Субсидиарная ответственность практика

Содержание

Обзор практики привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.04.2015 N Ф01-576/2015 по делу N А79-6939/2012

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2, 4 и 5 ст. 10 Закона о банкротстве.

Причиной банкротства ООО «УК «Держава» явилось снижение администрацией города Цивильска тарифа на коммунальные услуги, установленного ниже себестоимости услуг. Конкурсный управляющий среди пытался привлечь руководителя должника в том числе за не принятие мер по оспариванию действий администрации города Цивильска, что привело к убыткам должника в сумме более 602 000 рублей и, как следствие, к его банкротству.

Также управляющий настаивал на не передачи документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности. Третий довод — нарушение сроков подачи заявления должника, поскольку у должника была просроченная задолженность перед одним кредитором.

Суд указал, что наличие просроченной задолженности перед одним кредитором не доказывает наличие признаков неплатежеспособности, поэтому обязанность подать заявление не возникла. Управляющий не доказал наличие дебиторской задолженности, документы, подтверждающие которую не были переданы.

Довод заявителя жалобы о бездействии Вансяцкой Т.В. по оспариванию решения и постановления администрации Цивильского поселения, устанавливающих необоснованно низкие тарифы на услуги, не принимается судом округа, поскольку оспаривание постановлений контролирующих и надзорных органов является не обязанностью, а правом бывшего руководителя, которое может быть им реализовано исходя из правовой оценки законности либо незаконности таких актов и их последствий.

В удовлетворении заявления отказано.

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29.01.2015 N Ф01-5906/2014 по делу N А79-1091/2011

Конкурсный управляющий подал заявление о привлечении бывшего руководителя и учредителя к субсидиарной ответственности по обязательствам должника — МУП «Алатырское коммунальное хозяйство» в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

В отношении бывшего руководителя заявление мотивировано тем, что ответчик был обязан знать о необходимости наличия лицензии на осуществление основного вида деятельности, но не принял мер по ее получению, повлекло за собой невозможность осуществления производственно-хозяйственной деятельности должника и признание его несостоятельным (банкротом). В удовлетворении заявления отказано в связи с недосказанности наличия состава правонарушения, ответчик среди прочего пояснил, что им были подготовлены на 60% документы для получения лицензии, но за получением лицензии не обращался, поскольку к тому времени предприятие стало неплатежеспособным. Кроме того, получение лицензии предполагало выполнение ряда мероприятий, стоимостью около 300 тыс. руб., оплатить которые предприятие было не в состоянии.

В отношении второго ответчика заявление мотивировано тем, что Администрация, являясь учредителем Предприятия, изъяла у должника имущество, что повлекло невозможность осуществлять должником свою хозяйственную деятельность.

Заявление удовлетворено.

Судебные акты оставлены без изменений.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.04.2015 N Ф02-1090/2015 по делу N А19-21026/2011

Ликвидационная комиссия не отразила в промежуточном ликвидационном балансе задолженность перед ФСС России. Оставшееся после удовлетворения требований иных кредиторов имущество было распределено между акционерами в соответствии с действующим законодательством. В результате нарушения очередности распределения имущества общества, остались неудовлетворенными требования ФНС России, составляющие сумму капитализированных платежей.

Члены ликвидационной комиссии не доказали, что при той степени заботливости и осмотрительности, какая от них требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, приняли все меры для надлежащего исполнения обязательств по уплате капитализируемых платежей до принятия решения о распределении имущества ликвидируемого должника.

Учитывая, что членами ликвидационной комиссии принято решение о распределении имущества ликвидируемого должника и распределено имущество должника между акционерами при наличии неуплаченных капитализированных платежей, вывод суда о наличии оснований для их привлечения к субсидиарной ответственности, правильный.

Заявление управляющего удовлетворено в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19.03.2015 N Ф02-979/2015 по делу N А19-15119/2013

Конкурсный кредитор, ссылаясь на п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, попытался привлечь бывшего руководителя и учредителя ООО «СибирскАЯ» к субсидиарной ответственности за не проведение работы по взысканию дебиторской задолженности, кроме того заявитель указывал, что учредителем при проведении реорганизации в форме выделения, новому обществу ООО «СибирскАЯ» были переданы неликвидные активы, а первоначальному обществу ООО «Сибирская» остались ликвидные активы.

В удовлетворении заявления было отказано.

Довод заявителя о том, что Колганова Е.А. не предпринимала действий по взысканию дебиторской задолженности, опровергается представленными в дело доказательствами: договором N 10-Ю/13 от 01.03.2013 заключенным с ООО «Сибирская коллекторская группа», предметом которого являлись действия и услуги, направленные на погашение задолженности должника заказчика; договором от 01.03.2013 заключенным с ООО «УК Пульс ЖКХ-2» по информационно-справочному обслуживанию, согласно условиям которого оператор обязался оказывать клиенту услуги по информационно-справочному обслуживанию базы данных; а также доказательствами по поступлению дебиторской задолженности в размере 25 037 363,02 руб. должнику.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии причинно-следственной связи между действиями Селезнева О.Н. по реорганизации общества и банкротством ООО «СибирскАЯ», так как после реорганизации ООО «СибирскАЯ» фактически обладало имуществом балансовой стоимостью 122 332 427 рублей, которая была не только частично списана, но и частично, на сумму 25 037 363,02 руб. взыскана в 2013 году. То есть ООО «СибиорскАЯ» было передано ликвидное имущество.

Из пояснений заявителя жалобы следует, что ООО «Сибирская» переименованное в ООО «УК «Сибирская» также на настоящий момент банкротится. Данное обстоятельство опровергает довод заявителя о том, что настоящему должнику было передано неликвидное имущество, а ликвидные активы остались в первоначальном обществе.

Судебные акты оставлены без изменения.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 28.01.2015 N Ф02-6197/2014 по делу N А33-19474/2013

Руководитель должника был привлечен к субсидиарной ответственности только по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве, поскольку несмотря на превышение пассивов над активами в бухгалтерском балансе, он не подал в суд заявление о банкротстве должника.

Среди прочего суд указал, что доводов о недостоверности сведений, содержащихся в приобщенных к материалам дела документах бухгалтерской отчетности, Мунский В.В. не заявлял, соответствующих доказательств не представлял.

Бывший руководитель ссылался на наличие постановления мирового судьи, в котором установлена обязанность руководителя ООО «Красметком» обратиться с заявлением о признании должника банкротом не позднее 10.05.2013. Суды первой и апелляционной инстанций обоснованно указали на то, что обстоятельства, установленные вышеназванным судебным актом, не имеют преюдициального значения для разрешения в рамках дела о банкротстве обособленного спора по заявлению о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, по результатам рассмотрения которого установлено то, что бездействие руководителя по исполнению обязанности по обращению в арбитражный суд с заявлением должника повлекло образование задолженности перед кредиторами.

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа отменил судебные акты в части и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции для выяснения момента возникновения некоторых обязательств должника.

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 12.01.2015 N Ф02-5951/2014 по делу N А78-3518/2013

Бывший руководитель должника привлечен к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона банкротстве.

Наличие обязанности обратится в суд с заявлением о банкротстве было обосновано непогашенной в течение более чем 3-х месяцев задолженности перед ФНС, превышающей 100 000 руб., таким образом суды указали на неплатежеспособность должника. При этом не был принят во внимание довод бывшего руководителя, что у должника имелись денежные средства на расчетному счету, поэтому согласно легальному определению неплатежеспособности (абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве), должник не являлся неплатежеспособным, а значит и у руководителя не было обязанности обратится в суд с заявлением о банкротстве. Суду указали, что поскольку денежных средств на расчетном счету было недостаточно для погашения все задолженности перед ФНС, должник отвечал признаку неплатежеспособности.

Среди прочего суд пришел к выводу о наличии причинно-следственной между неисполнением обязанности по подаче заявления должника и наступившими последствиями в виде начисления должнику пени по НДС в размере 629 608,39 руб. При этом пени начислялись по обязательствам, возникшим до установленной судом даты появления признаков неплатежеспособности (01.04.2011) в связи с чем, по мнению бывшего руководителя, они не могут быть учтены при определении размера ответственности, поскольку суммы санкций следуют судьбе основного обязательства. Однако, суд указал, что при добросовестных действиях руководителя должника по подаче в суд до 1.05.2011 заявления, соответствующего требованиям законодательства, о признании ООО «Сервико» несостоятельным банкротом, с учетом срока, установленного статьей 51 Закона о банкротстве, до 10.11.2011 была бы введена процедура наблюдения, и начисление пени прекратилось бы в соответствии с пунктом 1 статьи 4 Закона о банкротстве.

Судебные акты оставлены без изменений.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 23.04.2015 N Ф03-1409/2015 по делу N А73-6723/2012

ФНС обратилась с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п.4 ст. 10 Закона о банкротстве, ссылаясь на недостоверной отражение информации в бухгалтерском балансе.

Проанализировав отчет конкурсного управляющего Юдина О.В. от 10.11.2014, налоговый орган пришел к выводу о том, что в ходе конкурсного производства сформирована конкурсная масса должника балансовой стоимостью 113 612 000 руб. По данным проведенной инвентаризации арбитражным управляющим 29.10.2013 и 28.11.2013 выявлено имущество должника на сумму 190 372 000 руб.

По данным бухгалтерского баланса за 2012 год у предприятия имелись активы на сумму 357 149 000 руб. Рыночная стоимость имущества, включенного в конкурсную массу, определена в сумме 318 310 000 руб. в соответствии со статьей 130 Закона о банкротстве.

Ссылаясь на существующее расхождение между данными бухгалтерского баланса и данными инвентаризации имущества должника в размере 166 777 000 руб., а также между данными бухгалтерского баланса и результатами оценки в сумме 38 839 000 руб., налоговый орган, обратился с настоящими требованиями в суд.

В удовлетворении заявления отказано, поскольку уполномоченным органом не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что в результате неисполнения руководителем должника указанной обязанности возникли обстоятельства невозможности формирования конкурсной массы или ее формирование не в полном объеме и, как следствие, неудовлетворение требований кредиторов.

Судебные акты оставлены без изменений.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.03.2015 N Ф03-728/2015 по делу N А51-280/2014

ФНС обратилась с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2 и 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Суды первой и апелляционной инстанция отказали в удовлетворении заявления уполномоченного органа, поскольку ответчиком — Кулагиным С.В. были представлены копии документов, согласно которым 14.01.2011 он подал заявление в ООО «Спецстроймонтаж ДВ» об освобождении его от должности генерального директора по собственному желанию. Приказом от 01.02.2011 N 1 на основании протокола собрания учредителей от 31.01.2011 Кулагин С.В. освобожден от занимаемой должности генерального директора общества. По акту приема-передачи от 31.01.2011 Кулагин С.В. передал все имущество должника новому руководителю Нуйкину И.С. Суд кассационной инстанции не согласился с выводами нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрения в первую инстанции со следующей формулировкой.

Между тем арбитражными судами не учтено следующее.

Так постановлением мирового судьи судебного участка N 21 Советского района г. Владивостока от 30.01.2013, генеральный директор ООО «Спецстроймонтаж ДВ» Кулагин С.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 15.6 КоАП РФ.

Решением Арбитражного суда Приморского края от 19.05.2014 по делу N А51-7482/2013 отказано в удовлетворении требования ООО «Спецстроймонтаж ДВ» о признании недействительным решения налогового органа от 17.10.2012 N 39-р/104. При этом судом был сделан вывод о том, что решение о проведении проверки, требование о предоставлении документов, иные процессуальные документы налоговым органом были вручены надлежащему лицу — генеральному директору общества Кулагину С.В.

Кроме того, Кулагин С.В. обратился в Арбитражный суд Приморского края с исковым заявлением к ООО «Спецстроймонтаж ДВ» об обязании совершить действия в виде подачи сведений в регистрирующий орган по месту нахождения общества о внесении изменений в сведения о юридическом лице, а именно — исключить сведения о Кулагине С.В., как о генеральном директоре ООО «Спецстроймонтаж ДВ» в связи с его увольнением с должности генерального директора с 02.02.2011.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, Пятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 12.03.2014 по делу N А51-26937/2013 указал на то, что руководителем ООО «Спецстроймонтаж ДВ» с момента регистрации общества и по настоящее время является Кулагин С.В., который будучи уволенным с должности генерального директора на основании приказа от 01.02.2011, продолжал исполнять обязанности единоличного исполнительного органа. Фактически правовой интерес истца по обращению в суд с рассматриваемым иском направлен не на восстановление его нарушенных прав и законных интересов, а с целью освобождения его от предусмотренной действующим законодательством ответственности руководителя юридического лица за ненадлежащее управление обществом.

Кроме того, суд кассационной инстанции согласился с выводом нижестоящих судов о том, что заявленная уполномоченным органом пеня (начисленная на задолженность, образовавшуюся до возникновения обязанности обратится в суд с заявлением о банкротстве) не подпадает под понятие обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, определяемое положениями статей 3, 4 и пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве, не является новым денежным обязательством, поскольку не имеет нового юридического факта, который бы лежал в основании ее возникновения, а представляет собой финансовые санкции, начисленные на денежные требования по обязательным платежам, уже возникшим до 16.05.2013.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 04.03.2015 N Ф03-607/2015 по делу N А73-8898/2014

Конкурсный управляющий обратится в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве. В обоснование заявленных требований конкурсный управляющий ссылался на то, что вина Исакова Ю.В. в причинении ООО «ЭлектроТерм» убытков заключается в его действиях по отказу от иска на сумму 10 553 069 руб.

В удовлетворении заявления было отказано. Суд кассационной инстанции привел следующие рассуждения.

Отказ от иска является процессуальным правом истца, которое может быть реализовано с учетом конкретных обстоятельств, сложившихся в определенный период времени и, безусловно, не свидетельствует о наличии законных оснований для последующего удовлетворения требования о взыскании убытков с лица уполномоченного принимать подобные решения.

Вместе с тем, истцом не приведено бесспорных доказательств, свидетельствующих о том, что решение об отказе ООО «ЭлектроТерм» от иска предъявленного 02.08.2012 к ООО «Теплоэнергетик», было принято ответчиком при недобросовестном и неразумном исполнении своих должностных обязанностей единоличного исполнительного органа, вразрез существующим на данный момент интересам общества и его финансового положения.

При рассмотрении заявленных требований арбитражными судами было установлено, что истцом не представлены доказательства того, что именно действия руководителя ООО «ЭлектроТерм» Исакова Ю.В., по отказу от иска о взыскании, довели общество до банкротства, то есть до состояния, не позволяющего ему удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, равно, как доказательства наличия причинно-следственной связи между действиями ответчика и наступившими последствиями в виде банкротства должника, поскольку задолженность по оплате выполненных работ по указанному договору сложилась в результате обычной хозяйственной деятельности.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 10.02.2015 N Ф03-6025/2014 по делу N А73-13682/2013

Конкурсный управляющий обратится в суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве. В удовлетворении заявления отказано, поскольку должником дважды подавалось заявление о банкротстве (разными руководителями), при этом какие-либо процедуры банкротства введены не были.

Суд кассационной инстанции указал, что то обстоятельство, что заявление, поданное ООО «Совгаванские электросети» в период руководства Лугининой О.Г., не отвечало требованиям Закона о банкротстве, и впоследствии было возвращено в связи с неустранением причин, послуживших основанием для оставления заявления без движения, само по себе не является основанием для привлечения Лугининой О.Г. к субсидиарной ответственности в порядке статей 9, 10 Закона о банкротстве, поскольку производство по делу о банкротстве должника, возбужденное на основании заявления, поданного ООО «Совгаванские электросети» почти через один год после подачи первого заявления, было прекращено, во введении наблюдения отказано.

В этой связи, учитывая установленные обстоятельства, а также наличие у должника в спорный период статуса сетевой организации, не представляется возможным сделать вывод о том, что у должника возникли обязательства перед кредиторами после истечения срока, предусмотренного пунктами 2 и 3 статьи 9 Закона о банкротства, именно из-за невозбуждения дела о банкротстве по заявлению ООО «Совгаванские электросети» в период руководства Лугининой О.Г.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 27.01.2015 N Ф03-6136/2014 по делу N А04-5243/2013

ФНС обратилась с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве, указывая при этом на отрицательное значение чистых активов в бухгалтерской отчетности. Суд первой инстанции удовлетворил заявление ФНС, апелляционная инстанция отменила определение суда первой инстанции и отказала в удовлетворении заявления.

При этом апелляционная инстанция отметила, что арбитражный управляющий ООО «Зевс» Храмушин А.Л., делая заключение о наличии (отсутствии) признаков преднамеренного банкротства ООО «Зевс», пришел к выводу о том, что юридическое лицо являлось способным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам в период, когда по мнению ФНС России, у руководителя должника наступил срок обращения в суд с заявлением о признании банкротом.

Вместе с тем, апелляционный суд правомерно указал, что ссылки на данные бухгалтерского баланса должника за 2012 год, 1 и 2 кварталы 2013 года являются некорректными, поскольку в них использованы лишь выборочные данные об имущественном состоянии должника.

Сам по себе бухгалтерский баланс, без документального анализа имеющихся в нем записей, не может служить доказательством невозможности исполнения организацией своих денежных обязательств перед кредиторами.

Формальное отрицательное значение активов общества, определенное по данным бухгалтерской отчетности, в отсутствие иных доказательств неплатежеспособности, не свидетельствуют о невозможности общества исполнять свои обязательства.

Арбитражного суда Дальневосточного округа оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 13.02.2015 по делу N А15-586/2013

Руководитель должника привлечен к субсидиарной ответственности по заявлению конкурсного управляющего за не передачу бухгалтерской и иной документации, имущества должника, при этом согласно балансу у компании имелось имущество, в том числе дебиторская задолженность, запасы, основные средства (п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве в редакции от 28.04.2009).

Размер субсидиарной ответственности равен размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, в удовлетворении заявления о взыскании также расходов, понесенных в ходе дела о банкротстве, было отказано.

Судебные акты оставлены без изменений.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 02.02.2015 N Ф08-10799/2014 по делу N А32-9375/2013

Руководитель должника привлечен к субсидиарной ответственности по заявлению конкурсного управляющего за не передачу бухгалтерской и иной документации, имущества должника (п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве в редакции от 28.04.2009).

Суды установили, что в соответствии с последним бухгалтерским балансом должника у него числились запасы на сумму 2 769 тыс. рублей и дебиторская задолженность в размере 18 тыс. рублей.

Судебные акты оставлены без изменений.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21.01.2015 по делу N А63-7973/2006

ФНС обратилась с заявлением о привлечении бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в редакции до 28.04.2009. Суд первой и апелляционной инстанций удовлетворил заявление.

ФНС указывала, что вступившим в законную силу приговором Октябрьского районного суда города Ставрополя от 28.12.2006 Филимонов В.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса Российской Федерации по эпизодам хищения денежных средств у граждан. Суд установил, что Филимонов В.В. в ноябре, декабре 2004 года, феврале, мае 2005 года от имени должника заключил с гражданами договоры займа, однако денежные средства в кассу и на расчетный счет должника не поступили. Общая сумма требований граждан, включенных в третью очередь реестра требований кредиторов должника, составила 2 592 868 рублей 66 копеек.

Суд кассационной инстанции отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции указав следующее.

В то же время, во вторую очередь реестра требований кредиторов должника включено 1 433 530 рублей заработной платы, в третью очередь реестра требований кредиторов должника также включены требования Хараборкиной Р.И. (336 340 рублей), ОАО «Элетроавтомат» (12 409 780 рублей), уполномоченного органа (13 536 670 рублей), ООО «ПКФ «Ставролит» (167 960 рублей), ООО «Линмарк» (4 662 005 рублей).

Таким образом, вступившими в законную силу приговорами суда общей юрисдикции установлены факт хищения Филимоновым В.В. имущества должника на сумму 5 664 362 рубля и имущества граждан, сумма требований которых включена в третью очередь реестра требований кредиторов должника и составила 2 592 868 рублей 66 копеек. Вместе с тем общая сумма требований кредиторов должника и граждан, перед которыми должник имел задолженность по заработной плате, значительно превышает указанные выше суммы, однако суды не выясняли причины возникновения этой задолженности, наличия вины в этом Филимонова В.В. и каким образом неправомерные действия Филимонова В.В., установленные приговорами судов общей юрисдикции, повлияли на возникновение задолженности, невозможность уплаты которой привела к банкротству должника. Кроме того, должник в качестве займодавца заключал договоры беспроцентного займа; должник также выступил поручителем и залогодателем по кредитному договору по обязательствам третьего лица. Данным обстоятельствам судами оценка не дана, вопросы о том, как повлияли указанные сделки на деятельность должника (в точки зрения снижения его платежеспособности), насколько разумно и добросовестно действовал при их совершении руководитель Филимонов В.В., суды не исследовали.

При таких обстоятельствах вывод судов о наличии причинно-следственной связи между действиями Филимонова В.В., установленными в приговорах судов общей юрисдикции, и наступлением последствий (банкротством должника), сделан без исследования имеющихся в материалах дела доказательств и установления в полной мере всех обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора,

Верховный Суд РФ изменил практику о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя организации по её долгам.

Новое толкование закона, данное Президиумом Верховного Суда РФ является важным прежде всего для руководителей организаций, так как они могут быть привлечены к ответственности по крупным долгам своей организации.

Ранее на нашем сайте, подробно затрагивалась тема о привлечении руководителя организации к субсидиарной ответственности по причине несвоевременной подачи заявления в арбитражный суд о признании организации — должника банкротом, которой он руководит. Из сложившейся судебной практики в арбитражных судах следовало, что привлечь руководителя организации к субсидиарной ответственности на основании п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве) фактически было невозможно. Были приведены в обоснование данной позиции судебные акты арбитражных судов округа, в том числе определения Верховного Суда РФ.

Верховный Суд РФ в «Обзоре судебной практики № 2 (2016 г.), утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ существенно изменил толкование норм и практику применения п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве). Верховный суд дал толкование, что презюмируется вина и основание для привлечения руководителя организации по её долгам в деле о банкротстве. Высшая судебная инстанция раскрыла подробные критерии для привлечения руководителей организации к субсидиарной ответственности.

8(967)028-81-18

Адвокат, Александр Ватолин.

«Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016)

  1. Практика применения положений законодательства о Банкротстве.
  1. В силу п. 2 ст. 10 Закона о несостоятельности (банкротстве) презюмируется наличие причинно-следственной связи между противоправным и виновным бездействием руководителя организации в виде неподачи заявления о признании должника банкротом и вредом, причиненным кредиторам организации из-за невозможности удовлетворения возросшей перед ними задолженности.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества налоговый орган обратился в суд с заявлением о привлечении на основании п. 2 ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по непогашенным должником обязательным платежам.

Заявитель ссылался на то, что в период, в который образовалась недоимка, общество отвечало признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества, поэтому руководитель должен был подать в суд заявление о признании общества несостоятельным (банкротом). Эта обязанность не была им исполнена. Дело о банкротстве общества возбуждено через год по заявлению конкурсного кредитора.

Удовлетворяя требование уполномоченного органа о привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, суды первой и апелляционной инстанций признали его бездействие неправомерным.

Отменяя судебные акты нижестоящих судов, арбитражный суд округа указал на то, что возникновение обязанности общества по уплате обязательных платежей не обусловлено противоправным бездействием руководителя, выразившемся в неподаче в арбитражный суд в срок до заявления о признании общества банкротом, а вызвано объективными обстоятельствами — наличием налогооблагаемой базы по налогу на добавленную стоимость (операций по реализации товаров (работ, услуг)) и объекта обложения страховыми взносами (выплат в пользу работников общества в рамках трудовых отношений). В связи с этим арбитражный суд округа пришел к выводу об отсутствии причинно­-следственной связи между допущенным руководителем нарушением (его неправомерным бездействием) и негативными последствиями в виде неперечисления должником в бюджет и государственные внебюджетные фонды обязательных платежей.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Исходя из положений ст. 10 ГК РФ, руководитель хозяйственного общества обязан действовать добросовестно не только по отношению к возглавляемому им юридическому лицу, но и по отношению к такой группе лиц, как кредиторы. Он должен учитывать права и законные интересы последних, содействовать им в том числе в получении необходимой информации.

Применительно к гражданским договорным отношениям невыполнение руководителем требований Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве свидетельствует о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица.

Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых реестровых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения.

Хотя предпринимательская деятельность не гарантирует получение результата от ее осуществления в виде прибыли, тем не менее она предполагает защиту от рисков, связанных с неправомерными действиями (бездействием), нарушающими нормальный (сложившийся) режим хозяйствования.

Одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов, является возложение на такого руководителя субсидиарной ответственности по новым гражданским обязательствам при недостаточности конкурсной массы.

При этом из содержания п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве следует, что предусмотренная этой нормой субсидиарная ответственность руководителя распространяется в равной мере как на денежные обязательства, возникающие из гражданских правоотношений, так и на обязанности по уплате обязательных платежей.

Момент подачи заявления о банкротстве должника имеет существенное значение и для разрешения вопроса об очередности удовлетворения публичных обязательств. Так, при должном поведении руководителя, своевременно обратившегося с заявлением о банкротстве возглавляемой им организации, вновь возникшие фискальные обязательства погашаются приоритетно в режиме текущих платежей, а при неправомерном бездействии руководителя те же самые обязательства погашаются в общем режиме удовлетворения реестровых требований (п. 1 ст. 5, ст. 134 Закона о банкротстве).

Таким образом, не соответствующее принципу добросовестности бездействие руководителя, уклоняющегося от исполнения возложенной на него Законом о банкротстве обязанности по подаче заявления должника о собственном банкротстве (о переходе к осуществляемой под контролем суда ликвидационной процедуре), является противоправным, виновным, влечет за собой имущественные потери на стороне кредиторов и публично-правовых образований, нарушает как частные интересы субъектов гражданских правоотношений, так и публичные интересы государства. Исходя из этого, законодатель в п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве презюмировал наличие причинно-следственной связи между неподачей руководителем должника заявления о банкротстве и негативными последствиями для кредиторов и уполномоченного органа в виде невозможности удовлетворения возросшей задолженности.

В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств:

  • возникновение одного из условий, перечисленных в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве;
  • момент возникновения данного условия;
  • факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;
  • объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве.

При исследовании совокупности указанных обстоятельств следует учитывать, что обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель в рамках стандартной управленческой практики должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, упомянутых в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Источник: Официальный сайт Верховного Суда РФ.

При банкротстве компании кредиторы обычно получают меньше, чем рассчитывали. Поэтому в последние несколько лет стала популярна процедура привлечения учредителей и руководителей банкрота к дополнительной — субсидиарной ответственности. Она весьма удобна для кредиторов, ведь деньги взыскиваются из имущества физического лица, которое обычно имеет собственность на внушительную сумму. Мы отобрали десять свежих примеров из судебной практики с важными выводами судей. В большинстве приведенных споров о субсидиарной ответственности даже суды не всегда приходили к единому мнению.

Холдинговая структура не спасает от субсидиарной ответственности

Суд первой инстанции привлек генерального директора должника к субсидиарной ответственности, а также взыскал деньги с президента компании, который владел активами должника не напрямую, а через холдинговую структуру. То есть формально он владел только компанией, которой принадлежало имущество должника, а в самой организации-банкроте занимал административную должность.

Апелляция согласилась с применением субсидиарной ответственности, но суд округа отменил решение в части взыскания убытков с владельца холдинга. Суд округа исходил из того, что согласно должностной инструкции президент общества подотчетен генеральному директору и осуществляет лишь контроль над эффективной работой персонала компании и ее подразделений.

При рассмотрении данного дела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала, что установление фактического контроля не всегда обусловлено наличием (отсутствием) юридических признаков аффилированности. Напротив, контролирующее лицо всегда заинтересовано в сокрытии своей связи с должником. При ином подходе фактические владельцы компании могли бы избегать ответственности путем составления нужных юридических документов.

Судьи Верховного Суда РФ признали президента контролирующим лицом на основании следующих признаков:

  1. согласно карточкам банковских счетов президент компании вправе распоряжаться денежными средствами общества самостоятельно;
  2. он является управляющим холдинговых компаний, которым принадлежат основные активы должника (объекты недвижимости и интеллектуальной собственности);
  3. на встречах с представителями государственных органов и СМИ президент позиционировал себя в качестве фактического владельца группы компаний (бенефициара).

Ответчик не смог опровергнуть доводы судей, и ВС РФ оставил в силе судебные акты, которые изначально привлекли его к субсидиарной ответственности.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 07.10.2019 № 309-ЭС18-22373

Привлечь к «субсидиарке» можно даже после завершения банкротства

Кредитор обратился в суд первой инстанции для привлечения учредителей и руководителей должника к субсидиарной ответственности. Суд принял заявление до завершения конкурсного производства, но на момент его рассмотрения процедура банкротства уже закончилась, и должник был ликвидирован. Поэтому Арбитражный суд Москвы прекратил дело и указал, что иск можно подать вне рамок дела о банкротстве.

Апелляционная инстанция не согласилась с таким выводам, ведь согласно ст. 57 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 иск о субсидиарной ответственности нельзя подать, если суд уже отказал при рассмотрении дела о банкротстве. Таким образом, суд первой инстанции помешал заявителю хотя бы когда-нибудь взыскать деньги с контролирующих лиц. Девятый арбитражный апелляционный суд посчитал это грубым нарушением прав кредитора и вернул дело на новое рассмотрение.

Арбитражный суд Московского округа не согласился с апелляцией и поддержал изначальное решение первой инстанции. Судьи кассации указали, что конкурсная масса формируется на этапе конкурсного производства, соответственно, подать заявление о привлечении контролирующих должника лиц можно только в рамках его проведения. При завершении процедуры заявитель утрачивает право на привлечение к «субсидиарке» в рамках банкротства.

Дело дошло до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда, которая обнаружила в вердикте кассационной станции нарушение права кредитора на судебную защиту. По мнению судей ВС РФ, завершение дела о банкротстве и внесение записи об исключении должника из ЕГРЮЛ не препятствовали рассмотрению данного заявления по существу в рамках дела о банкротстве, учитывая, что контролирующие должника лица правоспособность сохранили. Спор вернули в первую инстанцию, чтобы его рассмотрели еще раз.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 12.09.2019 № 305-ЭС18-15765

Примечание редакции:

Согласно новому законодательному регулированию конкурсные кредиторы вправе обратиться с заявлением о привлечении лица к субсидиарной ответственности в ходе любой процедуры, применяемой в деле о банкротстве, а также вне рамок дела о банкротстве в порядке искового производства (ст. 61.14, 61.19, 61.20 закона о банкротстве).

Если не привлекли к субсидиарной, то могут просто взыскать убытки

Налоговая служба обратилась в арбитражный суд, чтобы взыскать задолженность с бывших директоров в порядке субсидиарной ответственности. Руководители банкрота передали почти всю недвижимость сторонним лицам прямо перед банкротством. Как полагала ФНС РФ, помимо отчуждения недвижимости второй предпосылкой банкротства общества стало создание такой системы организации предпринимательской деятельности, которая была направлена на незаконное использование банковских счетов.

Суды трех инстанций отказали в применении субсидиарной ответственности. Они не нашли причинно-следственной связи между действиями руководителей и банкротством предприятия, потому что только по одной сделке с недвижимым имуществом был получен убыток. Заключение же сделок с аффилированными организациями — не повод для субсидиарной ответственности.

А Верховный Суд заметил, что такая тотальная реализация недвижимого имущества выходит за рамки стандартной управленческой практики, применяемой в обычной хозяйственной деятельности. Учитывая это, судам следовало предложить директорам раскрыть реализуемый ими план, цели столь масштабной кампании по передаче основных ликвидных активов другим лицам, в том числе аффилированным с должником, предполагаемый результат выполнения данного плана. Такие действия суды не совершили. Судьи надлежащим образом не оценили сделки на убыточность.

По мнению Верховного Суда, независимо от того, каким образом при обращении в суд заявитель поименовал вид ответственности и на какие нормы права он сослался, самостоятельно квалифицирует предъявленное требование. При недоказанности оснований привлечения к субсидиарной ответственности, но доказанности противоправного поведения контролирующего лица, влекущего иную ответственность, судебный орган принимает решение о возмещении таким контролирующим лицом убытков.

Этот спор отправили на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25.02.2019 № 308-ЭС17-1634

Истец не обязан доказывать вину контролирующих должника лиц

Компания ликвидировалась в добровольном порядке, однако кредитор оспорил эти действия, так как фирма имела долги и обязана была ликвидироваться только через банкротство. На основании того, что генеральный директор должника и учредитель не начали процедуру банкротства, как того требует закон, представитель кредитора подал иск в Арбитражный суд Московской области. В иске он просил привлечь руководителя и собственника компании к субсидиарной ответственности.

Суды первой и второй инстанции не применили субсидиарную ответственность. По их мнению, истец имел подтвержденное судебным актом право требования. Поэтому мог, добросовестно пользуясь своими правами кредитора, заявить о несогласии с ликвидацией. Но такое заявление сделано не было, ликвидацию в установленном законом порядке он не оспорил.

Отклоняя все доводы кредитора, суды ограничились фразами: «Истцом не представлено бесспорных доказательств, подтверждающих факт недобросовестного и неразумного поведения ответчиков», «Доказательств, свидетельствующих об умышленных действиях ответчиков, направленных на уклонение от исполнения обязательств перед истцом, не представлено». Поскольку истец не предоставил доказательства умысла контролирующих лиц, суды отказали в удовлетворении заявленных требований.

Арбитражный суд Московского округа пришел к иному выводу. Нижестоящие суды не учли, что доказывание истцом соответствующих обстоятельств затруднено, потому что должник уклоняется от оплаты задолженности с противоправной целью, поэтому изначально принимает все меры, чтобы данные факты не подтвердились. Предъявление к кредитору высокого стандарта доказывания влечет неравенство процессуальных возможностей, так как он вынужден представлять доказательства, доступ к которым у него отсутствует в силу его невовлеченности в спорные правоотношения (либо он вынужден подтверждать обстоятельства, которых не было).

Суд кассационной инстанции выяснил, что руководители должника имели возможность погасить задолженность, но не сделали этого, что перекладывает бремя доказывания на них. Именно директор и учредитель обязаны доказать, что их действия оправданы стандартной хозяйственной деятельностью.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.10.2019 № Ф05-16157/2019 по делу № А41-2077/2019

Доказывание так называемых отрицательных фактов (отсутствия того или иного события) в большинстве случаев либо невозможно, так как несостоявшиеся события и деяния не оставляют следов, либо крайне затруднительно (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.10.2018 № 308-ЭС18-9470, от 10.07.2017 № 305-ЭС17-4211, от 23.05.2019 № 305-ЭС18-26293).

Применить «субсидиарку» поможет приговор

Кредитор подал иск о взыскании убытков с фактического владельца компании, который действовал через номинальных лиц. Именно его приказы привели предприятие к банкротству.

Суды первой и второй инстанции не нашли оснований для применения субсидиарной ответственности, так как ответчик формально не был ни акционером, ни директором должника. По мнению судей, нет никаких доказательств, что убыточные для компании приказы отдавал фактический владелец.

Однако суд кассационной инстанции напомнил, что в отношении ответчика Новоусманский районный суд Воронежской области ранее вынес приговор по делу об отмывании денег. В рамках уголовного дела правоохранительные органы доказали контролирующую роль ответчика в группе компаний, в том числе в фирме-банкроте по рассматриваемому арбитражному спору. К такому же выводу пришел и Верховный Суд в Определении от 06.05.2019 № 310-ЭС19-4805.

Вышестоящие суды вернули дело в первую инстанцию. Арбитражный суд Воронежской области заново рассмотрел все доказательства и вынес Определение о привлечении фактического владельца к субсидиарной ответственности.

Определение Арбитражного суда Воронежской области от 19.09.2019 № А14-9675/2013

Руководители отделов тоже несут ответственность

Агентство по страхованию вкладов обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области для привлечения должностных лиц банка-банкрота к субсидиарной ответственности. Ответчики занимали в банке должности главного бухгалтера и начальника юридического отдела, а также входили в состав правления банка.

Суд отказал агентству.

Конкурсный управляющий подал апелляционную жалобу, в которой указал, что ответчики фактически контролировали кредитную политику банка, в том числе процесс проверки потенциальных заемщиков и их финансового положения. Седьмой арбитражный апелляционный суд поддержал вывод первой инстанции. Он указал, что «руководители структурных подразделений не относятся к контролирующим должника лицам и не могут быть привлечены к ответственности по обязательствам должника». Ответственность должны нести члены совета директоров, которые одобрили спорную сделку.

Однако вышестоящий суд не согласился с мнением судей первой и второй инстанции и вернул дело не пересмотр. По мнению судей кассационной инстанции, ответчики участвовали в согласовании убыточной сделки. То, что сделка окончательно принята советом директоров, еще не означает, что менеджеры банка освобождаются от ответственности.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 23.09.2019 № Ф04-1603/2019

С подставных лиц взыскать деньги возможно, но надо ли?

Арбитражный суд привлек генерального директора к субсидиарной ответственности в размере 16 млн рублей. В связи с этим бывший руководитель компании обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий суд, в которой ссылался на то, что лишь играл роль подставного директора (номинального руководителя), а фактическим руководителем предприятия был другой человек. По мнению апеллянта, именно с фактического руководителя нужно взыскивать убытки, а у номинального директора просто нет указанной в решении суда суммы.

Суд апелляционной инстанции не принял во внимание его доводы. В силу пункта 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 номинальный руководитель не освобождается полностью от субсидиарной ответственности, а лишь несет эту ответственность вместе с фактическим руководителем.

Вышестоящий суд нашел существенные ошибки в предыдущих судебных актах. Ответчик неоднократно указывал судам на необходимость привлечения в качестве соответчика фактического бенефициара должника, ссылаясь на электронную переписку. Но судьи проигнорировали его требования.

Кроме того, суд округа указал, что суды первой и апелляционной инстанций должны были предположить номинальность директора хотя бы в силу его постоянного проживания вне места нахождения общества, на территории другого субъекта РФ.

Суд кассационной инстанции отметил, что привлечение к ответственности только номинального руководителя должника не признается направленным на защиту имущественных интересов кредиторов. Проблематично взыскать деньги с лица, не получавшего серьезной экономической выгоды от деятельности формально возглавляемой им организации.

По смыслу правовой позиции, изложенной в Определении Верховного Суда РФ от 27.12.2018 № 305-ЭС17-4004(2), судебный акт, перспектива исполнения которого заведомо невелика, по существу представляет собой фикцию судебной защиты, что не согласуется с задачами судопроизводства.

На основании этого вышестоящий суд отменил предыдущие судебные акты.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.09.2019 № Ф04-3095/2019

Выдача поручительства не свидетельствует о доведении до банкротства

Конкурсный управляющий просил привлечь бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности в размере 293 млн рублей. Генеральный директор не передал управляющему всю документацию должника и заключил договоры поручительства в размерах, которые превышали все активы предприятия. Согласно закону о банкротстве эти факты являются основанием для взыскания денег с бывшего директора, потому что нарушают права кредиторов.

Суды трех инстанций пришли к единогласному выводу, что непередача документации арбитражному управляющему и заключение невыгодных сделок привели к невозможности погашения требований кредиторов, поэтому бывший директор должен быть привлечен к субсидиарной ответственности. Суды отклонили возражение ответчика об изъятии у него документации следственными органами. Как указали суды, руководитель не обосновал, в рамках каких следственных действий проводилось изъятие деловых бумаг.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с мнением нижестоящих судов. Когда передача документации становится невозможной ввиду факторов, находящихся вне сферы контроля директора, он не обязан доказывать злой умысел. Если правоохранительные органы изъяли документацию должника, то у него нет возможности исполнить обязанность по передаче документов. На подобные объективные препятствия и ссылался руководитель. Он обращал внимание, что в материалах дела есть запрос в УЭБ и ПК ГУ МВД по Московской области и ответ данного органа, согласно которому полномочия директора как руководителя должника прекращены, в силу чего ему не предоставляется информация о следственных действиях. Ответчик отметил, что в ходе изъятия документов следственные органы не выдали копии протокола об изъятии.

Как указала судья Верховного Суда, выдача должником поручительства — не основание для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности даже при условии, что размер обязательства, исполнение которого обеспечено поручительством, превышает размер активов должника. Это объясняется тем, что при кредитовании одного из участников группы лиц в конечном счете выгоду в том или ином виде получают все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает.

Однако нижестоящие суды проигнорировали названный довод руководителя и не выяснили, обусловлена ли выдача поручительства с заемщиком должника с заемщиком либо у отношений есть иная экономическая причина. Верховный Суд вернул данное дело на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30.09.2019 № 305-ЭС19-10079

Деньги с руководителей нельзя взыскать, пока конкурсная масса неизвестна

Конкурсный управляющий просил у Арбитражного суда Республики Татарстан взыскания денег с контролирующих лиц обанкроченной компании. Директор был обязан передать конкурсному управляющему документацию и ценности должника, но не сделал этого. Из-за этого арбитражный управляющий не смог провести анализ финансово-хозяйственной деятельности, выявить оспоримые сделки (тем самым пополнить конкурсную массу), был пропущен срок для включения в реестр требований кредиторов контрагентов должника.

Суд первой инстанции привлек генерального директора к субсидиарной ответственности на основании пп. 2 п.2 ст. 61.11 закона о банкротстве.

Апелляция установила, что формирование конкурсной массы должника на момент рассмотрения заявления не завершено, и в силу п. 7 ст. 61.16 закона о банкротстве отменила Определение суда первой инстанции и приостановила рассмотрение заявления конкурсного управляющего до окончания расчетов с кредиторами.

Суд третьей инстанции выяснил, что на момент рассмотрения спора о привлечении к «субсидиарке», невозможно было определить размер ответственности ответчиков (так как не все мероприятия по формированию конкурсной массы завершены), к расчетам с кредиторами арбитражный управляющий не приступал. Суд кассационной инстанции поддержал вывод апелляции и признал приостановление рассмотрения заявления правомерным.

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 11.09.2019 № Ф06-51018/2019

Кредитору не удалось взыскать деньги с главного бухгалтера компании-банкрота

В ходе судебного дела о банкротстве представители Сбербанка России попросили суд применить субсидиарную ответственность к бывшему главному бухгалтеру банкрота, так как она являлась супругой руководителя и могла, по мнению банка, воздействовать на деятельность организации и выводить ее активы.

Суды всех инстанций отказали кредитору, так как истец не представил доказательства того, что главбух могла повлиять на судьбоносные решения организации в качестве главного бухгалтера или супруги руководителя.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.09.2019 № Ф03-3922/2019

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКЦИИ:

По поводу взыскания с главного бухгалтера денежных средств в рамках дел о банкротстве пока еще не сложилась единая судебная практика. Например, недавно суд привлек главбуха к субсидиарной ответственности, так как удалось доказать его сговор с бывшим руководителем компании, что нарушило права кредиторов (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.08.2019 № Ф05-5515/2018).

Субсидиарная ответственность практика

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *