Экономический анализ права познер

Предисловие

Природа экономического мышления

Экономический подход к праву

Собственность

Контрактные права и средства их защиты

Семейное право и регулирование сексуальных отношений

Природа и функции конституции

Теория монополии

Антимонопольное законодательство

Неравенство доходов, распределительная справедливость и бедность

Экономическая теория федерализма

То, что принимаемые государством законы и конкретные судебные решения влияют на экономику, люди знали давно. То, что уровень экономического развития страны воздействует на ее правовую систему, стало понятно еще в XIX веке. Однако тот факт, что и сама правовая система, и отдельные юриди­ческие принципы, и судебные решения, и решения людей обращаться в суд, и многие другие моменты функционирования права имеют четкие объяснения в рамках экономической теории, является результатом исследований эконо­мистов и правоведов последних нескольких десятилетий.

Классической работой в области экономического анализа права является книга Ричарда Познера, впервые изданная в США в 1972 году и выдержавшая с тех пор пять изданий. Будучи систематическим изложением экономическо­го подхода практически ко всем отраслям права, как гражданского, так и уголовного, а также процессуального, она сочетает в себе достоинства учебни­ка и научной монографии.

Еще одна важная особенность книги — простота изложения и обилие кон­кретных примеров, что делает ее доступной не только экономистам, но и юристам, знакомым только с самыми общими положениями современной эко­номической теории.

Хотя книга Р. Познера, — не только профессора, но и судьи, — сконцент­рирована на экономическом подходе к общему праву, большинство ее положе­ний может быть применено и к нормам кодифицированного права, существу­ющего в России.

Экономический анализ права, возникший в 70-х годах XX века, является сейчас одним из самых влиятельных направлений в юридической науке США и других стран Запада. Научные статьи, принадлежащие последователям этого направления, регулярно публикуют все зарубежные юридические журналы. В России это направление было практически неизвестно вплоть до несколь­ких последних лет, так что издание книги Р. Познера удачно восполняет этот пробел.

Книга будет полезна как экономистам, так и юристам, как студентам этих специальностей, так и исследователям, анализирующим в теории и на практике ход российских экономических реформ, функционирование ее эко­номики.

Координация материалов. Экономическая школа

В настоящей работе автор изучает биографию и основные вехи интеллектуального пути амери­канского правоведа, судьи, одного из основателей такого направления современной юриспруден­ции, как экономический анализ права, Ричарда А. Познера. В данной статье, которая является вводной к публикации перевода статьи Познера «Создание правовой основы для экономического развития», автор прежде всего останавливается на вкладе этого американского правоведа в со­временные дискуссии о соотношении экономики и правоведения в объяснении человеческого по­ведения. Автор подчеркивает, что заслугой Познера явилось применение экономической теории к пониманию поведения субъектов права и регулированию деятельности различных общественных структур и институтов, в том числе антимонопольной политики, рынка коммунальных и телекомму­никационных услуг, а также вопросов гражданско-правовой ответственности, договорного и про­цессуального права.
Р. Познер разработал и обосновал теорию, что общее право лучше всего объясняется через стрем­ление судей максимизировать экономическую эффективность при разрешении судебных дел, а также распространил применение экономического анализа права на новые для такого анализа во­просы семейных отношений, расовой дискриминации, неприкосновенности частной жизни, судеб­ной практики. Применительно к экономическому анализу права Познер выделяет две основные предпосылки. Во-первых, люди, даже принимая «нерыночные» решения, например выбирая ско­рость вождения автомобиля, проявляют рациональность и максимизируют свою выгоду от того или иного решения, учитывая связанные с таким выбором издержки. Во-вторых, нормы права уста­навливают своего рода цены того или иного решения человека. Изменение цен, таким образом, влияет на «количество» деятельности, которое индивид будет готов осуществить. Автор выражает уверенность в том, что изучение идей Познера является важной задачей отечественной юриспру­денции.

Нормативные выводы экономики права уже начали проникать в судебную и законодательную практику многих стран. Тезис Р. Познера о «подражании» юридической системы рынку помогает обнаруживать и устранять нормы, мешающие эффективной работе экономики11. Опираясь на тезис Р. Познера, мы проводим сравнение экономической и законодательной трактовок денег и ценных бумаг, чтобы выявить основные направления преодоления противоречий между ними и тем самым построить правовые нормы на основе критерия экономической эффективности.
Выбор способов юридической защиты прав собственности также должен направляться критерием экономической эффективности. Сам Р. Познер видит юридический аналог рынка в системе прецедентного права. В рамках этой системы, утверждает он, решения выносятся судами в общем в соответствии с критерием экономической эффективности12. В основной массе публикаций по экономике права на конкретных примерах различных прецедентов и юридических норм доказывается, что эти прецеденты и нормы действительно установлены сообразно принципам экономической эффективности.
Поскольку экономика права во многом опирается на неоинституциональную теорию прав собственности, разработанную во второй половине XX в. американскими экономистами — лауреатом Нобелевской премии по экономике (1991) Р. Коузом и А. Алчианом, то остановимся на некоторых необходимых для нашего анализа моментах. (В дальнейшем в разработке и использовании этой теории принимали активное участие американские экономисты И. Барцель, Г. Демсец, Р. Познер и др.)13
Основная задача теории прав собственности, как она формулируется самими западными экономистами, состоит в анализе взаимодействия между экономическими и правовыми системами. Права собственности определяют, какие издержки и вознаграждения могут ожидать агенты за свои действия; переструктуризация прав собственности ведет к сдвигам в системе экономических стимулов; реакцией на эти сдвиги будет изменившееся поведение экономических агентов. Эта логика — от структуры прав через систему стимулов к поведенческим последствиям — ясно выражена в анализе процессов спецификации или размывания прав собственности.
Понятие прав собственности в контексте нового подхода распространяется на все редкие блага.Оно охватывает полномочия, как над материальными объектами, так и над «правами человека». Выделим в этом определении важнейший для нас момент. Теория прав собственности используется термин «право собственности», а не «собственность». Не ресурс сам по себе является собственностью, а доля прав по использованию ресурса составляет собственность.

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОДХОД К АНАЛИЗУ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

История возникновения

Экономический анализ права исторически, равно как и в наше время, развивался в двух направлениях. Первое направление связано с анализом норм, регулирующих явные, легальные рынки, второе — с анализом норм, регулирующих нерыночное и незаконное поведение людей.

Предшественником экономического анализа права было бы правильно считать английского публициста Бернарда Мандевиля. В «Басне о пчелах»1 (1705) он поставил мысленный эксперимент, представив, что будет с обществом, если искоренить безнравственность, жажду наживы, и как следствие, неуважение к закону. Он пришел к неожиданному и шокирующему выводу — без аморальной по своей природе жажды наживы общество обречено на упадок. Основным тезисом скандального стихотворного произведения Б. Мандевиля становится то, что незаконная, преступная деятельность служит благосостоянию общества так же, как нормальная рыночная. Они имеют общие корни — эгоистическую жажду наживы. Искоренение преступности невозможно без подрыва экономики . Б. Мандевиль косвенно показал связь проблем, традиционно относящихся к ведению юристов, с экономическим благосостоянием. Он же выдвинул гипотезу об общих основаниях легальной и преступной деятельности, дав отправную точку анализа последней.

Современник Б. Мандевиля — Адам Смит — в «Теории нравственных чувств» (1759) осудил безнравственную позицию Б. Мандевиля. Однако позже А. Смит в «Исследовании о природе и причинах богатства народов» (1776) пересмотрел свою позицию и сформулировал известный каждому экономисту «моральный парадокс»: «Преследуя свои собственные интересы, он часто более действенным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это»1. Отсчет времени существования экономического анализа законов, регулирующих явные рынки, ведется с момента написания А. Смитом «Богатства народов». Считается, что он впервые проанализировал влияние права на эгоистичных индивидов, а значит, воздействие правовой системы на экономическую систему. Он обозначил тезис, доказательству которого посвящено множество научных трудов нашего времени — институты (в том числе юридические) имеют значение.

Прародителем другой ветки экономического анализа права — экономического анализа законов, регулирующих нерыночное поведение — признаны Иеремия Бентам за работу «Введение в принципы морали и законодательства» (1788) и Чедери Беккариа за работу «О преступлении и наказании» (1764). Развитие данного направления описано в третьей части данной книги.

Однако в современном виде экономический анализ права начал появляться с работ Рональда Коуза «Проблемы социальных издержек» (1960), Гвидо Калабрези «Некоторые соображения по поводу распределения риска и деликтному праву» (1961) и Гэри Беккера «Преступление и наказание: экономический подход» (1968). Эти ученые признаны родоначальниками современного направления экономического анализа права. Можно найти и более ранние работы в данной области, но они оказали слабое влияние на развитие экономического анализа права.

Статья Р. Коуза «Проблема социальных издержек» сделала его лауреатом Нобелевской премии по экономике 1991 г. Однако ключевые положения статьи, названные впоследствии «Теоремой Коуза», стали известны благодаря интерпретации Джорджа Стиплера. Сам Р. Коуз, посвятив работу политической экономии радиовещания, не предполагал, что его работа будет носить пионерный характер и вызовет продолжительную дискуссию. При написании статьи Р. Коуз поставил перед собой задачу проследить, как повлияет на производство и распределение ресурсов введение пигувианского налога (налог на деятельность, вызывающую невосполнимый ущерб у третьей стороны).

Неожиданный результат заключался в том, что при близких к нулю трансакционных издержках введение такого налога не отражалось на результатах производства и распределении ресурсов. Юридическое закрепление начального распределения ресурсов при близких к нулю трансакционных издержках не будет определять их конечное распределение, потому что участники начнут торг за права собственности и не закончат его до тех пор, пока распределение прав собственности не станет эффективно. Начальное закрепление прав собственности (в том числе по решению суда) носит перераспределительный характер, но не влияет на эффективность. Частные договоренности и торговля могут повысить благосостояние, если это позволяют сделать трансакционные издержки.

Однако в реальном мире трансакционные издержки значительны и могут блокировать возможность ведения переговоров. При запретительно-высоких трансакционных издержках возможности обмена создает правовая система. Судебные решения определяют, какой обмен должен произойти в случае, если стороны не в состоянии договориться без вмешательства третьей стороны и оказывают влияние на эффективность распределения ресурсов. Становится ясно значение правовой системы1. Во-первых, государство способствует осуществлению частных сделок путем поддержания системы прав собственности. Во-вторых, правовые нормы могут повышать эффективность в ситуациях, когда заключение частных сделок не приводит к оптимальному результату по причине высоких трансакционных издержек. Однако Р. Коуз не указывает явно, как суды должны достигать данного результата.

Статья Г. Калабрези «Некоторые соображения о распределении риска и законодательстве о неумышленном причинении ущерба» посвящена экономическому анализу ответственности за несчастные случаи. В ней Г. Калабрези показал, что изменения юридического правила ответственности (определяющего, кто именно: работник или работодатель, при каких условиях и в каких сферах деятельности несет ответственность за несчастный случай, произошедший с работником) в долгосрочном периоде должны привести к увеличению инвестиций в те области деятельности, в которых работодатели освобождаются от ответственности, и сокращению инвестиций в те сферы, где ответственность работодателя вводится . Значимость данной работы отнюдь не в ее непогрешимости. Работа стала объектом многочисленной критики. Г. Калабрези впервые в явном виде использовал экономическую теорию для анализа юридической проблемы.

В дальнейшем Г. Калабрези напишет более фундаментальные работы, использующие экономический анализ при решении прикладных юридических проблем. Значение работы Г. Калабрези (равно как и работы Р. Коуза, ставшей известной благодаря ее поздним интерпретациям) в том, что экономические модели нашли применение за пределами экономики в ее обычной для того времени трактовке. Эти работы не просто расширили сферу анализа экономической теории, но и сделали первый шаг на пути формирования современного понимания экономического анализа.

Экономический анализ легальных рынков, хотя и в более узком направлении и неявной форме (экономический анализ антимонопольного и налогового законодательства, корпоративного права, регулирования коммунального хозяйства, общественного транспорта и др.), постепенно эволюционировал на всем протяжении истории, а статьи Р. Коуза и Г. Калабрези привели к его бурному развитию. В то же время экономический анализ законов, регулирующих нерыночное поведение, со времен Ч. Беккариа и И. Бентама был фактически забыт. Однако проблема оставалась актуальной, и Г. Беккер статьей «Преступление и наказание: экономический подход» возродил экономический подход к анализу нерыночного поведения.

В 1960-х гг. в обществе преобладало мнение, что преступное поведение иррационально и принципиально отличается от поведения законопослушных граждан. Г. Беккер показал, что преступники рациональны, а принятие решения о нарушении закона по своей логике аналогично принятию решения о выборе одной из нескольких альтернатив поведения. При этом преступник выступает в качестве производителя, а жертва в качестве потребителя преступления, и становятся применимы основные положения экономической теории явных рынков. В условиях предпосылки о рациональном поведении индивида уровень преступной активности можно регулировать, если установить набор цен преступлений, состоящих из двух составляющих: строгости наказания и вероятности применения наказания. За работу в том числе в данном направлении Г. Беккер был удостоен Нобелевской премии по экономике 1992 г.

Несомненно, перечень ключевых исследований не может быть ограничен десятком названных фамилий. К ним обязательно нужно добавить рассмотрение работ Беккария Бонесара (1764), К. Маркса (1867), Дж. Коммонса (1924), А. Алчияна (1961), X. Демсетца (1969), сделавших первые шаги в области экономического анализа права и являющихся базой нового экономического подхода. В этот список нужно отнести и работы нескольких сотен современных экономистов1.

В систематическом виде данные исследования представлены Ричардом Познером — судьей Верховного суда США, предложившим изложение анализа широкого круга правовых вопросов в работе «Экономический анализ права» (1972). Юрист-практик, справившийся с отторжением экономического метода в академических кругах юристов, занимает достаточно агрессивную позицию в развитии экономического анализа права. По Р. Познеру, подразумеваемой целью общего права является достижение эффективного распределения ресурсов. Доктрины общего права согласно его исследованиям согласуются с достижением эффективности. Однако юридические правила и судебные решения можно усовершенствовать, сделать их непротиворечивыми путем введения экономико-логического обоснования.

Р. Познер, среди прочего, сделал то, что не сумел сделать Р. Коуз, — сформулировал правило, использование которого позволяет суду принимать эффективные решения в процессе распределения спорных прав собственности. Юридические правила должны имитировать идеальный рынок — распределять права собственности так, как это делал бы рынок при отсутствии трансакционных издержек, т. е. в ситуациях высоких трансакционных издержек суду следует наделять законным правом ту сторону, которая ценит его выше. Мне особенно приятно, что первой книгой, претендующей стать учебником и относительно недавно переведенной на русский язык, стала указанная работа Р. Познера.

Экономический анализ права познер

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *