Преднамеренное и фиктивное банкротство

Содержание

Что будет если докажут преднамеренное фиктивное банкротство? Понятия, определения, ответственность.

Ликвидация юридического лица по причине банкротства встречается повсеместно. Однако не все, кто объявляет себя банкротом, в действительности им является.
Расскажем в статье, что такое фиктивное и преднамеренное банкротство, какие признаки оно имеет и что грозит лицу, совершившему эту преступление.

○ Что будет если докажут преднамеренное фиктивное банкротство?

Как правило, предприниматели применяют схему фиктивного или преднамеренного банкротства с целью ухода от долговых обязательств и получения дополнительной прибыли руководителем компании. Некоторые бизнесмены ошибочно предполагают, что в дальнейшем смогут начать все с белого листа.

Если будет доказана фиктивность или преднамеренность банкротства, предприниматель будет привлечен к административной или уголовной ответственности. Все будет зависеть от тяжести преступления.

○ Понятие фиктивного банкротства.

Фиктивным банкротством является заведомо ложное признание фирмы несостоятельной. Оно выражается в обращении в арбитраж для признания предприятия банкротом, а также в невозможности удовлетворения требований кредиторов.

Руководитель фирмы в этом случае намеренно вводит кредиторов и других заинтересованных лиц в заблуждение. Это приводит к материальным потерям.

Ст. 197 УК РФ:
Фиктивное банкротство, то есть заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, о своей несостоятельности.

○ Определение преднамеренного банкротства.

Преднамеренное банкротство – это намеренное создание или увеличение неплатежеспособности фирмы. К такому состоянию компанию приводят целенаправленные действия собственника, направленные на удовлетворение личных интересов.

Это преступление может выражаться в виде причинения преднамеренного ущерба фирме посредством заключения экономически невыгодных сделок, выплаты долгов третьих лиц, некомпетентного ведения бизнеса. Все это в конечном итоге приводит к невозможности удовлетворения требований кредиторов.

Ст. 196 УК РФ:
Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

○ Законодательное регулирование.

Вопросы банкротства регулируются ФЗ № 127 от 26 октября 2002 года «О несостоятельности (банкротстве)». В этом нормативном акте описывается процедура, признаки, а также права и обязанности заинтересованных лиц в случае признания фирмы банкротом.

В случае нарушений или выявления признаков фиктивного и преднамеренного банкротства вопрос будет регламентироваться Уголовным Кодексом РФ, а также Кодексом об административных правонарушениях.

○ Ответственность.

То, какая будет ответственность, зависит от степени тяжести преступления. Если оно было совершено в крупном размере, то есть общая сумма ущерба составила два миллиона двести пятьдесят тысяч рублей и более, преступление попадает под действие УК РФ.

Когда сумма ущерба значительно меньше, наступает административная ответственность в соответствии с положениями, предусмотренными в КоАП РФ.

✔ Административная.

При фиктивном или преднамеренном банкротстве нарушителю грозит:

  • Наложение штрафа до трех тысяч рублей для граждан.
  • Штраф до десяти тысяч рублей для должностных лиц.
  • Дисквалификация должностного лица на срок до трех лет.

Эти меры предусмотрены в ст. 14.12 КоАП РФ.

✔ Уголовная ответственность.

За фиктивное банкротство предусмотрены следующие виды наказания:

  • Штраф до 300 000 рублей.
  • Принудительные работы на срок до пяти лет.
  • Лишение свободы сроком до трех лет и штрафом в размере 80 000 рублей (или без него).

Ст. 197 УК РФ:
Фиктивное банкротство наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

За преднамеренное банкротство меры пресечения следующие:

  • Штраф до 500 000 рублей.
  • Принудительные работы на срок до пяти лет.
  • Лишение свободы сроком до шести лет и штрафом в размере до 200 000 рублей.

Ст. 196 УК РФ:
Преднамеренное банкротство наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

○ Признаки преднамеренного или фиктивного банкротства.

Признаки преднамеренного банкротства в следующем:

  1. Перенаправление денежных потоков, что привело к неплатежеспособности.
  2. Выведение активов.
  3. Продажа дорогостоящего имущества.
  4. Неправомерный оборот наличных денежных средств.
  5. Заключение сделок, которые очевидно приведут к убытку фирмы.
  6. Оформление кредитов с предоставлением фиктивной информации.

При фиктивном банкротстве у должника есть денежные средства для удовлетворения требований кредиторов, но они хранятся на различных банковских счетах и скрываются.

✔ Заключение сделок, не отвечающих правилам рынка.

При подозрении на преднамеренное банкротство проводится экспертиза всех документов компании, а также сделок, заключенных в последние годы. Если они не будут соответствовать современным требованиям и целям компании, это может стать причиной для признания неблагонадежности.

К таким сделкам можно отнести, к примеру, продажу имущества за низкую стоимость. Часто это делается посредством использования фирмы-однодневки для вывода наличных денежных средств с счетов.

✔ Сокрытие документации.

Любое сокрытие, фальсификация или уничтожение экономически важных бумаг входит в число неправомерных действий при банкротстве. Подобное нарушение, совершенное в крупном размере, грозит привлечением к уголовной ответственности.

Пункт 1 ст. 195 УК РФ:
Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества должника — юридического лица, гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

✔ Несоответствие налоговой и финансовой отчетности.

При проведении экспертизы в случае подозрения на фиктивное или преднамеренное банкротство в обязательном порядке будет проверена отчетная документация.

Если будут выявлены какие-либо несоответствия, специалисты проводят дополнительную проверку. При наличии всех признаков фальсификации возможно привлечение должностных лиц к административной или уголовной ответственности.

✔ Резкий вывод активов.

Подобные операции проводятся через подотчетные счета фирмы и скрыть их весьма сложно. Как правило, такой способ используется при фиктивном банкротстве. Должностное лицо выводит средства на другие счета с использованием подставных организаций и объявляет себя банкротом перед кредиторами, хотя в действительности таковым не является.

○ Советы юриста:

✔ Банкротство было признано фиктивным, однако таковым не являлось. Главбух ошибся в документах для налоговой. Можно ли это доказать?

В этом случае потребуется подавать в Арбитражный суд заявление о пересмотре дела в связи с выявленными обстоятельствами. После предоставления всех доказательств отсутствия фиктивности суд пересмотрит свое решение.

✔ Банкротство было признано преднамеренным, кто понесет уголовную ответственность, если учредители ООО были не в курсе нарушений? Главный бухгалтер или директор?

Директор. Именно он уполномочен принимать управленческие решения относительно ведения предпринимательской деятельности.

Чем опасно преднамеренное банкротство и как суды его выявляют

Избавиться от всех долгов раз и навсегда — заветная мечта многих должников. Закон о банкротстве № 127-ФЗ предоставляет такую возможность, но при этом предъявляет ряд требований к банкротам. Одно из главных — абсолютная честность. Вполне логично, что все попытки должников провести фиктивное или преднамеренное банкротство будут выявлены, а самого несостоявшегося банкрота будут ждать весьма суровые последствия.

Поделиться:

Чем отличается преднамеренное банкротство от фиктивного

Для начала стоит рассмотреть, что такое фиктивное и преднамеренное банкротство, а также чем эти понятия отличаются между собой. Преднамеренное банкротство гражданина (ст. 196 УК РФ) — это совокупность умышленных действий должника, направленных на получение средств от кредиторов с последующим преднамеренным ухудшением финансового состояния, располагающего к банкротству.

На практике это выглядит следующим образом:

  1. Должник набирает максимально возможное количество кредитов у одного или нескольких кредиторов. Индивидуальные предприниматели также увеличивают собственную дебиторскую задолженность (берут предоплату за товары/услуги, закупают товары с отсрочкой платежа).
  2. Затем должником намеренно ведется финансово-хозяйственная деятельность, результатом которой становится невозможность дальше исполнять взятые на себя кредитные обязательства. Это может быть нецелевое (бесцельное) расходование заемных средств, вывод средств из оборота (для ИП), продажа имущество, которое могло войти в состав конкурсной массы и использоваться для погашения задолженностей.
  3. Когда финансовое положение должника будет удовлетворять условиям банкротства, он начнет судебную процедуру признания себя банкротом.

Делается это, чтобы банально списать все текущие задолженности, пользуясь законным правом на признание себя некредитоспособным. Фиктивное банкротство гражданина (ст. 197 УК РФ) — это совокупность умышленных действий, направленных на сокрытие реального финансового положения должника с целью объявления о собственной неплатежеспособности.

Под этим определением скрывается банальный преднамеренный обман должником суда и кредиторов с целью списания задолженности. То есть когда фактически средства на погашения долгов у банкрота есть, но он об этом умолчал, в надежде на признание себя несостоятельным.

Применительно к фиктивному банкротству есть такое понятие как «дружественная кредиторская задолженность». Означает оно следующее:

  1. Должник вступает в сговор с гражданином (организацией), и они сообща фиктивно заключаю кредитную сделку.
  2. Сумма этой сделки рассчитывается таким образом, чтобы в случае процедуры банкротства фиктивный кредитор получил высший приоритет в списке очередности требований кредиторов.
  3. В ходе банкротства основная часть средств должника направляется на погашение долга перед таким «кредитором».
  4. После завершения процедуры средства благополучно разделяются между сторонами.

Искусственное созданное банкротство преследует одну цель — списание долгов с максимально полным сохранением имущества и денежных средств должника. Разница лишь заключается в применяемых методах.

Ответственность за преднамеренное или фиктивное банкротство

Обычно признак ложной несостоятельности устанавливается, когда дело о банкротстве рассматривается судом. Тогда в признании некредитоспособности гражданину будет отказано, также его ожидают определенные правовые последствия.

Если неправомерные действия при банкротстве нанесли кредиторам крупный ущерб (в совокупности его сумма превысила 1 500 000 рублей), то:

  • при признании преднамеренного банкротства должнику грозит штраф от 200 до 500 тысяч рублей, в качестве максимальной меры предусмотрено лишение свободы сроком до 6 лет с наложением штрафа в размере 200 тысяч рублей;
  • при признании фиктивного банкротства должник может быть оштрафован на сумму от 100 до 300 тысяч рублей, максимальное наказание — лишение свободы сроком до 6 лет и назначение штрафа в размере 80 тысяч рублей.

При величине понесенного кредиторами ущерба менее 1,5 миллиона рублей будет назначена административная ответственность. Согласно частям. 1, 2 ст. 14.12 КоАП РФ, величина штрафа за преднамеренное либо фиктивное банкротство составляет от 1 до 3 тысяч рублей.

Как выявляют признаки предумышленного банкротства

Чтобы установить, имеет ли место умышленное банкротство физического лица, арбитражные управляющие используют специально разработанные методы, определяющие, как доказать факт неправомерных действий должника. Но конкретное решение о признании банкротства искусственным выносится, исходя из особенностей дела и только на основе тщательного анализа.

Общий порядок проверки банкротства гражданина на правомерность:

  1. Анализ проводится только, если инициатором процедуры банкротства выступает сам должник, а не кредиторы.
  2. При анализе учитывается материальное благосостояние банкрота за последние 3 года до подачи заявления в суд.
  3. Анализируется динамика коэффициентов платежеспособности должника за определенные периоды.
  4. Выявляются периоды, когда платежеспособность резко падала, устанавливаются причины этого.
  5. Полученные данные сопоставляются со сроками оформления должником кредитных обязательств.
  6. Проводится анализ движения средств по счетам должника и всех заключенных за последние 3 года операций купли-продажи имущества.
  7. Выявляются случаи, было ли со стороны должника уклонение от уплаты налогов и/или сборов с физического лица, анализируются просуженные и иные текущие задолженности.
  8. Анализируется кредитная история должника.
  9. Обязательно проводится проверка на привлечение должника к уголовной ответственности за мошенничество и иные экономические преступления.

Главная цель анализа — установить реальные признаки банкротства физ. лица и подтвердить их наличие. Другими словами, необходимо определить, действительно ли должник не в состоянии рассчитаться с кредиторами своими силами, реальны ли предъявляемые к нему долги и не была ли ситуация с банкротством создана искусственно.

Основой для анализа служат представленные самим заявителем материалы. И если в ходе проверки будет замечено значительное расхождение с предоставленными данными, то последует отказ в объявлении гражданина банкротом и будет рассматриваться вопрос о привлечении его к административной или уголовной ответственности.

Есть вопросы по процедуре банкротства?

Оставьте свой телефон, наш юрист перезвонит Вам через 1 минуту и поможет разобраться.
Это бесплатно.

Главные признаки ложного банкротства физ. лица

На попытку проведения умышленного банкротства физического лица могут указывать следующие факты:

  • несоответствие указанных должником в заявлении данных с полученными по результатам проверки фактами;
  • недостоверность представленной информации, особенно раскрывающей данные о материально-финансовом обеспечении должника;
  • выявление явных признаков подделки представленных в суд документов;
  • множественно совершенные перед инициацией банкротства сделки по отчуждению имущества, операции по счетам, резкое увеличение числа взятых долговых обязательств;
  • заключение сделок по отчуждению имущества должника, не являющихся сделками купли-продажи (к примеру, передача в дар) или совершенные на заведомо невыгодных для должника условиях (например, по заниженной цене);
  • проведение операций по отчуждению имущества, являющегося орудием основной профессиональной деятельности банкротства, что вызывает резкое падение уровня его доходов;
  • сделки по покупке заведомо неликвидного имущества, либо его покупки по завышенной стоимости;
  • замена одни долговых обязательств другими, условия которых заведомо невыгодны для банкрота.

Заведомо невыгодные условия могут выражаться в стоимости, объемах выполненных работ или услуг, формах и сроках платежей по сделке.

При выявлении одного или нескольких перечисленных выше фактов сразу возникнут подозрения в искусственном создании должником признаков банкротства. Это спровоцирует проведение тщательного анализа финансово-хозяйственной деятельности должника с последующими выводами о правомерности его действий по подаче заявления на признание банкротства.

Другие виды неправомерных действий должника при банкротстве

Помимо попыток проведения фиктивного или преднамеренного банкротства, действующим законодательством определен ряд иных противоправных действий, совершаемых во время признания должника некредитоспособным. Сложившаяся судебная практика по делам о банкротстве физлиц богата таким случаями. Наиболее распространенными из них стали:

  • сокрытие имущества должником или уничтожение (фальсификация) документов, позволяющих его выявить;
  • неправомерное удовлетворение требований одного из кредиторов (группы кредиторов). Яркий пример этого: в ходе процедуры банкротства или непосредственно перед ней должник договорился с кредитором о полном погашении задолженности, что привело к ущемлению прав остальных кредиторов;
  • несвоевременная подача заявления о банкротстве гражданина или ИП. Законом определены случаи, когда должник может, а когда обязан подать заявление о признании себя банкротом. Например, при наличии всех признаков банкротства или полной уверенности в их появлении в обозримом будущем, должник обязан подать в суд исковое заявление;
  • воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего или невыполнение его законных указаний в рамках процедуры банкротства физ лица. Нарушением является отказ в предоставлении финуправляющему значимых документов или доступа к электронным счетам, отказ в передаче банковских карт и иные действия, препятствующие исполнению финансовым управляющим его должностных обязанностей.

Как и фиктивное, либо преднамеренное банкротство ИП или физического лица, указанные правонарушения влекут за собой уголовную либо административную ответственность. Уголовная ответственность наступает в случае нанесения должником своими действиями крупного ущерба кредитору (кредиторам).

Что важно знать при подаче документов на банкротство

Важно понимать, что буквально в каждом случае признания должника финансово несостоятельным арбитражные управляющие проводят комплексную и тщательную проверку на признаки фиктивного банкротства. В этом кроется немалая проблема: преследующий интересы кредиторов финансовый управляющий будет всеми силами стараться найти доказательства ложного банкротства, даже в тех случаях, когда все «кристально чисто». И воспрепятствовать таким действиям должник фактически не может, поскольку финуправляющий выполняет требования законодательства. Подобные шаги арбитражного управляющего могут значительно затянуть процедуру банкротства гражданина, стать причиной психологического дискомфорта должника.

Спасти вас может назначение на должность лояльного к банкроту финансового управляющего. Но законодательство делает все для невозможности привлечения выбранного банкротом ответственного лица. К примеру, представлен на рассмотрение законопроект, запрещающий должнику даже выбирать СРО арбитражных управляющих — все обязанности по поиску и назначению ответственных лиц должен взять на себя суд.

Чтобы обезопасить себя и получить гарантию списания долгов через банкротство, учитывайте следующее:

  • отражайте в подаваемом иске и сопутствующих документах только правдивую информацию. Помните, что подавая заявление о фиктивном банкротстве, вы рискуете быть привлеченным к уголовной или административной ответственности;
  • не пытайтесь скрыть свое имущество или денежные средства: в распоряжении арбитражного управляющего есть немало инструментов для розыска;
  • выполняйте все требования финансового управляющего, если они не нарушают ваши права и свободы, не идут вразрез с нормами законодательства и конкретно — с Законом о банкротстве № 127-ФЗ;
  • проконсультируйтесь с юристами и разработайте с ними оптимальную стратегию банкротства, поработайте над образом добропорядочного заемщика. Кредитные юристы прекрасно знают, как проводится анализ на ложное банкротство, а также смогут самостоятельно проанализировать степень риска;

И главное — обращайтесь только в надежные юридические компании, заслужившие репутацию на рынке.

Узнать, как обезопасить себя от обвинений в преднамеренном банкротстве и получить помощь в списании задолженностей через признание себя некредитоспособным можно, обратившись к кредитным юристам нашей компании онлайн или по телефону.

Видео: наши услуги по банкротству физ. лиц

Понятие и признаки несостоятельности (банкротства) Текст научной статьи по специальности «Право»

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 36 (174).

Право. Вып. 22. С. 48-52.

В. А. Слепышев

ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВА)

Анализируется одно из понятий гражданского права «несостоятельность (банкротство)», определяются его основные признаки.

Ключевые слова: несостоятельность, банкротство, платежеспособность.

Раскрывая понятие «несостоятельность», прежде всего необходимо определить происхождение и природу данного термина.

В дореволюционном праве понятия «банкротство» и «несостоятельность» имели разное значение. Несостоятельностью считалось само состояние недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов, а банкротством, в свою очередь, причинение ущерба кредиторам путем уменьшения или сокрытия имущества несостоятельным должником, т. е. наступала «уголовная ответственность того гражданского отношения, которое называется несостоятельностью»1. Эта позиция уходит историческими корнями в дореволюционное законодательство о банкротстве. Так, Г. Ф. Шершеневич считал, что банкротство — это квалифицированная несостоятельность, представляющая собой «неосторожное или умышленное причинение несостоятельным должником ущерба посредством уменьшения или сокрытия имущества».

Несостоятельность должника по терминологии дореволюционных юристов могла быть следующих видов:

«несчастная» (вследствие непредвиденных обстоятельств: стихийное бедствие, начало военных действий и т. д.), в этом случае наступившее банкротство не влекло за собой уголовной ответственности;

«неосторожная» либо «злостная или злонамеренная» (в случае несостоятельности наступившее банкротство не влекло за собой уголовной ответственности, но если судом устанавливались признаки «неосторожной» или «злостной» несостоятельности, лицо привлекалось к уголовной ответственности за банкротство);

«корыстное» или «тяжкое» банкротство (умышленное сокрытие собственного имущества должником, впавшим в несостоятельность, с целью получения имущественной выгоды путем неуплаты платежа кредиторам. Наказуемость была разной для лиц, производивших торговлю, и для лиц, не производивших ее. Первые подле-

жали ссылке на поселение, вторые — лишению свободы на срок от 1,5 до 2,5 лет);

«расточительная несостоятельность» или простое банкротство, которое по законодательству дореволюционной России выражалось в двух видах:

1) впадение в несостоятельность вследствие расточительности, т. е. чрезмерность по состоянию имущественных средств виновного расходов, производимых им лично для себя, по дому или торговым операциям (например, на рекламу) и даже на благотворительные дела;

2) несоблюдение обычных мер осторожности, необходимых для сохранности своего имущества, или легкомысленное ведение дел, что привело к неоплатности2.

Принятый в 1992 г. Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19 ноября 1992 г. № 3929-13 заложил правовую основу для принудительной или добровольной ликвидации несостоятельных предприятий. Согласно Закону под несостоятельностью (банкротством) предприятий понималась неспособность удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность обеспечить обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, в связи с превышением обязательств должника над его имуществом или в связи с неудовлетворительной структурой баланса должника. Закон устанавливал, что банкротство наступает после признания факта несостоятельности арбитражным судом или после официального признания банкротства самим должником в случае добровольной ликвидации предприятия.

Необходимо отметить также, что разделение понятий «несостоятельность» и «банкротство» позволило бы снять и споры вокруг определения признаков банкротства. Из практики известно, что до настоящего времени, несмотря на отсутствие соответствующего закрепления в законодательстве, при анализе финансового положения должника и принятии решения о признании его банкротом используется такой признак, как

неудовлетворительная структура баланса. Как правило, именно на этом основываются выводы арбитражных управляющих и решения первого собрания кредиторов. В основу «несостоятельности» можно положить признак неплатежеспособности, а в основу «банкротства» — признак неоплатности, т. е. невозможности исполнить обязательства в связи с превышением их размеров над стоимостью имущества должника. Такой подход связан с тем, что приостановление текущих платежей еще не говорит о неспособности должника расплатиться с кредиторами, но уже ставит под сомнение его финансовое положение. В ходе же удачного финансового оздоровления или внешнего управления несостоятельный когда-то должник может восстановить свою платежеспособность.

С другой стороны, возможна такая ситуация, когда арбитражные суды будут вводить финансовое оздоровление или внешнее управление, не признавая предприятие банкротом, у которого имеются признаки банкротства. Возникает абсолютно логичный вопрос: почему признаки банкротства имеются, а решение о признании предприятия банкротом не принято? Разделение указанных понятий позволило бы, не создавая внутренних противоречий, выделить и соответствующие процедуры. Так, к процедурам несостоятельности можно было бы отнести наблюдение, финансовое оздоровление и внешнее управление, а к процедуре банкротства — конкурсное производство. Другими словами, после подачи заявления должник становился бы несостоятельным, а после вынесения соответствующего решения суда — банкротом.

Основываясь на приведенных положениях, необходимо определить несостоятельность как неспособность должника исполнить денежные обязательства определенного размера в течение некоторого установленного срока. Банкротство следует же считать квалифицированной несостоятельностью, при которой невозможность исполнить обязательства возникает в связи с превышением обязательств над стоимостью имущества. Представляется, что такой подход в большей степени отвечал бы интересам должника, так как в настоящее время он практически полностью зависит от решения собрания кредиторов по применяемой процедуре.

Более независимой становится и позиция суда. Свое решение он принимает на основе материалов дела о наличии или отсутствии у должни-

ка признаков банкротства или несостоятельности. Подобный подход сохраняет недостаточный объем прав и за кредиторами, которые в случае возникновения сомнений в финансовой стабильности должника могут без особых сложностей начать процедуру, получив определенный контроль за его деятельностью. Однако при этом существенно уменьшаются возможности для разного рода злоупотреблений. В основе понятия банкротства лежит презумпция, согласно которой участник имущественного оборота, не оплачивающий полученные им от контрагентов товары, работы, услуги, а также налоги и иные обязательные платежи в течение длительного срока, не способен погасить свои обязательства перед кредиторами4.

В мировой юридической практике известны два принципа определения банкротства.

Первым является принцип неплатежеспособности (отсутствие или недостаточность потока денежных средств), который означает неспособность должника отвечать по своим обязательствам. В данном случае должник признается банкротом, если не имеет средств расплатиться с кредиторами, о чем делается вывод из неисполнения (под угрозой банкротства) им обязательств на определенную сумму в течение определенного времени. Если должник под страхом ликвидации предприятия в результате банкротства не способен изыскать средства (например, реализовать часть дебиторской задолженности) для удовлетворения интересов кредиторов, то такой должник не в состоянии функционировать в рыночных условиях; к тому же его деятельность может нанести ущерб интересам кредиторов (как реальных, так и потенциальных).

Вторым принципом определения банкротства выступает неоплатность, состояние структуры баланса (исходя из соотношения активов и пассивов в балансе должника), который означает, что пассивы должника превышают его активы. В этом случае банкротом может быть признан должник, стоимость имущества которого меньше общего размера его обязательств. При этом не имеет значения, насколько размер задолженности превышает установленный законом минимальный для признания банкротства размер, насколько просрочена эта задолженность по сравнению с установленным минимальным сроком просрочки.

При использовании этого критерия предприятие-должник имело возможность годами

не исполнять свои обязательства, для чего следовало делать только одно — поддерживать размер задолженности на чуть меньшем уровне, чем стоимость активов. Признать такого должника банкротом было невозможно, даже если он открыто пользовался в своих интересах описанными условиями. Например, юридической практике известны случаи, когда должник погашал специально только определенную часть задолженности — как раз такую, чтобы оставшаяся часть становилась меньше стоимости имущества.

В период действия Закона РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 указанная ситуация была весьма распространена, но она была характерна только для российского конкурсного права, поскольку в зарубежном праве в подобных случаях в основном использовался критерий неплатежеспособности. В российском законодательстве этот принцип стал применяться с 1998 г. Понятие «несостоятельность (банкротство)» в силу закона определяется как признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. На первый взгляд, регулирование вопросов банкротства является той областью законодательства, в которой имеется лишь экономический подход: установление судом признаков банкротства (неспособность должника удовлетворить требования кредиторов) и справедливое удовлетворение требований кредиторов путем реализации имущества несостоятельного лица.

Однако в современных условиях особенность законодательства о банкротстве заключается в том, что оно представляет собой одну из самых многогранных и динамичных областей правового регулирования. Важной задачей, которую должно решать законодательство о несостоятельности, является справедливое распределение имущественных и других потерь среди всех субъектов права, чьи интересы могут быть затронуты несостоятельностью должника. К таким субъектам относятся кредиторы (юридические лица, физические лица и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей), наемные работники, акционеры и государство. Также к ним следует отнести потребителей товаров и услуг должника и лиц, чья жизнь прямо или косвенно связана с работой предприятия. Как правило, при несо-

стоятельности должника правовое положение перечисленных субъектов в большинстве случаев ухудшается. Поэтому нормативное регулирование вопросов банкротства должно учитывать неодинаковую защищенность различных групп кредиторов, обеспечивать жизненно важные интересы государства и лиц, связанных с деятельностью должника. Но в то же время перечисленные выше положения не должны ограничивать права субъектов гражданских отношений на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом в связи с неисполнением им денежных обязательств.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Из анализа норм предыдущего и действующего в настоящее время законов о банкротстве можно сделать вывод о том, что положение о критериях несостоятельности (неплатежеспособности) должника не изменилось. Уточнен лишь один из внешних признаков несостоятельности: сумма задолженности должника — юридического лица в соответствии с п. 2 ст. 33 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ5 должна быть не менее 100 тыс. рублей.

В Российской Федерации используются два внешних признака банкротства: 1) сумма долга; 2) просрочка в уплате долга более чем на три месяца. Следует рассмотреть и еще один аспект несостоятельности. В Федеральном законе о банкротстве 2002 г. была предпринята попытка объединить элементы принципиально различных юридических систем несостоятельности, применяемых в разных странах. Принято различать следующие юридические системы банкротства, касающиеся отношения государства к кредиторам и должникам:

прокредиторская система банкротства. Данная система с древних времен применяется в Великобритании и Европе (за исключением Франции), ее приоритетной целью является «наиболее полное удовлетворение требований кредиторов, когда зачастую уже интересы должника не принимаются во внимание. Главное в этой системе заключается в жестком контроле за сохранностью активов должника и оперативной его ликвидацией»6;

продолжниковская система банкротства. Действует, например, во Франции и США и «позволяет должнику, попавшему в тяжелое финансовое положение волею обязательств, освободиться от долгов и получить возможность «fresh start» (нового старта). При этом американские

суды зачастую не беспокоят интересы кредиторов, которые вынуждены подстраиваться под условия, предлагаемые судом в целях восстановления платежеспособности должника»7.

В Законе РФ о банкротстве 1992 г. были совмещены и «прокредиторская», и «продолжни-ковская» системы, но не был детально прописан механизм регулирования их реализации. Банкротство является важнейшим инструментом рыночной экономики, способным выполнять порой различные по своей направленности экономические задачи. С помощью процедур банкротства возможен как вывод из оборота неэффективных хозяйствующих субъектов, так и их реабилитация — финансовое оздоровление, восстановление платежеспособности. Кроме того, банкротство выполняет функцию защиты кредиторов, что оказывает определенное влияние на инвестиционный климат в экономике. От эффективности этой защиты зависит кредитование предприятий.

Законодательство любой страны с рыночной экономикой предусматривает различные способы правовой защиты интересов кредиторов от неправомерных действий должников, к одному из основных следует отнести Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ. Прежняя редакция Закона не учитывала резкого скачка количества банкротств, произошедшего в России за последние десять лет. Если в 1993 г. было зафиксировано всего девять банкротств8, то к 2004 г. их число составило более чем 56 тыс. дел. По количеству банкротств и величине ущерба кредиторам, причиненного убыточно осуществляемой хозяйственной деятельностью, Россия обогнала многие развитые страны. И это при том, что отечественный малый и средний бизнес не достигли уровня развития, принятого в странах с давними традициями рыночной экономики, а около 20 % предпринимательской деятельности скрыто «в тени».

Косвенным подтверждением тяжелого экономического положения российских предприятий является их неспособность использовать прямые финансовые инвестиции: российским бизнесом в 2002 г. не были востребованы 57 млрд рублей. Экономическая стабильность и социальное благополучие должны быть самоцелью каждого цивилизованного государства. Достижение этой цели с помощью лишь экономических рычагов за всю мировую историю государств не пред-

ставлялось возможным. Такие рычаги приводятся в движение с помощью законодательства. Эти два механизма очень тесно взаимосвязаны друг с другом и при нормальном ходе событий должны развиваться синхронно. От состояния законодательства зависит экономическое будущее каждого государства и каждого конкретного гражданина, от качества регулирования трансграничной несостоятельности — состояние мировой экономической системы9. В противном же случае нарушается баланс сил, и оба механизма начинают давать сбои, что, в свою очередь, достаточно негативно сказывается на развитии общества в целом.

В настоящее время одной из целей производства по делам о несостоятельности является восстановление платежеспособности должника — юридического лица. Поэтому особое значение при проведении процедур банкротства имеют различные способы, направленные на защиту прав и интересов должника, без применения которых восстановить его платежеспособность не представляется возможным. Безусловно, способы защиты должника, их влияние на стабилизацию его финансового положения необходимо рассматривать в контексте той или иной системы несостоятельности, а также комплексно с другими институтами банкротства, действующими в конкретном государстве. При этом показательно, как варьируется степень защиты должника в зависимости от того, на что в большей степени направлена система несостоятельности: на защиту должника либо на защиту кредиторов.

Федеральный закон о банкротстве 2002 г. достаточно сложно отнести только к «продолжни-ковскому» или «прокредиторскому», оба субъекта таких отношений в достаточный мере защищены Законом. Так, например, в пользу кредитора говорит тот факт, что все процедуры, проводимые в отношении должника при его банкротстве, проходят под контролем или при непосредственном участии собрания (комитета) кредиторов. В пользу должника говорит, прежде всего, то, что помимо процедуры конкурсного производства, которая непосредственно ведет к ликвидации должника, существуют еще и реорганизационные процедуры: финансовое оздоровление, внешнее управление, мировое соглашение. Более того, указанный Закон предусматривает и досудебную санацию. Основная идея такого подхода заключается в желании сохранить должника как субъекта хозяйственного оборота,

постараться помочь ему выбраться из затруднительного экономического положения, но не в ущерб интересам кредиторов. Защита интересов должника особенно важна при возбуждении процедуры банкротства — на стадии определения размера требований кредиторов к должнику. Законодатели предусматривают различные требования, которым должно соответствовать заявление о признании должника банкротом с тем, чтобы указанное заявление было обоснованно10. В юридической науке неоднократно высказывалось мнение о том, что банкротство представляет собой частный случай несостоятельности11.

Таким образом, под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей12. Данное понятие определяется путем указания на его существенные черты. Во-первых, это неспособность должника удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам, т. е. рассчитаться по долгам со всеми кредиторами. Во-вторых, это неспособность должника уплатить обязательные платежи в бюджет и во внебюджетные фонды. В-третьих, состояние непла-

тежеспособности должника трансформируется в несостоятельность только после того, как арбитражный суд констатирует наличие признаков его неплатежеспособности, являющихся достаточным основанием для применения к нему процедур банкротства.

Примечания

1 Шершеневич, Г. Ф. Курс торгового права. М., 1912. С. 122.

2 Там же. С. 124.

3 Российская газета. 1992. 30 декабря.

4 См.: Дедов, Д. Признаки несостоятельности как критерии эффективности нового Закона о банкротстве // Хозяйство и право. 1999. № 8. С. 34.

5 Собрание законодательства РФ. 2002. № 43. Ст. 4190.

6 Гришаев, С. П. Банкротство. Законодательство и практика применения в России и за рубежом. М., 1993. С. 211.

7 Там же. С. 214.

8 См.: Волженкин, Б. В. Экономические преступления. СПб., 1999. С. 54.

9 См.: Степанов, В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М., 1999. С. 76.

10 См.: Давлетшин, В. Признание должника банкротом // Вестн. Высшего Арбитраж. Суда РФ. 2000. № 9. С. 18.

11 См.: Щенников, Л. Банкротство в гражданском праве России: традиции и перспективы // Рос. юстиция. 1998. № 10. С. 15.

Признаки банкротства

Актуально на: 28 августа 2017 г.

Признаком банкротства юридического лица является его неспособность удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам, работников (включая бывших) о выплате выходных пособий и об оплате труда, а также уплачивать обязательные платежи, в течение 3 месяцев с даты, когда указанные обязательства должны были быть исполнены (п. 2 ст. 3 Закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ, далее – Закона № 127-ФЗ). А под несостоятельностью (банкротством) организации понимается признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме погасить перечисленные выше обязательства.

Вместе с тем, условием для возбуждения производства по делу о банкротстве является сумма требований к должнику, которая в совокупности должна составлять не менее 300 тыс. руб. (п. 2 ст. 6 Закона № 127-ФЗ). То есть имеет значение не только период, в течение которого должник не погашает задолженность, но и сумма, которую он задолжал.

Понятие и признаки банкротства: какие требования учитываются

Одним из основных признаков банкротства является сумма требований к должнику, не исполненных им на дату подачи заявления в арбитражный суд о признании его банкротом. Поэтому важно понять, какие именно обязательства и платежи учитываются при определении совокупного размера долга.

Для целей определения наличия признаков банкротства, во-первых, учитываются денежные обязательства должника. К ним относятся (п. 2 ст. 4 Закона № 127-ФЗ):

  • задолженности за переданные товары, выполненные работы, оказанные услуги;
  • суммы займов, которые должны быть уплачены должником с учетом процентов;
  • суммы неосновательного обогащения;
  • задолженности, возникшие в результате причинения вреда имуществу кредиторов.

Во-вторых, учитываются суммы обязательных платежей (налогов, сборов и т.д.), но не учитываются штрафы, пени и иные санкции за их неуплату в срок.

Кроме того, в общую сумму задолженности не включаются (п. 2 ст. 4 Закона № 127-ФЗ):

  • обязательства перед гражданами за причинение вреда жизни или здоровью, а также обязательства по выплате компенсации сверх возмещения вреда;
  • невыплаченные вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности;
  • обязательства перед учредителями или участниками должника;
  • проценты за просрочку платежа, убытки в виде упущенной выгоды, неустойки (штрафы, пени) и иные санкции, применяемые при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательств.

Общий размер требований и обязательств должника устанавливается на дату поступления заявления в суд, а не на дату вынесения судом определения о принятии заявления (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.12.2013 № 88). А те требования и обязательства, о которых заявлено после подачи заявления, определяются на дату введения наблюдения – первой процедуры банкротства (п. 1 ст. 4 Закона № 127-ФЗ).

Вопрос 49. Уголовно-правовая характеристика преднамеренного и фиктивного банкротства.

Преднамеренное банкротство (ст. 196 УК).

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются охраняемые законом основы экономической деятельности, а также права и интересы кредиторов. Дополнительными объектами в ряде случаев выступают трудовые права работников предприятий — банкротов.

Объективную сторону данного преступления образует создание или увеличение неплатежеспособности.

Создание неплатежеспособности заключается в совершении действий, в результате которых возникает действительная или мнимая неспособность должника исполнить свои обязательства, например сокрытие, уничтожение или повреждение имущества.

Увеличение неплатежеспособности — действия, направленные на увеличение размера задолженности, например, заключение заведомо убыточных сделок, приобретение имущества, цена которого по договору заведомо не соответствует рыночной стоимости, искусственное создание обязательств, после удовлетворения которых у лица возникают признаки банкротства. Квалификация содеянного не зависит от факта обращения должника в суд для признания его банкротом.

Важнейший признак объективной стороны этих деяний — их результат — создание или увеличение неплатежеспособности. Даже если в результате сделок возникли огромные убытки и действия предпринимателя явно противоречат разумным рамкам поведения, этого недостаточно для привлечения лица к уголовной ответственности по ст. 196 УК РФ. Для объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 196 УК, важно, чтобы действия не только нанесли убытки, но и создали или увеличили неплатежеспособность.

Критерии неплатежеспособности даны в ст. 3 Закона о банкротстве, где отмечается, что гражданин или юридическое лицо считаются неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены ими в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и если сумма их обязательств превышает стоимость принадлежащего имущества.

Неплатежеспособностью субъекта следует считать его невозможность производить текущие платежи по своим обязательствам вследствие отрицательного баланса (превышения долгов над имеющимися в наличии средствами). Умышленное создание неплатежеспособности налицо тогда, когда виновный своими действиями создал невозможность производить оплаты по обязательствам. Увеличением неплатежеспособности в смысле ст. 196 УК следует считать такое положение, когда должник своими действиями увеличил объемы своих обязательств перед кредиторами, уже будучи неплатежеспособным.

Кроме убыточных сделок к деяниям, предусмотренным ст. 196 УК, можно отнести издержки, не соответствующие имущественному положению должника. Здесь имеются в виду всевозможные расходы, если они не соответствуют имущественному положению и повлекли создание или увеличение неплатежеспособности.

В этом случае также следует иметь в виду, что временное превышение расходов предпринимателя над его доходами еще не дает оснований для его привлечения к уголовной ответственности. Объем расходов не просто должен превышать размер доходов. Расходы должны быть настолько велики, что их впоследствии нельзя будет возместить за счет собственного имущества должника.

К необоснованным расходам, например, следует отнести необычайно высокие затраты на рекламу, на покупку или прокат дорогих автомобилей, различные представительские расходы и т.д. На каких основаниях и для каких целей допускались такие расходы — существенной роли не играет. Важно то, что эти расходы привели к созданию или увеличению неплатежеспособности и их нельзя будет покрыть за счет имущества должника.

Для признания преднамеренного банкротства преступным обязательно наличие такого важного элемента объективной стороны, как причинная связь между преступными действиями предпринимателя и последствием, выражающимся в имущественном ущербе для кредиторов. Этот ущерб заключается в уменьшении объема имущества, необходимого для удовлетворения долговых претензий. Для этого необходимо, во-первых, чтобы действия виновного предшествовали созданию или увеличению неплатежеспособности и, во-вторых, создание или увеличение неплатежеспособности уменьшало удовлетворение кредиторов из имущества несостоятельного лица.

Преднамеренное банкротство считается оконченным с момента причинения крупного ущерба, превышающего 250 тыс. рублей. Ущерб может быть реальным, а может заключаться в упущенной выгоде. Необходимо установить причинно-следственную связь между совершенными действиями и наступившими последствиями.

Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Следует учитывать, что анализируемое преступление совершается в личных интересах или интересах иных лиц, т.е. мотив является конструктивным признаком субъективной стороны.

Субъект преступления — индивидуальный предприниматель, собственник или руководитель коммерческой организации.

Рассматриваемое преступление следует отграничивать от незаконных действий при банкротстве, предусмотренных ст. 195 УК. Незаконные действия, перечисленные в диспозиции ч. 1 указанной статьи, совершаются во время предвидения банкротства, т.е. признаки несостоятельности существуют объективно, а не создаются намеренно, как при совершении преступления, ответственность за которое установлена в ст. 196 УК. В каждом случае воля лица, совершающего преступное деяние, направлена на достижение разных целей. Увеличение неплатежеспособности при совершении преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 195 УК, имеет целью уменьшение конкурсной массы, а то же деяние, совершенное с целью создания признаков банкротства, должно квалифицироваться по ст. 196 УК. Кроме того, признаком субъективной стороны преднамеренного банкротства является совершение определенных действий в личных интересах или интересах иных лиц, а для незаконных действий при банкротстве мотив не является обязательным признаком субъективной стороны.

Фиктивное банкротство (ст. 197 УК).

Объект преступления — установленный порядок объявления должника банкротом и удовлетворения требований кредиторов.

Объективная сторона анализируемого преступления заключается в фиктивном банкротстве, т.е. заведомо ложном объявлении должника о своей несостоятельности. В соответствии с Законом «О банкротстве» (ст. ст. 7, 8) для такого объявления должник подает заявление в письменной форме в арбитражный суд. В этом заявлении содержатся сведения, касающиеся кредиторов, расшифровка кредиторской и дебиторской задолженностей, бухгалтерский баланс и др. Если эти данные не соответствуют реальному финансовому состоянию коммерческой организации или индивидуального предпринимателя, а свидетельствуют о якобы имеющейся несостоятельности должника, то подача указанного заявления образует состав фиктивного банкротства.

Объективная сторонапреступления включает действия, которыми субъект должен обеспечить принятие решения о банкротстве, введение в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки платежей или скидки с долгов либо основание неуплаты долгов; крупный ущерб; причинную связь между деянием и последствиями.

Заведомо ложным объявление о своей несостоятельности является при представлении арбитражному суду либо кредиторам искаженных сведений о платежеспособности данной коммерческой организации либо индивидуального предпринимателя и других факторах, влияющих на признание несостоятельным.

Рассматриваемое преступление считается оконченным с момента наступления общественно опасных последствий в виде крупного ущерба, превышающего 250 тыс. рублей. Ущерб может быть реальным, а может заключаться в упущенной выгоде.

Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла, поскольку конструктивным признаком данного преступления является цель — ввести в заблуждение кредиторов для получения отсрочки или рассрочки причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов, а равно для неуплаты долгов.

Субъект преступления — собственник или руководитель коммерческой организации, а также индивидуальный предприниматель.

Ответственность за рассматриваемое преступление наступает с 16 лет.

О некоторых проблемах законодательного определения объективной стороны фиктивного банкротства Текст научной статьи по специальности «Право»

Е.В. Махно

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОПРЕДЕЛЕНИЯ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ ФИКТИВНОГО БАНКРОТСТВА

Анализируются сформулированные в ст. 197 УК РФ признаки объективной стороны фиктивного банкротства. Не оспаривая необходимости уголовного запрета соответствующих деяний, отмечаются недостатки юридической конструкции состава фиктивного банкротства, несогласованность его объективной стороны с действующим законодательством о несостоятельности, указывается на трудности практического применения ст. 197 УК РФ и предлагаются пути их преодоления.

Актуальность проблем фиктивного банкротства обусловлена как минимум двумя моментами: 1) в условиях экономического роста все большее значение приобретают правовые гарантии механизмов рыночной экономики, одним из которых является несостоятельность. Благодаря несостоятельности происходит оздоровление экономики, создается нормальная конкурентная среда, поэтому любые злоупотребления этим институтом могут существенно дестабилизировать имущественный оборот; 2) успешная борьба с фиктивными банкротствами сегодня затруднена по различным причинам, в том числе ввиду наличия серьезных недостатков в конструкции состава этого преступления.

С момента введения в действие УК РФ ученые заявляли о несовершенстве состава фиктивного банкротства, а практика указывала на недейственность ст. 197 УК РФ. Федеральным законом от 19.12.2005 г. № 161-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Кодекс РФ об административных правонарушениях» законодатель попытался реанимировать данный состав преступления, изложив диспозицию ст. 197 УК РФ в новой редакции.

Сегодня фиктивное банкротство определено как заведомо ложное публичное объявление руководителем или учредителем (участником) юридического лица о несостоятельности данного юридического лица, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности, если это деяние причинило крупный ущерб.

Более двух лет, прошедших с момента издания новой редакции, позволяют признать работу законодателя неудовлетворительной: данный уголовный запрет остался декларативным. Во многом причины этого заложены в неудачном законодательном определении объективной стороны фиктивного банкротства.

Во-первых, конструкция состава данного преступления законодателем не приведена в соответствие с действующим Федеральным законом от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон). Как и прежде, определение фиктивного банкротства в ст. 197 УК РФ не согласуется с нормами названного Закона.

Дело в том, что ст. 2 Закона определяет несостоятельность как признанную арбитражным судом неспособность должника… Иными словами, лишь соответствующее решение арбитражного суда (ст. 51-53 Закона) позволяет говорить о должнике как о несостоятельном: «…никто не может быть в несостоятельности прежде, чем она объявлена будет судом» . Таким образом, указание в ст. 197 УК РФ на возможность объявления руководителем или учредителем (участником) о несостоятельности юридического лица, а равно индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности, не наполнено правовым содержанием, по-

скольку действующий Закон не предоставляет подобных правомочий перечисленным субъектам.

Изложенное закономерно порождает трудности в понимании используемого в ст. 197 УК РФ словосочетания «объявление о несостоятельности», которое в данном составе преступления представляет собой действие.

Отметим, что действовавшие ранее Закон РФ «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» от 19.11.1992 г. и ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 08.01.1998 г. предусматривали две формы несостоятельности: судебную и внесудебную. Комментируя в период действия этих законов ст. 197 УК РФ, большинство авторов допускали как внесудебный (посредством добровольного объявления о банкротстве должника), так и судебный (посредством обращения в арбитражный суд с заявлением должника о признании его банкротом) порядок совершения указанного в диспозиции действия. При этом ч. 1 ст. 14.12 КоАП РФ в ред. от 30.12.2001 г., определяя фиктивное банкротство, рассматривала обращение в арбитражный суд с заявлением должника о признании его банкротом как возможную форму «объявления о несостоятельности».

Некоторые авторы отрицают судебный порядок совершения действия, считая, что такой подход «представляет собой необоснованно широкое толкование понятия «объявления о несостоятельности» , «объявление о банкротстве и обращение должника в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом — различные правовые категории» .

Следует согласиться, что толкование сегодня объявления о несостоятельности как обращения в арбитражный суд с заявлением должника о признании его банкротом не является буквальным. Подобное понимание может быть обосновано посредством системно-исторического толкования российского законодательства.

Согласно п. 1 ст. 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» от 08.01.1998 г., ч. 1 ст. 14.12 КоАП РФ в ред. от 30.12.2001 г. случаи подачи должником в арбитражный суд заявления о признании его банкротом ранее признавались фиктивным банкротством. Действующий Закон в п. 3 ст. 10 также содержит описание аналогичной ситуации, хотя не обозначает её термином «фиктивное банкротство» (объясняется стремлением законодателя обособить гражданскую ответственность за соответствующие действия). Согласно действующим Временным правилам проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 27.12.2004 г. № 855, определение признаков фиктивного банкротства производится в случае возбуждения производства по делу о банкротстве по заявлению должника.

С учетом ликвидации законодателем процедур внесудебного, добровольного объявления о банкротстве должника имеется достаточно оснований для вывода о том, что объявление о несостоятельности в рамках ст. 197 УК РФ связано с обращением в арбитражный суд с заявлением должника о признании его банкротом.

Безусловно, в системно-историческом толковании присутствует элемент искусственности, однако оно в настоящее время является необходимым допущением, которое позволяет компенсировать недостатки законодательной конструкции объективной стороны фиктивного банкротства. Более правильным и эффективным выходом из сложившейся ситуации является внесение законодателем в диспозицию ст. 197 УК РФ изменений. Говоря об их содержании, представляется удачным предложение В.И. Тюнина о том, что «наступление уголовной ответственности должно быть связано не с фактом ложного объявления о несостоятельности, а с фактом подачи заявления должника в арбитражный суд» .

Не соглашаясь с данным подходом, Н.В. Беркович указывает: «Если понимать объявление о банкротстве как обращение должника с заявлением в арбитражный суд, то придется привлекать лиц к уголовной ответственности за подачу заявления в суд, что недопустимо, поскольку право на обращение в суд является конституционным правом» . На наш взгляд, высказанные опасения не имеют под собой правовых оснований.

Закон наделяет должника правом на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом (ст. 7), границы дозволенности которого определены в ст. 8, устанавливающей основания возникновения и реализации этого права (в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии будет исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок). Из диспозиции ст. 197 УК РФ следует, что обращение в арбитражный суд связано с заведомо ложным заявлением о неплатежеспособности должника (иными словами, подача заявления о признании должника банкротом происходит при очевидном отсутствии для этого предусмотренных законом оснований), что не позволяет рассматривать подобное обращение в арбитражный суд как реализацию соответствующего права. Такие случаи, продиктованные намерением уклониться от исполнения обязательств перед кредиторами, скорее являются нарушением принципа недопустимости злоупотребления правом, согласно которому осуществление субъектом своих прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц, а также причинять им вред (ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, ст. 10 ГК РФ). Кроме того, сам Закон предусматривает наступление гражданской ответственности в случаях, если заявление подано должником в арбитражный суд при наличии у того возможности удовлетворения требований кредиторов в полном объеме (п. 3 ст. 10), что свидетельствует об отрицательной оценке законодателем правомерности подобного поведения.

Конкретизация в диспозиции ст. 197 УК РФ действия (объявления о несостоятельности) посредством указания на его заведомо ложный характер не только

подчеркивает его противоправность, но и является значимым моментом при отграничении фиктивного банкротства от других банкротских деликтов, а также уяснении криминальной сущности анализируемого преступления, что важно как с научной, так и практической точек зрения. Отметим, что идентификация фиктивного банкротства и правильное понимание его криминальной сущности — другая проблема данного состава преступления.

Используемое в наименовании преступления понятие «фиктивное» раскрыто в диспозиции через словосочетание «заведомо ложное». Фиктивность в данном преступлении определяется наличием у должника финансовых и материальных средств для полного погашения долгов, при этом субъекты преступления, достоверно зная об этом, ложно заявляют в арбитражный суд о неплатежеспособности должника. Как верно отмечает П. С. Яни, при фиктивном банкротстве «виновным соблюдается лишь видимость банкротства, при том что на самом деле оснований для объявления банкротом не имеется» .

Для иллюстрации сошлемся на обстоятельства, установленные по одному из уголовных дел , согласно которым по указанию председателя колхоза «Факел» Л. был составлен бухгалтерский баланс предприятия, где были значительно занижены активы (с 8735 до 4456 тыс. руб.) и одновременно завышена кредиторская задолженность с 3438 до 5191 тыс. руб. Впоследствии Л. обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании должника (колхоза «Факел») банкротом, в котором указала, что актив предприятия составляет 4456 тыс. руб., а кредиторская задолженность — 5191 тыс. руб. Определением арбитражного суда Амурской области от 23.10.2003 г. данное заявление Л. было принято к производству и в отношении должника введена процедура банкротства — наблюдение.

Очевидно, что в данной ситуации Л. создала лишь видимость неплатежеспособности должника путем указания в бухгалтерских документах ложных сведений о его активах и пассивах, в связи с чем обстоятельства дела подлежали оценке с точки зрения наличия (отсутствия) в действиях Л. признаков фиктивного банкротства (ст. 197 УК РФ), однако правоприменитель в постановлении сделал вывод об отсутствии в действиях Л. признаков преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ (преднамеренное банкротство), и по этой статье отказал в возбуждении уголовного дела. Более того, в постановлении содержатся одновременные указания: в одном случае — на преднамеренное банкротство, в другом — на фиктивное банкротство, что, очевидно, свидетельствует о том, что данные преступления правоприменителем не различаются. Изложенное не позволяет говорить о компетентном решении по данному делу.

В отличие от фиктивного при преднамеренном банкротстве неплатежеспособность должника является реальной, существует de facto, как результат намеренных действий. Об этом же говорит Закон, который не называет преднамеренное банкротство в качестве основания для отказа в признании должника банкротом, а фиктивное банкротство, ввиду того что неплатежеспособность должника является мнимой, напротив, является основанием для такого решения (ст. 55). Кроме

того, в отличие от ст. 196 УК РФ, при фиктивном банкротстве само по себе признание должника банкротом не является самоцелью субъектов преступления.

Особенно острой является дискуссия о дифференциации фиктивного и «злостного» банкротства (ч. 1 ст. 195 УК РФ), ряд участников которой отвергают необходимость самостоятельного выделения ст. 197 УК РФ. Так, И.А. Клепицкий заявляет, что «действия, предусмотренные ст. 197, не представляют никакой опасности, если они не сопряжены с традиционным «злостным банкротством» . И.Ю. Михалев считает, что «фиктивность» применительно к банкротству можно воспринимать лишь как характеристику особенностей одного из способов сокрытия имущества или имущественных прав, но не как признак, определяющий преступность объявления о несостоятельности» .

Мы признаем, что фиктивная неплатежеспособность как предпосылка необоснованного возбуждения дела о банкротстве может быть образована в том числе посредством действий, запрещенных ч. 1 ст. 195 УК РФ. На этом, пожалуй, объективное сходство данных составов заканчивается. В отличие от ст. 195 УК РФ при фиктивном банкротстве соответствующие действия носят вспомогательный характер, являются возможными способами совершения иного действия — «объявления о несостоятельности». Кроме того, ч. 1 ст. 195 УК РФ запрещает совершение указанных в ней действий лишь в определенной обстановке — «при наличии признаков банкротства», которая, в свою очередь, отсутствует при совершении фиктивного банкротства, а потому неверно утверждать, что именно указанные действия являются криминализирующим признаком. При фактическом отсутствии признаков банкротства сами по себе перечисленные в ч. 1 ст. 195 УК РФ действия, с точки зрения посягательства на отношения несостоятельности, общественной опасности не представляют. Момент возникновения общественной опасности в анализируемом преступлении переносится на более позднюю стадию, когда начинают задействоваться механизмы несостоятельности, происходит необоснованное возбуждение дела о банкротстве, что может повлечь неблагоприятные экономические последствия.

Суждение И.А. Клепицкого о том, что «злостный банкрот вовсе не объявляет о своей несостоятельности, а напротив, стремится по возможности отдалить возбуждение судебных процедур» , основано на смешении «злостного» и фиктивного банкротств, что представляется неверным, поскольку у этих преступлений различный механизм причинения вреда охраняемым объектам. Тезис И.А. Клепицкого справедлив в отношении «злостного» банкротства, когда у хозяйствующего субъекта тяжелое финансовое положение и наличествуют признаки банкротства, при этом субъекты преступления, как правило, не только не заявляют о неплатежеспособности должника в арбитражный суд, как того требует ст. 9 Закона, но и пытаются скрыть подобное положение перед заинтересованными лицами, чтобы иметь возможность совершить указанные в ч. 1 ст. 195 УК РФ неправомерные действия. Поведенческий механизм фиктивного банкротства выглядит иначе.

В отношении криминальной сущности ст. 197 УК РФ является верным суждение С. Векленко и Е. Журавлевой

о том, что при фиктивном банкротстве уклонение от исполнения обязательств должника перед кредиторами происходит «с использованием тех льгот, которые представляет институт банкротства» , а потому субъекты преступления заинтересованы в инициировании соответствующего производства. Анализ действующего законодательства о несостоятельности позволяет выявить последствия подобного поведения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Согласно п. 2 ст. 62 Закона при возбуждении дела о банкротстве на основании заявления должника наблюдение вводится с даты принятия арбитражным судом заявления к производству. С этой даты, а равно в ходе финансового оздоровления, приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям; запрещаются: удовлетворение требований участника должника о выделе доли в имуществе должника в связи с выходом, выкуп должником размещенных акций, выплата действительной стоимости доли и дивидендов (ст. 63, 81). В ходе внешнего управления вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов, при этом не начисляются финансовые санкции за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательств (ст. 94, 95). С одной стороны, приведенные нормы представляют собой нечто иное, чем преференции для должника, а с другой — неблагоприятные имущественные последствия для кредиторов. Закон прямо указывает на возможность причинения убытков кредиторам необоснованным возбуждением дела о банкротстве, устанавливая за подобные действия гражданско-правовую ответственность (п. 3 ст. 10).

Более того, процедуры банкротства предусматривают мировое соглашение, предметом которого может быть договоренность о прекращении обязательств должника, прощении долга, отсрочке или рассрочке причитающихся кредиторам платежей или скидки с долгов и пр. Изменение законодателем субъективной стороны ст. 197 УК РФ не опровергает суждения о том, что именно к заключению мирового соглашения «стремятся предприниматели или руководители орга-низаций-должников, фиктивно заявляющие о своем банкротстве» . Противоправность такого мирового соглашения обусловливается необоснованным возбуждением дела о банкротстве (заблуждением кредиторов относительно действительного финансового положения должника), в связи с чем факты его заключения охватываются диспозицией ст. 197 УК РФ.

Таким образом, криминальная сущность фиктивного банкротства состоит в необоснованном возбуждении обманным путем дела о банкротстве, следствием которого являются, с одной стороны, преференции для должника, а с другой — неблагоприятные для кредиторов имущественные последствия, предусмотренные как Законом, так и возможными условиями «порочного» мирового соглашения.

Содержание объективной стороны фиктивного банкротства законодатель дополнил указанием на «публичный» характер заведомо ложного объявления о несостоятельности, что, с нашей точки зрения, лишь затрудняет восприятие данного состава преступления.

В целом под «публичным» характером понимают адресацию чего-либо неопределенному, широкому кругу лиц; совершение каких-либо действий в присутствии значительного числа людей.

Б. Д. Завидов, А.М. Селезнев считают, что «публичное объявление о несостоятельности может иметь место в том случае, если его сделали: руководитель или учредитель (участник) юридического лица и (или) индивидуальный предприниматель» . Некорректность указанной точки зрения очевидна, поскольку «публичность» скорее связывается с формой объявления о несостоятельности, а не с субъектами, которые совершили эти действия.

Т. Оксюк допускает, что ст. 197 УК РФ «будет подлежать применению только в том случае, если ложное объявление о несостоятельности организации было сделано её руководителем или учредителем (участником) именно в адрес неопределенного круга лиц» .

Анализ действующего законодательства о несостоятельности свидетельствует, что опубликованное в СМИ и (или) обращенное к неопределенному кругу лиц заявление о несостоятельности должника, совершенное без обращения в арбитражный суд, само по себе не влечет каких-либо правовых последствий (следовательно, не повлечет причинение ущерба), а потому подобное сообщение, с нашей точки зрения, не является действием в смысле ст. 197 УК РФ. В период действия прежней редакции ст. 197 УК РФ в литературе также отмечалось, что сообщение о своей несостоятельности, сделанное вне предусмотренной законом процедуры, не образует фиктивного банкротства, а может образовать состав иного преступления.

Представляется, что дополнительное указание в диспоцизии ст. 197 УК РФ на «публичность» объявле-

ния о несостоятельности не меняет сути самого действия. Именно подача в арбитражный суд заявления должника о признании его банкротом может повлечь необоснованное возбуждение процедуры банкротства и наступление негативных последствий в виде ущерба, предусмотренных ст. 197 УК РФ. Ст. 55 Закона, называя фиктивное банкротство основанием для решения арбитражного суда об отказе в признании должника банкротом, тем самым предполагает наличие в этом случае уже принятого судом заявления, возбужденного производства по делу о банкротстве.

Критикуя уместность данного законодательного дополнения, заметим, что обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве всилу Закона всегда принимает публичный характер. Так, п. 1 ст. 68 Закона предусматривает при возбуждении дела о банкротстве обязательную публикацию соответсвующего сообщения, тем самым факт подачи заявления становится известным участникам производства по делу о банкротстве и иным лицам.

В заключение скажем, что устранение отмеченных проблем объективной стороны фиктивного банкротства требует серьезной законотворческой работы, направления которой мы попытались обозначить. Г.Ф. Шерше-невич справедливо заметил: «Лучше прямо обнаружить непригодность закона, чем изменением его буквального смысла скрывать недостатки и тем надолго ещё обеспечивать его существование» .

ЛИТЕРАТУРА

1. Беркович Н.В. Фиктивная ответственность за фиктивное банкротство // Законность. 2006. № 1. С. 19-21.

2. Векленко С., Журавлева Е. Нормы об ответственности за банкротство: новая редакция — новые проблемы // Уголовное право. 2006. № 5.

С. 22-26.

3. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности (экономические преступления). СПб., 2002. С. 312.

4. Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сб. науч. ст. / Под ред. Н.А. Лопашенко, В.М. Юрина, А.Б. Нехо-

рошева. Саратов, 1999. С. 240.

5. Завидов Б.Д., Селезнев А.М. Новая редакция криминального банкротства и некоторые аспекты Постановления КС РФ от 19.12.2005 г.

№ 12-П (комментарий новой редакции статей 195-197 УК РФ в свете нового законодательства) // Система КонсультантПлюс. 2006.

6. Клепицкий И.А. Банкротство как преступление в современном уголовном праве // Государство и право. 1997. № 11. С. 52-60.

7. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005. С. 318.

8. Михалев И.Ю. Криминальное банкротство. СПб., 2001. С. 217.

9. Михалев И.Ю. О фиктивном банкротстве // Уголовное право. 2006. № 5. С. 65-69.

10. Оксюк Т. Ложному банкроту грозит уголовное наказание // Бизнес-адвокат. 2006. № 2. С. 18-20.

11. Шершеневич Г. Ф. Конкурсный процесс. М.: Статут, 2000. С. 498.

12. Уголовное право России: Учебник для вузов / Под ред. Л.Л. Кругликова. М., 2004. С. 385.

13. Яни П.С. Криминальное банкротство: банкротство преднамеренное и фиктивное // Законодательство. 2000. № 3.

14. Материалы уголовного дела № 7300026 // Архив Архаринского районного суда Амурской области.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Статья представлена научной редакцией «Право» 10 июня 2008 г.

Преднамеренное и фиктивное банкротство

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *