Пленум вас 63

ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 6 июня 2014 г. N 36

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ,

СВЯЗАННЫХ С ВЕДЕНИЕМ КРЕДИТНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ БАНКОВСКИХ

СЧЕТОВ ЛИЦ, НАХОДЯЩИХСЯ В ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

В связи с возникающими в судебной практике вопросами, связанными с ведением кредитными организациями банковских счетов лиц, находящихся в процедурах банкротства, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации», постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения:

1. При рассмотрении споров о правомерности операций кредитных организаций по счетам лиц, находящихся в процедурах банкротства, судам следует учитывать, что в силу абзацев второго и четвертого пункта 1 и пункта 2 статьи 63, абзацев второго и пятого пункта 1 статьи 81, абзацев седьмого и восьмого пункта 1 статьи 94, абзаца второго пункта 2 статьи 95, абзацев пятого — седьмого и десятого пункта 1 статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве, Закон) при поступлении в кредитную организацию любого распоряжения любого лица о переводе (перечислении) или выдаче денежных средств со счета клиента, в отношении которого введена процедура банкротства (далее — должник) (за исключением распоряжений внешнего или конкурсного управляющего этого должника), кредитная организация вправе принимать такое распоряжение к исполнению и исполнять его только при условии, что в этом распоряжении либо в документах, прилагаемых к нему, содержатся сведения, подтверждающие отнесение оплачиваемого требования получателя денежных средств к текущим платежам (статья 5 Закона) или к иным требованиям, по которым допускается платеж со счета должника в ходе соответствующей процедуры (абзац четвертый пункта 1 статьи 63, абзац пятый пункта 1 статьи 81, абзац второй пункта 2 и пункт 5 статьи 95 Закона) (далее — разрешенные платежи). Такая проверка осуществляется, в частности, в отношении платежных поручений и чеков должника (в процедурах наблюдения или финансового оздоровления), инкассовых поручений (в том числе налоговых органов) и исполнительных документов (поступивших как от судебного пристава, так и от взыскателя в порядке статьи 8 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»).

При рассмотрении вопроса о том, была ли такая проверка проведена надлежащим образом, судам необходимо исходить из того, что кредитная организация осуществляет данную проверку по формальным признакам. Если распоряжение или прилагаемые к нему документы не содержат названных сведений, либо эти сведения являются противоречивыми, либо если из них видно, что оплачиваемое требование не относится к разрешенным платежам (например, если решение суда о возврате кредита, на основании которого был выдан исполнительный документ, принято до возбуждения дела о банкротстве), то кредитная организация не вправе исполнять распоряжение — оно подлежит возврату представившему его лицу с указанием причины его возвращения.

Само по себе указание в распоряжении или приложенных к нему документах слов «текущий платеж» и т.п. недостаточно для принятия его кредитной организацией для исполнения; в этих документах дополнительно указываются конкретные данные, подтверждающие отнесение обязательства к текущим (например, оплачиваемый период аренды, дата передачи товара по накладной, конкретный налоговый период или дата его окончания (для налога) и т.п.).

Кредитная организация не рассматривает по существу возражения должника против бесспорного списания, в том числе основанные на доводах о неверном указании взыскателем суммы задолженности или момента ее возникновения.

2. Если вследствие нарушения кредитной организацией положений Закона о банкротстве, указанных в пункте 1 настоящего постановления, денежные средства должника будут перечислены или выданы кредитору, требование которого не относится к разрешенным платежам (например, конкурсному кредитору или уполномоченному органу, требование которого возникло до возбуждения дела о банкротстве), то должник (в том числе в лице внешнего или конкурсного управляющего) вправе потребовать от кредитной организации возмещения убытков, причиненных неправомерным списанием денежных средств со счета должника, в размере списанной суммы в связи с нарушением банком своих обязательств по договору банковского счета (15, 393 и 401 Гражданского кодекса Российской Федерации; далее — ГК РФ).

Нарушение со стороны кредитной организации отсутствует, если представленные для списания денежных средств документы удовлетворяли критериям, указанным в пункте 1 настоящего постановления. Должником не могут быть взысканы с кредитной организации суммы, списанные в ситуации, когда представленные документы содержали данные, недостоверность которых не могла быть обнаружена при формальной проверке (в том числе если представившее их лицо включило в них заведомо недостоверные сведения).

2.1. Кредитная организация несет обязанность возместить убытки только при условии, что к моменту списания денежных средств она знала или должна была знать о том, что в отношении должника введена процедура банкротства. Если к этому моменту сведения о введении такой процедуры были опубликованы в соответствующем официальном издании или включены в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (статья 28 Закона о банкротстве), то предполагается, что кредитная организация должна была знать об этом (в том числе с учетом имеющихся в обороте электронных систем сбора информации).

2.2. В случае возмещения кредитной организацией должнику убытков в размере неправомерно перечисленной ею суммы (в том числе по обязательным платежам) она в связи с тем, что по существу должник получил от нее такое же удовлетворение, которое ему причиталось от оспаривания сделки с предпочтением, вправе потребовать возмещения этой суммы от должника по правилам статьи 61.6 Закона о банкротстве (с учетом специального порядка исчисления срока на заявление требования в реестр).

Кроме того, поскольку никто не вправе извлекать выгоду из своего незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ), кредитная организация вправе помимо обращения к должнику также потребовать возмещения ей соответствующей суммы от кредитора (в том числе по обязательным платежам), которому она перечислила деньги со счета должника, если он на момент получения денежных средств знал или должен был знать о введении в отношении должника процедуры банкротства. После уплаты соответствующей суммы кредитором в пользу кредитной организации у него по аналогии с пунктом 4 статьи 61.6 Закона о банкротстве восстанавливается ранее погашенное требование к должнику, которое он вправе заявить в реестр требований кредиторов. Если ранее в реестр было включено соответствующее требование кредитной организации, то оно исключается судом из реестра.

3. При рассмотрении споров о применении пункта 2 статьи 134 Закона о банкротстве судам следует учитывать, что контроль за соблюдением предусмотренной этим пунктом очередности текущих платежей в любой процедуре банкротства при расходовании денежных средств со счета должника осуществляет кредитная организация, которая производит проверку по формальным признакам, определяя очередность платежа на основании сведений, имеющихся в распоряжении или приложенных к нему документах (кроме распоряжений внешнего или конкурсного управляющего).

Такая проверка осуществляется, в частности, в отношении инкассовых поручений (в том числе налоговых органов) и исполнительных документов.

Кредитная организация не вправе исполнять представленное распоряжение, если оно и приложенные к нему документы не содержат соответствующих данных; такой документ подлежит возврату кредитной организацией с указанием причины его возвращения.

При рассмотрении вопроса о том, была ли проверка очередности проведена надлежащим образом, судам необходимо исходить из того, что само по себе указание в распоряжении или приложенных к нему документах номера очереди текущего платежа или названия относящегося к соответствующей очереди требования, не позволяющего проверить его очередность (например, путем использования слов «первая очередь», «эксплуатационный платеж», «оплата услуг привлеченного лица» и т.п.), недостаточно для его исполнения кредитной организацией; в этих документах дополнительно указываются конкретные данные, подтверждающие отнесение обязательства к соответствующей очереди текущих платежей.

При определении очередности погашения требований по текущим платежам наличие исполнительного документа или иного документа, предусматривающего бесспорный порядок взыскания, значения не имеет.

Поступающие от арбитражного управляющего или кредиторов по текущим платежам документы, не являющиеся распоряжениями о перечислении денежных средств, а только информирующие кредитную организацию о наличии у должника текущих обязательств, не учитываются кредитной организацией при определении очередности исполнения распоряжений.

Установленная абзацем шестым пункта 2 статьи 134 Закона о банкротстве календарная очередность определяется кредитной организацией исходя из момента поступления в кредитную организацию распоряжения.

Судам необходимо учитывать, что за нарушение установленной Законом о банкротстве обязанности контролировать при проведении операций по счету должника соблюдение очередности по текущим платежам кредитная организация несет ответственность в виде возмещения убытков с учетом разъяснений, данных в пункте 2 настоящего постановления.

При рассмотрении жалоб кредиторов по текущим платежам на нарушение их прав (пункт 2 статьи 35 Закона о банкротстве), выражающееся в непогашении платежей должником, надлежит учитывать, что руководитель должника (в процедурах наблюдения или финансового оздоровления) либо арбитражный управляющий (в процедурах внешнего управления или конкурсного производства) обязан при наступлении срока исполнения соответствующего обязательства направлять распоряжение для его исполнения в кредитную организацию, не дожидаясь напоминания от соответствующего кредитора или предъявления им требования в суд.

4. Судам следует иметь в виду, что контроль за соблюдением правил Закона о банкротстве, указанных в пунктах 1 и 3 настоящего постановления, внешним или конкурсным управляющим при распоряжении им счетами должника кредитная организация не осуществляет; ответственность за их соблюдение несет сам управляющий, с которого при их нарушении могут быть взысканы соответствующие убытки (пункт 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве), в том числе по требованию кредитора по текущим платежам.

Однако исходя из недопустимости злоупотребления правом (статья 10 ГК РФ) в тех исключительных случаях, когда нарушение приведенных правил управляющим является очевидным для любого разумного лица (например, если конкурсный управляющий представил распоряжение о перечислении значительной суммы только одному кредитору, чье конкурсное требование возникло до возбуждения дела о банкротстве, что очевидно из указанных в распоряжении дат, или просит оплатить в первой очереди текущих платежей требование, явно не относящееся к этой очереди), кредитная организация не вправе исполнять такое распоряжение управляющего и несет при его исполнении ответственность с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 2 настоящего постановления.

5. При рассмотрении споров о полномочиях по распоряжению счетом должника судам необходимо учитывать, что в силу абзаца первого пункта 2 статьи 126 и абзаца второго пункта 3 статьи 129 Закона о банкротстве с даты признания должника банкротом кредитная организация не вправе исполнять распоряжения о проведении операций по счету должника, подписанные руководителем должника — юридического лица либо самим должником — гражданином.

Кроме того, на основании подпункта 7 пункта 1 статьи 188 ГК РФ с даты признания должника банкротом кредитная организация не вправе исполнять распоряжения о проведении операций по счету должника, подписанные представителем должника, которому до открытия конкурсного производства была выдана доверенность руководителем должника — юридического лица либо самим должником — гражданином.

В соответствии с пунктом 1 статьи 207 Закона о банкротстве с даты введения наблюдения в отношении должника — гражданина кредитная организация не вправе списывать денежные средства со счета должника ни по каким распоряжениям, поскольку все его счета являются с этой даты арестованными. Исключением являются случаи, когда в силу Закона о банкротстве допускается распоряжение деньгами на счете должника (например, согласно пункту 2 статьи 207 Закона).

В случае списания кредитной организацией денежных средств со счета должника в нарушение перечисленных правил Закона о банкротстве она по требованию арбитражного управляющего обязана возместить причиненные должнику (конкурсной массе) убытки в размере незаконно списанной суммы (с учетом разъяснений, данных в пункте 2 настоящего постановления, кроме пункта 2.2). Суд отказывает во взыскании убытков, если произведенный платеж относился к разрешенным и его осуществление не нарушило иных правил Закона (например, если был погашен текущий платеж с соблюдением очередности).

6. Статья 63 Закона о банкротстве не предусматривает отмены приостановления операций по счету должника, произведенного налоговым органом до введения наблюдения, и не запрещает применять его в этой процедуре. При этом в силу абзаца третьего пункта 1 статьи 76 Налогового кодекса Российской Федерации такое приостановление операций по счету должника не распространяется на платежи, очередность исполнения которых в соответствии со статьей 134 Закона о банкротстве предшествует исполнению обязанности по уплате налогов и сборов.

С даты введения процедуры финансового оздоровления, внешнего управления или конкурсного производства указанное приостановление операций прекращается автоматически в силу закона и не требует принятия налоговым органом решения о его отмене (абзацы третий и четвертый пункта 1 статьи 81, абзацы пятый и шестой пункта 1 статьи 94, абзац девятый пункта 1 статьи 126 Закона о банкротстве и абзац второй пункта 9.1 статьи 76 Налогового кодекса Российской Федерации); кредитная организация уведомляет об этом налоговый орган. Также не допускается в любой из этих процедур принятие налоговым органом решения о таком приостановлении; при поступлении такого решения в кредитную организацию она возвращает его налоговому органу со ссылкой на запрет его исполнения в силу Закона о банкротстве.

7. В случаях, когда в силу Закона о банкротстве с даты введения процедуры банкротства отменяется арест денежных средств на счете должника, наложенный до ее введения (абзац четвертый пункта 1 статьи 63, абзацы третий и четвертый пункта 1 статьи 81, абзацы пятый и шестой пункта 1 статьи 94 и абзац девятый пункта 1 статьи 126), такой арест отменяется непосредственно в силу закона с даты введения соответствующей процедуры и не требует принятия акта о его отмене органом, наложившим арест. О такой отмене кредитная организация уведомляет орган, наложивший арест.

8. Признать утратившими силу:

1) абзацы третий — пятый пункта 12 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 N 25 «О некоторых вопросах, связанных с квалификацией и установлением требований по обязательным платежам, а также санкциям за публичные правонарушения в деле о банкротстве»;

2) пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве»;

3) абзацы третий и четвертый пункта 40 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)».

9. Разъяснения, данные в настоящем постановлении, не распространяются на случаи, когда должником по делу о банкротстве является кредитная организация.

10. Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.А.ИВАНОВ

И.о. секретаря Пленума

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.Г.ПЕРШУТОВ

Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2011 N 30 О внесении изменений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 мая 2009 года N 36 О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции

ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 марта 2011 г. N 30

О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ

В ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 28 МАЯ 2009 ГОДА N 36 «О ПРИМЕНЕНИИ

АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПРИ РАССМОТРЕНИИ ДЕЛ В АРБИТРАЖНОМ СУДЕ

АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ»

В связи с изменениями, внесенными в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, и вопросами, возникающими в судебной практике при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет внести в Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» следующие изменения.

1. Из пункта 6 исключить слова «или об отказе в привлечении» и «(кроме определений об отказе в удовлетворении ходатайства третьего лица с самостоятельными требованиями о вступлении в дело)».

2. Дополнить пунктом 6.1 следующего содержания:

«6.1. Определения о передаче дела по подсудности или об отказе в передаче дела по подсудности (часть 3 статьи 39 АПК РФ), об отказе в удовлетворении ходатайства о вступлении в дело соистца, о привлечении соответчика (часть 7 статьи 46 АПК РФ), об отказе во вступлении в дело третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора (часть 4 статьи 50 АПК РФ), об отказе во вступлении в дело третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (часть 3.1 статьи 51 АПК РФ), об отказе в удовлетворении ходатайства об объединении дел в одно производство, об отказе в удовлетворении ходатайства о выделении требований в отдельное производство (часть 7 статьи 130 АПК РФ) могут быть обжалованы в срок, не превышающий десяти дней со дня их вынесения, в суд апелляционной инстанции.

С учетом последствий рассмотрения апелляционных жалоб на указанные определения в случаях подачи апелляционных жалоб на такие определения арбитражным судам надлежит откладывать рассмотрение дела до рассмотрения жалобы на названные определения (часть 5 статьи 158 АПК РФ).

По смыслу положений, содержащихся в части 3 статьи 39, части 7 статьи 46, части 4 статьи 50, части 3.1 статьи 51, части 7 статьи 130 АПК РФ, во взаимосвязи с частями 3, 5 статьи 188 АПК РФ обжалование в суд кассационной инстанции постановлений суда апелляционной инстанции, принятых по результатам рассмотрения жалоб на определения суда первой инстанции, поименованных в данных статьях АПК РФ, законом не предусмотрено.

При этом следует иметь в виду, что в отношении указанных определений могут быть заявлены возражения при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, в суде апелляционной инстанции, суде кассационной инстанции или при пересмотре дела в порядке надзора.».

3. Дополнить пунктом 6.2 следующего содержания:

«6.2. В случае если в апелляционной жалобе на решение суда первой инстанции содержатся доводы относительно нарушения правил подсудности при рассмотрении дела в суде первой инстанции и суд апелляционной инстанции установит, что у заявителя не было возможности в суде первой инстанции заявить о неподсудности дела этому суду в форме ходатайства о передаче дела по подсудности в связи с неизвещением его о времени и месте судебного заседания или непривлечением его к участию в деле, суд апелляционной инстанции, установив нарушение правил подсудности, применительно к подпункту 2 части 4 статьи 272 АПК РФ отменяет судебный акт и направляет дело в суд первой инстанции по подсудности.».

4. Из абзаца второго пункта 14 исключить слова «в том числе вследствие позднего направления судом копии обжалуемого судебного акта или задержки пересылки такой копии организациями почтовой связи».

5. Пункт 22 дополнить абзацем следующего содержания:

«В случае когда после рассмотрения апелляционной жалобы и принятия по результатам ее рассмотрения постановления суд апелляционной инстанции принял к своему производству апелляционную жалобу лица, не привлеченного к участию в деле, права и обязанности которого затронуты обжалуемым судебным актом (статья 42 АПК РФ), такую жалобу следует рассматривать применительно к правилам рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Если при рассмотрении соответствующей жалобы суд апелляционной инстанции установит, что заявитель является лицом, не привлеченным к участию в деле, о правах и обязанностях которого приняты судебные акты по делу, то ранее принятые постановление суда апелляционной инстанции и решение суда первой инстанции подлежат отмене и суд апелляционной инстанции переходит к рассмотрению дела по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции.».

6. В пункте 24:

в абзаце первом слова «одного месяца» заменить словами «двух месяцев»;

в абзаце втором слова «десяти дней» заменить словами «пятнадцати дней».

7. В пунктах 27, 28, 29 слова «части 5 статьи 270 АПК РФ» заменить словами «часть 6.1 статьи 268 АПК РФ» в соответствующем падеже.

8. В пункте 30 второе предложение третьего абзаца изложить в следующей редакции:

«В данном случае на основании части 6.1 статьи 268 АПК РФ срок рассмотрения дела и принятия постановления должен составлять не более трех месяцев со дня поступления апелляционной жалобы вместе с делом в суд апелляционной инстанции, включая случаи, для которых при рассмотрении дела в суде первой инстанции установлены иные сроки рассмотрения.»;

последнее предложение четвертого абзаца исключить.

9. В пункте 35 абзац второй изложить в следующей редакции:

«В случае несогласия суда только с мотивировочной частью обжалуемого судебного акта, которая, однако, не повлекла принятия неправильного решения, суд апелляционной инстанции, не отменяя обжалуемый судебный акт, приводит иную мотивировочную часть.

На изменение мотивировочной части судебного акта может быть также указано в резолютивной части постановления суда апелляционной инстанции.».

10. В пункте 36 слова «части 4, 5 статьи 270 АПК РФ» заменить словами «часть 6.1 статьи 268 АПК РФ».

11. Пункт 40 изложить в следующей редакции:

«В соответствии с частью 2 статьи 319 АПК РФ исполнительный лист на основании судебного акта, принятого судом апелляционной инстанции, выдается соответствующим арбитражным судом, рассматривавшим дело в первой инстанции, если иное не предусмотрено Кодексом. Так, согласно части 1 статьи 96 АПК РФ исполнительный лист на основании определения об обеспечении иска выдает арбитражный суд, который вынес указанное определение; исполнительный лист на основании определения о наложении судебного штрафа также выдает арбитражный суд, который вынес данное определение.

Если суд апелляционной инстанции рассматривал дело по правилам, установленным для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции (часть 6.1 статьи 268 АПК РФ), исполнительный лист также выдается судом первой инстанции.

При частичном удовлетворении апелляционной жалобы суд первой инстанции в исполнительном листе указывает резолютивную часть постановления суда апелляционной инстанции и воспроизводит резолютивную часть решения суда первой инстанции, оставленную без изменения.».

12. Дополнить пунктом 40.1 следующего содержания:

«Судебное решение по делу о привлечении к административной ответственности или по делу об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, если размер административного штрафа за административное правонарушение фактически не превышает для юридических лиц ста тысяч рублей, для индивидуальных предпринимателей пяти тысяч рублей, может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции. Такое решение, если оно было предметом рассмотрения в арбитражном суде апелляционной инстанции, и постановление арбитражного суда апелляционной инстанции, принятое по данному делу, могут быть обжалованы в арбитражный суд кассационной инстанции только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Кодекса (часть 4.1 статьи 206 АПК РФ, часть 5.1 статьи 211 АПК РФ).

Рассматривая вопрос о возможности обжалования в суд кассационной инстанции судебных актов по делам о привлечении к административной ответственности и по делам об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, судам следует исходить из размера фактически назначенного наказания по конкретному делу, а не из размера санкции, установленной в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях.».

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.А.ИВАНОВ

Секретарь

Пленума Высшего Арбитражного

Суда Российской Федерации

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Справочные правовые системы
«Консультант Плюс»

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица»

(5 kb)

  • Получение юридически значимых сообщений по адресу юридического лица
  • Отказ в государственной регистрации юридического лица в связи с недостоверностью адреса данного лица
  • Ликвидация юридического лица в связи с недостоверностью адреса данного лица
  • Объективные причины изменения адреса юридического лица

Получение юридически значимых сообщений по адресу юридического лица
Пленум ВАС РФ обращает внимание, что адрес юридического лица указывается в едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ) в целях осуществления связи с данным лицом. Поэтому риск неполучения корреспонденции и других юридически значимых сообщений ложится на юридическое лицо, если сообщение было направлено по тому адресу, которое указано в ЕГРЮЛ (п. 1 Постановления N 61).
Напоминаем, что такое правовое понятие как «юридически значимые сообщения» было введено в российское законодательство Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».
Ранее в судебной практике уже отмечалось, что указание в ЕГРЮЛ адреса юридического лица имеет своей целью осуществление связи с этим юридическим лицом (см., к примеру, Постановления ФАС Поволжского округа от 30.05.2013 по делу N А57-12826/2012, от 21.05.2013 по делу N А55-23900/2012, ФАС Западно-Сибирского округа от 29.03.2013 по делу N А45-3232/2011, Четвертого арбитражного апелляционного суда от 11.04.2013 по делу N А58-5645/2012).
Обращаем внимание, что названная норма Гражданского кодекса РФ о юридически значимых сообщениях вступает в силу с 1 сентября 2013 г., тогда как при принятии рассматриваемого Постановления Пленум ВАС РФ по сути применил такие же правила относительно доставки сообщений, уведомлений и извещений по адресу юридического лица, указанному в ЕГРЮЛ.
Отмечается, что отправитель корреспонденции по адресу юридического лица должен действовать добросовестно, то есть риск неполучения юридически значимого сообщения не может быть возложен на получателя, чей юридический адрес содержится в ЕГРЮЛ, если отправитель знал о том, что сообщение нужно было направить по другому адресу.
Постановлением N 61 предусматривается еще одно исключение из общего правила о том, что риск неполучения юридически значимых сообщений, направленных по адресу юридического лица, указанному в ЕГРЮЛ, возлагается на юридическое лицо. Иное распределение рисков происходит в том случае, если будет доказано, что соответствующие данные внесены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (п. 2 ст. 51 ГК РФ).
Отказ в государственной регистрации юридического лица в связи с недостоверностью адреса данного лица
Российским законодательством предусмотрено право регистрирующего органа отказать в государственной регистрации при наличии у него подтвержденной информации о недостоверности содержащихся в представленных в регистрирующий орган документах сведений (пп. «к» — «р» п. 1 ст. 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», далее — Закон о государственной регистрации), в том числе сведений об адресе юридического лица (пп. «р» п. 1 ст. 23 Закона о государственной регистрации).
Напоминаем, что пп. «р» п. 1 ст. 23 Закона о государственной регистрации был введен в рамках реформирования законодательства о юридических лицах, в результате которого была закреплена обязанность регистрирующего органа проверять сведения, представляемые для государственной регистрации.
В связи с этим в Постановлении N 61 приводится примерный перечень признаков, на основании которых регистрирующий орган может сделать вывод о недостоверности представленных сведений об адресе юридического лица (п. 2 Постановления N 61).
Среди этих признаков можно выделить такой: адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, согласно сведениям ЕГРЮЛ обозначен как адрес большого количества иных юридических лиц, в отношении всех или значительной части которых имеются сведения о том, что связь с ними по этому адресу невозможна.
Ранее в судебной практике также встречались случаи отказа в государственной регистрации на основании того, что представленный в ЕГРЮЛ адрес юридического лица совпадает с адресом массовой регистрации юридических лиц (см., к примеру, Постановление ФАС Уральского округа от 13.08.2012 N Ф09-6139/12 по делу N А60-44684/2011).
Также Пленумом ВАС РФ предусмотрена возможность отказа в государственной регистрации, если ранее собственник или иной законный владелец объекта недвижимости, расположенного по этому адресу, представил регистрирующему органу заявление, в котором просил не регистрировать юридические лица по этому адресу.
В судебной практике не было единства в решении вопроса о том, является ли отсутствие согласия собственника недвижимого имущества, по адресу которого предлагается зарегистрировать юридическое лицо, достаточным основанием для отказа в государственной регистрации. В некоторых случаях признавалось, что это обстоятельство может служить основанием для отказа в государственной регистрации (см., к примеру, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.11.2011 по делу N А03-2294/2011). В других судебных актах указывалось, что отсутствие согласия собственника не является основанием для отказа в государственной регистрации (см., к примеру, Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 06.04.2011 по делу N А45-13386/2010, ФАС Северо-Западного округа от 06.11.2009 по делу N А21-1818/2009).
Пленум ВАС РФ внес оговорку, что адрес юридического лица будет считаться недостоверным при наличии одного из перечисленных в п. 2 Постановления N 61 признаков, если заявитель не представит в регистрирующий орган иные сведения (документы), подтверждающие, что связь с юридическим лицом по этому адресу будет осуществляться. Однако в силу прямого указания закона представлять такие сведения не является обязанностью заявителя (п. 2 Постановления N 61).
Отказ в государственной регистрации по причине недостоверности сведений об адресе юридического лица должен быть мотивирован (п. 3 Постановления N 61). Необходимо указать не только норму права, в соответствии с которой было отказано в государственной регистрации, но и все конкретные обстоятельства, которые, по мнению ФНС России, свидетельствуют о недостоверности сведений об адресе юридического лица.
Регистрирующий орган не может отказать в государственной регистрации по причине того, что помещение или здание, указанное в качестве адреса юридического лица, не могут использоваться для осуществления хозяйственной деятельности этого юридического лица (п. 4 Постановления N 61). Пленум ВАС РФ разъяснил, что адрес юридического лица — это адрес места нахождения единоличного исполнительного органа юридического лица и он может отличаться от адреса, по которому производится основная хозяйственная деятельность компании.
Особо подчеркивается, что регистрация по адресу жилого объекта недвижимости допустима только в тех случаях, когда собственник объекта дал на это согласие. Следует отметить, что из разъяснений Пленума ВАС РФ не вполне ясно, должен ли получать такое согласие регистрирующий орган самостоятельно либо его должны представлять заявители. Необходимо учитывать, что по смыслу п. 4 ст. 9 Закона о государственной регистрации регистрирующий орган не может требовать дополнительных документов для государственной регистрации.
Такое согласие не требуется, если этот адрес является адресом места жительства учредителя (участника) или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности (п. 4 Постановления N 61). В последнем случае согласие собственника жилого объекта недвижимости предполагается, и это означает, что он все же может представить свои возражения относительно регистрации по такому адресу юридического лица.
Собственник или иной законный владелец объекта недвижимости может в судебном порядке возражать против осуществления коммуникации юридического лица с использованием адреса, по которому расположен его объект недвижимости. Для этого собственник (иной законный владелец) должен обратиться в арбитражный суд с негаторным иском (ст. 304 ГК РФ), о чем имеется соответствующее разъяснение в п. 5 Постановления N 61.
В резолютивной части судебного решения по такому иску в случае его удовлетворения суд должен указать на обязанность юридического лица принять необходимые меры к внесению изменений в ЕГРЮЛ в части своего адреса. К принятию этих мер ответчик может быть побужден различными мерами принуждения, связанными с неисполнением судебного решения, например наложением судебного штрафа (ст. 332 АПК РФ).
Ранее в судебной практике встречались случаи, когда собственник объекта недвижимости, по адресу которого без его согласия зарегистрировано юридическое лицо, добивался признания такой регистрации недействительной, поскольку это нарушало его права и законные интересы (см., к примеру, Постановление ФАС Центрального округа от 22.06.2011 по делу N А68-9131/10).
Регистрирующий орган обязан на основании представленного ему вступившего в законную силу решения суда об удовлетворении такого иска внести в ЕГРЮЛ запись о том, что сведения об адресе юридического лица являются недостоверными, с указанием реквизитов соответствующего судебного решения (п. 5 Постановления N 61).
Собственник объекта недвижимости, по адресу которого зарегистрировано юридическое лицо, не может самостоятельно обратиться с требованием к регистрирующему органу о внесении изменений в ЕГРЮЛ, за исключением случаев, когда у регистрирующего органа имелось заявление собственника (иного законного владельца) недвижимости о том, что он не разрешает регистрировать юридические лица по этому адресу.
Ликвидация юридического лица в связи с недостоверностью адреса данного лица
Действующим законодательством предусматривается, что юридическое лицо может быть ликвидировано в судебном порядке в случае, если при его создании были допущены грубые нарушения закона или иных правовых актов, если эти нарушения носят неустранимый характер, а также в случае неоднократных либо грубых нарушений законов или иных нормативных правовых актов государственной регистрации юридических лиц (абз. 3 п. 2 ст. 61 ГК РФ, п. 2 ст. 25 Закона о государственной регистрации).
В связи с этим Пленум ВАС РФ разъяснил, что регистрирующий орган может инициировать процедуру судебной ликвидации юридического лица, если у него будет информация о том, что связь с юридическим лицом по адресу, отраженному в ЕГРЮЛ, невозможна (п. 6 Постановления N 61). Об этом может свидетельствовать, к примеру, отсутствие представителей юридического лица по этому адресу, возврат корреспонденции, направленной по этому адресу, с пометкой «организация выбыла», «за истечением срока хранения» и т.п.
Для начала процедуры судебной ликвидации юридического лица в связи с недостоверной информацией в ЕГРЮЛ о его юридическом адресе регистрирующий орган должен направить этому юридическому лицу (в том числе в адрес его учредителей (участников) и лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности) уведомление о необходимости представления в регистрирующий орган достоверных сведений о его адресе (п. 6 Постановления N 61).
В случае непредставления достоверных сведений об адресе юридического лица регистрирующий орган вправе обратиться в арбитражный суд с требованием о ликвидации данного юридического лица.
Далее суд также должен принять меры по извещению лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности, учредителей (участников) юридического лица о возбуждении производства по делу о ликвидации этого юридического лица (п. 6 Постановления N 61). Для этого суд направляет определения о принятии искового заявления к производству по месту жительства (месту нахождения) названных лиц.
Суд на стадии подготовки дела к судебному разбирательству о ликвидации юридического лица по данному основанию может предложить представителям юридического лица указать достоверную информацию о его адресе в течение определенного срока. Также в процессе судебного разбирательства арбитражный суд может его отложить для предоставления юридическому лицу возможности в установленный срок представить достоверные сведения о его адресе.
Если достоверные сведения об адресе юридического лица так и не будут представлены, то суд должен принять решение о ликвидации этого юридического лица в связи с грубым нарушением законодательства, допущенным при осуществлении деятельности этого юридического лица (абз. 4 п. 6 Постановления N 61).
Если же достоверные сведения об адресе юридического лица после возбуждения судом производства по делу о его ликвидации будут представлены регистрирующему органу, в результате чего последний откажется от требования о ликвидации этого юридического лица, то юридическое лицо — ответчик по общему правилу не сможет требовать возмещения своих судебных расходов за счет истца (абз. 5 п. 6 Постановления N 61). Иное допускается, если будет установлено, что до обращения с иском о ликвидации регистрирующий орган не принял мер, направленных на побуждение юридического лица к устранению соответствующего нарушения (ст. 111 АПК РФ).
Пленум ВАС РФ разъяснил, что арбитражный суд не может удовлетворить требования регистрирующего органа о признании недействительными государственной регистрации юридического лица либо акта о внесении изменений в сведения ЕГРЮЛ об адресе юридического лица по мотиву недостоверности таких сведений. В случае выявления недостоверного адреса юридического лица суд может удовлетворить только требование о ликвидации такого юридического лица (абз. 6 п. 6 Постановления N 61).
Сходные выводы о том, что налоговые органы не могут обращаться в суд с требованием об изменении сведений об адресе юридического лица, и ранее встречались в судебной практике (см., к примеру, Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.02.2013 по делу N А19-5060/2012, ФАС Западно-Сибирского округа от 28.09.2010 по делу N А45-27640/2009, ФАС Дальневосточного округа от 25.12.2012 N Ф03-6213/2012 по делу N А73-4732/2012).
Процедура ликвидации юридического лица в судебном порядке в связи с выявлением недостоверной информации об адресе этого юридического лица не может применяться к недействующим юридическим лицам (п. 7 Постановления N 61). Информацию о том, является ли юридическое лицо недействующим, должен проверить арбитражный суд. Напоминаем, что юридическое лицо признается недействующим, если оно не представляет в течение 12 месяцев документы отчетности, предусмотренные российским законодательством о налогах и сборах, и не осуществляет операций хотя бы по одному банковскому счету (п. 1 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации).
Недействующие юридические лица исключаются из ЕГРЮЛ в административном, а не в судебном порядке (п. 2 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации, Приказ ФНС России от 16.11.2005 N САЭ-3-09/591@ «Об организации работы налоговых органов по исключению юридического лица, прекратившего свою деятельность, из Единого государственного реестра юридических лиц»).
В связи с этим Пленум ВАС РФ разъяснил, что заявление о принудительной ликвидации недействующего юридического лица в связи с недостоверностью информации в ЕГРЮЛ о его адресе возвращается арбитражным судом заявителю, так как это дело неподсудно арбитражному суду (п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ). Суд не может сослаться на неподсудность дела, если решение об исключении недействующего юридического лица из реестра не принято ввиду поступления возражений о признании юридического лица недействующим (п. 4 ст. 21.1 Закона о государственной регистрации) или признано недействительным в судебном порядке (абз. 3 п. 7 Постановления N 61).
Если указанные обстоятельства выясняются в процессе производства по делу о ликвидации юридического лица, производство по делу подлежит прекращению на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ.
Объективные причины изменения адреса юридического лица
По общему правилу не требуется внесения изменений в информацию об адресе юридического лица, если произошел переход полномочий органов юридического лица в установленных законом случаях (п. 3 ст. 62 ГК РФ, п. 1 ст. 94 и п. 2 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и т.п.), или произошла смена лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности (п. 8 Постановления N 61).
Изменение сведений об адресе юридического лица может потребоваться в этих случаях, только если невозможна коммуникация юридического лица с использованием старого адреса, указанного в ЕГРЮЛ.
В судебной практике встречаются случаи, в которых риск последствий неуведомления юридического лица о каких-либо процессуальных действиях возлагался на него же, даже если оно не было уведомлено в связи с тем, что не был изменен адрес юридического лица в ЕГРЮЛ при переходе полномочий органов юридического лица в силу закона (см., к примеру, Постановления Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25.10.2012 по делу N А45-13116/2012, Первого арбитражного апелляционного суда от 19.03.2012 по делу N А11-5684/2010, Второго арбитражного апелляционного суда от 14.08.2008 по делу N А29-4163/2007).
Не могут быть признаны незаконными изменения, внесенные регистрирующим органом по своей инициативе в информацию об адресе юридического лица в ЕГРЮЛ, если они были связаны с изменением административно-территориального деления либо наименования улицы, населенного пункта, муниципального образования или субъекта РФ (п. 9 Постановления N 61).
Это обстоятельство не потребует внесения каких-либо изменений в учредительные документы юридического лица, даже если сведения об адресе юридического лица в ЕГРЮЛ были изменены по указанным выше основаниям, если только иное прямо не предусмотрено учредительными документами юридического лица (п. 10 Постановления N 61).
Документы, являющиеся героями текущего обзора — Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица», можно скачать, кликнув на выделенную часть текста ().
Инструкция по разархивации находится .

Обсудить в форуме.

(По материалам аналитических обзоров, подготовленного компанией Консультант Плюс )

Постановление пленума высшего арбитражного суда Российской Федерации от 30.07.2013 №61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица»

При рассмотрении споров, связанных с отказом в государственной регистрации юридического лица, арбитражным судам необходимо принимать во внимание, что регистрирующий орган на основании подпункта «р» пункта 1 статьи 23 Закона вправе отказать в государственной регистрации при наличии подтвержденной информации о недостоверности представленных сведений об адресе юридического лица, то есть о том, что такой адрес был указан без намерения использовать его для осуществления связи с юридическим лицом.

О недостоверности названных сведений может, в частности, свидетельствовать следующее:

1) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, согласно сведениям ЕГРЮЛ обозначен как адрес большого количества иных юридических лиц, в отношении всех или значительной части которых имеются сведения о том, что связь с ними по этому адресу невозможна (представители юридического лица по данному адресу не располагаются и корреспонденция возвращается с пометкой «организация выбыла», «за истечением срока хранения» и т.п.);

2) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, в действительности не существует или находившийся по этому адресу объект недвижимости разрушен;

3) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, является условным почтовым адресом, присвоенным объекту незавершенного строительства;

4) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, заведомо не может свободно использоваться для связи с таким юридическим лицом (адреса, по которым размещены органы государственной власти, воинские части и т.п.);

5) имеется заявление собственника соответствующего объекта недвижимости (иного управомоченного лица) о том, что он не разрешает регистрировать юридические лица по адресу данного объекта недвижимости.

При наличии хотя бы одного из перечисленных обстоятельств сведения об адресе юридического лица считаются недостоверными, если заявитель не представил в регистрирующий орган иные сведения (документы), подтверждающие, что связь с юридическим лицом по этому адресу будет осуществляться.

Постановление Пленума ВС РФ № 53 об ответственности контролирующих лиц в деле о банкротстве: на какие детали стоит обратить внимание

В продолжение предыдущего поста дополню анализ положений Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее – Постановление), разъясняющих и конкретизирующих новые нормы главы III.2 Закона о банкротстве.

1. Разница между действиями (бездействием), вследствие которых должник признан банкротом (ранее действовавшая ст. 10 Закона о банкротстве) и действиями (бездействием), повлекшими невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве)

Ранее ст. 10 Закона о банкротстве оперировала понятием «ответственность за действия (бездействие), вследствие которых должник был признан несостоятельным (банкротом)». Теперь субсидиарная ответственность наступает за действия (бездействие), повлекшие «невозможность полного погашения требований кредиторов» (ст. 61.11 Закона о банкротстве). С одной стороны, формулировки очень похожи. Собственно, банкротство, как правило, влечет невозможность рассчитаться с кредиторами в полном объеме (за исключением крайне редких случаев, когда в результате мероприятий, проведенных в процедурах банкротства, конкурсная масса пополняется настолько, что возможно рассчитаться со всеми кредиторами, но это, скорее, из области фантастики, к сожалению).

Если обратить внимание на то, как называет ВС РФ в Постановлении случаи, при которых, пока не доказано иное, предполагается, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий (бездействия) контролирующего должника лица, перечисленных в п. 2 ст. 61.11Закона о банкротстве, в своем большинстве повторяющих нормы ранее действовавшей ст. 10 Закона о банкротстве, то это именно «презумпции доведения до банкротства» (пункт 19 Постановления). Однако понятие главы III.2 Закона о банкротстве «ответственность за действия (бездействие), вследствие которых невозможно полное удовлетворение требований кредиторов» шире, чем доведение до банкротства, поскольку включает ситуации, когда должник стал не в состоянии рассчитаться по своим обязательствам не вследствие действий (бездействия) контролирующего должника лица, однако после этого оно совершило действия (бездействие), существенно ухудшившие финансовое положение должника (подп. 2 п. 12 ст. 61.11 Закона о банкротства, пункт 17 Постановления). Иными словами, речь идет о действиях, которые не довели компанию до банкротства (поскольку тому виной стали другие обстоятельства, будь то недобросовестные действия третьих лиц или ухудшение финансового состояния компании вследствие объективных экономических причин), но привели, тем не менее, к невозможности полного погашения требований кредиторов.

При этом интересно, что до внесения в Закон о банкротстве приведенной нормы подп. 2 п. 12 ст. 61.11 уже была практика привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц за действия, существенно ухудшившие финансовое положение должника, в частности когда собственником имущества унитарного предприятия изымается имущество должника, и фактически таким образом полностью останавливается деятельность предприятия при уже возникших признаках объективного банкротства. Например, в п. 1.8 Письма ФНС России от 29.06.2017 № СА-4-18/12520@ «О направлении обзора судебных актов» приводится дело со следующими обстоятельствами:

«У должника на момент изъятия котельной имелись отрицательная величина чистых активов и тенденция роста кредиторской задолженности. Администрация обладала информацией о финансовом положении должника, однако не приняла меры по выделению денежных средств на покрытие убытков и погашение задолженности должника, а также решение о ликвидации должника в порядке статьи 15 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». В результате вынесения главой администрации постановлений от 22.04.2011 № 30 и от 10.05.2012 № 41 у должника изъято имущество, составляющее большую часть основных средств Предприятия. При этом администрация, как собственник указанного имущества, при наличии большой кредиторской задолженности у Предприятия, в том числе перед поставщиками топлива для производства тепла в спорной котельной, не наделила должника иным имуществом, которое Предприятие могло бы использовать для выполнения уставной деятельности и расчетов с кредиторами».

Есть, правда, и иная позиция судов. Например, в определении Верховного Суда РФ от 01.09.2016 № 302-ЭС16-10211 по делу № А19-6467/2007 об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения Экономической коллегией ВС РФ указано, что «незаконность изъятия администрацией имущества в данном случае не является основанием для привлечения администрации к субсидиарной ответственности, поскольку деятельность должника носила убыточный характер задолго до этого изъятия».

На мой взгляд, внесение в Закон о банкротстве правила подп. 2 п. 12 ст. 61.11 говорит о том, что при рассмотрении заявлений, поданных до 01.07.2017 (см. п. 3 ст. 4 Закона № 266-ФЗ), судами должна применяться первая из приведенных правовых позиций (собственник имущества унитарного предприятия не может при наличии признаков банкротства изъять имущество и остановить деятельность предприятия, поскольку в противном случае это будет являться причиной невозможности рассчитаться с кредиторами и повлечет субсидиарную ответственность собственника имущества должника). Однако необходимо учитывать правила пункта 17 Постановления о том, что если из-за действий (бездействия) контролирующего лица, совершенных после появления признаков объективного банкротства, произошло несущественное ухудшение финансового положения должника, такое контролирующее лицо может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков по иным, не связанным с субсидиарной ответственностью основаниям.

2. Понятие контролирующего лица – ориентиры, данные Верховным Судом РФ

Нормы ст. 61.10 Закона о банкротстве содержат немало конкретных примеров того, как может достигаться возможность контролирующего лица определять действия должника. В частности, согласно подп. 3 п. 2 ст. 61.10 Закона о банкротстве возможность определять действия должника может достигаться в силу должностного положения (например, замещения должности главного бухгалтера, финансового директора должника). Важно, что применительно к понятию контролирующего лица ВС РФ дает общие ориентиры, а именно что необходимым условием отнесения лица к числу контролирующих должника является наличие у него фактической возможности давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия (пункт 3 Постановления). Соответственно, контролирующими лицами не могут быть признаны по умолчанию ни главный бухгалтер, ни выгодоприобретатель по сделке, ни лицо, имеющее долю в капитале должника менее 50 %. Об этом говорится в пунктах 3 и 5 Постановления. При этом Законом установлены три опровержимые презумпции наличия контроля над деятельностью должника (п. 4 ст. 61.10 Закона о банкротстве). То есть, к примеру, лицу, которое обладает более 50 % акций (долей) должника необходимо доказать, что у него не было фактической возможности давать должнику обязательные указания, чтобы суд не признал его контролирующим. Однако в случае с главным бухгалтером доказывать наличие у такого лица возможности фактического контроля должно лицо, которое просит суд привлечь его к ответственности.

3. Ответственность за несохранность документации и отсутствие в реестрах обязательных сведений о должнике

По сравнению со ст. 10 Закона о банкротстве в п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве содержится две новых презумпции доведения до банкротства, связанных с искажением (утратой) документации и данных должника – случаи утраты или искажения документов, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации о соответствующих видах юридических лиц и о рынке ценных бумаг, и невнесение на дату возбуждения дела о банкротстве подлежащих обязательному внесению (либо внесение недостоверных) сведений в ЕГРЮЛ и ЕФРСФДЮЛ (подп. 4 и 5 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве соответственно).

Несмотря на то что только применительно к ранее закрепленному в ст. 10 ГК РФ основанию привлечения к ответственности за отсутствие в документах бухгалтерского учета и (или) отчетности информации о должнике или ее искажении (подп. 2 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве), в законе указано, что для привлечения к субсидиарной ответственности необходимо, чтобы это влекло существенные затруднения проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, такое же правило установлено и в пункте 24 Постановления в отношении двух других презумпций доведения до банкротства, связанных с отсутствием или искажением документации и информации о должнике (подп. 4 и 5 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве). Это очень логичное и правильное разъяснение. Конечно, само по себе отсутствие, например, в ЕГРЮЛ сведений о должнике не может повлечь такую меру, как возложение обязанности отвечать по всему реестру на контролирующее лицо.

В целом толкование новых норм о субсидиарной ответственности, данное ВС РФ, было необходимым. Однако некоторые вопросы применения положений главы III.2 Закона о банкротстве остались без внимания высшей судебной инстанции. Так, в Постановление не попали разъяснения относительно действия новых норм о субсидиарной ответственности во времени. В Законе № 266-ФЗ указано, что рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренной ст. 10Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до 01.07.2017), которые поданы с 01.07.2017, производится по правилам Закона о банкротстве в редакции Закона № 266-ФЗ. На мой взгляд, это относится к процессуальным нормам, например, об уменьшении размера ответственности номинального руководителя, стимулирующем вознаграждении арбитражного управляющего и т.д. При этом в силу ч. 1 ст. 4 ГК РФ положения главы III.2 Закона о банкротстве в части новых оснований привлечения к ответственности, которые ранее не выводились из ст. 10 Закона о банкротстве на уровне судебной практики, применяться к действиям (бездействию) контролирующих лиц, совершенных до 01.07.2017, не должны. Однако есть и некоторые «пограничные нормы». Например, не совсем понятно, как определяется период контроля применительно к конкретным лицам при подаче заявления о привлечении к ответственности после 01.07.2017 – три года до возникновения признаков банкротства или три года до возбуждения дела о банкротстве. Полагаю, что в силу той же нормы ч. 1 ст. 4 ГК РФ решение должно приниматься в пользу второго варианта.

  • Важнейший документ недели с 15 по 21 февраля 2011 года

Постановление пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

(12 kb)

Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 32) потеряло свою актуальность, поскольку с 05.06.2009 некоторые разъясняемые указанным Постановлением нормы утратили силу, а некоторые начали действовать в новой редакции.
Федеральным законом от 28.04.2009 N 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 73-ФЗ) Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) был дополнен гл. III.1 «Оспаривание сделок должника». Действовавшие до принятия Федерального закона N 73-ФЗ специальные нормы о недействительных сделках при банкротстве признаны утратившими силу. Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 63) разъясняет позицию высшей арбитражной инстанции по вопросам применения новых правил оспаривания сделок при банкротстве.
Что можно оспаривать при банкротстве
Положения Закона РФ от 19.11.1992 N 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» позволяли признавать недействительными действия несостоятельного должника. Имущество, переданное им по сделкам, должно было возвращаться в конкурсную массу, а его контрагент становился конкурсным кредитором, что сильно ущемляло интересы последнего, но защищало интересы других кредиторов. Федеральные законы «О несостоятельности (банкротстве)» от 08.01.1998 N 6-ФЗ и от 26.10.2002 N 127-ФЗ (до 05.06.2009) предполагали признание недействительными только сделок, а не действий должника.
Судебная практика в большинстве своем указывала на то, что не являются сделками (суды использовали термины «самостоятельная сделка», «гражданско-правовая сделка», «сделка в смысле ст. 153 ГК РФ» и др.) следующие действия:
— списание денежных средств (Постановление ФАС Московского округа от 23.09.2004 N КГ-А40/8222-04);
— перечисление денежных средств (Постановления ФАС Поволжского округа от 04.07.2007 по делу N А12-17354/06-С52, ФАС Западно-Сибирского округа от 05.09.2006 N Ф04-5705/2006(26066-А45-16));
— банковские операции (Постановления ФАС Московского округа от 11.01.2005 N КГ-А40/12439-04, от 20.02.2006 N КГ-А40/641-06, ФАС Северо-Западного округа от 27.12.2006 по делу N А13-14089/2005-06);
— перечисление суммы задолженности платежным поручением (Определение ВАС РФ от 29.08.2007 N 10448/07 по делу N А03-13185/06-35);
— передача спорного имущества судебным приставом-исполнителем (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.08.2005 N А58-5613/04-Ф02-3707/05-С2);
— погашение обязательства (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 10.10.2007 N Ф04-7231/2007(39294-А46-38));
— расчеты за тепловую энергию (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 19.01.2006 N А10-2661/05-Ф02-6864/05-С2);
— акт приема-передачи имущества (Постановление ФАС Уральского округа от 27.12.2006 N Ф09-11565/06-С4);
— размещение обыкновенных бездокументарных именных акций (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 01.08.2008 по делу N А28-7678/2007-201/17);
— передача имущества, направленная на восстановление нарушенного права лица (Постановление ФАС Поволжского округа от 09.10.2007 по делу N А65-3651/2007-СГ3-25);
— изъятие имущества из хозяйственного ведения (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 16.10.2006 по делу N А66-14337/2005, от 16.10.2006 по делу N А66-14336/2005);
— исполнение договора (Постановления ФАС Уральского округа от 23.11.2006 N Ф09-10649/06-С4, от 16.02.2006 N Ф09-597/06-С4).
Судебная практика за 1998 — 2009 гг. не уточняла причины, по которым фактические действия по исполнению обязательства не могут пониматься как сделки. Формально, исходя из определения сделки, содержащегося в ст. 153 ГК РФ, действия по исполнению обязательств можно признать сделками. Например, очевидно, что действия по исполнению обязательства — это действия, направленные на прекращение обязанности (из договора). Однако подобные рассуждения могут привести к серьезным логическим противоречиям, сложно разрешимым на практике. В данном случае получается замкнутый круг: если действия по исполнению являются сделкой, то, как и всякие сделки, они требуют исполнения, и так до бесконечности.
В то же время в ряде судебных актов, к примеру, банковские операции признавались сделками в смысле ст. 153 ГК РФ (Постановления ФАС Северо-Западного округа от 03.11.2006 N А13-14095/2005-17, ФАС Московского округа от 25.10.2007 N КГ-А40/9295-07 по делу N А40-59636/06-73-1118).
Исходя из того, что довольно часто «увод» активов несостоятельного должника по указанной выше причине нельзя было оспорить как сделку, в 2009 г. было принято компромиссное решение. Федеральный закон N 73-ФЗ устанавливал, что исключительно в целях законодательства о банкротстве оспаривать (признавать недействительными) можно в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и других обязанностей, возникающих в соответствии с действующим законодательством (п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве).
В связи с этим в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 разъясняется, что при банкротстве могут признаваться недействительными:
1) действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача имущества в собственность кредитора), или иные (заявление о зачете, соглашение о новации, предоставление отступного и т.п.), направленные на прекращение обязательств (см., к примеру, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.01.2011 по делу N А43-22622/2009, от 04.10.2010 по делу N А43-17326/2009);
2) банковские операции, в том числе списание (как безакцептное, так и на основании распоряжения клиента) банком денежных средств со счета клиента банка в счет погашения задолженности клиента перед банком или другими лицами (см., к примеру, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.10.2010 по делу N А21-4810/2009);
3) выплата заработной платы, в том числе премии;
4) брачный договор, соглашение о разделе общего имущества супругов;
5) уплата налогов, сборов и таможенных платежей как самим плательщиком, так и путем списания денежных средств со счета плательщика по поручению соответствующего государственного органа;
6) действия по исполнению судебного акта, в том числе определения об утверждении мирового соглашения, а также само мировое соглашение (к дословно такому же выводу пришел суд и в Определении ВАС РФ от 02.09.2010 N ВАС-10148/10 по делу N А40-72053/09-63-564);
7) перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника.
В п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ разъясняется положение Закона о банкротстве, позволяющее признавать недействительными не только сделки несостоятельного должника, но и иных лиц. К недействительным сделкам в смысле Закона о банкротстве могут относиться:
1) сделанное кредитором должника заявление о зачете;
2) списание банком в безакцептном порядке денежных средств со счета клиента-должника в счет погашения задолженности перед банком или перед другими лицами, в том числе на основании представленного взыскателем в банк исполнительного листа;
3) перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника или списанных со счета должника;
4) оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.
Оспоримые сделки при банкротстве
В п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 разъясняется, что сделки, признаваемые недействительными по перечисленным в Законе о банкротстве основаниям, являются оспоримыми, а не ничтожными. Данный вывод можно сделать, исходя уже из названия гл. III.1 Закона о банкротстве. В Постановлении Пленума ВАС РФ N 32 устанавливалось, что недействительные сделки при банкротстве могут быть как ничтожными, так и оспоримыми. При этом в соответствии с п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 наличие специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных в Законе о банкротстве, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделки как ничтожные по общегражданским основаниям (ст. ст. 10 и 168 ГК РФ).
Глава III.1 Закона о банкротстве предусматривает три вида сделок, которые могут быть оспорены при банкротстве должника:
— сделки, предусматривающие неравноценное встречное исполнение (п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве);
— сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротства);
— сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими (ст. 61.3 Закона о банкротстве).
А) Подозрительные сделки
Первые два вида сделок в соответствии с законодательством о банкротстве объединены в общую категорию «подозрительных» (ст. 61.2 Закона о банкротстве). Данные виды сделок различаются между собой, в том числе и длительностью «периода подозрительности».
Этот срок является более продолжительным для сделок, совершенных в целях причинения вреда имущественным интересам кредиторов (к ним могут быть отнесены сделки, совершенные в течение трех лет до принятия заявления о банкротстве). В сделках, совершенных в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротства), указанный срок составляет год до принятия заявления о банкротстве или после его принятия. В п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 разъясняется, что данные виды оспоримых сделок могут предусматривать неравноценное встречное исполнение, что в обоих случаях необходимо доказать в суде. Однако для сделок, совершенных в целях причинения вреда (в отличие от сделок, указанных в п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве), необходимо доказать также и наличие иных обстоятельств, указанных в абз. 2 — 5 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Дополнительно разъясняется (п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ N 63), что сделки, по которым должник получил равноценное встречное исполнение обязательств непосредственно после заключения договора (п. 3 ст. 61.4 Закона о банкротстве), могут быть оспорены как наносящие вред кредиторам (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве), но не по иным специальным основаниям. Таким образом, если сделка не уменьшает конкурсную массу и должник получил равноценное встречное исполнение сразу после ее заключения, то такую сделку нельзя оспорить по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.10.2010 по делу N А29-10201/2008). Пленум ВАС РФ разъясняет, что сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротства), признаются недействительными, если были доказаны следующие факты:
а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.
В п. 5 указанного Постановления говорится о том, что такие факты должны были существовать в совокупности. В случае недоказанности хотя бы одного из них суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию. Ранее данная норма была аналогичным образом истолкована, к примеру, в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 09.09.2010 по делу N А46-13952/2009.
Контрагент по сделке несостоятельного должника предполагается осведомленным о намерении банкрота причинить вред кредиторам, если он (контрагент) является заинтересованным лицом в соответствии с ст. 19 Закона о банкротстве.
В иных случаях осведомленность контрагента о недостаточности имущества должника или о его предбанкротном состоянии определяется исходя из возможности, действуя разумно и осмотрительно, знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности его имущества. При наличии публикаций в средствах массовой информации об открытии процедур банкротства предполагается, что контрагент должника знал о введении соответствующей процедуры несостоятельности (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).
При отсутствии соответствующих публикаций контрагент предполагается добросовестным, а его осведомленность должна доказываться лицом, оспаривающим сделку. Иное распределение бремени доказывания осведомленности было определено в п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32.
Сделки, предусматривающие неравноценное встречное исполнение обязательств, могут быть оспорены до их фактического исполнения. Суд может признать их недействительными, исходя из условий таких сделок. К примеру, недействительными могут быть признаны сделки, цена которых явно завышена или занижена по сравнению с ценами на аналогичные сделки, совершаемые в сравнимых обстоятельствах. Под аналогичными сделками могут пониматься сделки как несостоятельного должника, так и иных участников оборота, заключаемых при схожих обстоятельствах. Также Пленум ВАС РФ пояснил, что недействительными по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 61.2 Закона о банкротстве, могут признаваться такие сделки, условия которых формально предусматривают равноценное встречное исполнение. При этом несостоятельному должнику на момент ее заключения должно быть известно, что сделка не будет исполнена, поскольку имущество, необходимое для ее исполнения, отсутствует.
В Постановлении Пленума ВАС РФ особо подчеркивается, что сделки, не предусматривающие встречного предоставления (к примеру, дарение или в некоторых случаях поручительство или залог), могут оспариваться только как сделки, совершенные в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве). Они не могут быть признаны недействительными как предусматривающие неравноценное встречное исполнение.
Б) Сделки, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов
В п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ устанавливается, что сделки могут быть оспорены как влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов, по любому из оснований, установленному в п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Более того, специально поясняется, что перечень оснований недействительности в отношении указанных сделок является открытым, поэтому сделка должника может быть оспорена и в иных случаях предпочтения, не указанных в Законе.
Как и в отношении подозрительных сделок, количество условий, требующих доказывания для признания сделки с предпочтением недействительной, увеличивается с возрастанием «периода подозрительности». Так, для сделки, совершенной после принятия судом заявления о признании должника банкротом или за месяц до этого, необходимо наличие условий, предусмотренных в п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Если же такая сделка совершена за шесть месяцев до принятия заявления о банкротстве, то она может быть признана недействительной только при наличии одного из следующих обстоятельств:
а) имеются условия, предусмотренные абз. 2 или 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве,
б) имеются иные условия, соответствующие требованиям п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, и при этом установлено, что кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.
Пленум ВАС РФ пояснил, что при оспаривании данной категории сделок в случае банкротства индивидуального предпринимателя судам следует учитывать, что удовлетворение отдельного требования, не связанного с предпринимательской деятельностью должника, может рассматриваться как оказание предпочтения независимо от того, было ли это требование заявлено в деле о банкротстве.
В п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 указано, что текущие платежи (п. 1 ст. 134 Закона о банкротстве) могут быть оспорены как сделки, влекущие преимущественное удовлетворение требований кредитора, если они осуществлялись ранее других текущих требований, имеющих приоритет. Ранее такой вывод содержался в Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 28.07.2010 по делу N А53-3648/2009.
В) Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности
Постановлением Пленума ВАС РФ N 63 разъясняется, что сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности несостоятельного должника, не могут быть оспорены, если их размер не превышает 1 процент его активов в соответствии с последней бухгалтерской отчетностью. Если устанавливается, что стоимость передаваемого несостоятельным должником имущества значительно отличалась от его балансовой стоимости, то сопоставление проводится с рыночной стоимостью данного имущества. Такие сделки могут оспариваться в соответствии с п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве как наносящие вред кредиторам.
В Постановлении Пленума ВАС РФ N 63 указано, что совершение сделки в сфере, отнесенной к основным видам деятельности несостоятельного должника в соответствии с его учредительными документами, само по себе не является достаточным для признания ее совершенной в процессе его обычной хозяйственной деятельности.
Г) Оспаривание сделок в отношении правопреемников
В ст. 61.5 Закона о банкротстве установлено, что сделки могут оспариваться в отношении универсальных правопреемников контрагентов несостоятельного должника.
Если контрагент обанкротившегося должника отчуждает имущество, полученное по сделке с должником, которая была признана недействительной в рамках дела о несостоятельности, то такое имущество может быть возвращено должнику вне рамок дела о банкротстве по виндикационному иску (ст. ст. 301 — 302 ГК РФ) к последующему приобретателю (см. схему ситуации). Такое разъяснение дано в п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ N 63.
Д) Оспаривание торгов
В отношении требований арбитражного управляющего о признании недействительными торгов (в том числе проведенных в ходе исполнительного производства) Пленум ВАС РФ дал следующее разъяснение. Данное требование после введения в отношении должника процедуры наблюдения подлежит предъявлению в рамках дела о банкротстве по правилам гл. III.1 Закона о банкротстве. Это связано с тем, что предъявление требования о признании недействительными торгов означает также предъявление требования о признании недействительной сделки, заключенной по их результатам.
Процессуальные вопросы оспаривания сделок при банкротстве
А) Подсудность споров о признании недействительными сделок при банкротстве
В силу п. 1 ст. 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подлежит рассмотрению в деле о его банкротстве. В связи с этим Пленум ВАС РФ поясняет, что если заявление о признании недействительной такой сделки подано в суд, не рассматривающий данное дело о банкротстве, то данное заявление подлежит передаче в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 39 АПК РФ в суд, ведущий дело о банкротстве.
Исковые заявления об оспаривании сделок при банкротстве по общегражданским основаниям, принятые судами к производству в общеисковом порядке вне рамок дела о банкротстве и до размещения Постановления Пленума ВАС РФ N 63 на сайте ВАС РФ (то есть до 03.02.2011), которые в соответствии с данным Постановлением подлежат предъявлению в рамках дела о банкротстве, могут не передаваться на рассмотрение в суд, рассматривающий дело о банкротстве.
Если же процедура банкротства введена в отношении обеих сторон сделки, заявление о ее оспаривании подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве той стороны, в отношении которой процедура банкротства введена ранее (п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).
Правило об обязательном рассмотрении споров о недействительности сделок в рамках рассмотрения дела о банкротстве не во всех случаях распространяется на оспаривание тех сделок, которые могут быть признаны недействительными по общегражданским основаниям. Такие споры могут рассматриваться вне рамок дела о несостоятельности должника, если иск был подан и принят к производству до введения в отношении должника процедуры внешнего управления или конкурсного производства.
Также не рассматриваются в рамках дела о банкротстве заявления о признании недействительными сделок должника, предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами по общегражданским основаниям. В случае получения таких заявлений в рамках дела о банкротстве суд оставляет их без рассмотрения в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ.
Б) Заявление об оспаривании сделки
Пленум ВАС РФ в п. 19 рассматриваемого Постановления поясняет, что в заявлении об оспаривании сделки при банкротстве должны быть указаны, в том числе, сведения о других (помимо должника) сторонах сделки — кредиторах или иных лицах, в отношении которых совершена оспариваемая сделка (в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 125 АПК РФ). При этом копии такого заявления должны быть направлены только непосредственным участникам спорного правоотношения, а не всем лицам, задействованным в деле о банкротстве. Однако право участвовать и оспаривать принятые по таким вопросам судебные определения принадлежит всем участвующим в данном деле лицам. Несмотря на это, судья уведомляет о времени и месте судебного заседания по рассмотрению указанного заявления только лиц, участвующих в рассмотрении этого заявления (в соответствии с ч. 1 ст. 121 АПК РФ и п. 5 ст. 61.8 Закона о банкротстве).
Заявление об оспаривании сделок при банкротстве должно оплачиваться государственной пошлиной в размере, предусмотренном для оплаты исковых заявлений об оспаривании сделок (пп. 2 п. 1 ст. 333.21 НК РФ). В то же время в п. 10 Рекомендаций Научно-консультативного совета по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве) (выработанные 25.03.2010 ФАС Поволжского округа и ФАС Волго-Вятского округа) содержится иной вывод: государственная пошлина по таким делам должна уплачиваться только в рамках процедур несостоятельности кредитных организаций.
При рассмотрении такого заявления не проводится предварительное судебное заседание. Заявление об оспаривании рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня поступления в суд (в соответствии с п. 2 ст. 61.8 Закона о банкротстве и ч. 1 ст. 152 АПК РФ).
Судебные расходы по оспариванию сделок при банкротстве осуществляются за счет должника. Однако, как пояснил Пленум ВАС РФ, при удовлетворении судом заявления об оспаривании сделки понесенные судебные расходы взыскиваются с другой стороны такой сделки в пользу должника, а в случае отказа в удовлетворении заявления — с должника в пользу другой стороны (п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).
Заявление об оспаривании сделки при банкротстве на основании ст. ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано только в процедурах внешнего управления или конкурсного производства, так как подать его в суд может только внешний управляющий или конкурсный управляющий (ст. 61.9 Закона о банкротстве). Согласно п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 в процедурах наблюдения и финансового оздоровления сделки при банкротстве не могут быть оспорены по указанным основаниям. Однако суд может учесть заявления заинтересованных лиц в целях будущего оспаривания сделок, приняв соответствующие процессуальные меры (к примеру, наложив арест на имущество, отчужденное должником по этой сделке другой ее стороне).
Пленум ВАС РФ также разъяснил, что в процедуре наблюдения и финансового оздоровления сделки могут оспариваться по специальным основаниям (в частности, абз. 2 п. 1 ст. 66, п. 5 ст. 82 и абз. 7 п. 4 ст. 83 Закона о банкротстве).
В п. 31 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 установлено, что арбитражный управляющий вправе подать в суд заявление о признании недействительной сделки при банкротстве независимо от наличия решения собрания кредиторов. Более того, если на таком собрании будет принято решение не оспаривать сделку, то арбитражный управляющий не лишается права подать такое заявление в суд.
Заявление об оспаривании недействительных сделок в соответствии с гл. III.1 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Ранее к таким же выводам пришла и судебная практика (Постановления ФАС Уральского округа от 13.01.2011 N Ф09-11181/10-С4 по делу N А60-310/2009-С11, от 20.09.2010 N Ф09-7602/10-С4 по делу N А50-25406/2009).
Последствия признания недействительными сделок при банкротстве
В п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ N 63 установлено, что суд обязан в резолютивной части определения о признании недействительной сделки при банкротстве указать на применение последствий признания ее таковой. В отношении удовлетворенного определением суда реституционного требования должника к другой стороне сделки суд выдает исполнительный лист.
В отношении удовлетворенного определением суда денежного реституционного требования другой стороны к должнику, если сделка признана недействительной на основании ст. ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве, суд разъясняет в определении, что данное требование подлежит удовлетворению в особом порядке, предусмотренном п. п. 2 — 4 ст. 61.6 Закона о банкротстве.
Требование контрагента несостоятельного должника
В соответствии с абз. 1 п. 4 ст. 61.6 Закона о банкротстве право требования кредитора по обязательству, возникшему в результате признания недействительными действий должника по исполнению обязательства (далее — восстановленное требование), считается существовавшим независимо от совершения недействительной сделки. Восстановленное требование считается текущим, если недействительная сделка была совершена после принятия судом заявления о банкротстве. Оно считается требованием конкурсного кредитора, если сделка была совершена до принятия соответствующего заявления.
В случае, когда сделка с несостоятельным должником была признана недействительной на основании п. 2 ст. 61.2 (влекущая причинение вреда кредиторам) или п. 3 ст. 61.3 (влекущая преимущественное удовлетворение) Закона о банкротстве, восстановленное требование может быть исполнено только за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов третьей очереди. Указанные основания недействительности характеризуются, в том числе, осведомленностью контрагента должника об их противоправном характере. Таким образом, вероятность удовлетворения таких требований минимальна, что является своего рода штрафной санкцией (см., к примеру, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 17.08.2010 по делу N А38-2495/2009) за участие в подобных сделках, способствовавших уводу активов должника и несправедливому удовлетворению требований кредиторов. Указанное требование также не предоставляет права голоса на собрании кредиторов.
Восстановленные требования, возникшие из недействительных сделок при банкротстве, не связанных с осведомленностью контрагента должника об их противоправности, включаются в реестр требований кредиторов в составе требований третьей очереди (п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ N 63). Данное требование предоставляет кредитору право голоса на собрании кредиторов с даты вынесения судом определения о включении его в реестр требований кредиторов.
Специально поясняется (п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ N 63), что суд может включить в реестр требований кредиторов восстановленное требование контрагента должника из зачета, признанного недействительным как влекущий преимущественное удовлетворение кредитора.
Восстановленные требования конрагентов должника должны включаться в реестр требований только после предъявления доказательств, подтверждающих передачу в конкурсную массу имущества, полученного по недействительной сделке (п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ N 63).
Пленум ВАС РФ указал, что правила толкования норм права, предложенные в данном Постановлении, имеют обратную силу и являются основанием для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке, предусмотренном п. 5.1 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.03.2007 N 17 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам».
Документы, являющиеся героями текущего обзора — Постановление пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 федерального закона «О несостоятельности (банкротстве), можно .

(По материалам аналитических обзоров, подготовленного компанией Консультант Плюс )

ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 июля 2009 г. N 63

О ТЕКУЩИХ ПЛАТЕЖАХ

ПО ДЕНЕЖНЫМ ОБЯЗАТЕЛЬСТВАМ В ДЕЛЕ О БАНКРОТСТВЕ

В связи с возникающими в судебной практике вопросами, связанными с применением положений Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве, Закон) о текущих платежах по денежным обязательствам, и в целях обеспечения единообразных подходов к их разрешению Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 13 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения.

1. В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона о банкротстве денежные обязательства относятся к текущим платежам, если они возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом, то есть даты вынесения определения об этом.

Судам при применении данной нормы необходимо учитывать, что в силу статьи 2 Закона о банкротстве под денежным обязательством для целей этого Закона понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному основанию, предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации (далее — ГК РФ), бюджетным законодательством Российской Федерации (в связи с предоставлением бюджетного кредита юридическому лицу, выдачей государственной или муниципальной гарантии и т.п.).

Таким образом, в качестве текущего платежа может быть квалифицировано только то обязательство, которое предполагает использование денег в качестве средства платежа, средства погашения денежного долга.

2. В силу абзаца второго пункта 1 статьи 5 Закона о банкротстве возникшие после возбуждения производства по делу о банкротстве требования кредиторов об оплате поставленных товаров, оказанных услуг и выполненных работ являются текущими.

По смыслу этой нормы текущими являются любые требования об оплате товаров, работ и услуг, поставленных, выполненных и оказанных после возбуждения дела о банкротстве, в том числе во исполнение договоров, заключенных до даты принятия заявления о признании должника банкротом.

В договорных обязательствах, предусматривающих периодическое внесение должником платы за пользование имуществом (договоры аренды, лизинга), длящееся оказание услуг (договоры хранения, оказания коммунальных услуг и услуг связи, договоры на ведение реестра ценных бумаг и т.д.), а также снабжение через присоединенную сеть электрической или тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой, другими товарами (за фактически принятое количество товара в соответствии с данными учета), текущими являются требования об оплате за те периоды времени, которые истекли после возбуждения дела о банкротстве.

3. При применении пункта 1 статьи 5 Закона о банкротстве судам следует учитывать, что обязательство возвратить денежную сумму, предоставленную по договору займа (статья 810 ГК РФ) или кредитному договору (статья 819 ГК РФ), возникает с момента предоставления денежных средств заемщику. Обязательство уплатить денежную сумму, предоставленную должнику в качестве коммерческого кредита в виде отсрочки или рассрочки оплаты товаров, работ и услуг (статья 823 ГК РФ), возникает с момента исполнения кредитором соответствующей обязанности по передаче товаров, выполнению работ либо оказанию услуг.

4. При решении вопроса о квалификации в качестве текущих платежей требований об уплате процентов за пользование денежными средствами, предоставленными должнику по договору займа, кредитному договору либо в качестве коммерческого кредита, судам необходимо иметь в виду, что указанные проценты наряду с подлежащей возврату суммой займа (кредита), на которую они начисляются, образуют сумму задолженности по соответствующему денежному обязательству должника, состав и размер которого, если это обязательство возникло до принятия заявления о признании должника банкротом, определяются по правилам пункта 1 статьи 4 Закона о банкротстве. В этом случае требования об уплате таких процентов не являются текущими платежами.

По смыслу указанной нормы Закона проценты, подлежащие уплате на сумму займа (кредита) соответственно на дату подачи в суд заявления о признании должника банкротом или на дату введения соответствующей процедуры банкротства, присоединяются к сумме займа (кредита). В реестр требований кредиторов подлежит включению требование об уплате получившейся денежной суммы, размер которой впоследствии не изменяется.

Если требование по денежному обязательству, возникшему до возбуждения дела о банкротстве, заявляется кредитором в ходе процедуры наблюдения, то его размер (включая проценты) определяется на дату введения наблюдения, в том числе в силу пункта 3 статьи 63 Закона о банкротстве и в случаях, когда срок исполнения обязательства должен был наступить после введения наблюдения.

Требования об уплате процентов за пользование заемными (кредитными) средствами, вытекающие из денежных обязательств, возникших после принятия заявления о признании должника банкротом, являются текущими платежами.

5. При решении вопроса о квалификации платежей по векселям в качестве текущих судам необходимо иметь в виду, что обязательство векселедателя уплатить денежную сумму, удостоверенное векселем (в том числе выданным сроком по предъявлении), возникает с момента выдачи векселя.

Обязательство акцептанта оплатить переводный вексель считается возникшим с момента совершения акцепта. В случае, если акцепт не датирован, для целей квалификации денежного обязательства акцептанта в качестве текущего платежа следует исходить из даты выдачи векселя, пока не доказана иная дата совершения акцепта.

Если платеж по векселю, выданному до даты возбуждения дела о банкротстве должника-векселедателя, обеспечен полностью или в части вексельной суммы посредством аваля и авалист оплатил вексель после указанной даты, то требование авалиста против должника-векселедателя, за которого он дал аваль, не является текущим платежом и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

6. При решении вопроса о квалификации в качестве текущих платежей требований, вытекающих из договоров поручительства, судам следует исходить из того, что обязательство поручителя отвечать перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательства (статья 361 ГК РФ) возникает с момента заключения договора поручительства.

При этом судам надлежит учитывать, что в силу пункта 2 статьи 64 Закона о банкротстве в процедуре наблюдения органы управления должника могут совершать сделки, связанные с выдачей поручительств, исключительно с согласия временного управляющего, выраженного в письменной форме. Таким образом, договор поручительства, заключенный в процедуре наблюдения с нарушением данной нормы, может быть признан недействительным по иску временного управляющего (абзац второй пункта 1 статьи 66 Закона).

7. В тех случаях, когда банковской гарантией было обеспечено исполнение обязательства, возникшего до даты возбуждения дела о банкротстве должника-принципала, и гарант уплатил бенефициару сумму, на которую выдана гарантия, после этой даты, судам следует исходить из того, что требование гаранта к должнику-принципалу о возмещении указанной суммы не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

8. При расторжении договора, исполнение по которому было предоставлено кредитором до возбуждения дела о банкротстве, в том числе когда такое расторжение произошло по инициативе кредитора в связи с допущенным должником нарушением, все выраженные в деньгах требования кредитора к должнику квалифицируются для целей Закона о банкротстве как требования, подлежащие включению в реестр требований кредиторов.

В частности, если кредитор до возбуждения дела о банкротстве произвел должнику предварительную оплату по договору, то требование кредитора о ее возврате в связи с расторжением данного договора не относится к текущим платежам независимо от даты его расторжения.

9. Денежное обязательство должника по возврату или возмещению стоимости неосновательного обогащения для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшим с момента фактического приобретения или сбережения имущества должником за счет кредитора (статья 1102 ГК РФ).

10. Дата причинения вреда кредитору, за который несет ответственность должник в соответствии со статьей 1064 ГК РФ, признается датой возникновения обязательства по возмещению вреда для целей квалификации его в качестве текущего платежа независимо от того, в какие сроки состоится исчисление размера вреда или вступит в законную силу судебное решение, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника.

11. При решении вопроса о квалификации в качестве текущих платежей требований о применении мер ответственности за нарушение обязательств (возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, взыскании неустойки, процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами) судам необходимо принимать во внимание следующее.

Требования о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств, относящихся к текущим платежам, следуют судьбе указанных обязательств.

Требования о применении мер ответственности за нарушение денежных обязательств, подлежащих включению в реестр требований кредиторов, не являются текущими платежами. По смыслу пункта 3 статьи 137 Закона о банкротстве эти требования учитываются отдельно в реестре требований кредиторов и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов. Эти требования в силу пункта 3 статьи 12 Закона не учитываются для целей определения числа голосов на собрании кредиторов.

12. Судам следует иметь в виду, что переход права требования к другому лицу путем уступки или на основании закона (пункт 1 статьи 382 ГК РФ) не изменяет статуса данного требования с точки зрения его квалификации в соответствии со статьей 5 Закона о банкротстве (в частности, при переходе к поручителю, исполнившему обеспеченное поручительством обязательство, прав кредитора по этому обязательству в силу пункта 1 статьи 365 ГК РФ; при переходе к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация) в соответствии со статьей 965 ГК РФ).

13. Поскольку в силу статьи 414 ГК РФ новация является основанием прекращения уже ранее существовавшего обязательства, в случае прекращения обязательства новацией для квалификации в соответствии со статьей 5 Закона о банкротстве нового денежного обязательства в целях данного Закона следует принимать дату возникновения первоначального обязательства.

14. Если способ исполнения судебного акта о понуждении к передаче истцу имущества ответчика в силу обязательства между ними (например, в силу статьи 398 ГК РФ) был изменен на взыскание денежной суммы, то для целей квалификации соответствующего требования в качестве текущего платежа следует исходить из даты возникновения обязательства по передаче имущества.

15. Для целей квалификации в качестве текущих платежей требований, основанных на утвержденном судом мировом соглашении, предусматривающем сроки, порядок и способы исполнения ранее возникшего обязательства (например, отсрочку или рассрочку его исполнения), следует принимать дату возникновения этого обязательства.

16. Обязанность по возмещению судебных расходов (расходов на оплату услуг представителя, государственной пошлины и т.д.), понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт, для целей квалификации в качестве текущего платежа считается возникшей с момента вступления в законную силу судебного акта о взыскании указанных расходов.

Председатель

Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

А.А.ИВАНОВ

Секретарь Пленума,

судья Высшего Арбитражного Суда

Российской Федерации

Т.В.ЗАВЬЯЛОВА

Ассоциация содействует в оказании услуги в продаже лесоматериалов: забор из штакетника фото по выгодным ценам на постоянной основе. Лесопродукция отличного качества.Скачать: Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63
Скачать: Постановление Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 63

Пленум вас 63

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *