Подозрительная сделка

Содержание

Генезис

Принятые в 2009 г. изменения (Федеральный закон от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ) в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) оказали колоссальное влияние на развитие процедур восстановления прав кредиторов и повышение эффективности оспаривания сделок должника в деле о банкротстве.

В пояснительной записке к проекту названного федерального закона, содержащего новеллы в части совершенствования положений о конкурсном оспаривании сделок должника при осуществлении процедуры банкротства (который стал гл. III.1 «Оспаривание сделок должника» Закона о банкротстве)1, отмечалось, что действовавшее на тот момент законодательство РФ не позволяло эффективно оспаривать сделки, направленные на незаконное отчуждение имущества должником в преддверии банкротства. Подобные сделки оспаривались в основном как фиктивные (мнимые) или притворные, что в судебной практике не приносило должного (положительного) результата для кредиторов и конкурсных управляющих, в особенности при оспаривании сделок неплатежеспособных лиц с неравноценным встречным исполнением.

В упомянутом документе указано: оспаривание подозрительной сделки возможно лишь на основании объективного критерия (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве) – неравноценность встречного исполнения. Субъективный критерий осведомленности в качестве второго факта в предмете доказывания разработчиками законопроекта отметался сразу же – поскольку, по их мнению, «…в предвидении возможности оспаривания сделок стороны могут фальсифицировать доказательства в части установления равноценной цены договора, но фактически с неравноценным исполнением. При этом доказать неравноценность встречного исполнения на основании допустимых письменных доказательств представляется затруднительным». По большому счету, в приведенной цитате разработчики кратко и, с правовой точки зрения, емко описали не только широко распространенную по состоянию на 2009 г., но и ныне, проблему «рисования» доказательств для цели защиты недобросовестно выведенных активов из имущественной массы должника.

В итоге на сегодняшний день в Законе о банкротстве действует гл. III.1, содержащая указания на такое материально-правовое основание оспаривания подозрительных (ст. 61.2 Закона о банкротстве) сделок в деле о банкротстве, как неравноценность встречного исполнения (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Субъекты и процедура рассмотрения обособленного спора об оспаривании сделки по мотиву неравноценности

Кто может обращаться с заявлением в суд о признании сделки недействительной ввиду противоречия условиям, закрепленным в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве?

Таковыми являются внешний либо конкурсный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов, иное лицо, уполномоченное решением собрания (комитета) кредиторов, а также временная администрация финансовой организации. Следовательно, и для оспаривания неравноценных сделок субъекты оспаривания будут те же.

Кредитор должника может оспорить сделку должника-банкрота при условии, что он самостоятельно или совместно с другими кредиторами обладает более 10% голосов на общем собрании кредиторов должника (п. 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г. № 304-ЭС15-17156 по делу № А27-2836/2013).

Ответчиками по обособленному спору об оспаривании неравноценных сделок должника в рамках дела о банкротстве являются контрагенты должника, с которыми совершена сделка.

Оспорить неравноценную сделку должника применительно к п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве допустимо только в рамках дела о банкротстве. В случае принятия заявления об оспаривании арбитражный суд возбуждает обособленный спор в рамках дела о банкротстве должника.

Предмет доказывания

Согласно п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.

При этом под неравноценным встречным исполнением обязательств понимается, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 63), неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной имеет место, в частности, в случае, если цена сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки. При сравнении условий сделки с аналогичными сделками следует учитывать как условия аналогичных сделок, совершавшихся должником, так и условия, на которых аналогичные сделки совершались иными участниками оборота.

Сделка признается недействительной по указанному критерию даже в случае, когда должнику на момент заключения сделки было известно, что у контрагента нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения, хотя условия сделки формально предусматривали равноценное встречное исполнение.

Безвозмездные сделки (например, прощение долга) не оспариваются по основанию неравноценности, а оспариваются по иным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Помимо факта неравноценности встречного исполнения подлежит доказыванию тот факт, что сделка совершена в течение года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления (данный срок является периодом подозрения, который устанавливается с целью обеспечения стабильности гражданского оборота).

В случае недоказанности хотя бы одного из перечисленных обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию (например, постановления Арбитражного суда Московского округа от 26 декабря 2017 г. № Ф05-19629/16 по делу № А40-42912/2014; от 5 апреля 2017 г. № Ф05-19577/16 по делу № А40-252160/2015; от 30 августа 2016 г. № Ф05-12971/13 по делу № А40-98294/2012).

Неравноценное встречное исполнение является объективным критерием для оспаривания подозрительной сделки, которого достаточно для признания сделки недействительной и применения реституционных последствий (абз. 2 п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ № 63).

На практике встречаются следующие ситуации, являющиеся предметом рассмотрения судами при оспаривании неравноценных сделок:

  • должник передал имущество и получил плату по заниженной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно выше;
  • должник купил и оплатил имущество по завышенной стоимости, однако рыночная стоимость имущества значительно ниже;
  • должник передал имущество по рыночной цене, однако получил от контрагента лишь частичную плату.

В первых двух случаях для установления факта равноценности или неравноценности совершенного по сделке встречного исполнения необходимо обладать информацией как о стоимости имущества, переданного должником по сделке, так и о стоимости полученного за данное имущество предоставления. Во всех указанных случаях при наличии дополнительной к основной обеспечительной (залог, поручительство) сделки подлежать оценке на предмет неравноценности будут и условия обеспечительных сделок. В первых двух ситуациях обособленный спор такого рода не может быть разрешен без привлечения эксперта/специалиста (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 марта 2017 г. № Ф07-1859/17 по делу № А56-19568/2016).

Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

В обособленных спорах об оспаривании сделок должника следует руководствоваться следующим алгоритмом доказывания.

Во-первых – пока не представлены иные доводы (управляющим или кредитором) цена в договоре считается рыночной (ст. 421, 424 ГК РФ). В таких обстоятельствах проверка на предмет неравноценности может быть осуществлена в подавляющем большинстве случаев лишь в связи с неполной (частичной) оплатой контрагентами полученного по такой сделке от должника актива.

Во-вторых, если довод о несоответствии цены сделки заявлен оспаривающим ее лицом, то ключевое значение имеют отчет об оценке стоимости переданного актива по сделке и его процессуальный статус .

Обязанность представить отчет о рыночной стоимости передаваемого по оспариваемой сделке имущества лежит на заявителе (в порядке ст. 82 АПК РФ). Другие лица, участвующие в споре, также вправе представить заключение специалиста и заявить ходатайство о проведении оценочной экспертизы для проверки достоверности и подлинности отчета оценщика.

Более того, если заявитель не представил заключение экспертов о фактической стоимости как имущества, переданного должником по сделке, так и полученного за данное имущество предоставления, заключение специалистов со стороны других участников спора играет важную роль в определении судом указанного факта (постановление Арбитражного суда Московского округа от 10 октября 2017 г. № Ф05-13918/17 по делу № А40-251504/2015).

Кроме того, при принятии решения арбитражный суд в мотивировочной части должен указать в том числе на фактические и иные установленные обстоятельства дела; доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы участвующих в деле лиц (ч. 4 ст. 170 АПК РФ). Однако если не исследован вопрос о равноценности встречного исполнения, выводы о наличии либо отсутствии оснований для признания сделки недействительной по причине отсутствия равноценного встречного предоставления являются преждевременными, что может повлечь отмену решения и направление дела на новое рассмотрение (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 15 февраля 2018 г. № Ф09-5357/17 по делу № А07-2894/2015).

Проиллюстрирую изложенное на практических примерах.

Если управляющий (кредитор) заявил отчет об оценке в качестве доказательства, то он будет расценен как заключение специалиста. В таком случае контрагенту должника рекомендуется представлять свой отчет об оценке, если он полагает, что рыночная цена актива соответствует договорной; при противоречии отчетов друг другу вопрос с большой долей вероятности решит экспертиза ; если таковой не будет, то судом могут быть приняты во внимание недочеты/нарушения, которые содержатся в отчете, представленном той или иной стороной.

При этом управляющему (кредитору) не рекомендуется представлять подготовленные специалистами «исследования», «обзоры рынка» или «письменные консультации» в отсутствие отчета об оценке. Такого рода документы могут быть не признаны заключениями специалистов с учетом норм Федерального закона от 29 июля 1998 г. № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности).

Если контрагент должника заявляет о приобщении отчета об оценке, который подтверждает рыночность цены сделки (актива), то пассивная позиция управляющего/кредитора уменьшает шансы на успешное оспаривание. Суд вправе рассмотреть спор только по имеющимся доказательствам и основывать свои выводы лишь на одном отчете об оценке (если другая сторона свои доказательства не представляла).

При этом каждая из сторон не лишена возможности сразу же заявить ходатайство о назначении судебной экономической экспертизы стоимости актива.

Вместе с тем следует всегда помнить, что эксперт оценивает все материалы, переданные ему судом. Среди них может быть уже приобщенное одной из сторон доказательство в виде оценочного отчета, что учитывается экспертом. Как минимум, ему, вероятно (на основании принципа мотивированности экспертного заключения), придется либо согласиться (полностью или частично) с выводами специалистов в отчете об оценке, либо аргументированно на них возразить в своем экспертном заключении.

Активная позиция стороны по обособленному спору, заключающаяся в представлении отчета об оценке, соответствующего требованиям Закона об оценочной деятельности, в котором отсутствуют недочеты, пороки или изъяны (по форме, содержанию, примененной методике), четком формулировании вопросов при назначении судебной экспертизы, внесении денег на депозит суда, даче мотивированных возражений против отчета об оценке, подготовленного по заказу другой стороны, повышает шансы на успешное оспаривание сделки или успешную защиту сделки от оспаривания.

Реституционные последствия. Спорные вопросы и «свежие» тенденции в судебной практике

Отсутствие субъективного теста (проверки наличия факта осведомленности) влечет применение реституционного последствия в виде установления права контрагента, сделка с которым успешно оспорена, на включение его образовавшегося требования к должнику, по общему правилу, в третью очередь (п. 3 ст. 61.6 Закона о банкротстве).

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2 Закона банкротстве, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве).

Некоторые контрагенты должников считают – даже если сделку «открутить», то только в части превышения стоимости исполнения должника над исполнением этого контрагента.

Допустим ли «зачет» таких исполнений в банкротстве при оспаривании сделок по мотиву неравноценности?

В п. 1 ст. 61.6 Закона о банкротстве предусмотрено, что в случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, в соответствии с положениями ГК РФ об обязательствах, возникающих вследствие неосновательного обогащения.

Правила ст. 61.6 Закона о банкротстве обеспечивают равную, а значит, наиболее справедливую защиту интересов кредиторов должника, претендующих на удовлетворение их требований за счет конкурсной массы, и исключают преимущественное удовлетворение требований кредитора, восстановившихся в результате признания соответствующей сделки должника недействительной.

Следовательно, если требования о реституции по неравноценной недействительной сделке заявляются как требования о возврате разницы между действительной стоимостью имущества и размером встречного предоставления за это имущество, то это противоречит указанным последствиям недействительности сделки должника (по смыслу гл. III.1 Закона о банкротстве). Суд, рассматривающий заявление о признании сделки недействительной по основанию неравноценности сделки, обязан независимо от формулирования этих требований в заявлении об оспаривании сделки рассматривать реституцию имущества по действительной (реальной, рыночной) стоимости.

В случае признания неравноценной сделки недействительной суды обоснованно и в точном соответствии с названными положениями взыскивают именно действительную стоимость имущества, приобретенного по недействительной сделке, и восстанавливают требования контрагентов к должнику в размере уплаченной по этой сделке денежной суммы.

Фактически произведенный зачет во взысканную действительную стоимость имущества суммы, уплаченной контрагентом за приобретение этого имущества у должника по недействительной сделке, является существенным нарушением норм законодательства о банкротстве в части последствий недействительности сделки должника, которое влияет на исход спора и является основанием для отмены судебных актов, содержащих такие выводы.

Данная правовая позиция получила отражение в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 21 июля 2015 г. № 303-ЭС15-2858 по делу № А51-7114/2012.

Еще одна ключевая проблема последних лет – каким образом следует применять реституционное последствие, если должник частично получил исполнение от контрагента за имущество более дорогой договорной стоимости (при отсутствии оспаривания цены сделки в связи с несоответствием ее рыночному уровню)?

Согласно абз. 5 п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, на основании п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее совершения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения.

По смыслу названного разъяснения могут оспариваться в качестве неравноценных в том числе сделки, стороны которых заведомо рассматривали условие о размере стоимости предоставления контрагента должника как фиктивное, заранее осознавая, что оно не будет исполнено в полном объеме. По сути, такое условие соглашения о полном размере стоимости прикрывает (п. 2 ст. 170 ГК РФ) собой условие о фактической (меньшей) стоимости предоставления контрагента, и содержание прикрываемого условия охватывается волей обеих сторон сделки.

Этот подход выработан Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ (Определение от 7 августа 2017 г. № 310-ЭС17-4012 по делу № А64-8376/2014).

Таким образом, в этом случае необходимо также доказать еще один факт – то, что должник в силу аффилированности с контрагентом заведомо знал о невозможности исполнить сделку на договорном условии о цене, соответствующей рыночному уровню. Практически кредитору или управляющему для этого нужно доказать сам факт аффилированности, определяемой по правилам ст. 19 Закона о банкротстве.

1 Выписка из протокола заседания Совета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 4 декабря 2008 г. № 70.

НЕРАВНОЦЕННОСТЬ ВСТРЕЧНОГО ИСПОЛНЕНИЯ КАК УСЛОВИЕ ОСПАРИВАНИЯ ПОДОЗРИТЕЛЬНЫХ СДЕЛОК

Сделки несостоятельного должника (банкрота), условия которых предусматривают неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки, противоречат законным интересам должника, причиняют вред имущественным правам его кредиторов и могут быть оспорены в деле о банкротстве. Неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки стало самостоятельным основанием для оспаривания сделок несостоятельного должника после принятия Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который внес изменения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 N 127-ФЗ и дополнил его главой №3, которая дополнила законодательство специальными основаниями для оспаривания сделок в рамках несостоятельности (банкротства). Актуальность исследования данной темы обусловлена наличием ряда проблем, которые не решены законодателем, вызывают споры в доктрине и правоприменительной практике. Данные проблемы непосредственно влияют на всесторонние и полное рассмотрение дела о несостоятельности (банкротстве) и как следствие это приводит к неминуемому причинению вреда кредиторам и сторонам по сделке.

Так, законодатель не раскрывает самого понятия «неравноценности» для заявленной им категории сделок. Вместо этого в п.1 ст. 61.1 перечисляются частные случаи такой неравноценности: прежде всего, речь идет об основаниях, указанных в ст. 61.2 «Оспаривание подозрительных сделок должника» и ст. 61.3 «Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторам. Как следствие, определение неравноценности переданного и полученного должником имущества посуществу предоставлено суду, рассматривающему дело.

Сложившаяся судебная практика в качестве доказательства неравноценности исходит, как правило, только из сравнения рыночной стоимости переданного должником имущества и стоимости полученного в результате сделки имущества или встречного исполнения.

А.Э. Циндяйкина, анализируя законодательную базу, обратила внимание на то, что «ранее действовавшее законодательство, в том числе близкие по смыслу ст.178, 179 ГК РФ, при отнесении сделок с неравноценным предоставлением практически всегда дополнительно требовало доказательств недобросовестности в поведении контрагента. Более того, закон прямо защищал сторону, которая воспользовалась экономическим просчетом другой стороны, не позволял оспаривать сделки, заключенные в результате такого просчета (ст.178 ГК РФ)»

Более того, она отметила, что законодатель исключил недобросовестность из предмета доказывания умышленно: уже из того, что представляется неравноценное встречное исполнение, очевидно, что совершением такой сделки будет причинен вред кредиторам, соответственно, применительно к данному основанию недобросовестность участников сделки презюмируется и не требует доказывания.

Иными словами, сейчас кредитор должен доказать лишь отклонение условий сделки, главным образом цены, от применимой в аналогичных хозяйственных отношениях.

Такой подход законодателя и правоприменителя в доктрине оценивается как формальный, так как на практике сторона не всегда может предвидеть наступление неблагоприятных последствий вследствие неравноценного встречного исполнения . Именно по этой причине граждане С.А. Колпакова и В.В. Сычугов обратились в Конституционный Суд РФ с жалобой, в которой оспаривали конституционность п. 1 ст. 61.2 Закона о несостоятельности. По мнению заявителей, оспариваемое положение противоречит ст. 8, 35 и 55 Конституции РФ, поскольку предусматривает возможность признания недействительными сделок и изъятия имущества у правообладателя без учета законности и добросовестности действий сторон при заключении сделки, возможности предвидеть неблагоприятные последствия в виде банкротства продавца имущества, степени добросовестности покупателя имущества, а также изъятие имущества у добросовестного приобретателя без предварительного и равноценного возмещения. Однако, Конституционный Суд РФ, изучив представленные заявителями материалы, не нашел оснований для принятия их жалобы к рассмотрению, поскольку данные положения, направленные на защиту имущественных интересов всех кредиторов должника, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей.

Исходя из вышесказанного, следует, что законодатель подходит формально к наличию обстоятельств, необходимых к оспариванию сделки в соответствии с п. 1 ст. 61.2 Закона о несостоятельности, и указывает на необходимость установления только следующих обстоятельств: 1) срок совершения сделки (сделка должна быть совершена должником в течение одного года до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия такого заявления); 2) наличие неравноценного встречного исполнения. При этом законодатель не раскрывает понятие неравноценного встречного исполнения и не учитывает характер поведения сторон при заключении таких сделок. Вследствие этого, на практике, может быть причинен вред не только кредиторам, но и стороне по сделке, которая вела себя добросовестно.

Для решения данной проблемы, необходимо внести изменения в установленные законом характеристики предмета доказывания, а именно, включить «добросовестность поведения сторон», как основание оспаривания сделки в соответствии с п. 1. ст. 61.2, так как неравноценное встречное исполнение не всегда направлено на причинение вреда кредиторам, а может исходить из целесообразности ведения экономической деятельности юридического или физического лица.

Для оценки целесообразности совершения сделки с неравноценным встречным исполнением суду требуется наличие сделки или цепочки сделок с аналогичными или идентичными условиями. Вследствие этого, появляется вторая проблема – это невозможность всесторонней и полной оценки целесообразности совершенной сделки с неравноценным встречным исполнением, вызванная отсутствием иного критерия оценки, кроме как наличия аналогичных сделок или наличие сделок с идентичными (неравноценными) условиями.

В судебной практике сформировалась правовая позиция, которая исходит из следующей оценки значимости отсутствия рассматриваемого обстоятельства: при отсутствии доказательств цены аналогичных сделок либо доказательств заключения должником в тот же период аналогичных сделок на иных условиях, совершаемых в сравнимых обстоятельствах, не имеется оснований для признания сделки недействительной.

Между тем, правоприменитель попытался разрешить данную проблему в абз. 4 п. 8 Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63 разъяснив, что судам следует проверять не только цену и аналогичные сделки, совершенные должником, но и иные сделки, совершенные другими участниками оборота при аналогичных условиях.

В доктрине преобладает представление, что аналогичные сделки, для отказа в удовлетоврении искового заявления об оспаривании совершаемые при сравнительных обстоятельствах, как правило, должны предусматривать соответствующие гарантии, например, различные способы обеспечения, либо расчеты по таким сделкам должны производится одновременно с передачей имущества. Такие обстоятельства указывают непосредственно на способность стороны по сделке отвечать по своим обязательствам. Отсутствие таких гарантий свидетельствуют о том, что условия оспариваемой сделки были значительно хуже, чем условия сделок, которые должны заключаться при сравнимых обстоятельствах .

Данную позицию нередко поддерживает и правоприменитель: в ситуации, когда цена сделки, указанная в договоре, свидетельствует о ее выгодности для должника, однако условия оплаты, предусмотренные договором, не только полностью исключают получение должником какой-либо экономической выгоды от ее заключения, но и причиняют вред имущественным правам должника и его кредиторов и как следствие, такие сделки рассматриваются как сделки с неравноценностью встречного предоставления и признаются недействительными. Такие условия, например, имели место в договоре купли-продажи земельного участка, оспоренного конкурсным управляющим в рамках рассмотрения дела о банкротстве ОАО «Завод «Автоприбор». Так, после заключения договора купли-продажи, где цена уступаемого земельного участка полностью соответствовала рыночной, сторонами было подписано дополнительное соглашение, где покупатель произвел взаимозачет требований уступкой на сумму стоимости земельного участка к третьему лицу, отвечающему признаку несостоятельности. В следствии чего, продавец земельного участка не получил реальных денежных средств и нанес в последующем вред своим кредиторам. Суд удовлетворил требования Арбитражного управляющего и признал сделку недействительной.

Необходимость учитывать, что при условиях, когда деятельность должника имеет специфический характер и не может быть сравнима с иными участниками оборота, правоприменителю становится затруднительно использовать аналогичные сделки других участников оборота для оценки целесообразности совершения сделки в рамках оспаривания сделки по неравноценному встречному исполнению. . Для решения данной проблемы, законодателю так же стоит обратить внимание на критерий добросовестности поведения сторон сделки, включив его в п.1. ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в качестве необходимого условия оспаривания сделок с неравноценным встречным исполнением.

Список литературы:

  1. Бранецкий Е.А. Оспаривание «Неравноценных сделок: проблемы доказывания»// Корпоративный юрист — 2012- №14- стр.24.
  2. Зайцев О. Р. Оспаривание сделок при банкротстве: о некоторых новеллах закона № 73-ФЗ // Несостоятельность (банкротство): науч.-практ. комментарий новелл законодательства и практики его применения / под ред. В. В. Витрянского. М.: Статут, 2010. С. 106.
  3. Циндяйкина А. Э. Правовое регулирование конкурсного оспаривания сделок должника при несостоятельности (банкротстве): дис. канд. юрид. наук / А. Э. Циндяйкина. — М., 2012
  4. Циндяйкина А.Э. К вопросу о соотношении понятий «сделка» и «действие» в рамках конкурсного оспаривания сделок должника: проблемы теории и судебной практики //Российский судья. — 2011. — № 11 – стр. 2.

Статья 103. Недействительность сделки, совершенной должником. 1. Сделка, совершенная должником, в том числе сделка, совершенная должником до даты введения внешнего управления, может быть признана судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего по основаниям, предусмотренным федеральным законом.

2. Сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом, арбитражным судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения указанной сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.
3. Сделка, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана судом недействительной по заявлению внешнего управляющего или кредитора, если указанная сделка влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами.
4. Сделка, совершенная должником — юридическим лицом в течение шести предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом месяцев и связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника, по заявлению внешнего управляющего или кредитора может быть признана недействительной судом, арбитражным судом в случае, если исполнение такой сделки нарушает права и законные интересы кредиторов.
В случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства этот учредитель (участник) должника признается кредитором третьей очереди.
5. Сделка, совершенная должником — юридическим лицом после принятия заявления о признании должника банкротом и связанная с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника, является ничтожной.
В случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства требование такого учредителя (участника) должника погашается из имущества должника, оставшегося после полного удовлетворения всех требований кредиторов.
6. Требование внешнего управляющего о применении последствий недействительности ничтожной сделки, предусмотренной пунктом 5 настоящей статьи, может быть предъявлено в течение срока исковой давности, установленного федеральным законом для применения последствий недействительности ничтожной сделки.
7. В случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, иск о признании сделки недействительной или применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляется внешним управляющим от имени должника.
В случаях, предусмотренных пунктами 2 — 5 настоящей статьи, внешний управляющий предъявляет иски о признании сделок недействительными или применении последствий недействительности ничтожных сделок от своего имени.
Комментарий к статье 103
1. Специальное регулирование вопросов недействительности сделок традиционно для российского законодательства о несостоятельности (см. ст. 28 Закона о банкротстве 1992 г., ст. 78 Закона о банкротстве 1998 г.). Между тем, как будет показано ниже, новые положения комментируемой статьи выгодно отличаются от ранее действовавших правил.
2. Статья развивает норму абз. 5 п. 1 ст. 99 Закона о полномочиях внешнего управляющего оспаривать сделки, совершенные должником, и требовать по суду применения последствий их недействительности.
Согласно п. 1 комментируемой статьи внешний управляющий вправе оспорить сделки должника по общим основаниям, предусмотренным федеральными законами, независимо от того, заключены они до или после вынесения арбитражным судом определения о введении внешнего управления. Иск может быть предъявлен внешним управляющим в любое время в течение установленных законодательством сроков исковой давности.
Допускается предъявление требования не только о признании оспоримой сделки недействительной, но и о признании недействительной ничтожной сделки, заключенной должником . И в том и в другом случае требование о признании сделки недействительной сопровождается требованием о применении последствий ее недействительности, если имело место полное или частичное ее исполнение. В соответствии со ст. 166 ГК РФ требование о признании недействительной ничтожной сделки и о применении последствий ее недействительности может быть предъявлено не только внешним управляющим, но и кредитором должника при наличии доказательств того, что заключенной должником сделкой нарушаются права или законные интересы кредитора.
———————————
См.: п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8.
3. Поскольку в силу прямого указания абз. 1 п. 7 комментируемой статьи иск о признании сделки недействительной или о применении последствий недействительности ничтожной сделки предъявляется внешним управляющим от имени должника, постольку течение срока исковой давности исчисляется со дня, когда должник в лице своих органов (т.е. не внешний управляющий) узнал или должен был узнать о нарушении своего права (п. 1 ст. 200 ГК РФ).
Оспаривание сделки осуществляется по основаниям, установленным федеральными законами (см., например, ст. ст. 168 — 179 ГК РФ).
Требования о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности ничтожных сделок рассматриваются в рамках искового производства судом (арбитражным судом) в соответствии с правилами о подведомственности и подсудности, установленными процессуальным законодательством, а не в рамках дела о банкротстве. Ответчиком по делу должен выступать контрагент должника.
4. Пункты 2 — 5 комментируемой статьи предусматривают специальные основания недействительности сделок, совершенных должником. Их объединяет то, что в предусмотренных случаях внешний управляющий предъявляет иск о признании сделки недействительной или о применении последствий недействительности ничтожной сделки от своего имени. Практически это означает, что срок исковой давности по этим требованиям будет исчисляться со дня, когда о совершении сделки стало известно или должно было стать известно внешнему управляющему, что имеет важное значение, ибо сделки, предусмотренные п. п. 2 — 4 комментируемой статьи, являются оспоримыми. Иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ может быть предъявлен внешним управляющим (а в предусмотренных случаях — также и кредитором) в течение сокращенного срока исковой давности, равного одному году. Ответчиками по делу должны быть признаны должник и его контрагент по сделке.
Следует иметь в виду, что основания недействительности сделок, установленные п. п. 2 — 5 комментируемой статьи, не подлежат расширительному толкованию.
5. Специальным основанием недействительности сделки по п. 2 комментируемой статьи является заключение сделки должником с заинтересованным лицом. Соответствующий иск подлежит удовлетворению судом (арбитражным судом), если внешним управляющим будет доказано, что в результате исполнения сделки причинены или могут быть причинены убытки кредиторам, не участвующим в сделке, или должнику. Необходимо обратить внимание на то, что указание на защиту имущественных интересов должника по сравнению с п. 2 ст. 78 Закона о банкротстве 1998 г. является новеллой Закона и расширяет сферу применения рассматриваемой нормы.
Круг лиц, признаваемых заинтересованными по отношению к должнику, определен ст. 19.
6. В силу п. 3 комментируемой статьи признается оспоримой сделка должника с контрагентом (которым может оказаться как кредитор, так и иное лицо), если ее заключение влечет за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Надлежащим истцом по такому спору наряду с внешним управляющим признается также и кредитор должника. При этом заключение оспариваемой сделки в период после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев, предшествующих подаче такого заявления в арбитражный суд, является одним из условий удовлетворения иска. Бремя доказывания перечисленных обстоятельств возлагается на истца (внешнего управляющего или кредитора).
7. Квалификация сделок должника — юридического лица, связанных с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с его выходом из состава учредителей (участников) должника, и дифференциация последствий их недействительности впервые поставлены в зависимость от момента их совершения по отношению к датам подачи и принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.
Если указанная сделка совершена в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом в арбитражный суд, она является оспоримой и может быть признана недействительной судом (арбитражным судом) по иску внешнего управляющего или кредитора. Однако следует иметь в виду, что один лишь факт заключения в этот период сделки, связанной с выплатой (выделом) доли (пая) в имуществе должника, не является достаточным основанием для признания ее недействительной. Должно быть также доказано, что исполнение такой сделки нарушает права и законные интересы кредиторов (п. 4 комментируемой статьи).
В случае признания сделки недействительной все полученное подлежит возвращению должнику. Если производство по делу о банкротстве должника будет прекращено, такая сделка может быть заключена вновь. Если должник все же будет признан банкротом, учредитель (участник) должника — юридического лица, являющийся стороной в недействительной сделке, может быть признан кредитором третьей очереди. Размер требования такого кредитора должен быть установлен в порядке, предусмотренном ст. 100.
Совершенно иные последствия наступают в случае, когда сделка, связанная с выплатой (выделом) доли (пая), заключается после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Такая сделка считается ничтожной (п. 5 комментируемой статьи) как противоречащая п. 1 ст. 63, п. 1 ст. 81. В этом случае Закон не требует выяснения таких обстоятельств, как наличие или отсутствие нарушений прав и законных интересов кредиторов, поскольку это очевидно в силу факта заключения такой сделки. Учредитель (участник) должника не признается кредитором и в случае признания должника банкротом и открытия конкурсного производства может претендовать на получение причитающихся ему денежных средств за счет имущества, оставшегося после полного удовлетворения всех требований кредиторов.
Согласно п. 6 комментируемой статьи, если ничтожная сделка оказалась исполненной должником, требование внешнего управляющего к учредителям (участникам) должника о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено в течение десятилетнего срока исковой давности, установленного п. 1 ст. 181 ГК РФ, исчисляемого со дня, когда началось ее исполнение.
8. Анализируемая статья не предусматривает последствий недействительности сделок, совершенных должником. Поэтому применяются правила п. 2 ст. 167 ГК РФ о двусторонней реституции, т.е. каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость в деньгах.

Следующая статья «
К тексту закона «

Возможность признания сделок в процессе банкротства юридического лица недействительными направлена, в первую очередь, на защиту интересов кредиторов. Для этого закон наделил уполномоченные инстанции правом изъять те активы, которые были выведены в нарушение гражданско-правовых норм. Порядок признания сделок недействительными регулируется положениями ст. 61.2 127-ФЗ.

Дмитрий Иванов. Юрист Дорогие читатели! Для получения консультации по вашей проблеме обратитесь к юристу через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

— Дмитрий Иванов. Юрист

Ст. 61.2 посвящена оспариванию сделок юридического лица в ходе процедуры признания его финансовой несостоятельности.

Под оспариванием сделок юридического лица подразумевается аннулирование договорных условий и его правовых последствий.

Рассматриваемая статья состоит из двух пунктов. В п. 1 указаны объективные критерии для оспаривания сделки юрлица. Это неравноценность встречного исполнения.

Тогда как п. 2 ст. 61.2 содержит субъективный критерий – намерение должника причинить вред кредиторам в части невозможности получения ими удовлетворения требований за счет имущества, принадлежащего должнику. С полным текстом указанной статьи можно ознакомиться .

Сделки обжалуются непосредственно в ходе процесса о банкротстве юрлица. Обычно такие ходатайства рассматриваются арбитражным судом, в котором рассматривались дела о признании несостоятельности. Также заявитель, который не имеет статуса управляющего, вправе подать иск в мировой суд.

При этом копии заявления об оспаривании сделок должны быть переданы в пользу всех потенциальных участников процесса. Сделки должника в ходе банкротства могут быть оспорены управляющим, уполномоченным органом, кредитором и контрагентом по заключенному договору.

Кредиторы наделены правом самостоятельного оспаривания сделок должника, включения данного вопроса в повестку дня кредиторского собрания и отправки предложения управляющему по передаче иска в суд.

Правовыми последствиями обжалования сделки является:

  1. Договорные обязательства утрачивают свое правовое значение.
  2. Активы, переданные в рамках оспоренного контракта, изымаются и перенаправляются в конкурсную массу.

В процессе признания банкротства юридического лица обжалуются договоренности, которые прямо влияют на права и обязанности компаний:

  1. Изменения окладов и премиальных.
  2. Списание имеющихся обязательств.
  3. Списание налогов и сборов.

В особом порядке обжалуются договоренности, которые были заключены не должником, а иными лицами за его счет: в частности, зачет задолженности займодателем, изъятие активов, перечисление выручки от продажи юридического лица.

Гражданско-правовые сделки, результатом которых стал переход активов юрлица к третьим лицам, также могут быть обжалованы. В этом случае участником процедуры обжалования становится новый собственник.

Процесс обжалования договоренностей в процессе несостоятельности юридических лиц обладает собственными особенностями. В данном случае стоит учитывать не только положения ст. 61.2 127-ФЗ, но и Постановление Президиума ВАС РФ от 2009 года №32, Постановление Пленума ВАС РФ №63 от 2010 года.

Таким образом, в процессе признания юридического лица несостоятельным все совершенные им сделки подлежат оспариванию на общих и особых основаниях.

Признание судом сделки, совершенной должником, недействительной

Оспариваемые операции юрлица можно разделить на несколько групп:

  1. Подозрительные сделки.
  2. Договоренности с предпочтением. Основными признаками наличия договоренностей с предпочтением является то, что по их результатам одному из кредиторов было оказано больше предпочтений или удовлетворены претензии одного партнера в ущерб интересов других контрагентов. Например, долг перед определенной компанией был погашен в обход очередности.
  3. Недействительные.

Первые две разновидности гражданско-правовых сделок можно обжаловать по спецоснованиям, а третью – только на общих основаниях. В некоторых случаях управляющий в деле о банкротстве оспаривает сделку сразу по нескольким основаниям, чтобы суд наверняка принял его позицию и посчитал достаточной доказательную базу.

Признаку подозрительности соответствует множество договоров юридического лица. Основным критерием для отнесения сделки к подозрительной является подписание договоренностей с неравноценными встречными условиями. То, что встречное исполнение было неравноценным, определяется методом оценки обоснованности цены по договору. Именно по этому критерию можно оспорить сделку на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ.

Подобная неравноценность может определяться по схожим операциям, которые совершаются другими лицами на аналогичных условиях. В частности, речь идет о договорах, подписанных на нерыночных условиях по заниженной цене.

В случае если продажа имущества потенциально несостоятельной компании осуществлялась по регулируемым тарифам, то при определении обязательства неравноценным нужно учитывать действующие тарифы.

Такие неравноценные договоренности оспариваются в случае их заключения в течение года до начала банкротства или после начала процедуры.

Стоит отметить, что в 127-ФЗ приведены только специальные основания для признания сделок недействительными. Тогда как сделки также допускается оспорить с опорой на гражданско-правовое законодательство. К общим основаниям для оспаривания сделок по Гражданскому кодексу можно отнести:

  1. Если условия контракта нарушили положения закона.
  2. Операция противоречит нравственным основам.
  3. Договор является мнимым.
  4. Он подписан с недееспособным и малолетним лицом.
  5. Условия госконтракта вступают в противоречие с действительными интересами юрлица (обычно это извлечение прибыли).
  6. Сделка подписана под воздействием угроз, обмана или насилия.

Для того чтобы сделка была признана недействительной по нормам п. 1 ст. 61.2, не требуется ее исполнения обеими сторонами или одной из сторон сделки, так как неравноценность встречного исполнения может быть установлена на основе учета условий сделки.

Сделка должна быть заключена на существенно в худшую для должника сторону условиях и отличаться от цены, при которой им были совершены аналогичные сделки. При этом сопоставлять условия оспариваемого договора по рекомендациям ВАС следует не только с прочими сделками, подписанными должником, но и теми, которые были подписаны с прочими участниками оборота.

Также на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ можно оспорить сделки с формально равноценным исполнением, но только если должник на момент ее подписания понимал, что у его контрагента отсутствуют ресурсы для исполнения обязательств.

Стоит учитывать, что на основании п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ не допускается оспаривание сделок, которые не предполагают встречное исполнение. Это например, договоры дарения, поручительства или залога. При их оспаривании нужно сделать упор на п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ или на общие основания по Гражданскому кодексу.

Признание судом сделки, совершенной должником в целях причинения вреда правам кредиторов, недействительной

Дмитрий Иванов. Юрист Важно! Для решения вашей проблемы обращайтесь через форму онлайн-консультанта или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

— Дмитрий Иванов. Юрист

По п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ могут быть оспорены сделки, направленные на причинение имущественного вреда кредиторам.

Недействительные сделки при признании банкротства юрлица определяются по трем основным критериям:

  1. Такие сделки нанесли ущерб имущественным интересам кредиторов.
  2. Должник ставил цели нанесения имущественного вреда кредиторам.
  3. Контрагент знал о недобросовестных намерениях должника.

Согласно п. 5 Постановления Пленума ВАС от 2010 года №63, суд может признать сделку недействительной только при одновременном соблюдении трех указанных условий.

В данном случае важное значение придается доказательной базе. Лицо, которое оспаривает данную сделку, должно доказать, что в результате нанесенного ущерба существенно уменьшилась стоимость активов юрлица, а его задолженность перед кредиторами увеличилась. В результате такое положение привело к формированию предпосылок для банкротства юрлица.

Договоренности, которые не допускается обжаловать в ходе процедуры банкротства, разделяются на две разновидности:

  1. Те, которые находятся под законодательным запретом для обжалования. В частности, это договоры, заключенные в результате торгов; стандартные соглашения по передаче активов или приему обязательств на сумму, которая не превышает 1% от стоимости активов; договоры, по результатам которых компания получила адекватное встречное исполнение.
  2. Операции с истекшим сроком давности для оспаривания. В отношении п. 1, 2 ст. 61.2 предусмотрены разные сроки исковой давности. Если сделку можно одновременно оспорить по нескольким основаниям, то применяется больший срок давности в течение 3 лет.

В каких ситуациях предполагается цель причинения вреда имущественным правам кредиторов

Потенциального банкрота могут обвинить в том, что он имел намерения причинения имущественного вреда кредиторам при соблюдении одного из следующих условий, которые перечислены в п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ:

  1. По результатам выполнения договорных условий компания приобрела признаки неплатежеспособности, и это стало одной из причин инициации процедуры признания ее финансово несостоятельной.
  2. На момент подписания договора компания уже имела финансовые затруднения, сложности при взаиморасчетах с кредиторами и была на грани банкротства.
  3. Сделка была безвозмездной и не предполагала оплату в пользу должника.
  4. Сделка заключена для выгоды заинтересованного лица.
  5. Она была заключена для выплаты доли одному из участников компании.
  6. Если стоимость передаваемого имущества в рамках сделки превысила 20% от совокупной оценки активов юрлица.
  7. Если в процессе операции должником было изменено место регистрации, скрыты активы, искажена отчетность, была допущена халатность из-за уничтожения бухгалтерских документов.
  8. Если фактически компания-должник продолжила распоряжаться имуществом (влиять на его местонахождение, передавать его в аренду или залог и пр.), которое перешло к другому собственнику незаконно.

Тогда как контрагента должника по совершаемой сделке могут обвинить в неблагонадежных намерениях при условии, что он выступает заинтересованным лицом (например, учредители обеих компаний имеют родственные связи или являются единым лицом) или обладал сведениями о сложном финансовом положении юрлица или сведениями о нарушении им интересов займодателей. Такая информация могла быть у контрагента из открытых источников: ведь все сведения о введении в отношении юрлица отдельных этапов банкротства (процедуры наблюдения, конкурсного производства и пр.) размещаются в открытом доступе.

Сделки, которые привели к причинению имущественного вреда должнику и его кредиторам, имеют более продолжительный период для оспаривания. Он составляет 3 года до начала процедуры банкротства или 3 года после.

Таким образом, статья 61.2 127-ФЗ предусматривает основания для признания договоров, подписанных компанией в стадии банкротства, недействительными. По результатам оспаривания таких сделок отчужденное в их рамках имущество должника подлежит возврату в конкурсную массу и может быть направлено на погашение обязательств перед кредиторами. В рамках ст. 61.2 127-ФЗ допускается оспаривание договоров, которые заключены на крайне невыгодных условиях для должника, существенно отличающихся от рыночных. Также по ним можно признать недействительными сделки, которые ухудшают имущественное положение банкрота и ущемляют права кредиторов. Подозрительные сделки на антирыночных условиях по п. 1 ст. 61.2 127-ФЗ можно оспорить в течение года после их подписания, тогда как причиняющие вред кредиторам по п. 2 ст. 61.2 127-ФЗ в течение 3 лет после их подписания. При оспаривании сделок суд проверяет наличие оснований для этого по п. 1, 2 ст. 61.2 127-ФЗ.

Не нашли ответа на свой вопрос? Для получения бесплатной консультации обращайтесь через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

Светлана Асадова Экономист Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

Злоупотребление правом – сложная и комплексная категория российского гражданского права.

Достаточно сказать, что за 10 лет (с 2008 г.) институт злоупотребления правом (ст. 10 Гражданского кодекса РФ) прошел путь от полного забвения до использования чуть ли не в каждом втором гражданско-правовом споре, а в обособленных спорах в рамках дел о банкротстве – и того чаще.

Вызвано это проблемой, которую не в полной мере разрешило введение в Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127 «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федеральным законом от 28 апреля 2009 г. №73-ФЗ, – совершенный умышленно вывод активов должника задолго до того, как должник пришел в состояние объективного банкротства.

Основой для применения совокупности норм ст. 10 и 168 ГК РФ в целях оспаривания ничтожных и обходящих требования закона сделок в делах о банкротстве стали следующие правовые позиции.

  • Неразумное и недобросовестное поведение также приравнивается к злоупотреблению правом. Для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие его действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому норма ст. 10 ГК РФ может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика (Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации – Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2008 г. № 127).
  • Исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности нацеленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам (п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 апреля 2009 г. № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”», далее – Постановление № 32).
  • Наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, совершенную со злоупотреблением правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”», далее – Постановление № 63).
  • Для квалификации сделок как ничтожных недостаточно констатации факта недобросовестных действий одной стороны в сделке, необходимо установить наличие либо сговора между сторонами по сделке, либо осведомленности одной стороны сделки о подобных действиях другой (Постановление Президиума ВАС РФ от 18 февраля 2014 г. № 15822/13 по делу № А45-18654/2012).

Предмет доказывания. Доказывание. Рекомендации по доказательственной работе

Как уже было отмечено, наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, совершенную со злоупотреблением правом, как ничтожную по ст. 10 и 168 ГК РФ (п. 4 Постановления № 63, п. 10 Постановления № 32).

В упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок (Постановление Президиума ВАС РФ от 17 июня 2014 г. № 10044/11 по делу № А32-26991/2009, Определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014).

В предмет доказывания по делам о признании сделки недействительной по причине злоупотребления правом одной из сторон при ее совершении входят следующие обстоятельства, имеющие юридическое значение для правильного разрешения спора и подлежащие установлению: (Определения Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 1 декабря 2015 г. № 4-КГ15-54, от 29 марта 2016 г. № 83-КГ16-2):

  • наличие или отсутствие цели совершения сделки, отличной от цели, обычно преследуемой при совершении соответствующего вида сделок;
  • наличие или отсутствие действий сторон сделки, превышающих пределы дозволенного гражданским правом осуществления правомочий;
  • наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц;
  • наличие или отсутствие у сторон по сделке иных обязательств, исполнению которых совершение сделки создает или создаст в будущем препятствия.

Отсутствие хотя бы одного из обстоятельств исключает возможность удовлетворения иска по основаниям, предусмотренным ст. 10 и 168 ГК РФ. Доказывает эти факты истец.

В судебной практике отмечается, что под злоупотреблением правом следует понимать умышленное поведение управомоченного лица по осуществлению принадлежащего ему гражданского права, сопряженное с нарушением установленных в ст. 10 ГК РФ пределов осуществления гражданских прав, причиняющее вред третьим лицам или создающее условия для наступления вреда (например, Обзор судебной практики Двадцатого арбитражного апелляционного суда по применению главы III.1 «Оспаривание сделок должника» Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», утвержденный постановлением Президиума Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 16 сентября 2011 г.).

Для признания сделки недействительной на основании ст. 10, 168 ГК РФ необходимо установить признаки злоупотребления правом со стороны не только должника, но и его контрагента. О злоупотреблении правом контрагента при заключении договора с должником может свидетельствовать, например, совершение контрагентом этой сделки не в соответствии с ее обычным предназначением (например, при заключении договора купли-продажи недвижимости, по которому недвижимое имущество отчуждается от должника в пользу контрагента-покупателя; владение, пользование и распоряжение объектом, извлечение из него дохода – например, путем сдачи в аренду), а в других целях, таких как:

  • участие контрагента в операциях по неправомерному выводу активов должника;
  • получение контрагентом безосновательного контроля над ходом дела о несостоятельности;
  • реализация договоренностей между должником и контрагентом, направленных на причинение вреда иным кредиторам, лишение их части того, на что они справедливо рассчитывали (в том числе не имеющее разумного экономического обоснования принятие новых обязательств по уже просроченным основным обязательствам в объеме, превышающем совокупные активы должника или залогодателя, при наличии у последних неисполненных обязательств перед собственными кредиторами), и т.п.

Указанная позиция отражена также в уже упомянутых Определениях Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 29 апреля 2016 г. № 304-ЭС15-20061 по делу № А46-12910/2013, от 28 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-20034 по делу № А12-24106/2014.

В недавнем Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 14 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-18538 по делу № А40-191951/2017 разъяснены отдельные характеристики сделок со злоупотреблением правом и их соотношение с интересами гражданского оборота и применением института банкротства в российском праве. В частности, ВС РФ указал: «Такой подход (квалификация в качестве ничтожных сделок со злоупотреблением правом в спорах о банкротстве. – прим. мое. – В.Г.) позволяет противодействовать злоупотреблениям со стороны заказчика и исполнителя услуг, использующих договорную конструкцию возмездного оказания услуг и право на свободное согласование цены договора в целях искусственного формирования задолженности, в том числе и для создания фигуры фиктивного доминирующего кредитора, контролирующего банкротство в своих интересах в ущерб независимым кредиторам. Эта цель не совместима с задачами института банкротства, противоправна и не подлежит судебной защите.

Ввиду того что противоправная цель скрывается сторонами сделки, ее наличие устанавливается судом по совокупности косвенных признаков. Сам же факт установления неоправданно высокой цены услуг, что явно не характерно для обычных правоотношений, наряду с прочими обстоятельствами может указывать на злоупотребление правом.

Так, в частности, при рассмотрении данного дела апелляционный суд установил, что договор заключен в преддверии банкротства заказчика, а акт об оказании услуг подписан после возбуждения дела о его несостоятельности».

Однако для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 10 ГК РФ, суду необходимо установить, что такая сделка совершена с намерением причинить вред другому лицу либо допущено злоупотребление правом в иных формах (наличие или отсутствие негативных правовых последствий для участников сделки, для прав и законных интересов иных граждан и юридических лиц. Оно может выражаться (в отношении материальных благ) в утрате части имущественной сферы, упущенного дохода или необходимости нести в будущем новые расходы – п. 1, 2 ст. 10 ГК РФ). Неразумное и недобросовестное поведение также приравнивается к злоупотреблению правом.

Для квалификации сделки как совершенной с нарушениями ст. 10 ГК РФ управляющий вправе приводить доводы о наличии либо сговора между сторонами договора, либо осведомленности одной стороны договора о подобных действиях другой стороны, а также о направленности сделки на уменьшение конкурсной массы (противоправная цель) путем доказывания совершения должником и его контрагентом конкретных действий по отчуждению имущества по этой сделке по заведомо заниженной цене третьим лицам, а контрагент – отрицать это со ссылкой на обычность сделки, реальную эквивалентность (равноценность) предоставлений по сделке, отсутствие негативных правовых последствий (вреда) по результатам сделки для должника и иных лиц, отсутствие ухудшения либо улучшение экономических показателей деятельности должника, соответствие каузы (правовой цели) сделки избранной форме сделки и соответствие деловой цели сделки обычаям и обыкновениям, сложившимся в предпринимательской среде.

Кроме того, контрагент должника вправе ссылаться на пропуск срока исковой давности управляющим.

Срок давности в обособленных спорах о признании недействительными сделок должника по мотиву злоупотребления правом

Срок давности при оспаривании ничтожных сделок по основанию злоупотребления правом составляет три года. Сроки подозрительности в отношении таких сделок не применяются. Однако срок исковой давности исчисляется по-разному в зависимости от момента совершения спорной сделки.

В отношении сделок, совершенных после 1 сентября 2010 г.

Применительно к действиям арбитражного управляющего и/или кредитора, оспаривающих сделку по мотиву злоупотребления правом, в настоящее время действует субъективный фактор, характеризующий начало течения срока давности по требованию о недействительности сделки, – осведомленность заинтересованного лица о нарушении его прав («узнал или должен был узнать»).

Постановлением Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 60 (далее – Постановление № 60) п. 10 Постановления № 32 дополнен новым предложением, согласно которому по требованию управляющего или кредитора о признании недействительной сделки, совершенной со злоупотреблением правом (ст. 10 и 168 ГК РФ) до или после возбуждения дела о банкротстве, исковая давность в силу п. 1 ст. 181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

Срок исковой давности в этом случае для управляющего/кредитора составляет три года со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

В отношении сделок, совершенных до 1 сентября 2010 г.

Ранее действовавшая (до 1 сентября 2013 г.) редакция п. 1 ст. 181 ГК РФ связывала начало течения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованиям о признании ее недействительной не с субъективным фактором – осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, – а с объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения такой сделки независимо от субъекта оспаривания. Переходными положениями Федерального закона от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 9 ст. 3; далее – Закон № 100-ФЗ) определено, что новые сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 г.

Таким образом, по любой сделке, совершенной до 1 сентября 2010 г. (три года до вступления в силу положений Закона № 100-ФЗ, изменившего редакцию п. 1 ст. 181 ГК РФ), срок исковой давности истекает до 1 сентября 2013 г. Следовательно, на день вступления в силу Закона № 100-ФЗ (1 сентября 2013 г.) по сделкам, совершенным до 1 сентября 2010 г., по которым с заявлением об их оспаривании как совершенных со злоупотреблением правом управляющие/кредиторы обратились после 1 сентября 2013 г., трехлетний срок исковой давности, исчисляемый по правилам, предусмотренным ранее действовавшим законодательством, истек.

Судебная практика ВАС РФ и ВС РФ по вопросу об исчислении сроков исковой давности при оспаривании ничтожных сделок должника, сроки предъявления требований по которым истекли до 1 сентября 2013 г., единообразна (Постановление Президиума ВАС РФ от 29 марта 2012 г. № 15051/11 по делу № А41-25081/2009; Определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 марта 2015 г. № 306-ЭС15-998 по делу № А55-3371/2013, от 5 ноября 2015 г. № 305-ЭС14-1540 по делу № А40-79862/2011).

Реституционные последствия

Кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве и ГК РФ, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве).

Таким образом, при признании недействительной сделки с должником по мотиву злоупотребления правом (по ст. 10 и 168 ГК РФ) требование контрагента к должнику восстанавливается, и контрагент вправе предъявить его в реестр требований кредиторов должника (если полученное по этой сделке возвращено контрагентом в конкурсную массу должника).

Ключевая проблема при применении ст. 10 и 168 ГК РФ

Очень острой в настоящее время в практике рассмотрения споров о банкротстве стала проблема разграничения оснований недействительности сделок, предусмотренных ГК РФ и Законом о банкротстве, о чем уже говорилось в статье «Вред кредитору – признак сомнительности сделок банкрота». Следует ставить вопрос о фактической конкуренции норм о действительности сделки между ст. 10, 168 ГК РФ (т.е. сделки, совершенные со злоупотреблением правом) и ст. 61.2 Закона о банкротстве (подозрительные «вредительные» сделки должника). Зачастую конкурсными управляющими не приводятся доводы о том, чем, по их мнению, обстоятельства состоявшихся нарушений выходили за пределы диспозиций п. 1 или 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве и зачем необходимо оспаривать сделку должника как ничтожную по мотиву злоупотребления правом. Указанная тема – предмет особого исследования и будет подробно освещена в отдельной статье.

Основной целью банкротства является наиболее полное и соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Довольно часто решению этой задачи препятствует недостаточность имущества должника. Как правило, причина этого кроется в совершении должником в преддверии банкротства сделок по отчуждению активов, будь то попытка конвертировать активы в денежные средства для стабилизации финансового положения должника или недобросовестные действия по незаконному выводу активов из безнадежного предприятия.

Действующее законодательство о банкротстве имеет ряд инструментов для возврата отчужденных активов в конкурсную массу должника. Так, в 2009 году ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) был дополнен новой главой III.1 «Оспаривание сделок должника». Кроме этого, данная глава была существенно расширена и дополнена Постановлением Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 (далее – Постановление № 63). Эффективность этих инструментов, безусловно, зависит от умений и навыков специалистов, их использующих.

Следует отметить, что в рамках дела о банкротстве могут быть оспорены не только сделки в прямом смысле этого слова, но и любые иные действия должника, направленные на ухудшение его финансового положения, например, погашение обязательств в рамках исполнительного производства, уплата налогов, выплаты премий сотрудникам и т. п.

Законодательством выделяются две группы сделок, которые могут быть признаны недействительными в рамках дела о банкротстве. Это подозрительные сделки и сделки с предпочтением. Рассмотрим подробнее особенности каждой группы.

Подозрительные сделки

Во-первых, это сделки с неравноценным встречным исполнением своих обязательств другой стороной сделки. Это означает, что если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, то такая сделка может рассматриваться как подозрительная. Степень равноценности встречного исполнения, как правило, определяется экспертом-оценщиком на момент совершения сделки или сравнением с аналогичными сделками. Периодом подозрительности сделок с неравноценным встречным исполнением является один год до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Наиболее распространенным примером сделки с неравноценным встречным исполнением является пресловутый вывод активов, направленный на спасение ликвидного имущества с тонущего корабля-предприятия. Судебная практика по данному вопросу довольно-таки обширна и однозначна. К примеру, суд признал недействительной сделку по отчуждению объекта недвижимости по причине того, что рыночная стоимость переданного по договору имущества существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств.

Во-вторых, сделки, совершенные в целях причинения имущественного вреда кредиторам, при условии, что другая сторона сделки знала о намерении должника причинить вред кредиторам. Презюмируется, что другая сторона сделки знала о таком намерении должника, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Вред, причиненный имущественным правам кредиторов, понимается как уменьшение стоимости или размера активов должника или увеличение размера требований к должнику. В данном случае период подозрительности – три года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Следует отметить, что цель причинения имущественного вреда предполагается, если выполняется одно из следующих условий:

  • на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица;
  • сделка направлена на выплату доли в связи с выходом участника из общества;
  • стоимость переданного по сделке или принятых на себя обязательств составляет 20 % или более балансовой стоимости активов должника;
  • должник изменил свое место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие или иные учетные документы;
  • после совершения сделки по передаче имущества, должник продолжал пользоваться данным имуществом или иным образом осуществлял управление данным имуществом.

Характерный пример совершения сделки с целью причинения имущественного вреда кредиторам – передача активов в залог аффилированной структуре в качестве обеспечения какого-либо обязательства, зачастую фиктивного. Рассмотрим недавний случай из судебной практики. Должник фактически передал в залог все основные активы, обеспечивающие нормальную хозяйственную деятельность общества. Суд пришел к выводу о том, что совершением оспариваемых операций был причинен вред имущественным правам кредиторов, выразившийся в значительном увеличении размера имущественных требований к должнику. Совокупный размер принятых должником обязательств составил более 20 % от балансовой стоимости активов должника.

Сделки с предпочтением

Еще одним критерием оспоримости сделки является оказание предпочтения отдельному кредитору. Это означает, что должник, имея несколько неисполненных обязательств, осуществляет преимущественное погашение одного из обязательств. По общему правилу, периодом оспоримости таких сделок является один месяц до принятия судом заявления о банкротстве или после такого принятия, за некоторыми исключениями, которые будут рассмотрены ниже. Для признания сделки недействительной по основанию оказания предпочтения необходимо выполнение одного из следующих условий:

  1. Сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором;
  2. Сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов;
  3. Сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил;
  4. Cделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности, предусмотренной Законом о банкротстве.

Период оспоримости может быть увеличен до шести месяцев, если сделка одновременно удовлетворяет условиям, изложенным в пунктах 1 и 2, или если установлено, что кредитору было известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, что предполагается, пока не доказано обратное. Бремя доказывания того, что сделка совершена с оказанием предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.

Последствия признания сделки недействительной

По правилам Гражданского кодекса РФ в отношении сделки, признанной недействительной применяются правила двусторонней реституции, то есть сторонам возвращается все переданное по сделке. В случае невозможности возврата переданного имущества в конкурсную массу, контрагент обязан возместить его действительную стоимость на момент приобретения, а также убытки, вызванные изменением стоимости.

В случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества, кредиторы приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве. Очередность удовлетворения таких требований зависит от обстоятельств, на основании которых данная сделка была признана недействительной.

Особо актуальным остается вопрос возврата в конкурсную массу имущества, которое было передано другой стороной сделки второму приобретателю по последующей сделке. Требование о признании первоначальной сделки недействительной предъявляется первому приобретателю. Если первоначальная сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве. В случае подсудности виндикационного иска тому же суду, виндикационное требование может быть присоединено к требованию о признании сделки недействительной.

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, не могут быть оспорены, если цена имущества или размер обязательств по одной или нескольким сделкам, не превышает один процент балансовой стоимости активов должника. Балансовые показатели крупных предприятий могут быть довольно высокими, вследствие чего под планку обычной хозяйственной деятельности могут быть подогнаны сделки на вполне значительные суммы.

ВАС РФ разъяснил, какие сделки не могут считаться совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности:

  • платеж со значительной просрочкой;
  • предоставление отступного;
  • не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Кроме этого, ВАС РФ указывает, что к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности могут быть отнесены различные платежи по длящимся обязательствам, например:

  • возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;
  • уплата ежемесячной арендной платы;
  • выплата заработной платы;
  • оплата коммунальных услуг;
  • платежи за услуги сотовой связи и Интернет;
  • уплата налогов и т. п.

Бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, возлагается на другую сторону сделки – контрагента должника.

Порядок оспаривания сделок

Заявление об оспаривании сделки может быть подано в процедурах внешнего управления и конкурсного производства. Указанное заявление подается и рассматривается в рамках дела о банкротстве должника. Срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности сделки.

Заявление о признании сделки недействительной может быть подано арбитражным управляющим, как по собственной инициативе, так и по решению собрания или комитета кредиторов. Кроме этого, правом подачи такого заявления наделены конкурсные кредиторы и уполномоченный орган, если размер задолженности перед ними составляет не менее 10 % от всего реестра требований кредиторов.

Право конкурсного кредитора и уполномоченного органа на самостоятельную подачу заявления о признании сделки недействительной было введено лишь недавно Федеральным законом от 22.12.2014 N 432-ФЗ. Это немаловажная регалия, поскольку миноритарные кредиторы зачастую были лишены возможности повлиять на возврат активов в конкурсную массу в силу того, что собрание или комитет кредиторов контролировалось большинством, по тем или иным причинам не заинтересованным в оспаривании определенных сделок.

В заключение хотелось бы отметить, что оспаривание сделок – это очень эффективный инструмент для любого лица, заинтересованного во взыскании задолженности с предприятия-банкрота. К сожалению, судебная практика знает множество случаев отказа в удовлетворении подобных заявлений по причине неграмотной формулировки исковых требований и непонимания процессуальных особенностей такого рода споров. Банкротство – очень специфическая область гражданско-правовых отношений, и использование штатных общепрофильных юристов для участия в банкротном процессе зачастую оборачивается не только отсутствием экономической выгоды, но и серьезными убытками. Автор статьи настоятельно рекомендует привлекать к участию в делах о банкротстве узкопрофильных высококвалифицированных специалистов для достижения максимального экономического эффекта.

П. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве.

Ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.07.2015 N Ф05-15707/2013 по делу N А41-42650/11

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.04.2015 N Ф05-3201/2015 по делу N А40-134563/2013

Ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Ст. 61.6 Закона о банкротстве.

П. 16 Постановления № 63

П. 14 Постановления № 63

Там же.

Там же.

Подозрительная сделка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *