Штраф 44 ФЗ

После выбора исполнителя закупки стороны подписывают контракт, условия которого вкупе с положениями закона 44-ФЗ накладывают ряд обязательств на исполнителя и заказчика.

Дмитрий Иванов. Юрист Дорогие читатели! Для получения консультации по вашей проблеме обратитесь к юристу через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

— Дмитрий Иванов. Юрист

Содержание

Права и обязательства заказчика и исполнителя

Вне зависимости от предмета закупки исполнитель обязан:

  • информировать заказчика о процессе исполнения контракта на любой стадии;
  • соблюдать сроки исполнения обязательств;
  • соблюдать требования заказчика и отраслевых нормативов к качеству поставляемого товара, оказываемой услуги или выполняемой работы.

При этом исполнитель может расторгнуть госконтракт, если заказчик необоснованно занизил цену контракта после его подписания или систематически пропускал промежуточные платежи в пользу исполнителя. Также исполнитель вправе привлекать независимых экспертов для оценки качества товара или услуги, если считает претензии заказчика необоснованными, и требовать выплаты пеней за просрочку выплаты по контракту.

Заказчик при этом обязуется:

  • соблюдать сроки публикации закупочной документации в ЕИС;
  • проводить экспертизу поставленного товара или услуги и составлять акт приемки;
  • оплачивать работу исполнителя и своевременно возвращать сумму обеспечения закупки.

При нарушении контракта исполнителем заказчик имеет право на возмещение убытков и выплату неустойки в свою пользу. Расторгнуть контракт в одностороннем порядке заказчик имеет право только в случае, если исполнитель не исправит допущенные нарушения в течение 10 дней с момента получения письменного требования от заказчика.

Важно учесть, что заказчик имеет право принять товары, услуги или работы ненадлежащего качества, не взыскивая с исполнителя неустойку, если такое принятие не нанесет ущерб государству или обществу.

Правовое регулирование

Ответственность сторон по госконтракту регулируется:

  • законом 44-ФЗ;
  • Постановлением Правительства № 1042;
  • Административным кодексом;
  • Гражданским кодексом.

Ст. 34 закона 44-ФЗ определяет меры гражданской ответственности сторон и порядок расчета пени за просрочку исполнения условий контракта, Постановление № 1042 устанавливает правила расчета штрафа за низкое качество предоставленных товаров или услуг, а КоАП определяет наказания для сторон за нарушение закона 44-ФЗ при исполнении госконтракта.

Типичные нарушения и взыскания

Дмитрий Иванов. Юрист Важно! Для решения вашей проблемы обращайтесь через форму онлайн-консультанта или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

— Дмитрий Иванов. Юрист

Исполнитель госконтракта чаще всего допускает два вида нарушений:

  • просрочка исполнения условий контракта;
  • поставка товаров или оказание услуг низкого качества.

При нарушении сроков исполнения контракта исполнителем заказчик взыскивает пени, а за ненадлежащее качество исполнения обязательств исполнитель выплачивает штраф. Кроме того, заказчик вправе взыскать с исполнителя убытки, понесенные из-за нарушения условий контракта.

Если нарушение условий исполнения контракта принесло вред обществу или государству (например, когда исполнитель нарушил сроки ремонта городских коммуникаций), то ответственные за нарушение должностные лица исполнителя подвергаются административному штрафу в размере от 5 до 15 процентов от стоимости неисполненных обязательств, но не менее 30000 рублей. При этом организация исполнителя выплачивает штраф в размере 100-300% от цены контракта, но не менее 300000 рублей (ч. 7 ст. 7.32 КоАП).

Заказчики допускают следующие нарушения:

  • нарушение сроков оплаты исполненных обязательств по госконтракту;
  • незаконное расторжение контракта в одностороннем порядке;
  • нарушение порядка приемки товара.

За просрочку оплаты назначаются пени в пользу исполнителя, за расторжение контракта без законных оснований – административный штраф в размере 50000 рублей для должностных лиц и в размере 200000 рублей – для организации заказчика (ч. 6 ст. 7.32 КоАП).

Если заказчик не составил акт приемки, то он подвергается штрафу в размере 20000 рублей, а если принял некачественный товар, что привело к растрате бюджетных средств, то сумма штрафа составит от 20000 до 50000 рублей.

Расчет неустойки по 44-ФЗ

Пени, выплачиваемые заказчиком при просрочке оплаты и исполнителем при просрочке исполнения обязательств, составляют 1/300 ключевой ставки ЦБ от цены контракта за каждый день просрочки. Размер ключевой ставки с 2018 года равен 7,75.

Например, цена контракта на ремонт здания МУПа составляет 1000000 рублей, подрядчик отремонтировал 75% здания в срок, а остальную часть – с опозданием на неделю. Размер пени составит:

(100% – 75%) * 1000000 * (7 дней) * (1/300 * 7,75%) = 452 рубля.

Штраф за некачественно выполненные обязательства зависит от цены контракта и составляет:

  • 3% цены контракта, если она не превышает трех миллионов рублей;
  • 2% – если цена контракта от 3 до 10 миллионов рублей;
  • 1% – если цена выше 10 миллионов рублей.

Если победителем закупочной процедуры является лицо, предложившее самую высокую цену за право заключения госконтракта, то штраф составит:

  • 10% – при цене контракта до 3 миллионов рублей;
  • 5% – при цене контракта от 3 до 50 миллионов рублей;
  • 1% – при цене контракта более 50 миллионов рублей.

Важно учесть, что если только часть обязательств контракта исполнена некачественно, то процент штрафа рассчитывается только от стоимости этой части, на не цены всего контракта.

Штраф может взыскиваться в твердой сумме, если некачественно выполненные условия контракта не имеют материального выражения. Сумма штрафа в таком случае составит:

  • 1000 рублей – если цена контракта меньше 3 миллионов рублей;
  • 5000 – при цене от 3 до 50 миллионов рублей;
  • 10000 – при цене от 50 до 100 миллионов рублей;
  • 100000 – при цене свыше 100 миллионов рублей.

Размер убытков, причиненных заказчику из-за просрочки или некачественного исполнения госконтракта, определяется арбитражным судом на основе данных, представленных проверяющими товары или услуги экспертами.

Как избежать взыскания

Решение о присуждении пени или штрафа принимается арбитражным судом, в ходе которого устанавливаются виновные в нарушении контракта и обстоятельства нарушения.

Согласно ч. 9 ст. 34 закона 44-ФЗ, нарушившая контракт сторона освобождается от выплаты неустоек в пользу контрагента, если сможет доказать, что нарушение условий контракта было допущено по причине:

  • действия непреодолимой силы (например, стихийного бедствия);
  • противоправных действий контрагента.

В качестве доказательств невиновности в нарушении госконтракта исполнитель может предоставить копии отказов заказчика в проведении независимой экспертизы товара или услуги, показания свидетелей о предоставлении услуги заказчику в срок и отказе составлять акт приемки и т. д.

Уменьшить размер неустойки исполнитель или заказчик может только в случае, если контрагент сознательно ее завысил, или если сумма неустойки превысила стоимость неисполненных обязательств, согласно ст. 333 ГК РФ. Не нашли ответа на свой вопрос? Для получения бесплатной консультации обращайтесь через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

Илья Тарасов Опыт в сфере госзакупок Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

Неисполнение поставщиком обязательств по контракту — практика ФАС и судов

Согласно ст. 94 ФЗ № 44 исполнение контракта включает в себя следующий комплекс мер, реализуемых после заключения контракта и направленных на достижение целей осуществления закупки путем взаимодействия заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) в соответствии с гражданским законодательством и ФЗ № 44, в том числе:

  • приемку поставленного товара, выполненной работы (ее результатов), оказанной услуги, а также отдельных этапов поставки товара, выполнения работы, оказания услуги, предусмотренных контрактом, включая проведение в соответствии с ФЗ №44 экспертизы поставленного товара, результатов выполненной работы, оказанной услуги, а также отдельных этапов исполнения контракта;
  • оплату заказчиком поставленного товара, выполненной работы (ее результатов), оказанной услуги, а также отдельных этапов исполнения контракта;
  • взаимодействие заказчика с поставщиком (подрядчиком, исполнителем) при изменении, расторжении контракта в соответствии со ст. 95 ФЗ № 44, применении мер ответственности и совершении иных действий в случае нарушения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) или заказчиком условий контракта.

Однако заказчики могут нарваться на недобросовестных контрагентов, которые, не выполнив своевременно свои договорные обязательства, нанесут вред хозяйственной деятельности организаторов закупок. На такие случаи законодатель предусмотрел для заказчиков меры правовой защиты, а именно:

  • административные (например, внесение в РНП, расторжение контракта по инициативе заказчика);
  • материальные (например, взыскание штрафов и убытков).

В соответствии с ч.4 ст. 34 ФЗ № 44 в контракт включается обязательное условие об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом. Как и каким образом начисляются пени и штрафы участникам закупочного процесса определено Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042, которым утверждены «Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом»

На практике нередко возникают спорные ситуации, при разрешении которых участвуют и антимонопольные службы, и судебные органы. Рассмотрим несколько примеров.

  • Практика ФАС

  • Устанавливая ответственность для поставщика, заказчик должен следить за изменениями норм действующего законодательства, в частности за утверждением новых Правил установления штрафов и пеней для участников закупочного процесса.

В УФАС поступили обращения участников закупок при проведении электронного аукциона на выполнение работ по капитальному ремонту здания. Несмотря на то, что заявители в последующем отозвали жалобы, антимонопольный орган провел внеплановую проверку по доводам инициаторов обращений, которые указали, что ответственность за неисполнение обязательств сторонами установлена заказчиком в проекте контракта не в соответствии с требованиями действующего законодательства. Комиссия УФАС установила, что согласно ст. 34 ФЗ № 44 в контракт включается обязательное условие об ответственности заказчика и поставщика (подрядчика, исполнителя) за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных контрактом. В случае просрочки исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, поставщик (подрядчик, исполнитель) вправе потребовать уплаты неустоек (штрафов, пеней). Проект контракта устанавливает ответственность, предусмотренную Постановлением Правительства РФ от 25.11.2013 № 1063, которое утратило силу с 09.09.2017. Таким образом, штрафы за ненадлежащее исполнение заказчиком обязательств, пеня за каждый день просрочки исполнения подрядчиком, штрафы за неисполнение или ненадлежащее исполнение подрядчиком обязательств установлены заказчиком в проекте контракта в нарушение частей 5, 7, 8 статьи 34 Закона о контрактной системе, Постановления Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042, в том числе не учтены требования, определенные пунктами 4, 5, 6, 11, 12 Правил. В своем решении антимонопольный орган признал в действиях организатора торгов нарушения норм Закона о контрактной системе, а также выдал заказчику предписание об их устранении. (Решение Челябинского УФАС по делу №9-ВП/2018 от 16.01.2018)

  • При определении размера штрафа контрагенту заказчик должен исходить из НМЦК, в противном случае установленная ответственность не будет соответствовать действующим правилам, определяющим ответственность поставщиков.

В антимонопольный орган обратился участник открытого конкурса на выполнение работ по проведению лесоустройства на территории лесничеств с жалобой на положения конкурсной документации заказчика. В своем обращении заявитель указывает, что в нарушение ФЗ № 44 заказчиком в подпунктах 7.6, 7.7, 7.7 пункта 7 проекта контракта неверно установлены размеры штрафов за неисполнения обязательств по контракту, предусмотренные Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042. Рассмотрев материалы дела, антимонопольная служба установила, что в проекте государственного контракта размеры штрафов для заказчика и поставщика в случае ненадлежащего исполнения ими обязательств по контракту установлены в размерах, предусмотренных Правилами при начальной (максимальной) цене контракта, не превышающей 3 000 000 рублей, тогда как начальная (максимальная) цена контракта составляет 39 410 280 рублей 00 копеек. Следовательно, установленная организатором торгов в проекте государственного контракта ответственность сторон за неисполнение обязательств по контракту не соответствует пороговому значению цены контракта, предусмотренному положениями Правил, что нарушает ч. 8 ст. 34 ФЗ № 44. В своем решении антимонопольный орган поддержал доводы заявителя, признав действия заказчика неправомерными. (Решение УФАС по Чувашской Республике по делу № 133-к-2018 от 21.05.2018).

  • Подписывая контракт, контрагент должен помнить, что в РНП включается информация об участниках закупок, уклонившихся от заключения контрактов, а также о поставщиках (подрядчиках, исполнителях), с которыми контракты расторгнуты по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта в связи с существенным нарушением ими условий контрактов.

В УФАС России поступило заявление заказчика о включении в реестр недобросовестных поставщиков сведений об участнике при проведении электронного аукциона по выполнению работ по строительству многофункциональной спортивной площадки. При рассмотрении дела антимонопольная служба установила, что 02 октября 2017 года между заказчиком и подрядчиком заключен контракт на сумму 1 557 504,73 рублей, согласно которому последний обязался выполнить строительные работы до 16.11.2017 г. В связи с тем, что работы по данному контракту на объекте ведутся с отставанием от предоставленного графика производства работ, 25.10.2017 заказчик направил в адрес подрядчика соответствующее письмо. После этого организатор процедуры дважды направлял претензионное обращение с требованием об оплате штрафа за неисполнение обязательств по контракту в размере 402 300, 81 рублей. Не получив ответа, заказчик согласно п.13.3 заключенного контракта принял решение об одностороннем отказе его исполнения, разместив такие сведения в ЕИС. На заседании комиссии УФАС подрядчик не предоставил никаких доказательств устранения нарушений условий вышеназванного контракта. Проанализировав материалы дела, антимонопольный орган в соответствии со ст. 104 ФЗ № 44 и Постановлением Правительства РФ № 1062 ОТ 25.11.2013 принял решение о включении в реестр недобросовестных поставщиков сведений о вышеназванном подрядчике. (Решение УФАС по Краснодарскому краю по делу № РНП-23-72/2018 от 21.02.2018).

  • В контракт включается ответственность не только поставщика, но и заказчика согласно нормам Закона о контрактной системе.

Антимонопольная служба, рассмотрев жалобу участника на действия заказчика при проведении открытого конкурса в электронной форме по выполнению работ по проектированию сети автоматических пунктов весового и габаритного контроля (АПВГК), осуществила внеплановую проверку на основании ст.ст. 99, 106 ФЗ № 44. По мнению заявителя, условиями проекта контракта о сроке оплаты выполненных работ организатор процедуры исключил возможность применения положений об ответственности заказчика за неисполнение обязательств по контракту, чем допустил нарушение требований частей 4, 5 ст. 34 ФЗ № 44. Изучив материалы дела, комиссия УФАС пришла к выводу, что закупочная документация не содержит указания на определённую календарную дату или условия, определяющие окончание течения срока для оплаты работ, исчисляемого периодом времени, что является нарушением требований ч. 13 ст. 34 Закона о контрактной системе. В своем решении контролирующий орган поддержал доводы заявителя, признав организатора закупки нарушившим нормы действующего законодательства о закупках. (Решение УФАС по Удмуртской Республике по делу № 018/06/106-433/2019 от 07.06.2019)

  • Судебная практика

  • Взыскание и пени, и штрафа.

Заказчик обратился с иском в Арбитражный суд к поставщику о взыскании 2 088 843,3 руб. неустойки за просрочку исполнения муниципального контракта на поставку автобусов для перевозки детей и 266 162,5 руб. штрафа. Согласно решению суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично, с поставщика в пользу заказчика взыскано 79 848,75 руб. неустойки. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.Постановлением Седьмого арбитражного апелляционного суда данное решение изменено, иск удовлетворен частично: с поставщика в пользу организатора закупки взыскано 79 848,75 руб. неустойки и 266 162,50 руб. штрафа за неисполнение контракта. В удовлетворении остальной части иска отказано. Не согласившись с таким решением, контрагент обратился с заявлением в кассационную инстанцию, в котором просит судебные акты нижестоящих судов отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме. При рассмотрении данной жалобы, кассационный суд установил, что поставщик обязался поставить автобусы (3 ед.) для перевозки детей в течение 60 рабочих дней с даты подписания контракта, а заказчик обязался принять и оплатить поставленные транспортные средства. Согласно пункту 5.1 контракта его цена составляет 5 323 250 руб. и включает стоимость автобусов, транспортные расходы до места поставки, погрузочно-разгрузочные работы, затраты на страхование, упаковку, маркировку, уплату таможенных пошлин, налогов, сборов и других обязательных платежей. По причине отсутствия товара поставщик обратился к заказчику с предложением о расторжении контракта по соглашению сторон в связи с переносом заводом-изготовителем сроков поставки автобусов, предусмотренных условиями спорного контракта. Ссылаясь на нарушение поставщиком обязательств по поставке товара в установленный контрактом срок, заказчик обратился в арбитражный суд, который удовлетворяя заявленные требования в части, пришел к выводу о доказанности факта нарушения контрагентом срока поставки автобусов, предусмотренного контрактом, и обоснованности взыскания неустойки, начисленной за период действия контракта. При этом, суд первой инстанции не усмотрел правовых оснований для взыскания пени за неисполнение обязательств по поставке названных транспортных средств за пределами срока действия договора, а также фиксированного штрафа за ненадлежащее исполнение поставщиком обязательств, предусмотренных контрактом. В дальнейшем седьмой арбитражный апелляционный суд, поддерживая выводы нижестоящего суда относительно правомерности удовлетворения исковых требований о взыскании неустойки в части, тем не менее, не согласился с выводами суда первой инстанции о необоснованности требования о взыскании фиксированного штрафа, в связи с чем изменил оспариваемое решение. По итогам рассмотрения жалобы, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что седьмой арбитражный апелляционный суд правильно разрешил имеющийся спор и поддержал его выводы. (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 06.06.2018 № Ф04-1037/18 по делу А27-7452/2017)

• Мнение Президиума ВС РФ о взыскании неустойки и штрафа по контракту:

В пункте 36 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.06.2017 разъяснено, что пеня за просрочку исполнения обязательств по государственному (муниципальному) контракту подлежит начислению до момента прекращения договора в результате одностороннего отказа заказчика от его исполнения. Одновременно за факт неисполнения государственного (муниципального) контракта, послужившего основанием для одностороннего отказа от договора, может быть взыскан штраф в виде фиксированной суммы.

  • Взыскание штрафа в полном размере.

Заказчик обратился в Арбитражный суд с исковыми требованиями к поставщику о взыскании неустойки в размере 222 311 руб. 10 коп. по заключенному контракту. В своем решении суд первой инстанции поддержал доводы организатора закупки и удовлетворил его требования. Не согласившись с принятым судебным актом, контрагент обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просил решение суда отменить и отказать в удовлетворении исковых требований заказчика. При рассмотрении жалобы и проверке материалов дела, суд апелляционной инстанции установил, что 16.01.2018 между заказчиком и инициатором обращения заключен договор поставки стального каната. Согласно названному контракту, обязательство по поставке товара должно быть исполнено контрагентом в течение 21 календарного дня с момента заключения договора. Однако, в связи с невозможностью поставки товара в оговоренные сроки, поставщик направил соответствующее письмо в адрес организатора процедуры закупки. В связи с неисполнением обязательств контрагентом по поставке продукции в установленные сроки, заказчиком было принято решение об одностороннем отказе от исполнения контракта. В соответствии с вышеуказанном договором за неисполнение контракта установлен штраф в размере 5 % от его цены и составляет 222 311, 10 руб. Требование заказчика о взыскании данного штрафа суд первой инстанции посчитал обоснованным и подлежащим удовлетворению в полном объеме. В апелляционной жалобе поставщик указывает на несоразмерность размера такого штрафа нарушенным обязательствам, однако каких-либо доказательств в подтверждение этого не предоставил. Апелляционная инстанция отклонила доводы контрагента и посчитала, что нижестоящий суд правильно установил все фактические обстоятельства дела и вынес справедливое и законное решение в пользу заказчика о взыскании штрафа в заявленном им размере. (Постановление девятого арбитражного апелляционного суда по делу № А40-22331/19 от 15.07.2019)

  • Начисление неустойки только на стоимость невыполненных работ.

Заказчик обратился в Арбитражный суд с иском к поставщику о взыскании 496 563 руб. 88 коп. убытков и 388 029 руб. 15 коп. пеней. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, иск удовлетворен частично, с контрагента в пользу организатора закупки взыскано 116 408 руб. 71 коп. неустойки, в остальной части в иске отказано. Посчитав такой вердикт суда несправедливым, заказчик направил жалобу в кассационную инстанцию, указав, что суды необоснованно отказали ему в удовлетворении ходатайства о назначении судебной экспертизы для подтверждения некачественного выполнения кадастровых работ и технического учета по автомобильным дорогам общего пользования регионального или межмуниципального значения по контракту по 1-му и 2-му этапам. Инициатор жалобы не согласен с выводом судов о том, что неустойка подлежит начислению только на стоимость невыполненных работ, поскольку в данном случае работы по 1-му и 2-му этапам выполнены некачественно. Судом кассационной инстанции на основании материалов дела установлено, что заключенный сторонами контракт подразумевает под собой выполнение пяти этапов на общую стоимость работ 709 376, 88 руб. Работы по 1-му и 2-му этапу приняты и оплачены заказчиком в размере 496 563, 88 руб., по 3 этапу работы выполнены, но не приняты организатором закупки в связи с имеющимися недостатками, по 4 и 5 этапам – работы не выполнялись, и, соответственно не оплачивались. Суд первой инстанции отказал в иске о взыскании 496 563,88 руб. стоимости выполненных работ по 1-му и 2-му этапам на том основании, что указанные работы уже были выполнены, приняты и оплачены до расторжения контракта. Суд частично удовлетворил иск о взыскании неустойки, так как пришел к выводу о наличии просрочки в выполнении работ. При этом, удовлетворяя иск в размере 116 408, 71 руб. суд исходил из правовой позиции Президиума ВАС РФ, согласно которой начисление неустойки на общую сумму контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за неисполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. При установленных по делу обстоятельствах суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о начислении предусмотренной условиями контракта неустойки только на стоимость невыполненных работ, то есть на сумму 212 813 руб. (709 376,88 руб. — 496 563,88 руб.). Таким образом, сумма неустойки составила 116 408 руб. 71 коп. Кассационная инстанция оставила в силе решение и постановление нижестоящих судов, посчитав доводы жалобы заказчика необоснованными. (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу № А26-6298/2016 от 20.06.2019).

  • Неустойка несоразмерна последствиям нарушения обязательства и ее размер уменьшен согласно ст.333 ГК РФ.

Подрядчик обратился в Арбитражный суд города с иском к организатору закупки о взыскании 6 698 900 руб. неосновательного обогащения в виде неустойки, излишне удержанной из стоимости выполненных и подлежащих оплате работ по государственному контракту на выполнение работ по демаркировке, нанесению и восстановлению дорожной разметки. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, иск удовлетворен в части взыскания с заказчика в пользу подрядчика 4 888 487 руб. 39 коп. неосновательного обогащения, в остальной части оставлен без удовлетворения. Не согласившись с такими выводами судов, организатор закупки направил кассационную жалобу в вышестоящую инстанцию, указав на неправильное применение судами норм материального и процессуального права и на несоответствие выводов материалам дела. Кассационный суд, при рассмотрении поступившей жалобы установил, что после заключения договора на выполнение вышеназванных работ, подрядчик просрочил срок их сдачи, после чего получил от заказчика претензионные письма с указанием об удержании из стоимости выполненных работ 7 384 126, 41 руб. неустойки. Суды первой и апелляционных инстанций, исследовав все материалы дела, поддержали доводы подрядчика, указав, что сумма неустойки, начисленная и удержанная заказчиком (7 384 126 руб. 41 коп.) явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, уменьшили ее на основании ст.333 ГК РФ до 2 495 639 руб. 02 коп. Предоставляя суду право уменьшить размер неустойки, закон не устанавливает критерии ее соразмерности; определение несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства осуществляется судом по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. При оценке довода кассационной жалобы о необоснованном уменьшении размера неустойки кассационная инстанция исходила из того, что определение баланса между ее размером и последствиями нарушения обязательства относится к фактическим обстоятельствам дела, которые устанавливает суд при рассмотрении дела по существу. Кассационный суд считает, что нижестоящие суды полно и всесторонне исследовали имеющиеся в материалах дела доказательства, правильно применили нормы материального и процессуального права, поэтому оснований для удовлетворения кассационной жалобы не имеется. (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу № А56-51733/2018 от 18.01.2019)

  • Мнение Пленума ВС РФ и КС РФ об уменьшении размера неустойки и применении ст. 333 ГК РФ:

Согласно разъяснениям, данным в п. 77 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, индивидуальным предпринимателем, а равно некоммерческой организацией, нарушившей обязательство при осуществлении ею приносящей доход деятельности, допускается в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды (п. 1 и 2 ст.333 ГК РФ). Как следует из правовой позиции КС РФ, изложенной в определениях от 22.04.2004 N 154-О и от 21.12.2000 N 263-О, при применении ст. 333 ГК РФ суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности (неустойкой) и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что и заказчикам, и поставщикам необходимо добросовестно исполнять принятые на себя обязательства по контракту, в противном случае им может грозить ответственность, предусмотренная действующим законодательством о закупках. В любом случае, за защитой своих прав участники закупочного процесса могут обратиться в контролирующие и судебные органы.

Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2013 N 44-ФЗ

Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042 утверждены «Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом»

Постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 № 1042 утверждены «Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом»

См. там же

См. там же

Постановление Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 № 1062 «О порядке ведения реестра недобросовестных поставщиков (подрядчиков, исполнителей)»

Для обсуждения этой статьи и оперативного получения информации по теме закупок присоединяйтесь к нам в соц. сетях

Обзор судебной практики по квалификации оплаты работ, не предусмотренных утвержденной проектно-сметной документацией, как нецелевое использование бюджетных средств

Обзор судебной практики по квалификации оплаты работ, не предусмотренных утвержденной проектно-сметной документацией, как нецелевое использование бюджетных средств.

(подготовлен заведующим сектором правовой и кадровой работы аппарата Контрольно-счетной палаты Хабаровского края Медведевой Т. А.)

В перечне компетенций органов и организаций, являющихся объектами внешнего государственного (муниципального) финансового контроля, выделяются виды деятельности, которые содержат повышенный уровень коррупционных рисков.

Это, прежде всего, деятельность, связанная с заключением, исполнением и оплатой работ, услуг по государственным (муниципальным) контрактам. В результате проведенных контрольных обмеров, визуальном осмотре объектов строительства нередко контролерами устанавливаются факты оплаты фактически невыполненных объемов работ; работ, не предусмотренных утвержденной проектно-сметной документацией; оплаты использованных материалов и объемов работ по завышенной стоимости (далее – нарушения). Как квалифицировать такие нарушения? Какие меры реагирования применять?

Рассмотрим ситуацию, когда нарушения выявлены контролерами в ходе выполнения контракта, которым предусмотрен поэтапный прием выполненных работ. В данном случае контрольно-счетный орган, пользуясь правом, предусмотренным частью 1 статьи 16 Федерального закона «Об общих принципах организации и деятельности контрольно-счетных органов субъектов Российской Федерации и муниципальных образований», вносит в проверяемый орган (организацию) и их должностным лицам представление для рассмотрения и принятия мер по предотвращению нанесения материального ущерба краю (муниципальному образованию).

Как отметил Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 13 мая 2014 г. № 19371/13, уменьшение объема оказываемых по государственному контракту услуг влечет соразмерное уменьшение цены контракта.

Иной подход противоречит принципам возмездности гражданско-правовых договоров и возмездного оказания услуг, нарушая баланс прав и интересов сторон, и нарушает публичные интересы при оплате услуг на основании государственного контракта ввиду необоснованного расходования бюджетных (публичных) денежных средств.

Следующая ситуация: подписан (подписаны) акт (акты) о приемке выполненных работ и произведена полная оплата денежных обязательств, при этом по результатам контрольного мероприятия установлены нарушения, которые квалифицируются контрольным органом как нецелевое использование бюджетных средств.

Оплата фактически невыполненных работ:

Решение Кировградского городского суда (Свердловской области)

№ 12-24/2015 от 8 июня 2015 г. по делу № 12-24/2015

В ходе проверки и визуальных осмотров соответствия фактически выполненных работ условиям технического задания к муниципальному контракту и проектно-сметной документации, комиссией контрольно-ревизионной службы Министерства финансов Свердловской области установлено, что подрядчиком предъявлены, а учреждением оплачены не выполненные работы по установке 5 опор газопровода и по монтажу крана шарового на общую сумму *** руб., что подтверждается актами о приемке выполненных работ, которые оплачены за счет средств областного бюджета платежными поручениями, подписанными начальником учреждения. В нарушение ст. 309, п. 1 ст. 743 Гражданского кодекса Российской Федерации без внесения изменений в проектно-сметную документацию подрядчиком ГУП СО «Г» предъявлены, а МКУ «УКС КГО» оплачены не предусмотренные проектно-сметной документацией, являющейся частью аукционной документации, объемы работ по установке 5 опор газопровода и монтажу крана шарового.

Перечисление МКУ «Управление капитального строительства КГО» целевых бюджетных средств на оплату не выполненных работ подтверждается подписанными актами приемки выполненных работ формы № ** от *** года № **, от *** года № ** справками о стоимости выполненных работ и затрат формы № ** от *** года № ** и платежными поручениями от *** года № **, от *** года № **, Временем совершения административного правонарушения являются даты *** года, *** года, *** года. Невыполнение работ подтверждается Актом плановой проверки от *** года. Утверждение заявителя о том, что опоры газопровода были установлены в ином месте и не были учтены при проведении проверки, ничем объективно не подкреплены, изменения протяженности газопровода в проектно-сметную документацию не вносилось, оплата произведена за невыполненные работы по установке опор. Виновность юридического лица МКУ «Управление капитального строительства КГО» в нецелевом использовании бюджетных средств, т. е. в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подтверждается вышеуказанными доказательствами.

Оплата работ, не предусмотренных утвержденной проектно-сметной документацией

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 18 августа 2015 г. по делу № А75-7767/2014

По результатам проверки, проведенной Службой контроля Ханты-Мансийского автономного округа, составлен акт от 17.03.2014, в котором отражено, что администрацией подписаны акты о приемке выполненных работ (форма № КС-2) от 12.07.2013 № 1 на сумму 11 406 057 руб. в части дополнительных работ, не предусмотренных утвержденной проектно-сметной документацией, и от 20.12.2013 № 3 на сумму 11 295 020 руб. при фактическом отсутствии выполненных работ.

На основании указанных актов от 15.08.2013 № 321 и от 26.12.2013 № 585 осуществлена оплата работ, не предусмотренных утвержденной проектно-сметной документацией, что, по мнению службы, повлекло нецелевое использование администрацией бюджетных средств в виде субсидии на сумму 22 701 077 руб.

Службой вынесено предписание, которым на администрацию возложена обязанность произвести возврат в бюджет автономного округа использованных не по целевому назначению средств субсидии в сумме 22 701 077 рублей в соответствии с пунктом 5.2 соглашения в срок до 15.05.2014, в том числе 11 406 057 руб. в связи с оплатой дополнительных работ, не предусмотренные проектно-сметной документацией.

Считая названное выше предписание не соответствующим закону и нарушающим ее права в части признания действий по подписанию актов о приемке выполненных работ на дополнительные работы, не предусмотренные проектно-сметной документацией, нецелевым расходованием бюджетных средств, администрация обратилась в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа – Югры с соответствующим заявлением.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходил из того, что дополнительные работы, выполненные на объекте, не предусмотрены утвержденной в установленном законом порядке проектной документацией и не включены в сметную стоимость, определенную в связи с заключением соглашений от 28.12.2011 № 9, от 26.12.2012 № 13, поэтому не могли оплачиваться за счет средств субсидии, предоставленной из бюджета Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции считает выводы судов правомерными и соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Исследовав и оценив в соответствии со статьей 71 АПК РФ полно и всесторонне представленные сторонами доказательства, суды первой и апелляционной инстанций обоснованно поддержали вывод службы о том, что дополнительные работы, выполненные на объекте, не предусмотренные утвержденной в установленном законом порядке проектной документацией и не включенные в сметную стоимость, определенную в связи с заключением соглашений, не могли оплачиваться за счет средств субсидии, предоставленной из бюджета Ханты-Мансийского автономного округа – Югры.

При таких обстоятельствах вывод судов о том, что перечисление денежных средств, осуществленное администрацией в счет оплаты выполнения названных работ, правомерно квалифицировано службой, как нецелевое расходование бюджетных средств, суд кассационной инстанции считает обоснованным, соответствующим материалам дела и представленным доказательствам.

Нецелевое использование субсидии за счет завышения стоимости фактически использованных материалов и объемов работ

Определение Верховного Суда Российской Федерации № 307-ЭС14-1447 от 16 сентября 2014 г. по делу № А21-5308/2012

По смыслу пункта 3 статьи 78 Бюджетного кодекса Российской Федерации любые действия, приводящие к направлению бюджетных средств на цели, не обозначенные при выделении конкретных сумм, являются нарушением бюджетного законодательства Российской Федерации.

Судами достоверно установлено нецелевое использование субсидии за счет завышения стоимости фактически использованных материалов и объемов работ, в связи с чем в силу пунктов 5.1 и 5.2 соглашения комитет вправе принять решение о возврате предоставленной субсидии.

Таким образом, суды пришли к правильному выводу о том, что субсидия, выделенная на установленные цели, не освоена; документы, подтверждающие расходование по целевому назначению субсидии, не представлены.

При разногласиях по поводу стоимости работ была проведена судебная строительно-техническая экспертиза, выполненная ООО «АС-Групп», где эксперт установил, что объемы фактически выполненных работ по капитальному ремонту фасада жилого дома №100Б по ул. Борисенко в г. Владивостоке по 16 позициям из 19 не соответствуют объемам, указанным в актах о приемке выполненных работ КС-2 от 31.01.2012, 24.12.2012, 14.05.2013 (таблица 5); фактическая стоимость работ по ремонту фасада жилого дома №100Б по ул. Борисенко в г. Владивостоке составляет 20 742 822 руб., фактическая стоимость выполненных работ относительно стоимости по актам КС-2 ниже на 139 601 руб.

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 26 мая 2016 г. по делу № А51-7604/2014

Контрольно-счетной палатой г. Владивостока в соответствии с имеющимися полномочиями проведена плановая проверка законности и эффективности использования средств, выделенных ООО УК «Жилищные услуги» на проведение мероприятий по капитальному ремонту МКД за 2012-2013 годы.

В результате установлено, что при расчете стоимости выполненных работ не учтены примененные в актах и локальном ресурсном сметном расчете материалы, допущены ошибки в объемах выполненных работ, допущено завышение стоимости и неверный учет расхода материалов, необоснованное применение расценок, что привело к излишнему предоставлению субсидий из бюджета Владивостокского городского округа.

Вывод суда кассационной инстанции: установив факт ненадлежащего исполнения обществом обязательств по целевому использованию выделенных бюджетных средств (завышение оплаты подрядчику стоимости работ при капитальном ремонте фасада спорного МКД в 2012 году, использование материалов по завышенной стоимости, оплата фактически не выполненных работ на сумму 139 601 руб.), с учетом условий о том, что предоставление субсидии предусматривает ее целевой характер и возврат субсидии в бюджет при использовании ее не по назначению, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о наличии у общества обязанности по возврату в бюджет муниципального образования использованных не по целевому назначению денежных средств в размере 139 601 руб.

Выявление нецелевого использования бюджетных средств влечет в соответствии с положениями статьи 306.1 БК РФ применение следующих мер реагирования:

— в случае допущения нарушения участником бюджетного процесса –внесение представления объекту контрольного мероприятия, направление финансовому органу уведомления о применении бюджетных мер принуждения, возбуждение дела об административном правонарушении по ст. 15.14 КоАП РФ, направление в правоохранительный орган материалов контрольного мероприятия, если сумма бюджетных средств, использованная не по целевому назначению, превышает один миллион пятьсот тысяч рублей;

— если нарушитель не является участником бюджетного процесса – внесение представления, возбуждение дела об административном правонарушении по ст. 15.14 КоАП РФ.

Иная правовая позиция

Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 09.12.2015 по делу № А17-166/2015

Служба государственного финансового контроля Ивановской области внесло в администрацию Пестяковского муниципального района Ивановской области представление в связи с изменением условий муниципального контракта, нецелевом использовании бюджетных средств, выразившимся в замене материала «Щебень из природного камня для строительных работ марки 800» на материал «Щебень шлаковый для дорожного строительства марки 1000».

Аргументы Службы государственного финансового контроля Ивановской области со ссылками на сборник средних сметных цен на строительные материалы (т.1 л.д.111) о том, что при производстве работ использовались материалы с более низкой стоимостью, обоснованно отклонены судом первой инстанции в связи с тем, что в данном случае речь может идти о неосновательном обогащении, а не о нецелевом использовании выделенных средств.

Как обоснованно указано судом первой инстанции, учитывая, что подрядные работы выполнялись в рамках государственных заказов, заключенных на основании Закона № 94-ФЗ, Служба, в нарушение требований части 5 статьи 200 АПК РФ, не доказала, что поставленные в рамках исполнения целевой программы «Развитие автомобильных дорог общего пользования регионального и межмуниципального значения Ивановской области на 2010-2015 годы» задачи могли быть выполнены с использованием меньшего объема средств, или, что, используя определенный бюджетом объем средств, Администрация могла бы достигнуть лучшего результата. Следовательно, основания для вывода о доказанности нецелевого использования Администрацией денежных средств в сумме 608200 рублей отсутствуют.

Постановлением Арбитражного суда Волго-Вятского округа (ФАС ВВО) от 5 апреля 2016 г. по делу № А17-166/2015 решение Арбитражного суда Ивановской области от 05.08.2015 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 09.12.2015 по делу № А17-166/2015 оставлены без изменения, кассационная жалоба Службы государственного финансового контроля Ивановской области – без удовлетворения.

Дополнительным соглашением к контракту от 30.10.2013 № 1 стороны согласовали замену товара, используемого для выполнения работ (щебень из природного камня для строительных работ марки 800), на товар, обладающий улучшенными техническими и функциональными характеристиками (щебень шлаковый для дорожного строительства марки 1000).

Служба пришла к выводу, что в нарушение статей 38, 72, пункта 5 статьи 9 Федерального закона № 94-ФЗ Администрация внесла изменения в условия контракта, заменив используемый при строительстве материал, и допустила нецелевое использование средств областного бюджета в сумме 608 200 рублей, оплатив их Обществу за работы, не предусмотренные локальной сметой.

Сославшись на то, что часть 6.7 статьи 9 Федерального закона № 94-ФЗ применима к поставке товаров с улучшенными характеристиками, заявитель жалобы не учел, что стоимость выполняемых работ по контракту включала в себя как стоимость работ, так и стоимость используемых при их выполнении материалов, при этом стоимость материалов была выделена отдельной строкой. Запрет на замену материалов при выполнении работ законодательством не установлен.

Суды установили, что бюджетные денежные средства были потрачены в рамках исполнения Долгосрочной целевой программы именно на цели, на которые они были выделены. Доказательств, свидетельствующих о нецелевом использовании Администрацией бюджетных денежных средств, в дело не представлено.

Внесение изменений в техническую документацию возможно при возникновении такой необходимости в процессе исполнения контракта

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа (ФАС СЗО) от 15 июня 2015 г. по делу № А05-8304/2014

КСП Архангельской области по результатам проведенного контрольного мероприятия вынесено представление, согласно которому в нарушение статьи 743 ГК РФ, пункта 1 статьи 72 БК РФ, условий заключенных муниципальных контрактов, строительные работы на двух объектах были выполнены не в соответствии с технической документацией, определяющей объем, содержание работ и другие предъявляемые к ним требования, и со сметой, определяющей цену работ, оплачен объем работ, которые не предусмотрены сметным расчетом аукционной документации и исполнительной сметой.

С учетом положений пункта 1 статьи 743, пунктов 1 и 2 статьи 744, пункта 1 статьи 750 ГК РФ, частей 6 и 7 статьи 52 Градостроительного кодекса Российской Федерации суды признали, что внесение изменений в техническую документацию возможно при возникновении такой необходимости в процессе исполнения контракта.

В данном случае в процессе выполнения работ выявлены неточности в технической документации, поскольку фактически потребовалось выполнить иные работы, нежели указанные в проекте, в то же время необходимость в части работ отсутствовала. В связи с этим заказчиком и застройщиком подписаны акты о внесении изменений в сметную документацию. При этом КСП не опровергнуты необходимость выполнения работ, которые указаны в актах как подлежащие включению в локальные сметные расчеты, и отсутствие необходимости выполнения работ, которые в данном акте указаны как подлежащие исключению из локальных сметных расчетов. Указанные акты подтверждают договоренность сторон о внесении изменений в проектную документацию. Сумма контракта не изменилась, что подтверждается локальными сметными расчетами.

При этом некоторые работы, отраженные в акте о приемке выполненных работ, выполнены подрядчиком бесплатно по договоренности с заказчиком в целях недопущения увеличения стоимости контракта.

Следовательно, внесение изменений в смету соответствовало требованиям пункта 1 статьи 72 БК РФ, пункт 3.1 контракта от 30.04.2013 (общая стоимость работ) не нарушен, поскольку при внесении изменений в техническую документацию цена контракта не изменилась; застройщиком не допущено превышения объемов и стоимости работ, поскольку дополнительные работы согласованы с заказчиком и практически заменили те, в выполнении которых не было необходимости (несмотря на то, что они предусмотрены документацией, указанной в пункте 1.3 контракта).

Согласно пункту 11.3 контракта означенные акты оформлены в письменном виде, подписаны сторонами и являются неотъемлемой частью контракта, надлежащими доказательствами, принятыми судами с учетом предмета доказывания.

Нецелевое использование средств субсидии: обзор судебной практики

Ларцева Л., эксперт информационно-справочной системы «Аюдар Инфо»

Несмотря на то, что субсидии, предоставляемые бюджетным (автономным) учреждениям на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели, не являются бюджетными средствами, административная ответственность, предусмотренная ст. 15.14 КоАП РФ за нецелевое использование средств бюджета, применяется и в отношении указанных субсидий. Об этом свидетельствует обширная судебная практика.

В начале порассуждаем о правомерности применения ст. 15.14 КоАП РФ в отношении субсидий, предоставленных бюджетным (автономным) учреждениям из соответствующих бюджетов бюджетной системы РФ.

Названной статьей предусмотрена административная ответственность за нецелевое использование бюджетных средств. При этом в части применения данной статьи под нецелевым использованием бюджетных средств понимаются:

1) направление средств бюджета бюджетной системы РФ и оплата денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным законом (решением) о бюджете, сводной бюджетной росписью, бюджетной росписью, бюджетной сметой, договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств;

2) направление средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, на цели, не соответствующие целям, определенным договором (соглашением) либо иным документом, являющимся правовым основанием предоставления указанных средств.

В первом случае субъектами правонарушений могут выступать только участники бюджетного процесса, поскольку речь идет об использовании бюджетных средств.

Во втором случае к субъектам правонарушений могут быть отнесены и бюджетные (автономные) учреждения, не являющиеся участниками бюджетного процесса, но использующие средства субсидий, полученных из бюджета на выполнение государственного (муниципального) задания либо на иные цели. Такие субсидии предоставляются на основании соглашений, заключенных с учредителями.

При списании средств субсидий с единого счета бюджета и зачислении на лицевые счета бюджетных (автономных) учреждений обозначенные средства переходят из разряда бюджетных средств в средства учреждений. Несмотря на это, в случае выявления нецелевого использования средств субсидий, по мнению автора, к учреждению и его должностным лицам может быть применена административная ответственность, предусмотренная ст. 15.14 КоАП РФ.

Стоит отметить, что нормами данной статьи за нецелевое использование бюджетных средств, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, предусмотрено наложение административного штрафа:

  • на должностных лиц – в размере от 20 000 до 50 000 руб. (или дисквалификация на срок от одного года до трех лет);

  • на юридических лиц – от 5 до 25% суммы средств, полученных из бюджета бюджетной системы РФ, использованных не по целевому назначению.

Случаи нецелевого использования субсидий

Если проанализировать сложившуюся за последнее время судебную практику, то можно увидеть, что в качестве нецелевого использования субсидий проверяющие чаще всего отмечают следующие случаи:

1. Оплата работ (услуг), не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии и (или) государственным заданием.

В Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.06.2016 № 09АП-23860/2016 по делу № А40-1215/16 рассматривался иск о правомерности привлечения бюджетного учреждения к ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ за нецелевое использование средств субсидии.

Из материалов дела. По итогам проведенной Росфиннадзором проверки было зафиксировано правонарушение, допущенное учреждением, по ст. 15.14 КоАП РФ: учреждение осуществило нецелевое расходование средств федерального бюджета (субсидии), выразившееся в оплате услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО), расходы на оплату которых не были предусмотрены соглашением о предоставлении субсидии, а также государственным заданием.

Учреждение признано виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 15.14 КоАП РФ. Административное наказание назначено учреждению в минимальном размере – в виде административного штрафа в размере 5% суммы средств, использованных не по целевому назначению.

Суд первой инстанции установил, что соглашением о предоставлении субсидии на выполнение государственного задания установлена обязанность учреждения использовать такую субсидию в целях оказания государственных услуг (выполнения работ) в соответствии с требованиями к качеству и (или) объему (содержанию), порядку оказания государственных услуг (выполнения работ), определенными в государственном задании. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, определенных соглашением, учреждение несет ответственность в соответствии с законодательством РФ.

Поскольку оказание услуг по добровольному страхованию транспортных средств (КАСКО) государственным заданием и соглашением не предусмотрено, указанные услуги не могли быть оплачены за счет средств субсидии из федерального бюджета.

Апелляционный суд признал выводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

В Решении Приволжского районного суда г. Казани от 02.02.2017 по делам № 12-133/2017, 12-134/2017 (далее – Решение № 12-133/2017) рассматривался спор о правомерности оплаты за счет средств субсидии на госзадание других услуг – услуг по консультативно-юридическому обслуживанию.

Из материалов, представленных в суд, усматривается следующее. В рамках государственного задания автономное учреждение осуществляет деятельность по оказанию услуг, выполнению работ в сфере образования. В силу соглашения о порядке и условиях предоставления субсидий на госзадание учреждение обязуется осуществлять использование субсидий в целях оказания госуслуг (выполнения работ) в соответствии с требованиями к качеству и (или) объеме (содержанию), порядку оказания госуслуг (выполнения работ), определенными в госзадании.

В госзадании учреждения консультационно-юридическая услуга отсутствует. В плане финансово-хозяйственной деятельности учреждения оплата консультационно-юридических услуг не предусмотрена. Все это свидетельствует о том, что оказание консультационно-юридических услуг не осуществлялось в рамках госзадания учреждения. Кроме того, расходы на консультационно-юридическое обслуживание не являлись необходимыми для обеспечения выполнения функций учреждения.

На основании вышеизложенного можно утверждать: учреждение допустило нарушение при использовании субсидий, выделенных на выполнение государственного задания, что установлено проверкой Департамента казначейства и отражено в акте проверки. Должностные лица учреждения привлечены к административной ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ за нецелевое использование средств субсидии.

По мнению проверяющих, оплата юридических услуг должна производиться за счет внебюджетных средств, которыми учреждение располагает.

Суд признал выводы проверяющих обоснованными.

2. Оплата невыполненных работ (услуг).

Рассмотрим Решение Суда Ханты-Мансийского автономного округа от 02.02.2017 по делу № 7-122/2017(далее – Решение № 7-122/2017). В нем во второй раз пересматривалось дело об административном правонарушении, выразившееся в нецелевом использовании средств субсидии.

Согласно материалам дела за счет целевой субсидии были оплачены работы по капитальному ремонту здания. Правовым основанием для перечисления денежных средств подрядчику (производителю работ) стал акт приемки работ (ф. КС-2), подписанный должностным лицом учреждения. В ходе проверки выяснилось, что работы, указанные в данном акте, подрядчиком фактически не были выполнены, поэтому действия должностного лица, подписавшего акт, повлекли нецелевое использование средств субсидии. В связи с вышесказанным данный сотрудник учреждения был оштрафован по ст. 15.14 КоАП РФ.

Суд счел действия проверяющих обоснованными, а вину должностного лица в совершении административного правонарушения доказанной. При этом факт уменьшения обязательств учреждения перед подрядчиком на сумму невыполненных работ путем расторжения контракта не был принят во внимание.

Кроме того, судьи отметили, что для состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.14 КоАП РФ, не имеет правового значения то, на какие именно цели были направлены бюджетные средства, при условии доказанности того факта, что эти средства их получателем были направлены необоснованно. В рамках рассмотренного дела суд признал необоснованными подписание акта и перечисление по нему денежных средств, поскольку работы фактически не были выполнены.

3. Содержание имущества, не принадлежащего учреждению.

Нельзя сказать однозначно, признаются ли нецелевым использованием средств расходы учреждения на содержание не принадлежащего ему имущества, произведенные за счет субсидии на госзадание. По общему правилу за счет субсидии, предоставляемой из бюджета на выполнение госзадания, содержится имущество, закрепленное за учреждением или приобретенное им за счет средств учредителя (п. 11 Положения № 640, п. 6 ст. 9.2 Закона о некоммерческих организациях). При этом при расчете субсидии могут быть учтены иные нормативные затраты по содержанию имущества, которые непосредственно связаны с оказанием услуг (выполнением работ).

Таким образом, при вынесении проверяющими решения о нецелевом использовании средств субсидии должны быть предоставлены неоспоримые доказательства того, что произведенные учреждением расходы не связаны с его основной деятельностью. В противном случае решение проверяющего можно всегда оспорить в суде, и есть все шансы, что суд примет сторону учреждения. В подтверждение этого приведем Постановление ВС РФ от 21.10.2016 № 7-АД16-2.

В данном суде рассматривался спор о неправомерности привлечения учреждения к административной ответственности за нецелевое использование бюджетных средств, выразившееся в направление средств субсидии на госзадание на содержание имущества, не принадлежащего учреждению. Несмотря на то, что имущество не было закреплено за учреждением, последнее представило суду доказательство того, что расходы на его содержание относятся к регулярным расходам, непосредственно связанным с оказанием услуг, осуществляемым в рамках государственного задания. Принимая во внимание такие доказательства, суд признал решение проверяющих о нецелевом использовании бюджетных средств и постановление о привлечении к административной ответственности неправомерными.

Оштрафовать могут любое должностное лицо, подписавшее документы, связанные с нецелевым использованием средств

Лицом, ответственным за ведение дел экономического субъекта, является руководитель экономического субъекта (ст. 3 Закона о бухгалтерском учете). Исходя из этого основным должностным лицом, которое несет ответственность за состояние финансово-хозяйственной деятельности учреждения, а также использование выделенных бюджетных и иных средств, является руководитель учреждения.

Кроме того, напомним, что без подписи руководителя учреждения (или уполномоченных им лиц) к бухгалтерскому учету не принимается ни один первичный документ (п. 8 Инструкции № 157н).

Таким образом, зачастую административная ответственность, предусмотренная ст. 15.14 КоАП РФ в отношении должностного лица, применяется именно к руководителю учреждения. Вместе с тем, как показывает судебная практика, штраф может быть вынесен в отношении любого должностного лица, подписывающего документы, связанные с нецелевым использованием средств.

К примеру, согласно материалам дела, рассматриваемого в Решении № 7-122/2017, к административной ответственности за нецелевое использование средств субсидии привлечено должностное лицо, подписавшее акт приемки ремонтных работ. Указанный сотрудник выполнял в учреждении организационно-распорядительные и административно-хозяйственные функции.

Главбух не должен платить штраф за «нецелевку», если за это же правонарушение привлечен директор

Такой вывод приведен в Решении № 12-133/2017. Согласно материалам дела в автономном образовательном учреждении представители Департамента казначейства провели проверку правильности использования средств субсидии, предоставленной учреждению на выполнение государственного задания. В ходе проверки было установлено нецелевое использование указанных средств: за счет субсидии были осуществлены расходы (оплата юридических услуг), которые не предусмотрены государственным заданием и не являются необходимыми для обеспечения выполнения функций учреждения.

На основании результатов проверки к административной ответственности по ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ были привлечены должностные лица, подписавшие документы об оплате названных расходов: исполняющий обязанности директора учреждения и главный бухгалтер. Не согласившись с вынесенным постановлением, главный бухгалтер С. обратилась в суд с жалобой.

В суде она пояснила: несмотря на то, что она обладает правом подписи финансовых документов, решения по всем финансовым вопросам принимаются руководителем учреждения, без подписи которого эти документы недействительны. Кроме того, в суд был представлен устав учреждения, в одном из пунктов которого прописано, что директор несет персональную ответственность за нарушение бюджетного законодательства РФ, состояние финансово-хозяйственной деятельности учреждения, использование выделенных бюджетных и иных средств.

Согласно разъяснениям главбуха оплата спорных услуг была осуществлена на основании заключенного договора и акта оказанных услуг, которые подписывались директором учреждения в пределах его компетенции и в соответствии с положениями устава учреждения.

С учетом приведенных доводов и доказательств жалоба главного бухгалтера была удовлетворена. Поскольку у нее не было единоличной возможности распоряжаться средствами субсидии, суд счел, что необходимости в привлечении двух должностных лиц за совершение одного и того же административного правонарушения нет. В связи с этим суд отменил постановление ревизоров в отношении главбуха на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ (то есть прекратил производство по делу в связи с наличием по одному и тому же факту совершения противоправных действий постановления о назначении административного наказания в отношении другого должностного лица).

Нет умысла – нет штрафа за «нецелевку»

Как правило, проверяющие штрафуют за нецелевое использование средств даже в том случае, когда правонарушение совершено неумышленно. Точнее сказать, наличие умысла редко принимается во внимание при вынесении постановления об административной ответственности по ст. 14.15 КоАП РФ.

При этом специалисты финансового ведомства, а также арбитры неоднократно указывали на то, что при квалификации нарушений, выразившихся в нецелевом использовании бюджетных средств, следует рассматривать только правонарушения с умышленной формой вины.

Таким образом, в случае наложения штрафа по ст. 14.15 КоАП РФ можно успешно оспорить его в суде, ссылаясь на отсутствие умысла в совершении противоправного деяния. В качестве примера рассмотрим Решение Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 02.09.2016 по делу № 7/2-447/16.

В нем суд, отменяя постановление об административном правонарушении и прекращая производство по делу, пришел к выводу об отсутствии в действиях должностного лица состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 15.14 КоАП РФ. Свою позицию суд обосновал следующим.

Субъективная сторона общественно опасного деяния, ответственность за которое установлена ст. 15.14 КоАП РФ, характеризуется только умышленной формой вины, когда уполномоченное должностное лицо сознавало противоправный характер своего действия по оплате денежных обязательств в целях, не соответствующих полностью или частично целям, определенным бюджетной сметой, предвидело возможность наступления вредных последствий для охраняемых законом бюджетных отношений и желало наступления таких последствий (прямой умысел), или сознательно их допускало, или относилось к ним безразлично (косвенный умысел).

В данном случае доказательств, подтверждающих наличие в действиях должностного лица умысла на совершение противоправного деяния, ответственность за которое установлена ст. 15.14 КоАП РФ, представлено не было.

Стоит отметить, что в приведенном решении суда рассматривался спор о нецелевом использовании бюджетных средств. При этом изложенную в нем позицию судей следует принимать во внимание и при рассмотрении споров о нецелевом использовании средств субсидий. Ведь ответственность за указанные правонарушения предусмотрена одной статьей – ст. 15.14 КоАП РФ.

Вообще доказать наличие умысла очень сложно, поэтому шанс на успешное разрешение спора о неправомерности наложения штрафа за нецелевое использование средств есть практически у каждого.

* * *

Нецелевое использование средств субсидий не является бюджетным правонарушением, поскольку такие средства не признаются средствами бюджета. При этом в отношении названных средств могут быть применены меры административного воздействия, предусмотренные ст. 15.14 КоАП РФ. Напомним, что в данной статье речь идет о нецелевом использовании не только средств бюджета, но и средств, полученных из бюджета.

Согласно сложившейся судебной практике относительно правомерности привлечения к административной ответственности по ст. 15.14 КоАП РФ в качестве нецелевого использования средств субсидий, в частности, могут быть признаны:

  • оплата работ (услуг), не предусмотренных соглашением о предоставлении субсидии и (или) государственным заданием;

  • оплата невыполненных работ (услуг);

  • содержание имущества, не принадлежащего учреждению.

В качестве должностного лица, ответственного за нецелевое использование субсидий, по ст. 15.14 КоАП РФ обычно привлекается руководитель бюджетного (автономного) учреждения. При этом штраф, предусмотренный данной статьей, может быть наложен в отношении любого должностного лица, подписавшего документ, связанный с нецелевым расходованием субсидий.

При привлечении к ответственности за нецелевое использование средств проверяющие должны подтвердить наличие умысла в совершении правонарушения. В случае неумышленного нарушения действия проверяющих можно оспорить в суде.

Должен ли заказчик в случае нарушения срока выполнения работ по контракту, заключенному в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», предъявить подрядчику к уплате как пени, так и штраф?

12 декабря 2017

По данному вопросу мы придерживаемся следующей позиции:
Если нарушение условий контракта заключается только в просрочке выполнения работ, с контрагента должны быть истребованы пени, но не штраф. Если наряду с невыполнением работ в установленный срок контрагент допустил иные нарушения обязательств по контракту (например, не выполнил работы на момент прекращения контракта, выполнил их не в полном объеме, нарушил требования к качеству работ и т.д.), ему должно быть предъявлено требование об уплате как пеней, так и штрафа.

Обоснование позиции:
Любое обязательство должно исполняться надлежащим образом в соответствии с его условиями (ст. 309 ГК РФ). Это относится и к исполнению обязательств, устанавливаемых контрактами, заключенными в соответствии с требованиями Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон N 44-ФЗ). Указанный Закон основан в том числе на нормах Гражданского кодекса РФ (ч. 1 ст. 2 этого Закона). Поэтому ко всем заключаемым в соответствии с ним договорам (контрактам) применяются нормы ГК РФ с учетом особенностей, установленных указанным Законом N 44-ФЗ.
Согласно ч. 6 ст. 34 Закона N 44-ФЗ в случае просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) (далее также — контрагент) обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения контрагентом обязательств, предусмотренных контрактом, заказчик направляет контрагенту требование об уплате неустоек (штрафов, пеней). Заметим, что, хотя в этой норме, как и в ст. 330 ГК РФ, упоминается о «неустойке (штрафе, пене)» без разграничения этих понятий, на практике существует устоявшееся понимание о штрафах и о пенях, как о видах неустойки. Такое разграничение прямо проведено в иных нормах Закона N 44-ФЗ, которые непосредственно определяют и различные основания взыскания, различные нарушения условий контракта, за которые взыскиваются эти виды неустойки.
Так, если пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения предусмотренного контрактом обязательства (ч. 7 ст. 34 Закона N 44-ФЗ), то штрафы устанавливаются контрактом в виде фиксированной суммы и начисляются за нарушения обязательств, не связанные с просрочкой исполнения (ч. 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ, смотрите также Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, утвержденные постановлением Правительства РФ от 30.08.2017 N 1042, далее — Правила). Конкретный перечень нарушений, за которые контрактом может предусматриваться ответственность в виде штрафа, нормативными актами не предусмотрен, поэтому вопрос о наличии оснований для предъявления к контрагенту требований об уплате штрафа должен решаться исходя из условий контракта и существа допущенного нарушения. Как видно из приведенных норм, такими основаниями могут быть любые нарушения, кроме просрочки исполнения (например некачественное выполнение работ и т.п.).
Из этих критериев в спорных ситуациях исходят и суды. Так, АС Поволжского округа в постановлении от 12.10.2017 N Ф06-24639/17 указал, что законодательство о контрактной системе разделяет просрочку исполнения обязательства и иные нарушения поставщиком обязательств, устанавливая специальную ответственность за просрочку исполнения поставщиком обязательства. Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 17.11.2015 N 13АП-22758/15 применительно к рассмотренной им ситуации пришел к выводу, что возложение двойной ответственности за просрочку исполнения подрядчиком обязательства, предусмотренного контрактом, а именно: пеней за каждый день просрочки обязательства и штрафа в виде фиксированной суммы за тоже нарушение, противоречит положениям ч. 8 ст. 34 Закона N 44-ФЗ, исключающей просрочку исполнения обязательств из числа нарушений, за которые предусмотрена ответственность в виде штрафа. В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 08.12.2016 N Ф08-9187/16 отмечается, что, поскольку подрядчик фактически совершил одно нарушение — нарушил срок выполнения работ по контракту, с него должны быть взысканы пени, но не штраф.
Таким образом, взимание штрафа за нарушение срока выполнения работ по контракту противоречит правилам Закона N 44-ФЗ, которые предусматривают ответственность за это нарушение только в виде пеней (смотрите также постановления АС Волго-Вятского округа от 05.12.2016 N Ф01-5271/16, Седьмого арбитражного апелляционного суда от 28.08.2017 N 07АП-2812/17, Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.06.2017 N 15АП-7180/17).
Однако нарушения, допущенные подрядчиком при исполнении обязательств по контракту, могут не ограничиваться просрочкой выполнения работ. Так, например, работы могут быть или выполнены не в полном объеме, или не выполнены вовсе, или выполнены, но с ненадлежащим качеством. При таких обстоятельствах взимание с контрагента как пеней, так и штрафа, является обоснованным, поскольку эти меры ответственности применяются за различные правонарушения. Именно такого подхода придерживаются и суды.
В частности, в судебной практике сформирован подход, в соответствии с которым пеня за просрочку исполнения обязательств по контракту подлежит начислению до момента прекращения договора в результате одностороннего отказа заказчика от его исполнения. Одновременно за факт неисполнения обязательства, явившийся основанием для одностороннего отказа от исполнения контракта, может быть взыскан штраф в виде фиксированной суммы (п. 36 Обзора судебной практики применения законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017, смотрите также постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2017 N 19АП-3329/16).
К аналогичному выводу суды приходят в ситуациях, когда контракт исполнен частично или с нарушением требований к качеству работ (постановления АС Московского округа от 17.10.2016 N Ф05-14602/16, АС Западно-Сибирского округа от 17.06.2016 N Ф04-2062/16, Второго арбитражного апелляционного суда от 19.07.2017 N 02АП-4666/17, Пятого арбитражного апелляционного суда от 04.07.2017 N 05АП-3944/17, Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.12.2016 N 09АП-57682/16).
Следовательно, если в рассматриваемой ситуации нарушение контракта со стороны подрядчика заключается только в том, что результат работ не сдан заказчику в установленный контрактом срок, иные нарушения обязательств по контракту допущены не были (работы выполнены в полном объеме и надлежащего качества, хотя и с просрочкой), с подрядчика должны быть истребованы только пени, но не штраф. Если же наряду с просрочкой в сдаче результата работ подрядчик допустил иные нарушения условий контракта, наряду с пенями он обязан уплатить заказчику штраф в размере, определяемом в соответствии с Правилами.
Отметим также, что в спорной ситуации вопрос о правомерности одновременного применения к подрядчику двух видов санкций за допущенное нарушение (пеней и штрафа) может быть решен судом исходя из фактических обстоятельств и анализа условий контракта (ст. 431 ГК РФ).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ерин Павел

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Александров Алексей

Нарушен срок выполнения работы по государственному (муниципальному) контракту. Кто виноват и что делать?

Практически повсеместно на практике приходится сталкиваться с несоблюдением установленных государственным (муниципальным) контрактом сроков выполнения работы (оказания услуги). Как правило, в арбитражной практике данный вопрос решается просто: за нарушение начального, промежуточного и конечного сроков выполнения работы (оказания услуги) отвечает подрядчик (исполнитель), а не заказчик. Почему так происходит? Ведь мы знаем, что действия государственного заказчика также являются небезупречными: своевременно не представляет подрядчику необходимую для работы документацию, необоснованно уклоняется от принятия выполненной подрядчиком работы (услуги), нарушает сроки оплаты и т.д.

Главная сложность в том, что государственному (муниципальному) заказчику особо ничего доказывать не надо: сроки выполнения работы (оказания услуги) зафиксированы в контракте; если срок наступил, а работа не выполнена (услуга не оказана), то виноват в этом подрядчик(исполнитель), пока не доказано обратное. Данный вывод базируется на положениях пункта 3 статьи 401 Гражданского кодекса РФ: «Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо не исполняющее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности (выделение автора), несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обязательств», к которым не относятся нарушения обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Как видим, в случае неисполнения обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности действует презумпция вины должника.

Также при обосновании вины подрядчика (исполнителя) в нарушении срока выполнения работы (оказания услуги) арбитражные суды нередко ссылаются на положения пункта 1 статьи 719 ГК РФ: подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда (непредставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи, препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (статья 328 Гражданского кодекса РФ). Арбитражные суды исходят из того, что поскольку подрядчик не уведомил заказчика в порядке статьи 719 Гражданского кодекса РФ о невозможности выполнения работы или ее приостановлении в связи с наличием указанных обстоятельств, то он не вправе на них ссылаться в обоснование отсутствия своей вины в нарушении срока выполнения работы (оказания услуги).

Однако при подобном подходе по существу нарушается принцип равенства сторон гражданских правоотношений, а также игнорируются положения статей 401, 404, 405, 406 и 408 Гражданского кодекса РФ.

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 401 Гражданского кодекса РФ «лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательств и условиям оборота, оно приняло все меры (выделение автора) для надлежащего исполнения обязательства».

В соответствии в пунктом 1 статьи 404 Гражданского кодекса РФ «если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон (выделение автора), суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению».

Согласно пункту 3 статьи 405 Гражданского кодекса РФ «должник не считается просрочившим (выделение автора), пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора».

В соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 406 Гражданского кодекса РФ «просрочка кредитора дает должнику право на возмещение причиненных убытков, если кредитор не докажет, что просрочка произошла по обстоятельствам, за которые он в силу закона не отвечает; по денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора» (выделение автора).

Согласно абзацу 3 статьи 408 Гражданского кодекса РФ «при отказе кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке, невозможность его возвращения должник вправе задержать исполнение (выделение автора). В этих случаях кредитор считается просрочившим».

Таким образом, действующее законодательство предусматривает следующие причины нарушения обязательства:

1) по вине должника;

2) по вине кредитора;

3) при совместной вине должника и кредитора (смешанной форме вины).

Следовательно, возложение ответственности за нарушение срока выполнения работы (оказания услуги) только на подрядчика (исполнителя) с освобождением от ответственности заказчика далеко не во всех случаях основано на законе.

В связи с этим весьма примечателен спор между государственным заказчиком и подрядчиком о взыскании неустойки и штрафа за нарушение срока выполнения работы, рассмотренное Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (постановление от 17 декабря 2013 г. № 12945/13 по делу №А68-7334/2012).

Обстоятельства спора:

Государственный заказчик — правительство Тульской области, 22.03.2012 заключило в электронной форме государственный контракт с ООО Русмедиаиздат» (в дальнейшем — подрядчик) на изготовление гербовых бланков в соответствии с техническим заданием. Срок исполнения контракта — 10 рабочих дней с момента его подписания. При этом госзаказчик обязался в течение одного рабочего дня после подписания госконтракта передать подрядчику эскизы гербовых бланков. В свою очередь, подрядчик обязан в течение 3-х рабочих дней с момента получения эскизов передать заказчику контрольные макеты гербовых бланков. Заказчик обязан в течении 2-х рабочих дней с момента получения контрольных макетов гербовых бланков согласовать эти макеты или мотивированно отказаться от их согласования.

По условиям заключенного контракта заказчик должен был направить подрядчику эскизы гербовых бланков 24.02.2012 (23 февраля — выходной день). Однако данную обязанность заказчик выполнил с просрочкой в 1 день (25 и 26 февраля — выходные дни) — 27.02.2012. Кроме того, вместо того, чтобы направить эскизы гербовых бланков «с использованием современных средств связи», заказчик направил их почтовым сообщением, полученным подрядчиком только 06.03.2012. Таким образом, просрочка заказчика составила 4 дня (с 25.02.2012 по 06.03.2012 включительно, за исключением выходных дней).

В установленный контрактом 3-х дневный срок, подрядчик 12.03.2012 передал заказчику макеты гербовых бланков. Однако комиссия заказчика выявила недостатки, о чем составила протокол от 12.03.2012 №2 с указанием о начислении подрядчику неустойки за нарушение срока выполнения работы и с установлением нового срока передачи гербовых бланков — до 20.03.2012.

Протоколом от 20.03.2012 №3 государственный заказчик вновь зафиксировал, что подрядчик не передал бланки и установил новый срок — 23.03.2012. Подрядчик передал гербовые бланки заказчику в полном объеме 23.03.2012.

Заказчик обратился с иском к подрядчику о взыскании неустойки и штрафа за несвоевременное исполнение государственного контракта. Подрядчик обратился с встречным иском о признании пункта 3.3 государственного контракта, предусматривающего, что дата окончания оказания услуг признается дата утверждения госзаказчиком акта сдачи-приемки услуг (без претензии) по контракту, а также с требованием с заказчика процентов за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд Тульской области требование подрядчика о признании недействительным пункта 3.3 контракта оставил без рассмотрения, остальные требования (первоначальное и встречное) удовлетворил в полном объеме. Решение обжаловалось подрядчиком в апелляционном и кассационном порядке, но безрезультатно.

В обоснование своей невиновности в нарушении срока выполнения работы подрядчик ссылался на положения статьи 401 ГК РФ: он предпринял все возможные меры для ознакомления с гербом Тульской области, тогда как государственный заказчик информации об описании и изображении этого герба не представил, источники официальных сведений не сообщил, эскизы своевременно не передал, а в доступных информационных ресурсах герб Тульской области отсутствует. Так в Законе Тульской области от 04.10.2000 №260-ЗТО «О гербе Тульской области» размер герба на бланке и степень детализации императорской короны не определены, указано на хранение изображения и описания герба в Тульском краеведческом музее, который с 2008 года закрыт на реконструкцию.

Ниже приведу наиболее заслуживающие внимания выводы Президиума ВАС РФ:

1. Отменяя принятые по делу судебные решения Президиум ВАС РФ указал следующее: установив факт нарушения подрядчиком срока исполнения обязательства, суды не дали правовой оценки поведению государственного заказчика (кредитора) и допущенной с его стороны просрочки исполнения… Если после выяснения всех указанных обстоятельств будет установлено, что подрядчик все-таки допустил просрочку исполнения после окончания периода просрочки кредитора, то с учетом вины последнего подлежит рассмотрению вопрос о соразмерном снижении ответственности подрядчика».

2. Также интересен следующий вывод Президиума ВАС РФ: «… судам в первую очередь следовало рассмотреть вопрос о том, является ли установление в протоколах от 12.03.12 №2 и от 20.03.2012 №3 иных сроков передачи гербовых бланков (20.03.2012 и 23.03.2012) продлением государственным заказчиком срока исполнения обязательств, что в принципе исключает просрочку в действиях подрядчика» (выделение автора).

3. Президиум ВАС РФ также отметил, что подрядчик просил суд применить статьи 333 ГК РФ, мотивировав свое ходатайство явной несоразмерностью установленных государственным контрактом штрафов и пеней последствиям нарушенного обязательства. В частности, размер взыскиваемой с подрядчика неустойки в 442 раза превышает ставку рефинансирования Банка России. Напротив, размер неустойки, взыскиваемой с государственного заказчика за нарушение сроков платежа, составляет 1/300 ставки рефинансирования Банка России! Столь разительную разницу заказчик объяснил возможными последствиями нарушения обязательства его предметом — гербовыми бланками, несвоевременное изготовление которых могло бы затруднить работу правительства Тульской области! При этом Президиум отметил, что рассматривающие дело «суды не нашли оснований снизить неустойку, поскольку отношения по государственному контракту возникли на добровольной основе, соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается, подрядчик явной несоразмерности начисленных санкций возможных последствиям нарушения не доказал» (выделение автора).

Президиум отметил следующее: «государственный заказчик не опроверг доводы подрядчика о наличии оснований для снижения неустойки, ни о том, что задержка по передаче гербовых бланков в принципе не повлекла убытки, иные неблагоприятные последствия либо угрозу из возникновения. К тому же подрядчик выполнял работы по изготовлению гербовых бланков без получения аванса. Несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, наступление которых в виде затруднения работы правительства Тульской области государственным заказчиком не подтверждено, подрядчик не мог доказать ни при каких условиях» (выделение автора). При этом Президиум ВАС РФ допускает возможность применения чрезмерных санкций при наличии обстоятельств особого характера (строительство жилья для пострадавших от стихийных бедствий, ремонт дорог в летний период и т.п.). Президиум ВАС РФ также отметил, что в качестве обоснования несоразмерности неустойки можно приводить в том числе доводы о ее несоразмерности по сравнению с законной неустойкой либо обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой.

4. Отдельного внимания заслуживает вывод Президиума ВАС РФ о том, что включение в государственный контракт условия, предусматривающего датой окончания оказания услуг является дата утверждения государственным заказчиком акта сдачи-приемки услуг без претензий (п.3.3) делает возможность отсрочки оплаты работы по сути бессрочной, ставит оплату в зависимость исключительно от усмотрения государственного заказчика и превращает возмездный договор в безвозмездный, что противоречит природе договора подряда. Признание противоречащего закону условия государственного контракта недействительным не требует соблюдения досудебного порядка.

Выводы:

1. Просрочка кредитора (вина заказчика) явно имела место: передача эскизов гербовых бланков произведена подрядчику вместо 24.02.2012, только 06.03.2012. Следовательно, вместо 10 рабочих дней на выполнение работы (с 24.02.2012 по 11.03.2012, за исключением выходных дней) у подрядчика был только 1 день: 7 марта! 11 марта он должен был сдать работу.

2. Получив 06.03.2012 от заказчика эскизы гербовых бланков, подрядчик должен был изготовить макет в течение 3-х рабочих дней — 12 марта (рабочие дни — 7, 11 и 12 марта). Данное обязательство подрядчик выполнил в срок. Поэтому взыскание с подрядчика неустойки и штрафа на дату 12.03.2012 являются необоснованным.

3. Исходя из установленного контрактом срока изготовления гербовых бланков в 10 рабочих дней (в том числе: 1 день — срок передачи заказчиком эскизов гербовых бланков подрядчику + 3 дня — срок передачи подрядчиком макетов гербовых бланков + 1 день (12.03.2012 — день отказа заказчика согласовывать макет)), на изготовление гербовых бланков у подрядчика оставалось всего 5 дней! — 10 — 1 — 3 — 1 = 5.

4. После отказа 12.03.2012 заказчика согласовывать макет, подрядчик должен был снова его согласовать и изготовить продукцию 19.03.2012 (12 марта + 5 дней + выходные: 17 и 18 марта = 19 марта). Однако заказчик продлил срок выполнения работы с 19 на 20 марта (протокол №2 от 12.03.2012). Поскольку срок исполнения обязательства продлен заказчиком до его наступления, то взыскание с подрядчика неустойки и штрафа на дату 20.03.2012 являются необоснованным.

5. Наибольшую сложность представляет следующий вопрос. Имела ли место просрочка в 2 дня (с 21 по 23 марта)? Если имела, то по чьей вине? Формально — просрочка подрядчика имела место. Однако из постановления Президиума ВАС РФ неясно: 20.03.2012 подрядчик вообще не представил исправленные макеты или же представил их заказчику, но последний снова отказался их согласовать. В первом случае, думаю, усматривается вина подрядчика в просрочке срока выполнения работы. Во втором ситуация сложнее: все зависит от того, по какой причине заказчик повторно отказался согласовывать макет. Если возникли новые, ранее не заявленные требования к макету — то вина заказчика.

6. Особо следует рассмотреть вывод Президиума ВАС РФ о том, продлением государственным заказчиком срока исполнения обязательств, что в принципе исключает просрочку в действиях подрядчика. Однако, на мой взгляд, данный вывод не соотносится с положениями пункта 3 статьи 715 ГК РФ: если во время выполнения работы станет очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, заказчик вправе назначит подрядчику разумный срок для устранения недостатков и при неисполнении подрядчиком в назначенный срок этого требования отказаться от договора подряда либо поручить исполнение работ другому лицу за счет подрядчика, а также потребовать возмещения убытков. Мы видим, что исходя из данной нормы, устанавливая новый срок подрядчику, заказчик сохраняет право на взыскание убытков и неустойки с подрядчика за нарушение срока выполнения работы.

Думаю, окончательный ответ зависит от того, по какой причине заказчик повторно отказался согласовывать макет. Если возникли новые, ранее не заявленные требования к макету — то вина заказчика.

7. Согласно пункту 1 постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 №81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается, т.е. пока должником не доказано иное. Рассмотренное нами постановление Президиума ВАС РФ содержит иной подход к данному вопросу: несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства, наступление которых в виде затруднения работы правительства Тульской области государственным заказчиком не подтверждена, а подрядчик не мог доказать ни при каких условиях. Таким образом, налицо явное отступление от ранее сформулированной Пленумом ВАС РФ презумпции соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. Думаю, что данное отступление не будет носить повсеместный характер, а только применяться при явном диктате со стороны одного из контрагентов (кабальности).

8. Не вызывает никаких сомнений вывод Президиума ВАС РФ о том, что для признании условия государственного контракта недействительным, как, в прочем, и любой иной сделки (ее части) соблюдение досудебного порядка не требуется. Положения статья 166 Гражданского кодекса РФ не требуют соблюдение досудебных процедур. Напротив, обязательным условием рассмотрения судом требования о расторжении договора, его изменении является представление истцом доказательств направления ответчику соответствующего предложения до обращения в суд (пункт 2 статьи 452 Гражданского кодекса РФ).

9. Включение в государственный контракт условия о том, то датой окончания оказания услуг является дата утверждения заказчиком акта сдачи-приемки услуг без замечаний претензий, действительно позволяет заказчику диктовать свои условия подрядчику (исполнителю). Ни о каком равенстве сторон государственного контракта в этом случае не может быть и речи: заказчик под любым предлогом может многократно откладывать срок принятия и оплаты выполненных работ (оказанных услуг). Однако помимо оспаривания подобного условия контракта подрядчик (исполнитель) может защитить свои интересы иным (дополнительным) способом:

1) в письменной форме уведомить заказчика о выполнении работы (оказании услуги); согласовать с заказчиком в письменной форме время сдачи-приемки выполненной работы (оказанной услуги);

2) в согласованное время доставить результат выполненной работы (оказанной услуги) в установленное контрактом место сдачи-приемки; при необоснованном отказе заказчика от подписания акта, составить односторонний акт сдачи-приемки в порядке пункта 4 статьи 753 Гражданского кодекса РФ, а также решить вопрос об ответственном хранении результата выполненной работы (оказанной услуги);

3) предъявить в арбитражный суд иск к заказчику о взыскании стоимости выполненной работы (оказанной услуги) на основании одностороннего акта сдачи-приемки.

Практические рекомендации:

1. Некоторые государственные (муниципальные) заказчики предпочитают работать с проверенными поставщиками товаров, работ и услуг. Поэтому крайне болезненно реагируют, когда торги выигрывает «чужак». В этом случае победитель торгов может столкнуться с откровенным саботажем заказчика, имеющим целью избавиться от неугодного контрагента например, посредством досрочного расторжения с ним государственного (муниципального) контракта.

Поэтому я рекомендую участнику торгов заранее (до торгов) досконально изучить размещенную заказчиком документацию, чтобы точно оценить свои потенциальные экономические и юридические риски в случае противодействия недобросовестного заказчика.

2. Все имеющиеся в контракте сомнения должны оперативно устраняться: поставщик (подрядчик, исполнитель) должен незамедлительно направлять заказчику письменное обращения о разъяснении спорных положений государственного (муниципального) контракта. Еще лучше, если переписка будет организована посредством отправки телеграмм с уведомлением о вручении, текст отправленной телеграммы подлежит обязательному заверению работниками телеграфа. Если требуется большая оперативность — можно воспользоваться электронной почтой, факсом (например, на телеграфе) или отправкой телефонограммы (с надлежащей фиксацией отправки сообщения), но с обязательным его дублированием заказным письмом с уведомлением, ценным письмом, курьером или телеграммой. При возникновении спора Вы должны убедительно доказать суду следующее: а) своевременность отправки сообщения заказчику; б) факт вручения заказчику Вашего сообщения; в) содержание отправленного Вами сообщения.

Данные рекомендации актуальны и в случаях направления заказчику требования о своевременном выполнении им своих обязательств, а равно применимы для заказчика.

3. Следует понимать, что подрядчик (исполнитель) вправе приостановить выполнение работы (оказание услуги) лишь в случае непредставления заказчиком встречного исполнения, то есть такого обязательства, без которого подрядчик (исполнитель) не сможет выполнить свою работу (оказать услугу). Более того, предпочтительнее, чтобы до приостановки работ подрядчик (исполнитель) письменно уведомил об этом заказчика.

В рассмотренном случае встречным исполнением заказчика являлись эскизы гербовых бланков — без их получения нельзя изготовить макеты эскизов гербовых бланков, а тем более, сами гербовые бланки. Следует отметить, что арбитражная практика достаточно противоречива. Поэтому, чтобы снизить свои риски, было бы лучше, если бы подрядчик не дожидаясь отправки заказчиком 27.02.2012 эскизов гербовых бланков, 24.02.2012 сам направил заказчику телеграмму с требованием немедленного их предоставления! Также вызывает вопрос бездействие подрядчика, когда он получил от заказчика электронное письмо с сообщением об отправке почтовым сообщением эскизов гербовых бланков. Разве подрядчик не мог 24.02.2012 попросить заказчика выслать электронные копии? Думаю отсутствие внятных действий со стороны подрядчика во многом и определило столь длительное рассмотрение арбитражными судами данного спора.

4. Как видим, подрядчику (исполнителю) намного сложней доказать отсутствие своей вины в нарушении срока выполнения обязательства. Существенную помощь в этом вопросе может отказать квалифицированный юрист или адвокат. Однако следует признать, что даже высокопрофессиональная помощь, к сожалению, не является безусловной гарантией победы в споре. Однако, чем раньше Вы подключите адвоката по ФЗ-44 к решению возникшего спора, тем выше вероятность приемлемого для Вас решения: если не победа, то хотя бы снижение убытков!

Неисполнение контракта по 44 ФЗ поставщиком

В последнее время в связи с усовершенствованием института государственных закупок и потребности в выполнении работ (услуг), продаже товаров для государства возрастает количество заключаемых контрактов. Однако победители закупочной процедуры не всегда добросовестно выполняют обязательства по госконтракту, из-за чего возникает необходимость применять штрафные санкции и иные меры, направленные на обязание исполнителя осуществить исполнение контракта или наказание виновных лиц.

Меры ответственности поставщиков, не выполнивших обязанности по контракту, можно условно разделить на 2 группы:

  1. Материальные;
  2. Административно-правовые.

Материальные меры ответственности предполагают взыскание убытков, неустойки, штрафов за невыполнение обязательств по контракту.

Административно-правовые меры состоят в обязании выполнить контракт (по решению суда), расторжении госконтракта по инициативе заказчика, внесение в реестр недобросовестных поставщиков.

Чаще поставщики (подрядчики) не реализуют обязательства по контракту в части выполнения работ (услуг), поставки товаров полностью или частично.

В случае такого неисполнения заказчик обладает полным арсеналом мер защиты собственного права: от взыскания неустойки до расторжения контракта. И такие меры иногда используются комплексно.

Важно! При неисполнении контракта заказчики принимают решение о расторжении госконтракта по собственной инициативе.

Процедура такого расторжения четко расписана законом. При принятии такого решения в пределах трех дней заказчик обязан разместить информацию о расторжении на официальном сайте и направить стороне контракта по почте заказным письмом с уведомлением. Решение госзаказчика о расторжении вступает в силу через 10 дней с момента надлежащего уведомления поставщика.

Закон устанавливает обязанность заказчика отменить принятое решение, если в течение указанного срока поставщик устранит в полном объеме нарушения контракта.

Если контракт с поставщиком расторгнут в одностороннем порядке, то сведения о нём заносятся в реестр недобросовестных поставщиков в предусмотренном законом порядке.

Другим неблагоприятным последствием невыполнения обязательств по контракту поставщиком признаётся вероятность взыскания неустойки за несвоевременное исполнение таких обязательств либо штрафа за неисполнение обязательств.

Важно! Размер штрафа ставится в зависимость от цены госконтракта и выражается в процентном соотношении в зависимости от цены контракта: чем выше цена госконтракта, тем ниже процент штрафа.

Важно! Неустойка высчитывается по специальной формуле, указанной в постановлении правительства, и ставится в зависимость от цены контракта, суммы фактически исполненных обязательств и периода просрочки.

Получается, чем выше цена контракта и больше период просрочки, тем больше сумма неустойки.

В случае неисполнения контракта поставщиком госзаказчик вправе принять решение о направлении в суд иска о взыскании с поставщика убытков, причиненных неисполнением (ненадлежащим выполнением) контракта. Такими убытками считается разница между предложенной поставщиком ценой контракта и ценой по которой контракт фактически выполнен другим лицом. Убытки иногда равняются стоимости испорченного подрядчиком (поставщиком) имущества, которое, согласно договору, заказчик передает для выполнения работы. В каждом конкретном случае убытки определяются самостоятельно, исходя из существа ситуации.

На практике госзаказчики при неисполнении контракта поставщиком приходят к решению о расторжении контракта, подают информацию о таком поставщике в территориальное УФАС, и взыскивают сумму штрафа и убытков за неисполнение обязательств по контракту.

Важно! Страшным» последствием для поставщика считается включение в реестр недобросовестных поставщиков, поскольку в следующие два года поставщик не сможет полноценно участвовать в государственных закупках, поскольку многие заказчики устанавливают требования к поставщикам в виде отсутствия в указанном реестре.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Ответственность заказчика в случае неисполнения условий контракта по 44-ФЗ

Новый закон о госзакупках № 44-ФЗ хотя и детально регулирует отношения, связанные с заключением и исполнением контрактов, но все же вызывает и много вопросов. Одним из них является вопрос о том, как определять размер штрафа для заказчика в случае нарушения условий контракта.

Почему заказчик несет ответственность за нарушение условий контракта?

Согласно ч. 4 ст. 34 закона о госзакупках в контракт обязательно должен быть включен пункт, предусматривающий ответственность и для заказчика, и для исполнителя. Ответственность наступает, если стороны контракта нарушили свои обязательства по контракту.

Обратите внимание! Должностное лицо заказчика может быть привлечено к ответственности по ч. 4.2 ст. 7.30 КоАП РФ, если в проекте контракта будет отсутствовать условие об ответственности заказчика за нарушение его условий. В этом случае с должностного лица взыскивается штраф в размер 3000 рублей.

Закон о госзакупках (ч. 5 ст. 34) предусматривает право исполнителя требовать уплаты неустойки или штрафа, если заказчик:

  • просрочит исполнение своих обязательств;
  • исполнит их ненадлежащим образом;
  • не исполнит их совсем.

Как рассчитать пени за просрочку исполнения обязательств заказчиком?

Исполнитель может требовать уплаты пени, если заказчик просрочит исполнение своих обязательств по оплате суммы контракта.

Размер пени определяется в размере 1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ от той суммы, которая не оплачена в срок. Ставка рефинансирования с 03.03.2014 года установлена в размере 7%.

Пеня будет начисляться на следующий день после того, как обязательство по оплате контракта должно было быть исполнено. При этом начисляться она будет каждый день до момента исполнения обязательства.

Пример:

Контракт был заключен на сумму 100 000 рублей с датой оплаты 12.03.2014 года. Заказчик на 30.03.2014 года не выполнил свои обязательства по оплате. Оплата просрочена на 18 дней. Пеня в этом случае будет рассчитываться следующим образом:

(1/300*7%)*100 000= 23 рубля 33 копейки – размер пени за один день

23,33*18 дней=419 рублей 94 копейки

Как рассчитать штраф за нарушение обязательств заказчиком?

В случае нарушения заказчиком своих обязательств исполнитель может с него взыскать штраф. Взыскание штрафа происходит за нарушение тех обязательств, которые не связаны с просрочкой исполнения обязательств. В последнем случае, как было указано выше, взыскивается пеня.

Размер штрафа необходимо прописывать в контракте в виде определенной суммы. Порядок определения размера штрафа указывается в Постановлении Правительства от 25 ноября 2013 г. № 1063. Данное постановление вступило в силу с 01.01.2014 года.

Сумма штрафа зависит от цены контракта и определяется следующим образом:

Процент от цены контракта Цена контракта
2,5 не более 3 миллионов рублей
2 от 3 до 50 миллионов рублей
1,5 от 50 до 100 миллионов рублей
0,5 от 100 миллионов рублей

Контракт заключен на сумму 15 миллионов рублей. В этом случае штрафные санкции для заказчика в контракте устанавливаются в следующем размере:

2%*15 000 000 рублей = 300 000 рублей.

Нужно ли вносить изменения о штрафах в контракт, заключенный до вступления в силу Постановления Правительства?

Закон 44-ФЗ не предусматривает такого основания для внесения изменения в контракт. Положения данного закона предусматривают изменение контракта на основании соглашения между заказчиком и исполнителем, например, по вопросам цены, сроков исполнения, объема работ.

Вместе с тем, изменение размера штрафных санкций фактически не зависит от воли сторон, а вызвано вступлением в силу нормативного акта, регулирующего данный вопрос. Поэтому внесение изменений в контракт по данному вопросу скорее будет чисто техническим, нежели связанным с волеизъявлением сторон.

Кроме того, размеры штрафа определены в нормативном акте, который подлежит обязательному исполнению, и не могут быть изменены соглашением сторон. Учитывая это, положения о неустойке, предусмотренные в постановлении, будут применяться независимо от того, включены они в контракт или нет.

В каких случаях можно не прописывать ответственность в контракте?

Заказчик может и не включать в контракт сведения о штрафах и неустойках, когда контракт заключается с единственным поставщиком. Данное правило применимо для следующих случаев:

  • цена контракта не больше 100 тысяч рублей;
  • контракт заключается на посещение зоопарка, театра и т.п.;
  • по контракту закупаются лекарства.

В каких случаях заказчик может быть освобожден от ответственности?

Заказчик может быть освобожден от ответственности, если сможет доказать, что нарушение условий контракта было вызвано непреодолимой силой или произошло по вине исполнителя.

Сам закон 44-ФЗ не содержит разъяснений относительно того, что стоит понимать под непреодолимой силой. Но судебная практика характеризует данные обстоятельства как чрезвычайные и непредотвратимые явления, которые влияют на отношения контрагентов извне и не могут зависеть от субъективных факторов. К таким обстоятельствам можно отнести, в том числе:

  • наводнения;
  • стихийные бедствия;
  • землетрясения;
  • ураганы;
  • и другие подобные обстоятельства.

Для того чтобы неисполнение или ненадлежащее исполнение контракта в связи с данными обстоятельствами считалось правомерным, необходимо соблюсти следующие условия:

  • неисполнение контракта должно быть вызвано именно обстоятельствами непреодолимой силы, то есть должна быть причинно-следственная связь между нарушением условий контракта и возникшими обстоятельствами;
  • документальное подтверждение данного обстоятельства неопределимой силы.

Как автоматизировать процесс госзакупок?

Для этого удобно использовать бесплатную версию программы «Эконом-Эксперт». Скачать программу можно .

Автор статьи: Ирина Добрынина, юрист

Штраф 44 ФЗ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *