принято ДД.ММ.ГГГГ

Семейное право
Последние публикации в прессе (Все публикации)

  • Общий водопровод – за пределы участка

    6 Соток


  • Новый закон – новый устав

    6 Соток

  • «Соседи оттяпали кусок нашей земли. Что делать?»: решаем дачные споры

    Комсомольская правда

  • Верховный суд встал на защиту собственника, у которого хотели отобрать землю и дом

    Комсомольская правда

  • Как говорит закон: избрание председателя правления СНТ

    6 Соток

Брачный договор: судебная практика

Заключая брачный договор, каждый из супругов надеется избежать спорных ситуаций, возникающих при разделе совместно нажитого имущества. Однако иногда и сам договор становится предметом спора, что приводит стороны в суд с требованиями о его признании недействительным или расторжении. Регулируется брачный договор гл. 8 ст. ст. 40-44 СК России.

Брачный договор относится к категории двухсторонних сделок в соответствии с общими положениями действующего законодательства. Все имущественные права сторон договора, а также обязанности по отношению друг к другу, возникают при соблюдении установленных законом требований к заключению сделки и ее действительности.

Признание брачного договора недействительным полностью, а также частично, при возникновении спора происходит в судебном порядке. Основания для признания сделки недействительной установлены Гражданским кодексом и имеют исчерпывающий перечень.

Правовые основания для признания брачного договора недействительным

Правовыми основаниями для признания брачного договора в судебном порядке недействительным являются случаи:

  • если он был заключен лицом, которое не осознавало значения своих действий и не могло ими руководить;
  • если договор был заключен под влиянием заблуждения;
  • если договор был заключен под влиянием обмана, угрозы или вследствие тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях;
  • если договор был заключен с недееспособным или ограниченным в дееспособности лицом.

Также законом (п. 2 ст. 44 Семейного кодекса) предполагается возможность признания недействительным брачного договора в тех случаях, когда договор ставит одну из его сторон в крайне неблагоприятное положение. Можно сказать, что последнее основание чаще других является правовой позицией в исках о признании брачного договора недействительным.

Признание недействительным договора в отдельном исковом производстве

Одним из примеров судебной практики является дело, которое было рассмотрено Президиумом Санкт-Петербургского горсуда. По результату рассмотрения дела было вынесено постановление по жалобе на решение поднадзорной инстанции. Основанием для рассмотрения дела был иск о признании брачного договора недействительным. Поскольку его положения, а именно п. 5 и 6 поставили истца в крайне неблагоприятное положение. Исходя из условий договора, квартира, которая приобреталась в период брака, становится собственностью ответчика, а истец по делу обязан по условиям контракта в течение 7 дней с момента регистрации расторжения брака выписаться из квартиры и выехать их нее.

Судами обеих инстанций истцу было отказано в удовлетворении исковых требований, исходя из пропуска истцом срока исковой давности для обращения в суд. (Постановление от 09.12.2009 года № 44Г-199).

Даная правовая позиция, которую зачастую принимают суды, о применения срока исковой давности носит достаточно спорный характер, поскольку ст. 44 Семейного кодекса не установлена правовая возможность применения вышеуказанной нормы, а все правоотношения, которые предусматривает брачный договор, регулируются нормами семейного законодательства.

Признание договора недействительным в споре о разделе имущества

Также в судебной практике, кроме признания договора недействительным в отдельном исковом производстве, такое требование может предъявляться сторонами и в спорах, связанных с разделом имущества супругов. Одним из примеров судебной практики является определение Московского областного суда № 33-1778/2015 по делу, в котором рассматривалась апелляционная жалоба на решение суда по делу о признании брачного договора недействительным и признание права собственности на долю имущества.

Причиной судебного спора вилось то, что истец, являясь наследником своего умершего отца, узнал о том, что пред смертью наследодателем был заключен брачный контракт с гражданкой Н. По условиям этого договора вся предполагаемая наследственная масса (объекты недвижимости) переходила в собственность супруге умершего полностью.

В обосновании правовой позиции при признании брачного договора недействительным истец ссылался на то, что сторона брачного контракта (умерший отец истца) в период его составления лечился от онкологического заболевания, осуществляя при этом медицинские процедуры, которые, по мнению истца, повлияли на способность умершего понимать значение своих действий и возможность осознанно распоряжаться имуществом.

Денные требования основаны на положении статьи 177 ГК России, которая предусматривает возможность признания сделки недействительной, заключенной лицом, не способным понимать значение своих действий. Однако причиной отказа в удовлетворении иска явилось нарушение истцом норм процессуального права (ст. 156 ГПК России), которые обязывали его предоставить доказательства своей правовой позиции.

Определяющей правовой позицией при рассмотрении судами споров, связанных с исполнением брачного договора (контракта) и его признания недействительным, является Постановление Пленума ВС России от 05.11.98 года № 15. В пункте 15, указанного правового акта, изложена позиция, в соответствии с которой брачный договор (контракт) может быть признан недействительным, если его условия при изменении установленного законом режима совместной собственности ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение. Таким, по мнению суда, является полное лишение права собственности на имущество одного из супругов, нажитое в период брака.

Правовые основания, которые предполагают возможность изменения условий установленного законном режима собственности брачным договором, дают возможность избежать раздела кредитов при разводе, а также раздела ипотечной квартиры. В случае заключения брачного договора его условиями может быть установлено, кто будет нести обязательства по выплате кредита и за кем будет определено право собственности на квартиру.

Как показывают примеры судебной практики, брачный договор является одним из видов двухсторонних сделок, и регулирование споров по ним в судебном порядке представляет собой достаточно сложную категорию судебных дел. Поэтому его заключение, расторжение, признание недействительным или частично недействительным требует участия специалиста в области права.

Многие пары еще перед регистрацией отношений задумываются о вопросе урегулирования споров, которые могут возникнуть в процессе семейной жизни. За границей супруги решают конфликты посредством подписанного брачного контракта. В России указанный документ также стал использоваться мужчинами и женщинами, хотя ранее к нему относились недоверчиво. При этом важно знать, что в некоторых ситуациях действительность контракта можно оспорить. Признание брачного договора недействительным осуществляется при нарушении прав одной из сторон. Подробнее о процедуре и ее последствиях для партнеров будет рассказано в статье.

Что собой представляет брачный контракт?

Под рассматриваемым соглашением понимается волеизъявление партнеров, посредством которого устанавливаются права супругов на имущество.

Порядок использования благ, а также участие каждого члена семьи в формировании семейного бюджета, содержании друг друга.

Договор может составляться и подписываться до брака или после его регистрации.

Однако юридическую силу контракт обретает с момента вступления мужчины и женщины в официальный союз.

Порядок признания брачного договора недействительным через суд.

Перед тем как рассматривать вопрос об аннулировании действия соглашения между сторонами, требуется ознакомиться с правилами заключения договора, предусмотренными законодательством.

Действующие правовые акты содержат нормы, касающиеся порядка заключения, корректировки, расторжения брачного контракта, а также признания его недействительным.

Договор, подписанный партнерами, распространяет действие на правоотношения в период пребывания сторон в официальных отношениях.

Соглашение должно составляться в письменной форме и удостоверяться в нотариальной конторе. Юрист проверяет законность положений, формирующих текст контракта, выясняет, имеется ли у граждан право на подписание документа.

Также нотариус вычитывает бумагу на предмет правильности формулировок и отсутствие положений, имеющих двоякую трактовку.

Корректировка документа производится в порядке, аналогичном его формированию. То есть стороны договариваются о внесении в акт определенных изменений и с текстом обращаются в нотариальную контору.

Отказ от исполнения брачного контракта в одностороннем порядке не допускается. Таким образом, каждый супруг защищен от противоправных действий со стороны партнера.

Однако при наличии соглашения, сформированного без привлечения нотариуса, данное правило не действует, поскольку такая сделка считается ничтожной. При удостоверении акта в нотариальном порядке граждане вправе оспорить его только через суд.

  • Раздел квартиры при разводе с детьми.
  • Мировое соглашение о разделе имущества супругов: образец для суда.
  • Отказ от раздела имущества.
  • Как происходит раздел подаренного имущества в браке: при разводе.
  • Срок давности раздела имущества супругов.
  • Раздел имущества в гражданском браке.

Основания признания брачного договора недействительным.

К причинам, по которым контракт может быть признан недействительным, относятся:

  • отсутствие доброй воли одной из сторон на подписание документа (данный факт необходимо доказать в суде);
  • формирование соглашения с несоблюдением требования к форме документа (устная, письменная без отметки нотариуса). Данный факт не нужно доказывать, поскольку сделка по определению ничтожна (п.1 ст.165 Гражданского кодекса РФ) ;
  • недееспособность одной из сторон в момент заключения контракта;
  • в текст включены условия, дискриминирующие одного из партнеров, а также ограничивающие правосубъектность стороны. Кроме того, к таким обстоятельствам стоит отнести и положения, регулирующие детско-родительские и не имущественные отношения;
  • заключен с целью прикрытия сторонней сделки (п.2 ст.170 Гражданского кодекса РФ);
  • заключен только для вида и без намерения создать правовые отношения (п.1 ст.170 Гражданского кодекса РФ);
  • контракт содержит условия, ставящие супруга в заведомо проигрышное положение (п.2 ст.44 Семейного кодекса РФ).

Таким образом, договор признается недействительным в том случае, если он нарушает права одной из сторон и повлек для последней неблагоприятные последствия (ст.168 Гражданского кодекса РФ) .

Требовать аннулирования соглашения может любой супруг или представитель, действующий по доверенности.

Иногда требование по аннулированию положений выдвигается третьими лицами, заинтересованными в соблюдении прав и законных интересов одного из супругов.

Если один из партнеров знал, что соглашение подписывается на условиях, заведомо ущемляющих его интересы, то он не может подавать иск по данному основанию.

Важно помнить, что расторжение договора посредством волеизъявления сторон с привлечением нотариуса оставляет в силе все сделки, совершенные с имуществом супругов.

Признание контракта недействительным, в свою очередь, влечет применение реституции.

Под последним термином понимается процесс возврата юридического статуса собственности в состояние, которое было до совершения операций.

Как признать брачный контракт недействительным: пошаговая инструкция.

Порядок действий инициатора достаточно прост. Для аннулирования положений достаточно следовать общепринятому алгоритму.

К основным шагам относятся:

  1. Установление обстоятельств, которые затрагивают интересы гражданина. Чтобы оспорить содержание документа, требуется понять, есть ли для этого веские причины. При отсутствии оснований судебная инстанция все равно примет к рассмотрению иск, но заявителю не на что будет рассчитывать по итогам процесса. При этом перед представлением документации нужно оплатить госпошлину — 300 рублей.
  2. Определение сроков давности для подачи иска. Семейные правоотношения предполагают подачу заявления в любое время. В качестве исключений выступают следующие ситуации:
  3. — признание оспоримого соглашения недействительным – год;
  4. — признание ничтожного контракта недействительным – в течение 3 лет;
  5. — признания соглашения недействительным по иску третьих лиц – 10 лет.
  6. Подготовка заявления о признании брачного договора недействительным. В тексте требуется описать общую суть проблемы и указать персональные данные ходатайствующего лица. Кроме того, потребуется привести доказательства причин, по которым документ должен быть признан недействительным, и грамотно изложить требования к инстанции.
  7. Подготовка документации, которая будет приложена к ходатайству:
  8. квитанция об уплате госпошлины (300 рублей);
  9. доверенность (если заявитель является представителем супруга);
  10. брачный договор;
  11. свидетельства о заключении брака и появлении на свет детей;
  12. доказательства фактов, изложенных истцом.
  13. Подача ходатайства в суд. Иск подается в районную (городскую) инстанцию по месту жительства ответчика.
  14. Посещение заседания.

Последствия аннулирования контракта.

После вынесения судебного решения о признании договора недействительным стороны возвращают друг другу полученное согласно контракту имущество.

Если это невозможно сделать физически (в натуре), то выплачивается компенсация. Все отмененные сделки также требуют выплаты средств добросовестным покупателям.

Если граждане знали, что участвуют в ничтожной сделке, то компенсация в их пользу не выплачивается.

Заключение.

Таким образом, признание брачного контракта недействительным требует обращения в суд. Для этого ходатайствующий формирует заявление и прикладывает к нему пакет документов.

По фактам, изложенным в акте, проводится разбирательство. При аннулировании договора все сделки, совершенные в соответствии с положениями документа, признаются ничтожными.

Оспаривание брачного договора судебная практика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *