Издевательства над учителем

Одна мама из социальной сети для мам разрешила мне поделиться ее историей. Имена здесь изменены в целях конфиденциальности.
Далее история
Я отношусь к малочисленному виду «мамаша-пофигист». Учится ребенок — и ладно. Золотая медаль в доме уже есть, висит-пылится на видном месте. Свой мозг в головы дочерей все равно не вложишь, поэтому приходится обходиться заводской комплектацией. На каждое собрание прихожу с открытой душой новорожденного ребенка: закономерные вопросы других, ответственных мам, типа «как вы решали №768 со страницы 878787 по учебнику Засланца-Марсианского» вводят меня в ступор. Признание в том, что уроки дети делают сами и абсолютно бесконтрольно, приводят к презрительному взгляду в мою сторону, и мне приходится краснеть. Сильный румянец мне не идет, поэтому отношения с ответственным мамами стараюсь свести к минимуму В общем, с большинством родителей я быстренько здороваюсь и теряюсь на горизонте, дабы не омрачать их тяжелую родительскую ношу своим безответственным к этому отношением. Оценки в школе меня вообще не волнуют. Я люблю своих детей любыми…
Несмотря на явное нарушение своих прав на бесконечный родительский контроль, дети учатся неплохо. Даже хорошо. Иногда слишком хорошо, что вызывает желание таки сделать с ними уроки, чтоб потом гордо бить себя в грудь со словами «да если бы не я…». В общем, причин волноваться нет. Отношения с дочерьми у меня дружеские, робкие попытки их воспитывать к успеху не ведут, ибо количество детей ровно вдвое больше количества воспитывающих родителей. То есть, я одна — их много. Поэтому живем в условиях мирного противостояния и абсолютного доверия. Сказанное летом мимолетно «девочки думают, что ты — лучшая мама во дворе» служит подтверждением выбранного метода.
(голосом Высоцкого) Это только присказка… ска-а-а-а-а-а-а-зка впередииии!
Вторник и четверг у детей занятия по альпинизму. Старшая с подружками-одноклассницами туда добирается сама. Мне нужно забрать младшую (вторая смена в школе), отвезти на тренировку, просидеть там 2 часа, забрать двух своих и трех примкнувших (уже темно и район не самый лучший), развести всех по домам… Поговорить с Полиной (старшая дочь) до окончания тренировки практически нереально — некогда.
В тот день одну из девочек забирала мама. Отвела меня в уголок и таинственно так: «Тебе Соня ничего не говорила?» Отколупав сердце от дощатого пола, машу головой. Она продолжает: «Сегодня Марфа Петровна (классная руководительница) назвала ее тварью».
Короче, история такая: дневники собрали на проверку. Наш дневник оказался порванным. Дальше в лицах…
— Иди сюда, — ребенок не слышит, отвлеклась. Учитель громко, на весь класс: «Иди сюда, тварь собачья! Что это?»
— Он порвался сегодня… Я скажу маме…
— Нахалка! Еще пререкается она, дубина!, — дневник летит через весь класс, роняя вместо слез окончательно вырванные листы.
Историю класса я собирала, как пазл. От дочери, от ее подруг, от родителей, которым шокированные дети это рассказали. Картинка меня не радовала: для учителя русского языка, мамы такой же 11-летней девочки, классного руководителя общение в таком духе оказалось НОРМАЛЬНЫМ. То есть, на каждом уроке на наших детей орала эта самая Марфа Петровна(впечатлительный Вася плакал после классного часа), обзывала их дебилами (умный, но не в меру шилопопый Коля привык к прозвищу), швыряла на пол их вещи (у Иры это была снежно-белая меховая курточка). Не доставалось только Оле — родной кровинушке, которой замечания высказывались тихо на ушко. Самое страшное — дети тоже считали это нормой. Они настолько привыкли к такому обращению, что даже не жаловались: она же учитель и Олина мама, наверное, так и должно быть… Родители Васи и Иры подходили к классухе, разговаривали с ней тет-а-тет, но мальчик от этого не перестал быть «дебилом», а девочка все так же собирает с пола дорогие ручки-блокнотики и до слез боится уроков литературы. Дело на этом и заглохло — кому охота портить отношения, «нам-же-еще-у-нее-учится!»
Как я дожила до утра! Сколько успокоительного было выпито! Сколько умных фраз составлено в воспаленном мозгу! Во сне мне снилось, что меня судят за убийство Марфы Петровны, естественно, полностью оправдывают, а зрители рукоплещут приговору.
На следующее утро пошла в школу. Было решено общаться с классным руководителем исключительно в присутствии администрации школы. Потому что разговоры с глазу на глаз не только не приводят к положительному результату, но еще и могут быть неправильно преподнесены остальным педагогам школы. Кроме того, завуч — женщина с комплекцией генерал-полковника американских ВДВ (что вполне нормально для завуча среднестатистической школы), и в случае открытых боевых действий могла бы оказать помощь. Я-то себя знаю!!! оттаскивать меня от обидчиков моих детей может только очень смелый и сильный человек.
Встретила я завуча у дверей школы. «Здравствуйте, — говорю, — я хотела бы поговорить с Вами».
— Что-то случилось? Какие-то претензии? — видимо, выражение моего лица навеяло
— У меня серьезный разговор к классному руководителю 5-А. Хочу, чтобы он проходил в присутствии администрации школы.
— Я почему-то так и подумала, — тяжело вздохнула завуч. Генерал-полковник оказалась просто зверски уставшей женщиной. — Пойдем…
Я честно хотела только поговорить. Именно с Марфой Петровной. Предупредить, что МОЕГО ребенка в обиду не дам. Что могу и жалобу в РОНО накатать, о чем хорошо известно, например, заведующей детским садом (было дело). Что мой ребенок пусть маленький, но человек; пусть не до конца сформировавшаяся, но личность… И этого человека, эту личность я требую уважать. Какие бы поступки не совершала 11-летняя девочка, обзывать ее тварью недопустимо. Особенно педагогу… особенно при всем классе. И пусть администрация об этом, наконец, узнает.
Но получилось по-другому. Пока классуха добиралась до школы, опытный педагог-завуч (а она была завучем еще когда я училась в этой школе) раскрутила меня на разговор. Типа: «Скажи все сначала мне, чтоб я знала, как реагировать». И уговорила написать заявление на имя директора. Потому что случай не первый. Потому что вся школа знает, что учитель на язык не сдержанна, и словечки «тварь», «дрянь», «идиот» летят в детей постоянно. Потому что много лет подряд родители часто приходят к ней (классной руководительнице) разговаривать на эту тему. Но ни один — слышите! — НИ ОДИН РОДИТЕЛЬ НИ РАЗУ НЕ ПОЖАЛОВАЛСЯ НА НЕЕ ОФИЦИАЛЬНО. То есть, родственник пришел-поговорил-успокоил совесть, а дети и дальше подвергаются моральному насилию. Не, нуачо… нам же у нее учится… долго… и экзамены сдавать… А вдруг оценки занижать начнет… (далее следует непереводимая игра слов, выражающее крайнее негодование) ОЦЕНКИ ОКАЗАЛИСЬ ВАЖНЕЕ ПСИХИКИ РЕБЕНКА
Кто работал в бюджетных учреждениях, понимают — уволить работника очень сложно. Практически нереально — для этого нужны причины. Даже выговор вынести — нужны причины. В данном случае: все знают о неадекватности педагога, даже уроки ее посещали (догадайтесь, как преподаватель себя вела в присутствии директора?)… но юридически повода для принятия мер нет… И из года в год такой вот замечательный учитель «сеет разумное, доброе, вечное».
Я написала заявление. Я отнесла его директору (сколько лет прошло с окончания школы, а коленки в ее кабинете до сих пор предательски подгибаются) и еще раз все рассказала. Директор извинилась передо мной, потому что она «несет ответственность за своих подчиненных», чем немало удивила.
«Я могу ее уволить, — сказала она мне. — А могу просто серьезно, очень серьезно поговорить. Как вы считаете, что мне предпринять?» Сошлись на том, что русский язык она преподает неплохо, и менять среди года опытного педагога на молодого практиканта неразумно. Мне обещали принять меры, я обещала держать ситуации под контролем.
Сегодня ровно 2 недели после того разговора. Итоги меня радуют: пятиклассники перестали боятся уроков у Марфы Петровны. Вася перестал быть дебилом, Настя не вжимается в парту в робкой попытке стать невидимкой, к Соне обращаются вежливо. На детей перестали орать — и они (странные дети!) стали лучше учиться. Оценки Сони — зачинщицы скандала — никоим образом не изменились, хотя я на уровне подсознания ожидала мелкой мести. Больше того, классный руководитель при всем классе извинился перед моей дочерью, чего от нее не ожидал (и поэтому, собственно, не требовал) никто!
Но вот что меня огорчает: если бы другие — такие правильные и ответственные родители — пошли к директору раньше, не боясь «испортить отношения с классной дамой, мне не пришлось бы объяснять ребенку, почему на нее наорали, оскорбили, унизили. Если бы не боялись замарать свой чистый образ «не скандальных всепонимающих мам» — дети могли бы учиться в спокойной обстановке на полгода раньше. Если бы оценки не стали важнее хорошего настроения — наверное, великий и могучий язык (и литературу) дети любили бы больше… Если бы… Теперь я — скандалистка, выносящая сор из избы, а они — белые и пушистые, правильные и ответственные…
Зато детям теперь спокойно. И диктант писать не страшно. А это многого стоит!

Как защитить ребенка от травли со стороны учителя

Вряд ли я ошибусь, если предположу, что такие ситуации были всегда, просто дети стали более продвинутые, знают о своих правах и прекрасно используют технологии, чтобы ненавистных им учителей наказать. Но я бы отдельно отметила, что выше приведены примеры прямого физического насилия, инциденты сняты на камеру свидетелями-детьми и учителя просто не могут отрицать свои действия или оправдаться. Однако еще чаще травля, которой способствуют педагоги, осуществляется незаметно для сторонних наблюдателей, без применения физического насилия, в течение нескольких недель, месяцев и даже лет. Проблема в том, что дети часто не рассказывают о подобном из-за страха и отсутствия жизненного опыта, а родители просто не замечают, что их ребенок в опасности.

Пассивное безразличие

Если учитель не бьет ребенка головой об парту, не кричит, не называет детей «идиотами», значит ли это, что перед нами отличный педагог? Нет, перед нами просто учитель, который не совершает действий, за которые в один день может лишиться работы. Дело в том, что в школе учитель обладает властью, а значит имеет в своем арсенале еще массу возможностей для травли детей, на первый взгляд совершенно не очевидных. Как это может проявляться?

Чаще всего учителя просто бездействуют. Они молча наблюдают за тем, как в их классе последовательно травят одного из детей. В 90-е годы были распространены случаи, когда во время урока дежурные по школе вызывали ученика в коридор якобы для какого-то важного дела, но тут же у кабинета прижимали к стенке и назначали «стрелку во дворе после уроков». Многие смотрели сериал «Школа» Гай Германики, в котором это все довольно правдиво показано. Сейчас в школах есть охрана и даже камеры, но дети всегда найдут способы скрыть подобное от взрослых. Жительница Барнаула (и журналистка) рассказала в Facebook, как ее сына каждый день встречали после уроков ровесники, били кусками льда, не давали возможности попасть домой. История получила широкую огласку, и что характерно — директор школы и учителя все отрицают, несмотря на то, что у мальчика официально зафиксированы побои. И пост в социальных сетях (то есть придание огласке), и обращение в полицию — как раз пример того, что нужно делать родителям, если их ребенка травят, а учителя потакают этой травле. В первую очередь нужно поговорить с директором и классным руководителем, и если педагоги в школе вас не услышат и начнут обвинять в сложившейся ситуации вас и вашего ребенка, необходимо бороться дальше: писать в местный Департамент образования, в социальные сети, обращаться в местные СМИ. Многие родители боятся это делать, чтобы не было хуже, чтобы ребенку «не ставили двойки» из-за такой родительской активности, чтобы он не выглядел «белой вороной». Но я предлагаю задать себе вопрос: может ли быть еще хуже?

На самом деле может. У учителя есть еще один способ воспользоваться своей властью — согласиться с родителем, но с ребенком вести себя по-прежнему, всячески демонстрируя ему, что родители тут не помогут. Недавно в социальных сетях обсуждалась история из одной из провинциальных школ, где мама попросила учителя русского языка отпускать детей-второклассников на перемену, а не заставлять их дописывать задания, которые они не успели сделать на уроке. На следующий день учительница демонстративно отправила на перемену одного ребенка, а весь остальной класс продолжал доделывать задания. Все это сопровождалось комментариями: «Ты устал, тебе нужна перемена, иди отдохни». На следующий день этого мальчика травил весь класс. Да, именно за то, что он не такой, как все. Хорошо, если у ребенка доверительные отношения с родителями, и он рассказывает о подобном. Если же нет, то учителя могут сделать все, чтобы ваша жалоба сыграла против вас, мол, посмотрите, как вы беспомощны, а власть здесь — мы. Как в таких случаях стоит поступать родителям? Очень важно разговаривать с ребенком, обсуждать каждый день, как обстоят дела в школе, не ограничиваться вопросами об оценках. Дети должны знать, что мы всегда на их стороне, чтобы ни случилось.

Буква закона

Самое важное, что нужно сделать родителям в подобной ситуации — это открыть свод законов, которые регулируют права детей. Начать можно с самого простого: у любой школы есть устав, в котором наверняка прописано, что дети имеют право на уважение человеческого достоинства и защиту от психологического и физического насилия. Если детей не отпускают на перемену — это тоже нарушение их прав. О том, как должна быть организована их жизнь в школе, можно прочитать в санитарно-эпидемиологических требованиях (СанПин). Как правило, ссылок на подобные документы достаточно, но всегда можно обратиться к ФЗ «Об образовании», в котором четко прописаны обязанности педагогов. В конце концов, согласно статье 21 Конституции РФ, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Эти законы необходимо распечатать и использовать как аргументы в школьных конфликтах.

Отдельно хочу сказать о том, что такие статьи и посты обычно сопровождаются комментариями в защиту педагогов. Мол, учителям тоже тяжело, дети их «доводят». На этом, например, сделали акцент защитники учителя в Комсомольске-на-Амуре: второклассник, по их словам, был «невменяемый», оскорблял учителя, срывал уроки, поэтому педагог не выдержала. Мы забываем, что восьмилетний ребенок и учитель с почти полувековым стажем — силы не равные. Если ребенок нарушает правила поведения, то именно педагоги, психологи, логопеды, неврологи должны помочь ему их преодолеть. Взрослые не могут отвечать насилием на насилие именно потому, что они взрослые, и должны показывать детям пример. Поддерживая травлю, мы, как взрослые, подписываемся под тем, что можно жить по законам волчьей стаи, что выигрывает тот, кто сильнее.

Обратная сторона этого конфликта заключается в том, что учитель, как и вся школа, перестал быть для детей авторитетом. Учителя старой закалки, в свою очередь, желают, чтобы дети слушали их с открытыми ртами и во всем подчинялись. Но как раньше уже не будет — учитель сегодня не является уникальным носителем знания, ведь многие знания мы можем добыть и без его помощи. Поэтому сейчас педагог должен предложить что-то взамен, то, в чем дети особенно нуждаются. В первую очередь это уважительные и доверительные отношения, передачу жизненного опыта, умение с достоинством выходить из конфликтных ситуаций.

редакция рекомендует

Конституция РФ (ст. 19) гарантирует всем гражданам России равные права. С самых малых лет ребёнка учат тому, что нельзя унижать других людей ни по языковому, ни по расовому, ни по половому, ни по каким иным признакам.

Тем не менее, данное конституционное право иногда нарушается. А ведь подобные действия, особенно в жёстких формах, могут иметь серьёзные уголовно-правовые последствия для виновника, вплоть до лишения свободы.

В Уголовном Кодексе содержится 282 статья, устанавливающая ответственность за унижение человеческого достоинства.

Что такое унижение человеческого достоинства?

Достоинство человека — это духовный стержень личности. Человек, обладающий подобным стержнем, не будет совершать безнравственных поступков.

Он отстаивает интересы добра, истины, справедливости, гордится духовной культурой, традициями своего народа, не позволяет манипулировать собой.

Достоинство человека нельзя рассматривать вне общества. Национальная, религиозная, социальная, индивидуально-личностная дифференциация общества оказывает непосредственное влияние на чувства, сознание, уровень достоинства человека.

Национальные, религиозные распри подталкивают некоторых людей к признанию достоинства только тех, кто принадлежат к их расе, национальности, религиозным или иным убеждениям. Остальных граждан они считают убогими, при этом ущемляются их права и свободы, оскорбляется и унижается достоинство.

Крайним выражением абсолютизма националистического достоинства считается фашизм, не признающий никаких иных лиц, кроме избранных.

Формирование достоинства осложняется множественными противоречиями национального, сословного, религиозного характера, делает его ущербным, усечённым, деформированным.

Понятию «достоинство» близко слово «честь». Оба эти понятия подразумевают самоуважение, духовно-нравственную независимость и выражают духовное начало, составляющее нравственную основу человеческого достоинства.

Но если честь — это отношение к личности человека в социуме, его репутация, то достоинство — это отношение человека к самому себе, его принципы, внутренние убеждения, идеология.

Конституционное право запрещает унижение чести и достоинства личности.

Унижение — это поведение человека, направленное на подавление и попирание чувства достоинства как у самого человека, так и в глазах окружающих.

Унизить человека можно неосознанно или намеренно, с целью самоутверждения или в ходе воспитания. Важно отметить, что унижение может стать причиной психологической травмы и серьёзных нервных расстройств.

Унижение человеческого достоинства: ст. 282 УК РФ

Следует отметить, что статья 282 УК РФ рассматривает преступления, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, на унижение человеческого достоинства.

И здесь стоит отличать бытовое унижение личности путём оскорбления (ст. 130 УК РФ) от унижения человека по национальным, расовым, социальным, религиозным признакам, которое совершено публично или через СМИ.

Объектом преступления по ст. 282 являются общественные отношения в области обеспечения конституционных основ, гарантирующих обеспечение национальных, религиозных и расовых интересов. Дополнительным объектом служат честь и достоинство граждан.

Объективная сторона состава преступления по ст. 282 характеризуется:

  • действиями, разжигающими вражду и ненависть;
  • действиями, напрямую унижающими человеческое достоинство;
  • пропагандой превосходства либо неполноценности граждан по национальности, расе, религиозным и другим убеждениям.

Указанные действия характеризуются публичным распространением негуманных идей, взглядов, мнений, провоцирующих состояние неприязни.

Подобные действия носят общий характер и распространяются на большое количество лиц (примером тому служат призывы к депортации, расправе, воспрепятствование проведению религиозных или национальных обрядов, применение дискриминационных мер).

Действия, унижающие достоинство человека, выражаются в дискредитации, негативном отношении к определённой нации, выраженное в неприличной форме. Подобные действия выражаются в унижении, оскорблении, демонстрации неполноценности, ограниченности, ущербности гражданина.

Общим для обоих составов преступлений обязательным признаком является публичность совершаемых действий.

Это означает, что взгляды, идеи, порождающие национальную, религиозную социальную, расовую ненависть, распространяются открыто, в присутствии широкого круга лиц (например, на собрании, митинге).

Использование СМИ предполагает распространение подобных идей посредством радио, телевидения, газет и т.д.

Преступление считается завершённым в момент произведения указанных действий независимо от наличия/отсутствия последствий, т.е. имеет формальный состав.

Субъектом преступления могут стать лица, достигшие 16-летнего возраста.

Субъективная сторона характеризуется наличием прямого умысла. Мотивы и цели могут быть самыми разными и на квалификацию не влияют. Чаще всего мотив носит расовую, националистическую или религиозную окраску.

Часть 2 рассматриваемой нами статьи в качестве квалифицирующих признаков предусматривает те же деяния, совершённые:

  • с угрозой насилия;
  • с использованием служебных полномочий;
  • группой лиц.

Унижение человеческого достоинства на работе

При осуществлении трудовой деятельности граждане также могут подвергаться унижению и дискриминации по признакам расовой, социальной, национальной принадлежности, религиозным и другим убеждениям.

При этом обвинить человека, совершившего вышеуказанные деяния, возможно только в том случае, если унижению была подвергнута значительная группа лиц и сделано это было публично, в том числе через СМИ.

В ином случае деяние, унижающее достоинство человека, будет рассмотрено по статье 130 УК РФ.

Унижение человеческого достоинства ребёнка

Формирование у ребёнка чувства собственного достоинства – важнейшая часть воспитания. Сформированное в детстве чувство собственного достоинства окажет ключевое влияние на то, какой образ жизни в дальнейшем изберёт и будет поддерживать ребёнок.

Один из значимых факторов, влияющих на формирование чувства собственного достоинства у ребёнка, — это уважительное обращение к нему окружающих людей. И не только внутри семьи, но и в образовательных учреждениях.

Наказание за оскорбление ребёнка определяет суд, руководствуясь составом и положениями статьи 5.61 КоАП РФ. Уголовная ответственность возможна при условии наступления последствий, приведших к утрате здоровья, жизни пострадавшей стороны.

Что касается ст. 282, то её применение возможно при тех же признаках, сопровождающих деяние, которые указаны выше в статье, а именно:

  • унижение значительной группы лиц, включающих детей;
  • публичность, открытость;
  • дискриминация по национальным, расовым, социальным, половому признакам или по убеждениям.

Какое наказание предусмотрено за унижение человеческого достоинства в РФ?

Действия, нацеленные на унижение достоинства человека гражданина по признакам пола, расы, языка, национальности, происхождения, отношения к религии, совершённые публично или через средства массовой информации, наказываются:

  • штрафом в размере от 100 000 до 300 000 р. или в размере зарплаты/дохода виновного за 1-2 года;
  • лишением права занимать конкретные виды должности или осуществлять определённую деятельность на период до 3 лет;
  • обязательными работами до 360 ч.;
  • исправительной трудовой деятельностью до 1 года;
  • принудительными работами до 2 лет;
  • лишением свободы до 2 лет.

В новой редакции ст. 282 УК РФ от 2018 года обозначено следующее: деяния по части первой ст. 282 будут признаваться уголовно наказуемыми только в том случае, когда они совершены обвиняемым после его привлечения к административной ответственности за идентичное деяние в течение 1 года.

Часть 2 ст. 282 рассматривает аналогичные деяния, совершённые:

  • с применением насильственных методов;
  • с использованием служебных полномочий;
  • группой лиц.

Виды наказаний по ч. 2 ст. 282:

  • штраф от 100 000 до 500 000 р. или в размере зарплаты/дохода виновного за 1-3 года;
  • лишение права занимать определённые должности или осуществлять ту или иную трудовую деятельность на срок до 5 лет;
  • до 480 ч. обязательных работ;
  • от 1 года до 2 лет исправительных работ;
  • до 5 лет принудительных работ;
  • лишение свободы от 3 до 6 лет.

Таким образом, привлечь виновного за унижение человеческого достоинства по ст. 282 УК РФ можно только при наличии в составе преступления квалифицирующих признаков, которые чётко обозначены в данной статье.

«То на урок пьяными придут, то напишут гадость в Сети». Как школьники издеваются над учителями

Учить — не круто

Профессия учителя в России переживает не самые лучшие времена. Более трети россиян считают ее непрестижной. Средний возраст нашего учителя — 52 года, средний стаж работы — 20 лет. 34% из них недовольны своими зарплатами. Согласно исследованию НИУ ВШЭ и «Левада-центра», число учителей, которым нравится их работа, сократилось с 42% до 22%.

При этом в России почти 42 тысячи общеобразовательных школ, а учреждений для трудных подростков на всю страну около 40. Большинство несовершеннолетних хулиганов учатся в обычных школах. Иногда они устраивают в школе дебош или бросают в учителей стульями. В Иркутской области девятиклассник избил 73-летнюю преподавательницу физкультуры. Школьник из Кургана прославился в интернете после того, как туда попало видео, на котором он три минуты оскорбляет учительницу рисования. Учителя рассказали «Снобу» о том, как подростки издеваются над ними.

«Нет желания работать в школе, куда будет приходить этот ребенок»

Никита, 27 лет, Златоуст:

Когда я взял классное руководство, мои ученики очень этому обрадовались. Они вообще всячески меня поддерживали, на их уроки я всегда шел с радостью. Но спустя некоторое время начался кошмар.

Я часто ездил с классом на экскурсии по городам России. В одной из таких поездок и начались мои разногласия с учеником, который всегда считался лидером в классе. Мы были в Москве, и одна из девочек договорилась там повидаться со своей тетей. Они решили встретиться возле станции метро. Я, естественно, сказал ученице, что одну ее не пущу. Тогда один из мальчиков на повышенных тонах потребовал, чтобы я девочку отпустил. Он стал настаивать. Вышел скандал.

В школе конфликт начал разрастаться. Мальчику не нравилась моя одежда, мои уроки, не нравилась его парта. Он заявлял, что я плохо готовлю его к экзаменам. Потом он стал приходить без формы, на уроках демонстративно общался с одноклассниками, лежал на парте, не делал домашние задания. Как-то раз мы говорили о концлагерях и он, глядя на слайд с телами погибших, сказал: «Круто же. Трупы. Прикольно». Чуть позже вместе с одноклассницей, которая регулярно выпивала, они стали меня оскорблять. А однажды этот мальчик и вовсе подошел ко мне на перемене и пообещал избить.

Под конец учебного года я напомнил классу, что необходимо сдать учебники. В ответ этот мальчик сказал, что продал книги, а потом и вовсе заговорил отборным матом. После этого ученики, в глазах которых мой авторитет уже был изрядно подорван, начали позволять себе много лишнего. То на урок пьяными придут, то начнут писать гадости в Сети. В сообщениях всегда было много мата, а в конце одна и та же фраза: «Счастья тебе, сука».

Уже после выпускного, примерно через месяц, у меня зазвонил телефон. Я взял трубку и услышал голос того самого парня. Он был пьян и предложил мне выпить вместе с ним. Я, конечно, отказался — в итоге меня почти две минуты крыли матом.

Я в то время очень много нервничал. Коллеги, конечно, пытались меня успокаивать, дома тоже советовали не обращать внимания на провокации. Но мой любимый момент в этой истории — поведение администрации школы. Директор сразу дала понять, что в любом случае будет на стороне ученика. Она меня самого обвиняла в случившемся. Ей казалось, что после наших совместных поездок дети начинают считать меня другом и позволяют себе много лишнего. Я с этим не согласен. Другие классы были со мной и в Москве, и на Таганае, но при этом относились уважительно.

После того как те ребята выпустились, администрация школы больше не дала мне классного руководства. А раньше меня даже отправляли на городской конкурс лучшего классного. Я решил сменить место работы. Нет желания работать в школе, куда время от времени будет приходить тот мальчик.

Но меня многому научила эта история. Сейчас я бы с удовольствием взял самый неблагополучный класс и попытался его исправить.

«Три года жизни — на помойку»

Диана, 25 лет, Калуга:

Я начала работать учителем в 22 года. В школе, куда я устроилась, было много неблагополучных детей, некоторые с криминальными наклонностями. Эти ребята постоянно хотели напакостить.

В одном девятом классе был ученик, который на всех уроках выкрикивал матерные слова и издавал неприятные звуки. Это продолжалось с первого до последнего урока — примерно пять часов в день. В ответ на замечания он громко смеялся и продолжал орать. Так отвратительно подросток себя вел абсолютно на всех предметах.

В классе помладше был ученик, который угрожал моему коллеге заявить на него в полицию и обвинить в домогательствах. Таким способом он выбивал из преподавателя «четверку». Потом его положили в психбольницу, и учителей по вечерам отправляли туда с ним заниматься. Если вычесть расходы на проезд, то за каждый такой урок мы получали около 100 рублей.

Как-то раз у нас в школе даже обчистили учителя. Виновника нашли, но начальство запретило писать заявление. Требовали решить все миром. Если честно, я и сама иногда с трудом верю, что все это было в моей жизни. Даже мои родные думают, что я немного приукрашиваю. Бывает, говорят: «Не преувеличивай».

Свои выходки дети теперь сопровождают фразой: «Вы не имеете права мне что-то сделать». И ведь никаких последствий для ученика-хулигана действительно нет. Советы профилактики правонарушений — пустая болтовня. Устав школы — туалетная бумага. Дети защищены законом очень хорошо. К тому же есть негласное правило: если на территории школы ученик сделал что-то противозаконное, это не должно выйти на всеобщее обозрение.

Недавно я уволилась из школы. Три года жизни — на помойку. Сейчас собираюсь вести курсы английского языка для детей и взрослых в частной компании.

«Каждый сам отстаивает свои права»

Всеволод Луховицкий, сопредседатель профсоюза «Учитель», преподаватель русского языка школы «Интеллектуал»:

Главный способ защиты учителей от провокаций со стороны учащихся — наличие системы расследования таких происшествий в школе. В каждом учебном заведении должна быть конфликтная или управляющая комиссия. Нужно обратиться туда и потребовать официального разбирательства. Часто учителя молчат, потому что не любят «волокиты». На самом же деле это как раз то, что может спасти и защитить. Одно дело, когда ребенок говорит, что его, например, побили, директору один на один, другое — когда он говорит это на открытом формальном расследовании.

Учителя из разных соображений сами не хотят себя защищать. У нас почему-то все думают, что любой случай должен быть прописан в законе. Однако каждый сам отстаивает свои права. Если ученик ведет себя агрессивно: ругается матом, кричит, то нужно обратиться к уставу школы. В нем обычно прописаны все варианты, как поступать. Однако учителя, как правило, их не используют: жалко ребенка, у ребенка родители плохие, не хочу с ним связываться. Но достаточно три раза написать докладную директору, и директор будет вынужден разбираться — вызывать родителей и так далее.

Повторюсь: самый разумный способ действия в случае провокации — требовать официального разбирательства. Не бывает учителей, которых не любят абсолютно все дети в классе. При любом расследовании найдутся ребята, которые скажут, что школьник сам начал все безобразие. Надо требовать официального вдумчивого разбора и ни в коем случае не бояться.

Если же травля случается за пределами школы, то это уже вариант уголовный. Нужно писать заявление в полицию и ждать расследования.

Почему педагоги издеваются над детьми прямо на уроках

Школьные педагоги все чаще и чаще оказываются фигурантами громких скандаловФото: unsplash.com

Российские школы захлестнула новая проблема: учителя все чаще становятся фигурантами громких скандалов. Педагоги публично унижают своих учеников, оскорбляют их и даже прибегают к рукоприкладству. «URA.RU» попыталось разобраться, что происходит.

Хроника необъявленной войны между педагогами и школьниками выглядит чудовищно: в Петербурге учительница избила мальчика учебником до сотрясения мозга из-за того, что он отвлекался на уроке, в Томской области преподаватель таскала за волосы ребенка и била головой о парту, в городе Холмск Сахалинской области педагог унизила девочку перед всем классом из-за дырки на одежде. Последний случай произошел в средней школе № 37 в Комсомольске-на-Амуре в Хабаровском крае. Там учительница с 24-летним стажем напала на своего же ученика с кулаками в коридоре учебного заведения, выведя его с рюкзаком из класса. Инцидент попал на видео и оказался в Сети.

Школы в России все чаще становятся настоящим полем боя Фото: Игорь Меркулов © URA.RU

Один из уральских педагогов, пожелавший сохранить инкогнито, рассказал «URA.RU», что «раньше в школах детей били не меньше». «На самом деле учителя всегда колотили учеников, это факт. Вопрос в том, что раньше не было интернета, не было смартфонов, не было YouTube. Сейчас людям приходится сдерживаться, контролировать себя, потому что все прекрасно понимают — их почти постоянно снимают на видео. Стоит тебе оговориться, сказать что-то смешное — и твоя оговорка тут же попадает куда-нибудь в интернет», — пояснил собеседник агентства.

По словам инсайдера, «детей лупят не от злости, а потому что нервы не выдерживают»: «Не каждый вытерпит. Например, моя коллега, только недавно закончившая вуз, пришла работать в школу. Так старшеклассники там дерзко себя вели — переходят на „ты“, приглашают на „вписки“, обниматься лезут».

Руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях Михаил Виноградов не согласен: «До такого изощренного насилия, как сейчас, раньше не доходили. Сегодня из школьных классов подчас устраивают пыточные. Парадокс заключается в том, что в школе учителям традиционно мало платят, нагрузка довольно большая, а на работу не устроишься — мест нет.

Связано это во многом с тем, что туда подчас идут трудиться специфические люди. Люди, которые хотят получить практически безграничную власть над детьми», — сказал психиатр.

По его словам, именно эта власть, возможность унижать и оскорблять является для определенных личностей компенсацией недостатка денег: «Это очень опасное явление, однако учителей у нас, к сожалению, при приеме на работу психиатры не тестируют».

Зачастую дети идут в школу, как на войну Фото: Александр Кулаковский © URA.RU

Глава общественной организации «Родительское собрание» Константин Долинин полагает, что виноват и «двойной отрицательный отбор»: «Есть мнение, что зачастую в педагогические вузы поступают потому, что в другие места не смогли поступить. А затем, после окончания учебы, устраиваются работать в школы — потому что никуда больше трудоустроиться не смогли. Вопросов к педагогическим работникам действительно накопилось много».

Психолог Ольга Смирнова рассказала, что школьники в большинстве случаев «совершенно беззащитны». «К сожалению, подросткам, которые подвергаются прессингу со стороны педагогов, обратиться некуда. Если они не хотят делиться этим с родителями, то получается полный тупик. Система психологической помощи в школах, по сути, так и не заработала. Чаще всего это не более чем фикция», — пояснила собеседница агентства. По ее мнению, в российских школах «идет самая настоящая война»: «Ученики атакуют педагогов и наоборот. Однако в этой проблеме никто не хочет разбираться. Я знаю немало историй, когда учителя буквально ломали жизнь детям из-за двоек в дневнике. Взаимный уровень агрессии и неуважения достиг максимальных пределов».

Как защищать права ребенка в школе

Гость (17/05/2019) Татьяна (Гость)
В нашем классе 80 процентов со слезами идут в школу. Что делать?Гражданин РФ (Гость) (13/05/2019) Надежда Юрьевна (Гость)
Не все педагоги такие плохие как описывают. Много хороших. Но в каждой школе есть паршивые овца, лично сталкивалась. При том что я не конфликтный человек. И хочу сказать, что многие родители молчат, чтобы не сделать своим детям плохо. Учителя виртуозно могут унижать детей, не оскорбляю их на прямую!Nadya1805 (21/08/2016) Сейчас у детей слишком много прав! Бедные учителя!Гость (15/11/2012) О БОЖЕ! Бедные учителя! И вправду говорят: неблагодарный это труд!Анна alex82 (16/07/2011) ГОСПОДИ КАК СТРАШНО !!!Татья Е. (Гость) (18/02/2011) если мы не готовы идти в школу 6.5 лет.а заведующая д.сада «выгоняет»и не переводит в др.группу.Что делать?Инна (Гость) (07/02/2011) Добрый день! У меня вопрос, имеет ли право администрация школы отказать моему сыну в переводе в 10-ый класс, если у него будет 2-ка по ГИА?
На совете профилактики в лицее№ 3 г.Красноярска мне сказали, чтобы я подыскивала для сына другое место обучения, потому что у них будет один 10 класс математический, а из информационного, где учится мой сын. возьмут 4 человек. Предварительное ГИА по математике в информационном классе 9 человек из 21 написали на 2.то есть 50%!!!!!! По остальным предметам, у сына нормальные отметки. Зачем тогда создавать информационный класс, если все равно его на 70% собирались сокращать?????? У нас лицей с математическим уклоном, но остальные предметы никто не отменял. Мой сын хочет пойти в мед. училище, но на базе неполного среднего образования его не возьмут. Переходить в другую школу категорически не хочет, и вообще, в переходный возраст дергать ребенка из привычной обстановки, считаю неправильным. Имею ли я право настаивать на переходе моего сына в 10-ый класс? и чем я могу это аргументировать?
Ирина (Гость) (14/01/2011) Здравствуйте! У меня возник вопрос, как защитить своего ребенка от грубого обращения со стороны педагогов? Имеют ли они право повышать голос на моего ребенка,оскорблять и в случае любого пустяка,например, опоздал на зарядку, бежал по коридору, на уроке повернулся на зов одноклассника, дал отпор обидчику? Надежда Юрьевна (Гость) (28/11/2010) Я вот читаю все и удивляюсь, неужели в школах такой беспредел? Я заместитель директора по УВР в школе N, но вот чтобы такое у нас в школе творилось!? Никогда!По всем сообщениям можно понять,что в школах работают один изверги. Дорогие родители, вам дали права, но не объяснили, наверное,своих обязанностей. Родители никогда не будут понимать учителей, потому что «каждая сова будет хвалить своего совенка» (устойчивое выражение). Многие дети в школах сами провоцируют учителей, но придя домой, они ангелы во плоти. Уже давно из школ ушло оскорбление,потому что у учителя НЕТ ПРАВ,а есть только ОБЯЗАННОСТИ. И не надо опускать учителя ниже плинтуса! Ведь именно благодаря школе, ВАШЩИ дети получают достойное образование. Не забывайте об этом! Гость (23/09/2010) здравствуйте я ученица 11 класса…у меня к вам вопрос как мне поступить в такой ситуации:после10 класса у нас была практика эта практика включала в себя помощь преподавателям,мытьё полов и тд.всё это происходило летом в то время когда дети должны отдыхать.но завуч сказал что если мы эту практику не пройдём то останемся все на второй год.лично у меня такая проблема в то время пока была практика у меня болел папа и я с ним сидела в больнице…и я не могла пройти эту практику.но теперь я перешла в 11 и меня постоянно упрекают и заставляют всё делать для школы.директор говорит что мне нечего делать в 11 классе если я не прошла практику.пожалуйста подскажите что мне сделать в такой ситуации??
заранее спасибо

Издевательства над учителем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *