Закон о цифровых финансовых активах

Документы

Проект

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
«О цифровых финансовых активах»

Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Предмет регулирования и сфера действия настоящего Федерального закона

1. Настоящим Федеральным законом регулируются отношения, возникающие при создании, выпуске, хранении и обращении цифровых финансовых активов, а также осуществлении прав и исполнении обязательств по смарт-контрактам.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

Цифровой финансовый актив – имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств. Права собственности на данное имущество удостоверяются путем внесения цифровых записей в реестр цифровых транзакций. К цифровым финансовым активам относятся криптовалюта, токен. Цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации.

Цифровая транзакция – действие или последовательность действий, направленных на создание, выпуск, обращение цифровых финансовых активов.

Цифровая запись – информация о цифровых финансовых активах, зафиксированная в реестре цифровых транзакций.

Реестр цифровых транзакций – формируемая на определенный момент времени систематизированная база цифровых записей.

Распределенный реестр цифровых транзакций – систематизированная база цифровых транзакций, которые хранятся, одновременно создаются и обновляются на всех носителях у всех участников реестра на основе заданных алгоритмов, обеспечивающих ее тождественность у всех пользователей реестра.

Участники реестра цифровых транзакций – лица, осуществляющие цифровые транзакции в соответствии с правилами ведения реестра цифровых транзакций.

Валидатор — юридическое или физическое лицо, являющееся участником реестра цифровых транзакций и осуществляющее деятельность по валидации цифровых записей в реестре цифровых транзакций в соответствии с правилами ведения реестра цифровых транзакций.

Оператор обмена цифровых финансовых активов – юридическое лицо, осуществляющее сделки по обмену цифровых финансовых активов одного вида на цифровые финансовые активы другого вида и/или обмену цифровых финансовых активов на рубли или иностранную валюту. Операторами обмена цифровых финансовых активов могут быть только юридические лица, которые созданы в соответствии с законодательством Российской Федерации и осуществляют виды деятельности, указанные в статьях 3 – 5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг», или юридические лица, являющиеся организаторами торговли в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 325-ФЗ «Об организованных торгах».

Валидация цифровой записи – юридически значимое действие по подтверждению действительности цифровых записей в реестре цифровых транзакций, осуществляемое в порядке, установленном правилами ведения реестра цифровых транзакций.

Майнинг – предпринимательская деятельность, направленная на создание криптовалюты и/или валидацию с целью получения вознаграждения в виде криптовалюты.

Криптовалюта – вид цифрового финансового актива, создаваемый и учитываемый в распределенном реестре цифровых транзакций участниками этого реестра в соответствии с правилами ведения реестра цифровых транзакций.

Токен – вид цифрового финансового актива, который выпускается юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (далее – эмитент) с целью привлечения финансирования и учитывается в реестре цифровых записей.

Смарт-контракт – договор в электронной форме, исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций в строго определенной им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств. Защита прав участников (сторон) смарт-контракта осуществляется в порядке, аналогичном порядку осуществления защиты прав сторон договора, заключенного в электронной форме. Цифровой кошелек — программно-техническое средство, позволяющее хранить информацию о цифровых записях и обеспечивающее доступ к реестру цифровых транзакций. Цифровой кошелек открывается оператором обмена цифровых финансовых активов только после прохождения процедур идентификации его владельца в соответствии с Федеральным законом от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Статья 3. Особенности выпуска токенов

1. В целях настоящего Федерального закона под выпуском токенов понимается последовательность действий, направленная на отчуждение эмитентом токенов их приобретателям. У токена определенного вида может быть только один эмитент. Лица, не являющиеся в соответствии с Федеральным законом от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» квалифицированными инвесторами, могут приобрести в рамках одного выпуска токены на сумму не более пятидесяти тысяч рублей. При этом приобретение токенов лицами, не являющимися в соответствии с Федеральным законом от 22.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» квалифицированными инвесторами, осуществляется только путем зачисления приобретаемого им токена на специальный счет, открываемый приобретателю оператором обмена цифровых финансовых активов, являющимся владельцем цифрового кошелька, используемого для хранения информации о приобретаемых токенах и порядке доступа к реестру цифровых транзакций.

В случае приобретения токенов лицами, являющимися в соответствии с Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» квалифицированными инвесторами, цифровой кошелек, используемый для хранения информации о приобретаемых квалифицированным инвестором токенах и порядке его доступа к реестру цифровых транзакций, может быть открыт на имя такого квалифицированного инвестора.

2. Процедура выпуска токенов состоит из следующих этапов:

— опубликование эмитентом токенов в сети в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» оферты, содержащей предложение о приобретении выпускаемых им токенов, (далее – публичная оферта о выпуске токенов), инвестиционного меморандума, а также иных документов, необходимых для выпуска токенов;

— заключение договоров, в том числе в форме смарт-контракта, направленных на отчуждение и оплату токенов их приобретателями;

3. Публичная оферта о выпуске токенов должна содержать:

сведения об эмитенте и его бенефициаре (при наличии): полное наименование эмитента токенов и его бенефициара (при наличии), место нахождения постоянно действующего исполнительного органа эмитента и его бенефициара (при наличии), официальный сайт эмитента в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

сведения о валидаторе: полное наименование (для физического лица — фамилия, имя и отчество) валидатора, осуществляющего валидацию цифровых записей в реестре цифровых транзакций выпускаемых токенов, место нахождения постоянно действующего исполнительного органа (для физического лица — адрес места жительства), официальный сайт в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;

сведения о лице, осуществляющем депозитарную деятельность, которому передаются на хранение экземпляры публичной оферты о выпуске токенов и инвестиционного меморандума (в случае, если эмитент самостоятельно учитывает права владельцев токенов);

права, предоставляемые владельцу токена и порядок осуществления таких прав;

цену приобретения выпускаемого токена или порядок ее определения;

дату начала заключения договоров о приобретении выпускаемых токенов;

порядок направления акцепта публичной оферты о выпуске токенов, в том числе срок для направления акцепта, а также порядок оплаты приобретаемых токенов;

указание на то, что лица, не являющиеся в соответствии с Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» квалифицированными инвесторами, могут приобрести в рамках одного выпуска токены на сумму не более пятидесяти тысяч рублей;

правила ведения реестра цифровых транзакций;

информацию о порядке открытия цифровых кошельков, используемых для хранения информации о приобретаемых токенах и порядке доступа к реестру цифровых транзакций.

иные сведения, определенные эмитентом.

Публичная оферта о выпуске токенов должна быть подписана усиленной квалифицированной подписью лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа юридического лица – эмитента или индивидуального предпринимателя -эмитента.

Если учет прав владельцев токенов ведется эмитентом самостоятельно, то эмитент обязан передать на хранение экземпляр публичной оферты о выпуске токенов и инвестиционного меморандума лицу, осуществляющему депозитарную деятельность.

4. Инвестиционный меморандум должен содержать:

сведения об эмитенте: полное и сокращенное наименование, цели создания (при наличии), основные виды хозяйственной деятельности;

сведения об акционерах (участниках) эмитента, а также о структуре и компетенции органов управления эмитента;

основные цели выпуска токенов и направления использования средств, полученных в результате выпуска токенов. В случае, если выпуск токенов осуществляется с целью финансирования определенного проекта, приводится описание такого проекта, в том числе бизнес-план (при наличии) и сроки реализации проекта;

иную информацию, которую эмитент посчитает необходимым указать в инвестиционном меморандуме.

Инвестиционный меморандум должен быть подписан лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа юридического лица – эмитента или индивидуальным предпринимателем — эмитентом, подтверждающими тем самым достоверность и полноту всей информации, содержащейся в инвестиционном меморандуме.

5. Оферта о выпуске токенов, инвестиционный меморандум, правила ведения реестра цифровых транзакций, а также иные документы, опубликование которых в соответствии с настоящим Федеральным законом осуществляется одновременно с публичной офертой о выпуске токенов, должны быть опубликованы не позднее, чем за 3 рабочих дня до указанной в оферте о выпуске токенов даты начала заключения договоров, направленных на отчуждение эмитентом токенов их владельцам.

До опубликования оферты о выпуске токенов выпускаемые токены не могут предлагаться потенциальным приобретателям в любой форме и любыми средствами с использованием рекламы.

Статья 4. Особенности обращения цифровых финансовых активов.

1. Владельцы цифровых финансовых активов вправе совершать сделки по обмену цифровых финансовых активов одного вида на цифровые финансовые активы другого вида и/или обмену цифровых финансовых активов на рубли, иностранную валюту и/или иное имущество только через оператора обмена цифровых финансовых активов. При этом указанные сделки, заключаемые с привлечением оператора обмена цифровых финансовых активов, являющегося организатором торговли в соответствии с Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 325-ФЗ «Об организованных торгах», должны осуществляться в соответствии с Правилами организованных торгов цифровыми финансовыми активами, зарегистрированными в Центральном банке Российской Федерации.

2. Сделки по обмену цифровых финансовых активов лицами, не являющимися в соответствии с Федеральным законом от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» квалифицированными инвесторами, осуществляется только путем зачисления или списания цифровых финансовых активов со специального счета, открываемого оператором обмена цифровых финансовых активов, являющимся владельцем цифрового кошелька, используемого для хранения информации о цифровых финансовых активах и порядке доступа к реестру цифровых транзакций. Порядок открытия и ведения указанных специальных счетов устанавливается Центральным банком Российской Федерации.

Статья 5. Порядок вступления в силу настоящего Федерального закона.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении 90 дней с даты его официального опубликования.

Президент Российской Федерации

Принят в окончательном третьем чтении проект федерального закона (О ЦИФРОВЫХ ПРАВАХ). Цифровые финансовые активы.

12 марта Принят в окончательном третьем чтении проект федерального закона № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (О цифровых правах). Закон «О цифровых правах» — Как и почему «убрали криптовалюты» из этого «закона».

Поправки в ГК РФ создают основу для дальнейшего развития законодательства в сфере цифровой экономики. Это, в частности, относится к двум другим проектам законов, находящимся на рассмотрении Государственной Думы:

— № 419090-7 «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» (законопроектом регулируются отношения по привлечению инвестиций коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями с использованием информационных технологий, а также определяются правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга) ;

— № 419059-7 «О цифровых финансовых активах» (законопроект направлен на регулирование отношений, появляющихся при возникновении, учете и обращении цифровых прав и цифровых финансовых активов).

Все три документа предлагается вводить в действие одновременно – с 1 октября 2019 года.

Павел Крашенинников подчеркнул, что принятый закон является основополагающим для регулирования отношений в рамках цифровой экономики, которая обозначена Президентом РФ как приоритетное направление развития в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации от 20 февраля 2019 года.

Это новая сфера для российского права, поэтому очень важно закрепить основные положения в Гражданском кодексе, который еще называют «экономической конституцией» страны, так как именно он определяет товарооборот и имущественные отношения. Конкретные правила оборота цифровых объектов будут установлены в специальных законах, — сказал Павел Крашенинников.

Законом закрепляется в гражданском законодательстве несколько базовых положений о новых цифровых объектах экономических отношений. Фактически эти новые объекты создаются и используются — и в России и за рубежом, но российским законодательством напрямую не регламентируются, поэтому лица, приобретающие такие объекты, а также их кредиторы и наследники могут оказаться без правовой защиты, — подчеркнул Павел Крашенинников.

На сегодняшний день цифровые технологии очень прочно вошли в нашу жизнь. В сети Интернет развивается рынок таких объектов как «токены», «криптовалюта» и др. Довольно широко распространено и заключение контрактов в Интернете путем «нажатия кнопок» на компьютере, смартфоне или отправки СМС. Таким образом сейчас совершается значительное число волеизъявлений. Оплата услуг и товаров онлайн – уже стала одной из главных тенденций потребительского рынка.

Появление новых цифровых возможностей существенно упрощает нашу жизнь, но поскольку эти отношения не урегулированы напрямую российским законодательством, создаются большие риски. Закон позволит обеспечить правовые условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, для предоставления защиты гражданам и организациям по таким сделкам, — сказал Павел Крашенинников.

При работе над законопроектом были существенно изменены нормы о цифровых правах; уточнены положения о форме сделки. Кроме того, были исключены положения о цифровых деньгах (криптовалюте), поскольку сейчас их введение в гражданский оборот является преждевременным. Но с учетом технического прогресса со временем это может стать возможным, — сообщил Павел Крашенинников.

Согласно принятому закону предусматриваются следующие изменения в Гражданский кодекс:

1. Закрепляется базовое определение «цифровое право».С этой целью вводится новая статья 141.1 ГК РФ «Цифровые права».

Под цифровыми правами предлагается понимать особые «обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам. Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу».

Закрепление понятия «цифровое право» в Гражданском кодексе позволит определить его место в системе объектов гражданских прав, допустить оборот этого объекта, в том числе куплю-продажу, а также предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по сделкам с цифровыми правами.

2. Для облегчения совершения сделок с цифровыми правами законом совершенствуются правила гражданского законодательства о форме сделок, в том числе договоров.

В частности, к простой письменной форме сделки приравнивается выражение лицом своей воли с помощью электронных или других аналогичных технических средств. К примеру, на странице в сети Интернет, в приложении на смартфоне описаны условия для нажатия клавиши ОК, из которых следует, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления.

В результате будут считаться заключенными и действительными все сделки, совершаемые дистанционно, в том числе путем заполнения формы в сети «Интернет» или путем отправки смс. Получат признание также «электронные» доверенности и заполненные в электронном виде бюллетени для голосования.

Законом дополняются правила ГК РФ:

— о заочных собраниях – можно будет заочно голосовать с помощью электронных или других технических средств на собраниях гражданско-правовых сообществ;

— о форме договоров – для договора номинального счета и для договора страхования вводится возможность заключения не только в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, но и путем заключения или обмена электронными документами;

— отдельно указывается запрет на составление завещания с использованием электронных или других технических средств.

3. Проект вносит определенность в сферу использования «самоисполняемых» сделок (смарт-контракты).

Смарт-контракт не является отдельной сделкой, это всего лишь условие об автоматическом исполнении любого гражданско-правового договора (договора купли-продажи, аренды, подряда и пр.). В настоящее время такие условия договоров распространены в банковской сфере (например, клиент может поручить банку списание коммунальной платы в режиме «автоплатежа»). Также они востребованы и в электронной торговле.

В результате, лицо, покупающее тот или иной виртуальный объект, получит его автоматически при наступлении указанных в соглашении обстоятельств, то есть исполнение произведет сама информационная система. У продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги.

4. Законом решается вопрос о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (в обиходе – «big data»).

Для этого в новой статье 783.1 ГК РФ вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации. При этом закрепляется, что договором может предусматриваться обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация может быть раскрыта третьим лицам.

Об этом законе я делал статью/публикацию 6 марта. Закон «О цифровых правах» — Как и почему «убрали криптовалюты» из этого «закона».

Далее закон поступает в Совет Федерации и на подпись президенту.
Понятие Криптовалюты и другие «ключевые термины» будет регулировать отдельный Федеральный Закон «О цифровых финансовых активах» Рассмотрение которого во втором чтении в ГД РФ назначено на 19 марта.
Стоит обратить внимание на такую формулировку «введение в гражданский оборот цифровых денег (криптовалюты), является преждевременным». Посмотрим, что примут 19 марта и будет всё понятно, в каком виде «введут в оборот». В гражданский оборот рано, возможно в «коммерческий оборот» или оборот для банков/фондов/крупных инвест.организаций/предпринимателей/юр.лиц или иных отдельных категорий и сторон новых правовых отношений. По логике «законодателей» — «гражданам» рано давать в «полноценный правовой» оборот(«пускать в расход» граждан жалко), проще проверить на тех, у кого больше денег, их меньше и они как правило «учтены»/зарегистрированы/идентифицированы, а значит их проще будет контролировать/регулировать/анализировать/наказывать/ограничивать, логика «железная» прослеживается.
Всем спасибо за внимание, ближе к 19 марта будет продолжение истории по ходу рассмотрения всего «пакета» готовящихся и находящихся на финальной стадии рассмотрения законопроектов. Более менее точные и понятные формулировки, а так же понятия с определениями или ключевые значения с тезисами, как правило появляются после принятия во 2-3 чтении законопроектов в ГД РФ.
Весь «пакет законов» находится на финальных стадиях.
1. ФЗ «О национальной платежной системе». Сегодня приняты в первом чтении 2 ФЗ с ключевыми изменениями/дополнениями.
2. Законодательство РФ (ГДРФмарт2019) ФЗ «О цифровых активах» «О рынке ценных бумаг» «О совершении сделок с использованием электронной платформы»
3. ФЗ «О рынке ценных бумаг“ в части совершенствования регулирования деятельности брокеров и доверительных управляющих, категория инвестор — физ лицо.
4. Закон „О цифровых правах“ — Как и почему „убрали криптовалюты“ из этого „закона“.
5. Проекты НПА Банка России на МАРТ и 2019 год. Указания Банка России, Приказ РОСфинмониторинга. Путин — «О цифровой экономике»

Обзор проекта ФЗ «о цифровых финансовых активах» Текст научной статьи по специальности «Право»

Yakimenko Dmitry Vitalievich REVIEW OF THE DRAFT …

juridical science

УДК 347.21

DOI: 10.26140/bgz3-2019-0802-0043

ОБЗОР ПРОЕКТА ФЗ «О ЦИФРОВЫХ ФИНАНСОВЫХ АКТИВАХ»

© 2019

Якименко Дмитрий Витальевич, студент 4-го курса Юридической Школы Дальневосточный федеральный университет (690091, Россия, Владивосток, ул. Суханова, 8, e-mail: yakimenko.dv25@gmail.com)

Аннотация. Целью настоящей статьи является исследование проекта федерального закона «О цифровых финансовых активах», который разрабатывается Министерством финансов Российской Федерации. В процессе исследования были использованы специально-юридический метод, метод синтеза и систематизации теоретического материала по теме исследования. Автором сделан упор на соотношение рассматриваемого проекта федерального закона и регулируемых им отношений с действующим гражданским законодательством. На основе анализа доктринальных взглядов на место криптовалюты в системе правового регулирования делается вывод о необходимости законодательного регулирования отношений, связанных с оборотом криптовалюты. Автором предлагается законодательно урегулировать данные отношения путем дальнейшей работы над проектом федерального закона «О цифровых финансовых активах». Актуальность статьи подтверждается немногочисленностью исследований по рассматриваемому вопросу. При этом следует отметить, что вопросы криптовалюты и иных связанных с ней явлений в литературе регулярно освещаются, в то время как предлагаемые законодательные инициативы не обсуждаются. Между тем, от того каким станет закон, регулирующий криптовалюту во многом зависит и его положение в российском обществе. Основные положения и выводы статьи могут быть использованы в целях дальнейшего исследования вопросов места криптовалюты в системе российского права. Помимо этого, материалы статьи могут быть задействованы в качестве основы для построения концепции законодательного регулирования криптовалюты.

Ключевые слова: криптовалюта, цифровые активы, проект закона, биткоин, банковское право, токен, правовое регулирование криптовалюты, смарт-контракт, объекты гражданских прав, рынок ценных бумаг, самоисполнимый договор.

REVIEW OF THE DRAFT «ON DIGITAL FINANCIAL ASSETS» FEDERAL LAW

© 2019

Yakimenko Dmitry Vitalievich, 4th grade student of law school

Far Eastern Federal University (690091, Russia, Vladivostok, street Suhanova, 14, e-mail: yakimenko.dv25@gmail.com)

В начале 2018 г. Министерство финансов РФ (далее — Минфин) подготовил и выпустил в свет проект Федерального закона «О цифровых финансовых активах» (далее — проект). Во-первых, сразу же следует отметить, что данный проект еще не был внесен в Государственную Думу РФ, что, на наш взгляд, говорит о том, что в самом Минфине еще идут работы по подготовке проекта. На то, что консенсуса по вопросам подготовки этого проекта не имеется указывает, в частности, тот факт, что Центральный Банк РФ (далее — ЦБ РФ) также подключился к работе над одноименным законопроектом (подробнее о работе ЦБ РФ далее). Кроме того, при первом же прочтении проекта в глаза «бросается», что этот проект состоит только из одной главы — «Глава 1. Общие положения» — из чего напрашивается вывод, что, исходя из всех юридико-технических правил, читателя далее ждут последующие, специальные главы. Однако, продолжения проекта нет, и он состоит всего из 5 статей.

При этом в пользу того, что законопроект является окончательной версией Минфина, свидетельствует то, что Минфин ничего не говорит о том, что этот проект не окончен, также, как и не говорит, что его ждет продолжение. Помимо прочего, весьма примечательна в этом контексте ст. 5 рассматриваемого проекта, которая указывает оперативное правило о порядке введения закона в силу, что также по идее свидетельствует в лишний раз о его завершенности.

Однако, в рамках данного обзора мы считаем, что работа по подготовке проекта еще не окончена, а все обстоятельства, которые свидетельствуют об обратном — это лишь упущения правоприменителя, который оставил такие «хвосты» в своей работе.

Итак, рассматриваемый проект своим предметом обозначает «отношения, возникающие при создании, выпуске, хранении и обращении цифровых финансовых активов, а также осуществлении прав и исполнении обязательств по смарт-контрактам». Уже с этого момента законодатель использует ранее неизвестные нам понятия, которые естественно, нуждаются в должном толковании. Так ст. 2 названного проекта предлагает нам следующую дефиницию: «цифровой финансовый актив — имущество в электронной форме, созданное с использованием шифровальных (криптографических) средств». Из этого определения следует, что цифровой финансовый актив может выступать в качестве объекта гражданского оборота, по смыслу, придаваемому ст. 128 Гражданского Кодекса РФ (далее — ГК РФ). В этой связи отметим, что, приняв данное понятие цифровых финансовых активов, мы приблизимся к правовому регулированию аналогичному, например, в таких государствах как Японии. С апреля 2017 г. в Японии вступил в силу закон, в соответствии с которым криптовалюта получила статус платежного средства, но при этом официальной национальной валютой по-прежнему осталась японская иена .

юридические науки

Якименко Дмитрий Витальевич ОБЗОР ПРОЕКТА ФЗ «О ЦИФРОВЫХ …

При этом в России предусматривается специальное регулирование цифровых финансовых активов, в частности, оно выражается в том, что «права собственности на данное имущество удостоверяются путем внесения цифровых записей в реестр цифровых транзакций». Особенностями данного реестра являются:

1) децентрализованность, т. е. данный реестр не находится в ведении одного конкретного лица; реестродержателей может быть достаточно много и у каждого из них есть возможность осуществлять определенные правомочия с ним;

2) системность, т. е. определенного рода упорядоченность сведений, содержащихся в реестре;

3) автоматизация процесса означает, что сведения, вносимые в реестр «хранятся, одновременно создаются и обновляются на всех носителях у всех участников реестра на основе заданных алгоритмов»;

4) тождественность, т. е. реестр обеспечивает такое положение, когда у всех участников реестра (реестродержателей) информация, содержащаяся в реестре, носит единый характер, т. е. одинакова.

Закон определяет, только два вида цифровых финансовых активов — это криптовалюта и токен. Криптовалюта определяется как вид цифрового финансового актива, создаваемый и учитываемый в распределенном реестре цифровых транзакций участниками этого реестра в соответствии с правилами ведения реестра цифровых транзакций. Токен — это вид цифрового финансового актива, который выпускается юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем (эмитентом) с целью привлечения финансирования и учитывается в реестре цифровых записей. Однако, в независимости от конкретного вида цифрового финансового актива, «цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации». Это законоположение вполне логично в свете высказанных Минфином и ЦБ РФ позициями по поводу криптовалюты .

Во всяком случае, на наш взгляд введение в этот проект понятия «токен» и регулирования его эмиссии связано прежде всего с рецепцией определенных идей, выраженных в статье госпожи Л. Новоселовой . Такой вывод, в частности напрашивается, в связи с тем, что и сам проект, и названная работа идут под одним лейтмотивом: имеется необходимость расширения сферы регулирования Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» и включения в нее положений, охватывающих операции по эмиссии токе-нов. Итак, видим, что Минфин обратил свое внимание на предложения по регулированию токена, которые назрели в юридической доктрине, и откликнулся на них, что не может не радовать.

Особенностью данного проекта нельзя не назвать новаторское признание майнинга в качестве предпринимательской деятельности. Естественно, такой режим введен не только ради того, чтобы легализовать деятельность майнеров. Данный режим распространяется, на наш взгляд, по стольку поскольку таковой необходим для налоговых правоотношений.

Помимо вещно-правовых категорий цифрового финансового актива, данный закон говорит о таком понятии, как «смарт-контракт». Согласно проекту «смарт-контракт — договор в электронной форме, исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций в строго определенной им последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств». Данное понятие уже освещал в своих работах отечественный юрист Савельев А.И. , который предлагает понимать смарт-контракт как «договор, существующий в форме программного кода, имплементированного на платформе блокчейн, который обеспечивает автономность и самоисполнимость условий такого договора

по наступлении заранее определенных в нем обстоятельств». Эти два понятия в определенной степени схожи и из них вытекают следующие признаки смарт-контрактов:

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1) смарт-контракт — это сделка, т. е. договор, соответственно на него распространяются правила об обязательствах, предусмотренные в гражданском законодательстве;

2) автономность (автоматичность) означает, что договор грубо говоря является самоисполнимым, т. е. его исполнение не зависит от каких-либо активных действий сторон;

3) электронная форма, т. е. договор совершается при помощи определенных технических средств, в т. ч. посредством блокчейна;

4) условность, т. е. обязательно наличие каких-либо условий в качестве юридически значимых обстоятельств для договора (ст. 157 ГК РФ).

Таким образом, имеем обязательственно-правовую сущность рассматриваемого проекта, которая выражается в регулировании смарт-контрактов, а также вещно-правовую, которая отражает аспекты цифровых финансовых ресурсов как объектов гражданских прав, на которые может быть распространен режим права собственности.

Еще одной из особенностей проекта является возможность вывода цифровых финансовых активов в натуральные деньги, т. е. рубли или иностранную валюту. Для вывода активов проектом предусматривается создание и деятельность юридических лиц в качестве оператора обмена цифровых финансовых активов, на которых будут распространяться специальные правила и ограничения. Именно эта норма стала камнем преткновения между Минфином и ЦБ РФ. В пресс-релизе ЦБ РФ отметил, что обращение ничем не обеспеченных криптовалют рискованно как для потребителей, так и для инвесторов. При этом ЦБ РФ предлагает разрешить обмен лишь токенов и только на деньги. По проекту ЦБ РФ все гражданско-правовые сделки с приобретенными токенами должны быть запрещены. Исключение — сделки, направленные на осуществление прав, предоставляемых токенами согласно публичной оферте об их выпуске .

Последней новацией рассматриваемого проекта, пожалуй, являются нормы о выпуске токенов (ст. 3). Под выпуском токенов, согласно проекту, понимается последовательность действий, направленная на отчуждение эмитентом токенов их приобретателям. У токена определенного вида может быть только один эмитент. Лица, не являющиеся в соответствии с Федеральным законом от 22.04.1996 № 39-Ф3 «О рынке ценных бумаг» квалифицированными инвесторами, могут приобрести в рамках одного выпуска токены на сумму не более 50 000 рублей.

Последовательность действий, о которых говорилось выше, включает в себя:

1) опубликование эмитентом токенов в сети в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» оферты, содержащей предложение о приобретении выпускаемых им токенов, инвестиционного меморандума, а также иных документов, необходимых для выпуска токенов;

2) заключение договоров, в том числе в форме смарт-контракта, направленных на отчуждение и оплату токе-нов их приобретателями.

При этом содержание публичной оферты и инвестиционного меморандума подчиняется достаточно жесткому и полному перечню, который определяет содержание информации в этих документах.

В связи с применением особого регулирования к эмитенту токенов, его следует признать специальным субъектом отношений, к которому в свою очередь применяются особые правила. Помимо правил, уже закрепленных и нововведений проекта, считаем, что необхо-

Балтийский гуманитарный журнал. 2019. Т. 8. № 2(27)

Yakimenko Dmitry Vitalievich REVIEW OF THE DRAFT …

juridical science

димо дать отдельную статью в проекте под названием «Ответственность эмитента», в которой подробно проработать специальные правила о привлечении эмитента к ответсвенности, в частности к гражданско-правовой.

Основной формой гражданско-правовой ответсвенности, как известно, является возмещение ущерба, который согласно ст. 15 ГК РФ состоит из прямого ущерба и упущенной выгоды. Уже в Концепции развития гражданского законодательства РФ ставился вопрос, который актуален и в нашем случае, о доказывании факта наличия убытков и точного их размера. Учитывая специфичность отношений, связанных с выпуском и оборотом токенов, сложность определения убытков резюмируются, а определение упущенной выгоды и ее размера становится вовсе не легким делом. Дабы минимизировать возможные риски, необходимо повышение требований к эмитентам токенов (лицензирование эмитента, раскрытие информации о деятельности эмитента, создание реестра недобросовестных эмитентов и т. п.).

В свою очередь не исключена повышенная ответственность эмитента, связанная с привлечением к административной ответсвенности сверх гражданско-правовой, которая, может выражаться в штрафе и аннулировании лицензии .

Подводя обзор проекта Федерального закона «О цифровых финансовых активах» к общему знаменателю, отметим, что уже такая работа (пусть даже и всего в 5 статей) ознаменовала новый этап в развитии правового регулирования в сфере оборота криптовалюты, что, несомненно, является положительным эффектом. В целом, предлагаемое правовое регулирование, несмотря на свой ограниченный характер, дает большие надежды, закрепляя вполне разумные вещи по типу организации обмена криптовалют на деньги, установлению правил обращения токенов и т. д. Тем не менее есть и негативные стороны, которые в первую очередь выражаются в том, что Минфин и ЦБ РФ не могут прийти к консенсусу по поводу правового режима криптовалюты, а также ограниченности информации о проекте закона. Пока проект напоминает сухую «light-версию», а не серьезную юри-дико-техническую работу.

Кроме того, проект необоснованно обходит эмпирический опыт, который уже в определенной степени созрел для перенятия его законодательством. В частности, в законе хотелось бы увидеть отражение понятия блок-чейна, технологии его работы, конкретизацию работы смарт-контрактов, а также вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью.

Правовое регулирование криптовалюты — это несомненно большой шаг не только для государства, но и для всего человечества. Поэтому, со смирением остаемся наблюдать за проработкой проекта закона, и надеемся, что первый шаг на пути урегулирования сверхновых общественных отношений не окажется последним.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. О цифровых финансовых активах : проект Федерального закона от 25.01.2018 (подготовлен Минфином России). Доступ: СПС «КонсультантПлюс».

2. ЦБ РФ подготовил законопроект, который не предусматривает обмен криптовалют на деньги // URL: https://www.tls-cons.ru/ news/tsb-rf-podgotovil-zakonoproekt-kotoryy-ne-predusmatrivaet-obmen-kriptovalyut-na-dengi/ (дата обращения: 02.03.2018).

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ //Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. ст. 3301 (ред. от 29.12.2017).

4. Перов В.А. Криптовалюта как объект гражданского права // Гражданское право. 2017. № 5. С. 7-9.

5. Об использовании криптовалют : информационное сообщение Росфинмониторинга. Доступ: СПС «КонсультантПлюс».

6. Об использовании частных «виртуальных валют» (криптовалют) : информация Банка России от 04.09.2017. Доступ: СПС «КонсультантПлюс».

7. Об использовании при совершении сделок «виртуальных валют», в частности, Биткойн : информация Банка России от 27.01.2014. Доступ: СПС «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

8. Новоселова Л. «Токенизация» объектов гражданского права // Хозяйство и право. 2017. № 12. С. 29-44.

9. О рынке ценных бумаг: федеральный закон от 22.04.1996 № 39-Ф3 // Собрание законодательства РФ. № 17. 22.04.1996. ст. 1918 (ред. от 31.12.2017).

10. Савельев А.И. Криптовалюты в системе объектов гражданских прав //Закон. 2017. N 8. С. 136-153.

11. Савельев А.И. Некоторые правовые аспекты использования смарт-контрактов и блокчейн-технологий по российскому праву // Закон. 2017. № 5. С. 94-117.

12. Новости для юриста от 30.01.2018 . Доступ: СПС «КонсультантПлюс».

13. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации : одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009. Доступ: СПС «КонсультантПлюс».

14. Селивановский А.С. Управляющий на рынке ценных бумаг: конфликт интересов // Закон. 2011. № 12. С. 76-82.

Статья поступила в редакцию 17.02.2019 Статья принята к публикации 27.05.2019

Власти подготовили новый вариант легализации криптоактивов в России

Что разрешат криптобиржам

Законопроект предусматривает еще один вид участников рынка криптоактивов — так называемого оператора по обмену ЦФА, то есть криптобиржи. Текущая версия документа разрешает таким операторам проводить «сделки купли-продажи цифровых финансовых активов <…>, в том числе сделки с цифровыми финансовыми активами, выпущенными в информационных системах на основе распределенного реестра, организованных на основании иностранного права». В предыдущей версии законопроекта возможность сделок в России с иностранными криптоактивами не упоминалась.

Возможность проведения сделок на криптобирже с иностранными ЦФА может способствовать притоку инвестиций в Россию, полагает глава департамента по развитию фонда «Сколково» Сергей Израйлит: «Российский стартап может разместить свой токен на криптобирже, а иностранный инвестор может его купить в обмен на цифровые права». Однако в иностранных юрисдикциях нет понятия цифровых финансовых активов, поэтому остается возможность трактовать по-разному, добавляет эксперт, указывая, что границы между различными видами криптоактивов размыты. Если рассматривать иностранный криптоактив как криптовалюту, то она в России под запретом, указывает он, а «если как ЦФА, тогда достаточно того, чтобы площадка, на которой происходит сделка, соответствовала требованиям закона».

В каждом из этих случаев действует разный механизм защиты инвесторов и возникает опасность, что все смарт-контракты (формат сделок на криптобирже), завязанные на эти иностранные криптоактивы, «слетят», продолжает Израйлит. «Законопроект не предусматривает механизма для защиты сделок от таких рисков», — резюмирует он.

Как стать криптобиржей

Документ устанавливает и новые требования к криптобиржам. Теперь кроме банков и организаторов торгов ими могут быть и юридические лица (в том числе некоммерческие организации), которые соответствуют требованиям закона. Для попадания в соответствующий реестр юрлицу необходимо иметь уставный капитал и чистые активы в размере не менее 50 млн руб. Учредителями такого юридического лица, владеющими более 5% акций или долей, либо его членами не могут быть компании, зарегистрированные в офшорных зонах. У криптобиржи должны быть коллегиальный орган управления, служба внутреннего контроля и служба управления рисками.

Требование к капиталу и активам в размере 50 млн руб. может устанавливаться для того, чтобы в случае возникновения рисковых ситуаций криптобиржа могла возместить денежный ущерб в рамках этой суммы. Однако, учитывая, что этот механизм в законопроекте никак не прописан, данное требование выглядит необоснованным, считает член экспертного совета Госдумы, учредитель АНО «ПравоРоботов» Никита Куликов.

При таких высоких порогах вхождения операторами обмена ЦФА смогут стать лишь крупнейшие участники финансового рынка, считает партнер юридической компании Taxology и участник профильных рабочих групп Михаил Успенский. В целом требования к капиталу в сопоставимых размерах являются вполне стандартными для мировой практики, говорит руководитель блокчейн-интегратора Sputnik DLT Артем Толкачев: например, в белорусском криптозаконодательстве этот показатель находится на уровне порядка $2 млн.

Какова судьба биткоина в России

В законопроекте появилось новое понятие — «цифровые валюты». Однако опрошенные РБК эксперты разошлись во мнениях, что подразумевается под этим термином.

Под цифровыми валютами понимается «совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), используемых в информационных системах и предлагаемых в качестве средства платежа», которое не является официальной денежной единицей России, иностранного государства или международной денежной или расчетной единицей. При этом их выпуск и использование запрещены в информационных системах, которые используются для выпуска ЦФА.

Под определение цифровой валюты могут попасть классические платежные токены (например, биткоин), считает Успенский. «Пока формулировки закона таковы, что запрещают использовать классические криптовалюты только в информационных системах, в которых будут выпускаться российские ЦФА. Тотального запрета на оборот цифровой валюты законопроект не содержит, и будем надеяться, что это осознанный выбор законотворцев», — сказал эксперт.

Такая трактовка возможна, если формулировки законопроекта воспринимать дословно, добавил Куликов. Он считает, что авторы законопроекта могли допустить неточность в формулировках, а на самом деле имели в виду полный запрет на обращение существующих криптовалют в России вне официально зарегистрированных в ЦБ площадок.

По мнению Толкачева, законопроект полностью выводит из юрисдикции своего действия существующие криптовалюты и регулирует только цифровые права, а также некие цифровые валюты, которые могут быть созданы по согласованию с ЦБ в информационных системах. «Этот механизм дает возможность создания в России государственной цифровой валюты», — полагает он.

Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Законопроект о цифровых финансовых активах до сих пор не рассмотрели во втором чтении

Госдума в который раз не рассмотрела законопроект «О цифровых финансовых активах». Криптобиржа, которую планировали открыть в офшоре на Русском острове, тоже пока остается лишь в планах. Есть ли перспективы у легальной криптовалюты в России и почему криптобиржу во Владивостоке до сих пор не открыли, VL.ru поинтересовался у экспертов.

Нормативный акт не содержит термины «криптовалюта», «токен» и «майнинг», хотя регулирует категории «цифровые финансовые активы», в том числе цифровые права, денежные требования и права по эмиссионным ценным бумагам. Подобные определения появились в Гражданском кодексе, поправки прошли все три чтения, но без закона «О цифровых финансовых активах» работать в полную силу они не могут.

Законопроект вводит понятие цифровых операционных знаков и предполагает, что их будут выпускать операторы информационной системы, а передавать – операторы обмена цифровых активов. В этой роли могут выступать кредитные организации, депозитарии или лица, имеющее право организовывать торги. Все они должны будут иметь соответствующую лицензию. Требования к таким операторам будет определять Центробанк. Через операторов планируется совершать сделки купли-продажи цифровых финансовых активов, обмен активов одного вида на другой либо на цифровые операционные знаки. Фактически так, как это происходит на биржевом рынке.

Указы президента не выполнены до сих пор

Первое чтение законопроекта «О цифровых финансовых активах» состоялось еще в мае прошлого года. Второе чтение должно было состояться и не состоялось 20 марта. 9 апреля Госдума снова не рассмотрела законопроект. По неофициальным данным, его отложили из-за отсутствия на месте главы комитета по финрынку Анатолия Аксакова. Он находился с рабочим визитом в Вашингтоне. Однако надежда на рассмотрение закона до 1 июля – как поручил президент Владимир Путин – еще есть.

По словам председателя НП «Лига финансовых институтов» Александра Ивашкина, можно проследить последовательность поручений президента России по легализации крипторынка и дальнейшее их неисполнение. Все подобные шаги лишь говорят о том, что страна пока в хвосте криптоноваций.

Так, из-за финансовой бюрократии провалили поручение, которое было дано еще в октябре 2017 года по итогам совещания по цифровым технологиям в финансовой сфере. Тогда Владимир Путин давал прямое указание разработать регламент и порядок налогообложения и регистрации компаний, занимающихся майнингом, а также порядок регулирования публичного привлечения денежных средств и криптовалют путем размещения токенов.

Обещание Минфина об организации в 2018 году торгов криптовалютой в офшорной зоне Русского острова также не выполнено. Хотя в стране действуют сотни обменников (а может, и тысячи, судя по активности криптосообществ в соцсетях), которые предоставляют услуги обмена криптовалют за рубежом.

Теперь на очереди указание президента обеспечить принятие в весеннюю сессию 2019 года федеральных законов, направленных на развитие цифровой экономики. Срок его исполнения – 1 июля 2019 года.

Соседние страны продают криптовалюту в киосках и принимают в автобусах

По словам Александра Ивашкина, азиатские центральные банки собираются выходить на крипторынки активнее. Подобные шаги обсуждали на недавнем международном форуме по криптовалюте в Сингапуре, где принял участие и наш спикер. Денежно-кредитное управление (MAS) этого «азиатского тигра» настойчиво напоминает криптовалютному бизнесу страны о принципе, существующем и в США. Рынок криптовалют – это не дыра в законодательстве, а законное дополнение к уже существующему механизму торговли ценными бумагами и фьючерсами. В случае невыполнения требований законодательства от MAS никто и никуда не скроется.

В Австралии 8 апреля прошел первый в мире аукцион по продаже недвижимости за криптовалюту. Одна из самых известных криптовалютных бирж Binance стала предоставлять австралийцам возможность покупать биткоины в газетных киосках.

Японский финансовый конгломерат SBI Holdings объявил о создании нового предприятия, которое будет ориентироваться на производство чипов и систем для майнинга криптовалют.

В преддверии летнего снижения стоимости электроэнергии крупнейший производитель майнингового оборудования Bitmain намерен нарастить добывающие мощности в юго-восточных провинциях Китая. В то же время китайские майнеры вернулись к добыче криптовалют, среди которых приоритетом пользуется биткоин. Налоговое управление китайского города Шэньчжэнь разрешило жителям оплачивать проезд по железной дороге, в городском транспорте и в такси через блокчейн-приложение.

Криптовалютой пользуются мошенники в России и за рубежом

В России же «крипта» пока замечена лишь в мошеннических схемах. По мнению Виктора Фершта, генерального директора межуниверситетского центра программ ВТО, полтора года назад анонсировавшего открытие первого крипто-детективного агентства во Владивостоке, все средства, которые нажиты внутри страны коррупционным способом, их владельцы могут вывести только через криптовалюту. «Дальновидные дельцы» покупают те же биткоины, выводят их через биржу и через сообщников обналичивают средства, например, в Чехии, Японии или Южной Корее, где свободное хождение криптовалюты разрешено. Объемы денег – в буквальном смысле вагоны – которыми оперируют мошенники, не выведешь через банк. Что-что, а система финансового мониторинга в России работает хорошо.

«Сфера криптовалюты пока так устроена, что проследить вывод средств за пределы страны достаточно сложно, блокчейн не позволяет туда войти посторонним. Хотя, если поставить себе цель, и такая возможность может появиться. В мире не существует ни одной шифровки, которую нельзя было бы открыть, даже если ее автор – компьютерный гений или квантовый мозг. Во Владивостоке крупных держателей криптоденег – долларовых миллиардеров – попросту нет. Так называемые большие деньги, что имеют наши состоятельные люди, не сопоставимы с состояниями финансовых воротил в Москве. Как говорится, нет миллиарда, нет смысла заниматься криптовалютой. Уж очень много средств придется затратить на обналичивание», – таково мнение Виктора Фершта.

Ровно год назад была запущена пирамида на основе криптовалюты с наличием управляющего смарт-контракта. Организаторы назвали ее в честь первого пирамидостроителя – Ponzi Trust. Ее деятельность основывалась на азартной игре – анонимные игроки перекупали друг у друга токены, переходя на новый уровень. Затем все доходы обнулялись, и игра продолжалась на новом уровне. Перераспределение дохода первых происходило за счет последних. Кстати, российская Ponzi Trust официально называлась пирамидой.

СМИ пишут о задержании в феврале нынешнего года клана Арашуковых. Один из фигурантов дела, сенатор Рауф Арашуков, обвиняется в газовых махинациях на Кавказе и выводе денег от проектов «Газпрома» за рубеж. По сообщению Telegram-каналов, именно Рауф Арашуков сообщил ЦРУ об обмене золотого запаса Венесуэлы из хранилища ЦБ на $1,5 млрд наличных в Дубае. Негласно ему инкриминируют контроль за исламской черной кассой. Обналичивать подобные деньги якобы планировали через криптовалютную биржу, которая недавно была создана в Минске под протекторатом Михаила Гуцериева, бывшего владельца БинБанка.

Шеф-аналитик ГК TeleTrade (Белоруссия) Петр Пушкарев поясняет, что криптовалюты изначально появились как способ нелегально, но технически надежно организовать криминальные денежные потоки, хранить и неподконтрольно властям переправлять через границы государств выручку от реализации наркотиков и оружия. Это уже позднее биткоин, эфириум, а вслед за ними и остальная крипта, вызвали массовое желание обогатиться на взрывном спекулятивном росте котировок, а после их обвала заработать на падении или на сильных и случайных колебаниях цены.

«Существуют варианты с банковского счета отправлять средства под фиктивным предлогом, например, в адрес какой-то подставной фирмы, а в обмен получать не услуги и не поставки, а биткоины на кошельке, который не задержит никто ни на какой таможне. Снимать потом наличные с потерей, но в другой стране, в местной валюте, через нелегальные криптообменники или через криптобиржи в странах, где они разрешены. Однако маловероятно или почти невозможно, чтобы такую схему планировали именно через первую, официально зарегистрированную в Беларуси криптобиржу. Инвесторы Саид Гуцериев и Виктор Прокопеня создавали ее в Минске, в Парке высоких технологий, для выведения теневых денег из тени на свет. Там можно, не обменивая криптоденьги на фиатную обычную валюту, переводить их сразу в токены и покупать напрямую акции международных компаний, фьючерсы на драгоценные металлы, сырье. Все это крайне интересные схемы для непонимающих, как легализовать криптовалютные накопления, но создатели биржи вместе с законодателями Беларуси продумали хорошо и такой механизм, чтобы сделать все операции максимально прозрачными, чистыми. Под каждую операцию должно четко идентифицироваться лицо, которое ее проводит. Бенефициар, хозяин больших денег, легко будет установлен, и скрыть цепочку будет очень сложно. Если кто-то попытается привезти мешками деньги и обменять в Минске на крипту, то он тоже не сможет сделать это анонимно – все будет на виду. Поэтому, если криминальные деньги удалось бы перевести в криптовалюту на территории России, то обналичить их будут пытаться в одной из тех стран, где фактически за криптообменниками отсутствует легальный контроль и можно обеспечить анонимность. Достоверно неизвестно, разрабатывалась ли, использовалась ли подобная схема для Арашуковых, но во многих странах принципиально она возможна. А конкретно в Беларуси почти исключено», – уверен Петр Пушкарев.

Яна Мальцева

Закон о цифровых финансовых активах

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *