Шизофрения инвалидность

Расстройство психики как таковое, по словам специалистов, не гарантирует получения статуса «инвалид». При том, что рассматриваемое состояние сказывается на качестве жизни, его расценивают как трудоспособное. Патология вовсе не мешает некоторым её обладателям развиваться в творческом и профессиональном плане.

Чтобы назначили группу при шизофрении, должны иметь место некоторые клинические особенности. Особую роль играют форма и степень расстройства, выраженность симптомов. Только после всестороннего обследования и изучения конкретного случая специалисты медико-социальной экспертизы (МСЭ) могут принять решение о присвоении группы инвалидности.

Когда дают группу при шизофрении

Как отмечалось выше, сам по себе диагноз не является поводом для назначения льгот и пенсионных выплат, положенных инвалиду. Члены МСЭ принимают во внимание такие значимые критерии, как:

— длительность и частота активной фазы шизофрении;

— возможность потенциального инвалида работать;

— способность обследуемого к самообслуживанию;

— сохранность двигательных навыков (передвижение);

— уровень социальной адаптации, самообладания;

— качество восприятия пространства и времени.

Если нарушения психической деятельности незначительны, дают 3 группу (можно работать). Правда, почти 50% обследуемых назначают 2 группу, которая считается нерабочей и говорит о более тяжёлом течении болезни.

Но самым сложным случаем можно назвать недееспособность, наступающую в результате стойкого развития аномалии. Врачи фиксируют неспособность человека обслуживать себя, а также полную бездеятельность, потерю эмоционального оживления, практически не проходящие кататонические и галлюцинаторно-бредовые состояния с утратой объективной оценки мира. При таком развитии событий инвалиду присваивают 1 группу.

Далее рассмотрим каждую категорию более подробно.

Шизофрения и группы инвалидности

Продолжая тему, отметим, что 1 группа предусмотрена в случае проявления симптоматики заболевания на 90–100%. Здесь речь идёт о нуждаемости человека в посторонней помощи, а в качестве ключевого критерия для присвоения соответствующего статуса при шизофрении врачи обозначили уровень прогредиентности, то есть степени усугубления проявлений аномалии.

Когда симптомы дают о себе знать не так явно, но заметны на 70–80%, на год дают 2 группу инвалидности. Если в течение этого времени произошло ухудшение состояния, на очередном освидетельствовании могут присвоить 1 группу. При отсутствии негативного прогресса оставляют 2 категорию.

Наконец, 3 группа подходит лицам с шизофренией, у которых выраженность симптомов составляет 40–60%. Трудоспособность в данном случае возможна, так как активные приступы недуга наблюдаются достаточно редко. Группу также назначают на год.

Определение «инвалид с детства» уместно, когда у ребёнка наблюдаются характерные признаки аномалии на 40–100%. Присвоение группы происходит на год, два (если 1) или до достижения совершеннолетия.

Экспертиза МСЭ при шизофрении

Признание факта нетрудоспособности, инвалидности происходит во время прохождения МСЭ. Чаще всего освидетельствование проводят в период ремиссии, то есть во время спада негативной симптоматики. Если обострение затяжное или процесс протекает непрерывно, экспертиза осуществляется реже.

Эксперты учитывают такой момент, как ухудшение качества ремиссии из-за влияния отрицательных факторов, не имеющих отношения к патологическому процессу. В зависимости от выбранной тактики лечения, формы болезни на момент установления инвалидности клинические явления будут иметь свои особенности.

Симптомы аномалии отражают тенденцию аномалии к возрастающей прогредиентности, то есть не исключено обнаружения во время обследования признаков, указывающих на более глубокие поражения мозга. В любом случае инвалидность определённой группы и степени ограничений дают, основываясь на всех имеющихся данных.

В частности, оцениваю наличие и выраженность нескольких групп симптомов. Продуктивными признаны следующие признаки шизофрении:

— голоса в голове;

— мания преследования;

— значительное нарушение функций мозга;

— детское поведение, постоянная дурашливость, кривляние;

— длительное удерживание какой-либо части тела в одном положении.

К дефицитарным или негативным симптомам относятся:

— замкнутость;

— нарушения речи;

— искажения основных эмоций;

— бесцельное и странное поведение;

— страх взаимодействия с людьми.

Объективно оценить состояния обследуемого позволяет специально разработанная математическая система. Благодаря ей определяют уровень выраженности симптомов психического расстройства.

Количество больных шизофренией не превышает 1% жителей. Последние исследования говорят, что за развитие болезни отвечает генетика, однако пока не удалось вычленить ген, отвечающий за ее появление. Обычно шизофрения ведет к распаду процессов мышления и эмоциональных реакций. Большинство больных имеют инвалидность. Журналист cherinfo встретился с пациентами, страдающими шизофренией, и их родными и попытался узнать, что переживают больные, почему они ведут себя странно и как на это реагируют «нормальные» люди.

Имена героев изменены.

Истоки шизофрении

Шизофрения проявляет себя ярко, ее симптомы видны даже не медикам. Как правило, у заболевших появляются слуховые галлюцинации, человек разговаривает как бы сам с собой, будто не слышит окружающих, а прислушивается к другим голосам.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

В юности я получил по голове в драке, было сотрясение, после этого появились страх и волнение. Но к врачу я не пошел. Потом вернулся из армии, начал выпивать, тут и проявились симптомы шизофрении. Бывало, мысли бегут одна за другой, а бывало, что их нет вообще. Появилась паранойя, казалось, что меня преследуют. Сначала я отрицал болезнь, особенно в нетрезвом состоянии. Мне казалось, что я справлюсь, поэтому и лекарства, которые выписал врач, часто не принимал. Семь лет назад я бросил пить, начал лечиться. Иначе года бы, наверное, не прожил.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

До того как попал в психиатрическую больницу, даже не думал, что у меня психическое расстройство. Это был 2013 год, мне было 20 лет. Странности начали происходить, когда учился в выпускном классе. После 10 класса лето провел в Волоколамске: играл в футбол, занимался спортом. Я был невероятно сильным, чувствовал вкус жизни, интеллектуальную силу, власть над телом. Когда вернулся в Череповец, настроение стало спадать, хуже стало. Показалось, что я даю себе недостаточную нагрузку, начал бегать. Наступил октябрь, а я бегал в футболке и шортах, потому что мне казалось, что нужно работать еще интенсивнее. После одной из пробежек стало совсем плохо, но решил, что нагрузки нужно усилить, начал принимать ледяной душ. Сознание спутывалось все сильнее, начала болеть голова. За неделю боль выросла до ощущения, что в затылок мне воткнули топор. Это чувство сохранялось постоянно, с утра и до вечера. Стало сложно реагировать на речь людей, я перестал чувствовать диалоги. Но к врачу не пошел: казалось, Бог дал испытание, которое я должен пройти в одиночку. Однажды мне показалось, что если дойду до Москвы, то все станет как раньше, я исцелюсь. Пошел пешком по замерзшему Рыбинскому водохранилищу. Дошел до Городища, вышел на лед, дошел до острова, где решил заночевать. Только там я понял, что мама будет беспокоиться, и решил вернуться. Чуть не утонул по пути, но к двум часам ночи добрался до дома. Это одна из первых странностей.

Основной причиной болезни называют генетическую предрасположенность. Если один из родителей болел шизофренией, вероятность рождения в семье ребенка с таким же диагнозом составляет 25%.

«Поступает больной, а с ним приходят родители и спрашивают, откуда это, ведь они и все родственники здоровы. Начинаешь копать, и выясняется, что прадедушка отличался странным поведением: ходил в одежде из бересты и жил один в лесу. То есть ген проявился через несколько поколений в ребенке. Однако носительство гена не означает, что человек заболеет шизофренией. Все зависит от выраженности: если она не сильная, то, может, человек просто замкнутый; немного сильнее — шизоидное расстройство; выражена во всю мощь — шизофрения. При этом носитель гена уязвим, заболевание может развиться из-за стресса, вызванного, к примеру, службой в армии, смертью близких, потреблением алкоголя и наркотиков», — поясняет главный врач областного психоневрологического диспансера № 1 Виталий Воронов.

Голос в голове

Классический симптом шизофрении — голос в голове. Внутренний голос есть у всех, и это нормально — так рассуждает человек. Но у шизофреника голос носит чужеродный характер, больной не может его контролировать. Обычно голос в голове комментирует, дает советы. Самыми страшными врачи называют императивные, приказывающие голоса. Под их воздействием пациент может совершать неправильные поступки, преступления или суицид.

Еще один симптом — яркий параноидный или фантастический бред.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Я живу на грани. Мне тяжело, когда вокруг люди, кажется, что кто-то читает мои мысли. Из-за этого я не езжу в автобусах. К примеру, я читаю Сартра (я называю это «бред книги»), мне интересно, мне кажется, что экзистенциализм — это круто, и книга мне нравится. А потом вкрадывается чувство: вдруг на 10-й и 15-й страницах что-то изменили. Чья-то злая воля (сатанисты, масоны или еще кто) специально там что-то изменила, и это загипнотизирует меня, повлияет на меня, изменит всю мою жизнь. И я начинаю зацикливаться. Сейчас я понимаю, что это бред, я могу включить критику, но в тот момент этот бред начинает пожирать меня. В этот момент происходит разделение: с одной стороны я хочу знания, просвещения, хочу стремиться к великим экзистенциалистам-философам, но бред препятствует этому, внутри начинается борьба. Я читаю, но сам уже не полностью в книге. Пытаюсь понять, что читаю, усвоить это, но получается далеко не всегда.

Бред больные переносят по-разному. Пётр рассказал про метод «уступания». Он научился говорить навязчивым мыслям и чувствам: «Хорошо, пусть будет так».

Помогает не всегда, — продолжает Пётр. — Но я знаю, что с бредом не нужно бороться, пытаться логически победить его — это невозможно. Только измотаешься. Казалось бы, не могу читать книги, ну и ладно, что поделаешь. Неприятно, но в ближайшую неделю можно заняться чем-то другим — уверен, есть куча людей, которые вообще книг не читают. Но бред начинает навязываться и после чтения — появляется мысль, что я вынужден жертвовать чтением, чтобы избежать бреда, а значит, я ему сдаюсь, и он существует на самом деле. А если кто-то поменял книгу, то он мог поменять что-то и в музыке, и в видео на ютубе. Из-за этой последовательности рождается «Бред реальности», в котором все, что ни происходит, делается специально. Это страшно! Эти состояния фоном преследуют меня постоянно. Не было такого, чтобы я почувствовал однозначность происходящего, всегда есть напряжение. Бывает легче, когда применяешь практики.

Как узнать шизофрению

Чаще всего больные испытывают слуховые галлюцинации, ведут разговоры без собеседника. В такие моменты человек выглядит напряженным. По словам родственников, больной будто не слышит их, прислушивается к другим голосам. Он может высказывать яркие идеи и мысли, но они не соответствуют реальности.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения.

Я существую в двух разных мирах, и когда нереальный мир наступает, я начинаю бороться. Вначале увеличиваю дозу таблеток. Я метеозависимый, так что за два-три дня до смены погоды появляется беспокойство. Это может произойти в любое время года, но чаще осенью и весной. Поток мыслей до поры не мешает, я справляюсь с ними, но это утомляет. Стараюсь отвлечься, переключить внимание на реальные предметы вокруг: двери, стулья, шкафчики. В такие моменты не будешь что-то смотреть или слушать музыку — остаешься наедине с собой. Если пытаться не думать об этом, будет еще хуже. Так что я перебираю мысли, и это помогает.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Когда поступил в МФТИ, с мышлением и коммуникацией у меня было плохо, но в лучшем техническом вузе страны экзамены сдавал без проблем. Я был как робот, который может решать сложные задачи, но не способен на общение, не может почувствовать собеседника. Пытался применять дыхательные практики, боролся с собой, но после двух сессий решил, что ничего не знаю, и мне нужно снова на первый курс. Уехал в Петербург в политех. Там ко мне вернулось ощущение ясности. Головная боль утихла, а жизнь приобрела краски. Добился этого медитацией: я смотрел на боль изнутри, и она растворялась, мне становилось очень хорошо, тело охватывала эйфория. Я научился вызывать это ощущение в любой момент: на улице, в университете, в общежитии. Однажды я лежал в этой эйфории, засыпал, когда в три часа ночи меня разбудил сосед очень громким смехом. Я почувствовал сильный гнев, но оставил реакцию в себе. Потом произошло еще несколько похожих ситуаций, и меня просто разорвало! Лютый гнев перевесил ощущение эйфории, которую я теперь не мог вернуть никакой медитацией. Я три дня не мог спать, не мог расслабиться, начались навязчивые мысли, идеи, которые усугублялись практически каждый день в течение полугода. Эти мысли начали чувствоваться физически, они били по телу ударами, отдавались в руки, в ноги. Теперь я знаю, что это сенестопатия, телесная псевдогаллюцинация. Это похоже на сильную эмоцию, которая у обычного человека может оставить ощущение в груди. Здесь же они отдавались в конечностях, в спине и оставляли долгие следы. Я был весь в этих ощущениях. Однажды я прочитал, что инфразвук, который находится за пределами слышимости, вреден для здоровья. Меня зациклило: я начал хуже спать из-за соседского ноутбука, который «угрожал» кулерами. Начал странно себя вести, выключал ноутбук соседа, когда тот выходил из комнаты. Затем это перенеслось на все электроприборы, включенные в розетку. Психоз проявился, когда я начал испытывать сильные панические атаки. Однажды в магазине я почувствовал, что сейчас умру. Ноги окаменели, я с трудом дошел до кассы, потом до общежития, где залез под одеяло и подумал, что это конец. Два раза вызывал скорую. В первый раз мне посоветовали мне обратиться к психиатру, а во второй просто обматерили.

Неизлечимая болезнь

Больные шизофренией нуждаются в пожизненной поддерживающей терапии. Однако очень часто пациент не признает болезнь, поэтому процент пациентов, которые считают себя психически нездоровыми, очень мал.

«За ними сложно наблюдать, сложно объяснить, что необходим прием лекарств, чтобы не наступило обострение. Союз врача и пациента во время лечения — это комплаенс. Если он сформирован — все хорошо: пациент признал болезнь, он знает признаки обострения, когда ему необходимо обратиться за помощью к психиатру», — продолжает Виталий Воронов.

Отсутствие у больного осознания, что он болен, называется анозогнозией. Иногда врачам приходится сталкиваться с отрицанием болезни не только со стороны больного, но и его близких. Такое часто встречается даже среди образованных людей.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

Я принимаю по шесть таблеток ежедневно: три нейролептика, утром, днем и вечером, еще две — чтобы снять побочные эффекты. Их мне придется принимать пожизненно. Два раза в год уколы. Раз или два в год ложусь в диспансер, но точного расписания нет. Когда появляются угнетающие мысли (к примеру, что я могу разбить окно или прыгнуть в лестничный пролет), пропадает сон, я понимаю, что нужно увеличить дозировку лекарства, а делать это лучше под присмотром врача.

Чаще всего психические расстройства выявляются после экстренной госпитализации. В Череповце есть специализированная бригада скорой помощи № 17, которая состоит из врачей-психиатров. Если они диагностируют психическую патологию, больного забирают в диспансер. В менее тяжелых состояниях больные могут обратиться к участковому.

Все сотрудники психоневрологического диспансера, включая дворников и уборщиц, не имеют права выносить информацию о пациентах за стены больницы.

В психоневрологическом диспансере оказываются три вида помощи: стационарная, когда пациент ложится для курса лечения, дневной стационар, когда пациент посещает диспансер ежедневно, но ночует дома, и амбулаторное лечение. Больные в диспансере нуждаются в постоянном наблюдении психиатра, медикаментозной терапии и отслеживании состояния. Для пациентов, склонных к правонарушениям или совершавших их в прошлом, применяется «активное динамическое наблюдение». Такие люди (в Череповце их не больше сотни) обязаны являться в диспансер ежемесячно.

4−6 случаев на 1000 человек — такова вероятность заболевания шизофренией в России.

Для лечения неврозов используется множество физиотерапевтических методов, среди которых электростимуляция головного мозга, светолечение, электросон и массаж. В особо серьезных случаях, когда другие способы не помогают, используется электросудорожная терапия: через мозг пропускается электроток, вызывающий «перезагрузку».

«То, что мы привыкли видеть в фильмах про психбольницы, признано негуманным. Сейчас электросудорожная терапия применяется только в исключительных случаях, когда врачи не могут помочь пациенту медикаментозно. Как правило, это шизофрения со стойкими симптомами, тяжелая депрессия с суицидальными тенденциями, когда человек постоянно находится на грани самоубийства. Как правило, воспоминания о процедуре стираются, но бывали случаи, когда больные жаловались на болезненность. Сейчас мы готовимся к тому, чтобы запустить эту процедуру у нас в диспансере. Процедура будет проводиться под кратковременным наркозом, куплено анестезиологическое оборудование. Нам осталось только получить лицензию, — делится планами Виталий Воронов. — Эта процедура для очень тяжелых форм заболевания, но если бы они не встречались, мы бы и не задумывались о таком лечении. Есть больные, которые не реагируют на лекарства, они вынуждены пребывать в галлюцинациях, в бреду или сильном возбуждении месяцами. Это опасно для жизни пациента и окружающих».

Работа для психически нездоровых

С шизофренией сложно устроиться на работу, поэтому чаще всего оформляется инвалидность. Получить данные о трудоустройстве инвалидов с психическими заболеваниями в Череповце невозможно: в отделении занятости такую статистику не ведут.

Сергей, 45 лет. Диагноз: шизофрения

У меня вторая группа инвалидности. Когда вернулся из армии, полтора года работал на заводе в мебельном цехе, но из-за сокращений ушел. Пошел на стройку плотником, но долго не проработал. Бывает, мысли бегут, ночь из-за этого не поспишь, а утром просто не в состоянии выйти на работу. На каждом из новых мест не задерживался дольше чем на три месяца. Потом в больницу, а оттуда приходить на старое место уже неудобно. Работал, сколько сил хватало: у частников, с отцом. Сейчас без работы мне тяжело — пенсия всего девять тысяч. Но на две недели никто не возьмет и денег не заплатит.

Пётр, 25 лет. Диагноз: шизотипическое расстройство

Я работаю через Интернет: нет восьмичасового рабочего дня, нет незнакомых людей, не нужно им что-то объяснять или стоять на кассе. Я даже могу писать людям в Интернете, и это намного проще, чем разговаривать с ними вживую. Я пишу стихи и хотел бы выступить где-нибудь с ними, но пока это невозможно. Стихи дают мне смысл жизни, это помогает мне. Думаю, это хорошее занятие для моего здоровья, ведь если есть хоть какой-то смысл существования, это придает сил для борьбы.

Как отличить психическую болезнь от особенностей темперамента?

Для каждого характерны свои особенности характера и темперамента. Проявляться они могут в виде акцентуации характера, а могут и в рамках расстройства личности — если выходят за рамки нормы настолько, что нарушают адаптацию в обществе. Так, интроверты могут вынашивать переживания в себе, быть необщительными, но в коллективе удерживаются. Если же мир человека ограничен четырьмя стенами, а общается он только с родственниками и родителями — это уже шизоидное расстройство.

«Невротическими расстройствами страдают практически все, — констатирует Виталий Воронов. — Самое легкое — неврастения, когда нервная система и психика истощены чрезмерными нагрузками: стресс, переживания, проблемы на работе. Это актуально: из-за оптимизаций и сокращений один человек часто работает за пятерых, возникает постоянное чувство усталости, головные боли, раздражительность, перепады настроения, проблемы со сном. Это кратковременное расстройство. Лечится полноценным отдыхом, поэтому многие не обращаются к врачу. Из-за этого выявляемость психических расстройств невысока».

Семен Мануйлов

Прежде чем оформить инвалидность при шизофрении необходимо убедиться, что восстановить утраченное качество жизни невозможно. В большинстве случаев при использовании новых методик лечения и реабилитации шизофрении, используемых в клинике Преображение, качество жизни удаётся восстановить или значительно улучшить.

Нужна ли инвалидность при шизофрении

Наши пациенты возвращаются в обычный ритм жизни, устраиваются на хорошую работу, продолжают обучение в ВУЗах, создают семьи и часто имеют здоровых детей.

Лечение шизофрении в клинике Преображение.

Оформление инвалидности при шизофрении следует использовать в качестве последнего метода устроить жизнь больного.

Нужно понимать, что само наличие психического заболевания не является гарантией для получения группы инвалидности.

Инвалидизация при шизофрении, как хроническом эндогенном расстройстве, связана с отсутствием критики к происходящим изменениям психики, снижением способности к обучению и выполнению продуктивной деятельности, потерей контроля над своим поведением и навыков самообслуживания.

Если больной способен выполнять простую работу, не утратил способности к обслуживанию себя, обострения болезни и госпитализации в психиатрическую больницу редки, а в периоды ремиссии астенические и депрессивные симптомы выражены слабо, то состояние может быть оценено как трудоспособное.

Когда нужна инвалидность при шизофрении

Прогноз в плане утраты трудоспособности зависит как от вида шизофрении, так и формы течения болезни. Чем в более раннем возрасте развилась болезнь, тем быстрее сформируется дефект личности – грубые нарушения психики больного.

При параноидном типе шизофрении и шизоаффективном расстройстве человек обычно длительно остается сохранным. Это позволяет ему вести обычный образ жизни, продолжать работать и иметь семью, теряя трудоспособность только на момент психоза. Шизотипическое расстройство (вялотекущая шизофрения) не приводит к регрессу личности, а значит и потери работоспособности и навыков ухода за собой.

Непрерывно-проградиентное течение шизофрении приводит к более быстрому дефекту личности, чем при рекуррентном типе, когда после обострения наступает период длительного стабильного состояния без клинических проявлений.

Инвалидность при шизофрении

Инвалидность при шизофрении – это необратимые или стойкие патологические изменения тела или психики больного, снижающего его социализацию, способность к труду, передвижение и способность к самообслуживанию.

Инвалидность при шизофрении оформляется при

  • течение болезни более 3-х лет;
  • частые и затяжные психозы с госпитализацией;
  • выраженная негативная симптоматика: снижение энергетического потенциала, отсутствие установки к труду, социальная отгороженность;
  • снижение критики в период ремиссии;
  • стойкие астенические и аффективные расстройства вне психоза;
  • выраженный дефект личности: вялость, безэмоциональность, потеря инициативы, холодность, раздражительность;
  • изменение в поведении в виде манерности, причудливости, дурашливости, агрессии и аутоагрессии, неуживчивости с людьми;
  • длительная кататония или психомоторное возбуждение;
  • утрата прежних способностей и навыков к самообслуживанию.

40% пациентов с шизофренией имеют инвалидность по психическому заболеванию. Обычно назначается 2-я нерабочая группа. В более легких случаях стойкого изменения психики больного ставится 3 группа инвалидности.

Может выставляться и 1-я группа инвалидности. Когда болезнь протекает практически без видимых ремиссий, выражен апатоабулический синдром, когда больной практически не выходит из дома и не может обеспечить себя едой, соблюдением элементарных навыков гигиены и сохранности своего здоровья или, ввиду непрерывных галлюцинаторно-бредовых и кататонических состояний, полностью потеряна связь с объективным миром и своей личностью.

Шизофрения инвалидность

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *