Срок субсидиарной ответственности

Применение годичного срока исковой давности при рассмотрении обособленных споров о привлечении к субсидиарной ответственности

При рассмотрении споров о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности, которые подпадают под действие «пограничных стыков» редакций Закона о банкротстве до 30 июля 2017 года – редакция 134-ФЗ и новой редакции Закона – редакция 266-ФЗ, позиции судов по вопросу применения сроков исковой давности представляются очень разнообразными.

Множество позиций судов, которые четко разграничивают нормы материального и процессуального права, в связи с чем, правильно относят нормы о сроках исковой давности к материальным нормам, и при рассмотрении обособленных споров безапелляционно применяют нормы исковой давности 1 год к правоотношениям, возникшим до 30 июля 2017 года.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16 октября 2018 г. по делу N А03­8912/2015; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.05.2019 по делу А40-148574/2013; Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 04.07.2017 № Ф01-2182/2017 по делу А39-2166/2012 и множество подобных судебных актов.

Суды принимали во внимание дату утверждения конкурсного управляющего, и время обращения с требованием о субсидиарной ответственности в суд, и признавали пропущенным годичный срок исковой давности, поскольку с момента утверждения конкурсный управляющий должен был знать о наличии оснований для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности, исходя из наличия результатов наблюдения и внешнего управления.

А вот позиция Верховного суда по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности по делу А49-11888/2015, абсолютно противоположная подходу судов, приведенному выше.

Верховный суд в данном случаем полностью подтвердил мнение суда апелляционной и кассационной инстанции, которые указали, что коль скоро заявление о привлечении к субсидиарной ответственности подано в суд 22.01.2018, срок для подачи заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по основаниям подпункта 3 пункта 2 статьи 61.11 Закона о банкротстве составляет три года.

Так же существуют и совсем иные подходы судов к данному вопросу исковой давности.

Однако, не так давно появилось апелляционное Определение, в котором суд систематизировал различные подходы к применению годичного срока исковой давности по обособленным спорам о субсидиарной ответственности, и выразил свое обоснованное и более чем аргументированное мнение на этот счет, которое, на мой взгляд, на сегодняшний день представляется наиболее правильным.

Из чего же исходил апелляционный суд?

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации придание обратной силы закону — исключительный тип его действия во времени, использование которого относится к прерогативе законодателя; при этом либо в тексте закона содержится специальное указание о таком действии во времени, либо в правовом акте о порядке вступления закона в силу имеется подобная норма; законодатель, реализуя свое исключительное право на придание закону обратной силы, учитывает специфику регулируемых правом общественных отношений; обратная сила закона применяется преимущественно в отношениях, которые возникают между индивидом и государством в целом, и делается это в интересах индивида (уголовное законодательство, пенсионное законодательство); в отношениях, субъектами которых выступают физические и юридические лица, обратная сила не применяется, ибо интересы одной стороны правоотношения не могут быть принесены в жертву интересам другой, не нарушившей закон (Решение от 1 октября 1993 года № 81-р; определения от 25 января 2007 года № 37-О-О, от 15 апреля 2008 года № 262-О-О, от 20 ноября 2008 года № 745-О-О, от 16 июля 2009 года № 691-О-О, от 23 апреля 2015 года № 821-О и др.).

Данная правовая позиция дополнительно закреплена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15.02.2016 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений части 9 статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина Е.В. Потоцкого».

Пунктом 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» разъяснено, что под основаниями требования о привлечении к субсидиарной ответственности, предполагающего обоснование статуса контролирующего должника лица, понимаются не ссылки на нормы права, а фактические обстоятельства спора, на которых основано притязание гражданско-правового сообщества, объединяющего кредиторов должника, о возмещении вреда, обращенное к конкретному лицу.

Следовательно, обстоятельства, указанные в пункте 4 статьи 10 в виде материальных презумпций, сами по себе могут являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Исходя из указанного разъяснения, установленные в пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве презумпции, являются презумпциями материального характера.

Поскольку вопросы субсидиарной ответственности — это вопросы отношений между кредиторами и контролирующими должника лицами, основания субсидиарной ответственности, даже если они изложены в виде презумпций, относятся к нормам материального гражданского (частного) права, и к ним не может применяться обратная сила, исходя из того, что каждый участник гражданского оборота должен быть осведомлен об объеме и порядке реализации своих частных прав по отношению к другим участникам оборота с учетом действующего в момент возникновения правоотношений правового регулирования.

В пункте 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.04.2010 № 137 «О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», разъяснено, что положения Закона о банкротстве в редакции Закона № 73-ФЗ (в частности, статья 10) о субсидиарной ответственности соответствующих лиц по обязательствам должника применяются, если обстоятельства, являющиеся основанием для их привлечения к такой ответственности (например, дача контролирующим лицом указаний должнику, одобрение контролирующим органом или совершение им от имени должника сделки), имели место после дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ. Если же данные обстоятельства имели место до дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ, то применению подлежат положения Закона о банкротстве о субсидиарной ответственности по обязательствам должника в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 73-ФЗ (в частности, статья 10) независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

Если же данные обстоятельства имели место до дня вступления в силу Закона № 73-ФЗ, то применению подлежат положения Закона о банкротстве о субсидиарной ответственности по обязательствам должника в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона № 73-ФЗ (в частности, статья 10) независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

Таким образом, применение той или иной редакции статьи 10 Закона о банкротстве (статьей 61.11 и 61.12 Закона о банкротстве) в целях регулирования материальных правоотношений зависит от того, когда имели место обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения контролирующего лица должника к субсидиарной ответственности.

Данный вывод также подтвержден в Определении Верховного Суда РФ от 06.08.2018 № 308-ЭС17-6757 (2,3) по делу № А22-941/2006.

Годичный срок исковой давности, установленный для обращения в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, п. 5 ст. 10 Закона о банкротства в редакции 134-ФЗ должен исчисляться с учетом следующего.

В Обзоре судебной практики N 2 (2018), утверждённом Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 04.07.2018, разъяснено, что срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, контролирующем должника (имеющем фактическую возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия), неправомерных действиях (бездействии) данного лица, причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчётов со всеми кредиторами.

Согласно положениям статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), действующего на момент совершения вмененных конкурсным управляющим и конкурсным кредитором действий, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 статьи 10 Закона о банкротстве, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом.

Вышеуказанные нормы содержат указание на необходимость применения двух сроков исковой давности однолетнего субъективного, исчисляемого по правилам, аналогичным пункту 1 статьи 200 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ); трехлетнего объективного, исчисляемого со дня признания должника банкротом.

Согласно статье 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении от 21.12.2017 № 53 (п. 59) указал на то, что срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу (ст. 200 ГК РФ), исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

Для начала течения срока исковой давности необходимо понимание о недостаточности активов должника для удовлетворения требований кредиторов.

Указанный вывод подтверждается судебной практикой (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2018 по делу № А45-10364/2014, Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 27.03.2018 № 08АП773/2018 по делу № А70-11814/2015, оставленное без изменения Постановлением Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.06.2018 № Ф04-1318/2016, Определением Верховного Суда РФ от 04.10.2018 N 304-ЭС16-17558(2,3)).

По смыслу определения Верховного Суда РФ от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757 (2,3) по делу № А22-941/2006 нормы о применении срока давности привлечения к субсидиарной ответственности применяются в той редакции, которая действовала на момент совершения ответчиком вменяемого правонарушения.

Вместе с тем, если материально-правовые основания привлечения к ответственности на дату совершения правонарушения и на дату обращения с заявлением не изменились и на дату прекращения действия предыдущих редакций данного Закона (и Гражданского кодекса Российской Федерации), предусматривавших иной порядок исчисления давности по этой категории дел, срок исковой давности привлечения к субсидиарной ответственности не истек (или даже не начинал течь), к вопросу о продолжительности и порядку исчисления исковой давности подлежит применению новая норма.

Данный подход опирается на сложившуюся в позитивном праве традицию исчисления сроков давности при их законодательном изменении (пункт 9 статьи 3 Федерального закона от 07.05.2013 № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации», пункт 2 статьи 2 Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Таким образом, если по состоянию на дату введения в действие статьи 61.14 Закона о банкротстве (30.07.2017) ранее действовавший срок давности не истек, к правоотношениям применяется срок давности, предусмотренный статьей 61.14 Закона о банкротстве.

По смыслу по смыслу действовавшей на момент совершения контролирующими должника лицами вменяемых им конкурсным управляющим незаконных действий редакции статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также последующих редакций данной статьи и статьи 10 Закона о банкротстве исковая давность по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности в любом случае не могла начать течь ранее момента возникновения у истца права на иск и объективной возможности для его реализации.

Если вменяемые ответчикам действия (бездействия) совершены в период действия статьи 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 28.06.2013 N 134-ФЗ, согласно которой заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.

В силу пункта 59 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» предусмотренный абзацем первым пункта 5 статьи 61.14 Закона о банкротстве срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

Если в ходе рассмотрения обособленного спора (дела) будет установлено, что недобросовестно действующий в интересах контролирующего должника лица арбитражный управляющий скрыл от кредиторов обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, срок исковой давности не может быть исчислен с момента осведомленности такого управляющего.

Кроме того, по смыслу пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности, лежит на ответчиках.

Обстоятельства пропуска срока давности подлежат доказыванию ответчиками, а обстоятельства сокрытия первоначальным конкурсным управляющим от кредиторов информации об основаниях привлечения к субсидиарной ответственности подлежат доказыванию истцами.

Ответчикам необходимо доказать об осведомленности заявителя об основаниях для привлечения к субсидиарной ответственности.

Лицо считается осведомленным о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, если оно осведомлено о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

Таким образом, осведомленность должна иметь место не просто о наличии действий (бездействия), но и о том, что такие действия (бездействие) являются неправомерными) и причинили вред кредиторам.

Иными словами, заявители должны быть осведомлены не просто о бездействии, но и об обстоятельствах незаконности (недобросовестности) такого бездействия.

В ситуации одновременного обращения с иском конкурсного управляющего и конкурсного кредитора (двух представителей имущественной массы должника) давность должна быть исчислена по моменту осведомленности конкурсного кредитора (за исключением случая, когда он не подпадает под понятие «обычного независимого кредитора»), так как в противном случае (если давность будет исчисляться по конкурсному управляющему) смысл предоставления законодателем дополнительной защиты утрачивается.

Понятие «должен был знать» для кредитора означает возможность получения им информации в ходе обычного добросовестного кредиторского поведения (присутствия на собраниях кредиторов, ознакомления с отчетами о ходе конкурсного производства и т.п.).

Если же, по состоянию на дату введения в действие статьи 61.14 Закона о банкротстве (30.07.2017) ранее действовавший срок давности по любым установленным законом причинам не истек, субъективный срок исковой давности Федеральным законом № 266-ФЗ продлевается до трех лет.

Андрей Егоров: «Субсидиарная ответственность при банкротстве и исковая давность»

Исковая давность при субсидиарной ответственности в делах о банкротстве, как оказалось, является сложнейшей проблемой. В судах идут дела, в которых к ответственности привлекают людей, предположительно совершивших противоправные деяния семь, восемь, десять лет назад (см., например, Определение АС г. Москвы от 23.04.2018 по делу № А40-133945/2010). И это начинает вызывать опасения.

С 30 июля 2017 г. действуют правила Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), устанавливающие довольно неприятную для виновных лиц модель: срок исковой давности начинает течь с момента, когда о нарушении узнал или должен был узнать арбитражный управляющий или иное лицо, управомоченное на подачу иска (п. 5 ст. 61.14). При этом глубина заглядывания в прошлое довольно существенная — десять лет, отсчитывая от даты подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Однако раньше такого правила не существовало. В 2009 г., когда законодатель принялся развивать субсидиарную ответственность при банкротстве, вопросы исковой давности вообще никак не регулировались (вплоть до 2013 г., когда они были введены, — и достаточно короткие, сопоставимые со сроком на оспаривание сделок при банкротстве).

Эти пробелы привели к достаточно радикальному решению, представленному в практике ВАС РФ (см. постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 № 219/12 по делу № А21-10191/2005).

При этом на данное радикальное решение продолжают до сих пор ссылаться суды, рассматривая споры, относящиеся к 2009—2013 гг. Такое положение я считаю глубоко ошибочным.

Начать нужно с того, что модель субсидиарной ответственности, созданная законодателем, фактически воспроизвела ответственность за причинение вреда юридическому лицу, через которую опосредуется ответственность перед кредиторами. В литературе обращалось внимание на неизбежные проблемы, связанные с такой моделью1.

Одной из особенностей субсидиарной ответственности является то, как определяется ее размер. Он исчисляется не в зависимости от размера фактически причиненных юридическому лицу убытков, а в зависимости от того, в каком размере сложится разница между активами и пассивами юридического лица — банкрота к концу конкурсного производства (см. п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве в ред. Федерального закона от 28.04.2009 № 73-ФЗ).

Поэтому возник вопрос: как может применяться исковая давность по требованию, относительно которого не понятен его размер?

Разрешению данного вопроса посвящено постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 № 219/12.

В постановлении использована следующая мотивировка.

Цитируем документ

При определении момента начала течения срока исковой давности по заявлению о привлечении собственника имущества должника к субсидиарной ответственности в процедуре банкротства необходимо учитывать, что размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента реализации имущества должника, в связи с чем такой срок может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы.

Избранный Президиумом ВАС РФ подход означает, что в условиях правовой неопределенности суд посчитал наименьшим злом удлинение исковой давности по сравнению с подходом, при котором виновные лица смогли бы уходить от ответственности ввиду пропуска срока исковой давности.

Поясним, что же являлось еще большим злом, от которого уходила высшая судебная инстанция. Предположим, виновное действие совершено за год до возбуждения дела о банкротстве. Далее дело затянулось (шло более двух лет), что не редкость в российских реалиях, особенно в том случае, если у должника имеется значительное имущество, подлежащее продаже. В этом случае срок исковой давности, если бы он исчислялся по дате причинения ущерба имуществу юридического лица — должника (будущей конкурсной массе), оказался бы пропущен.

Если даже срок исковой давности можно было бы считать с даты открытия конкурсного производства или более поздней даты, когда об основаниях для субсидиарной ответственности узнал или должен был узнать конкурсный управляющий, то затягивание конкурсного производства на срок более трех лет также лишало бы кредиторов возможности покрыть свои потери через механизм субсидиарной ответственности.

Именно так и получилось в деле, которое попало на рассмотрение Президиума ВАС РФ: конкурсное производство было введено 14 июня 2006 г., далее 13 декабря 2010 г. принято решение о собрании кредиторов с предложением в адрес конкурсного управляющего об обращении в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности администрации как собственника предприятия, а заявление в суд подано 5 марта 2011 г.

Отдавая дань решению ВАС РФ, которое в текущей исторической ситуации, по-видимому, было оправданным, не можем промолчать о том, что наличие института исковой давности, направленного на защиту правовой определенности и правовых ожиданий ответчика, является весьма значимым достижением правопорядка. На важность исковой давности неоднократно обращал внимание КС РФ (см., например, определения от 03.11.2006 № 445-О, от 24.06.2008 № 364-О-О, постановления от 20.07.2011 № 20-П, от 15.02.2016 № 3-П)2. Понимая важность исковой давности, вскоре после принятия постановления Президиума ВАС РФ от 07.06.2012 № 219/12 федеральный законодатель установил гораздо более короткие сроки исковой давности — один год с момента, когда истец узнал об основаниях своего иска (п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве в ред. Федерального закона от 28.06.2013 № 134-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия незаконным финансовым операциям»).

Таким образом, из всего последующего развития событий следует воля законодателя устранить несправедливость в виде неограниченного по сроку привлечения к ответственности контролирующего лица и соответствующий перекос в балансе интересов сторон, вызванный пробелами в законодательстве, действовавшем до 2013 г.

Эту волю необходимо учитывать при рассмотрении судебных споров.

Это означает, что в реалиях 2018 г. нецелесообразно и неправомерно использовать правовую позицию Президиума ВАС РФ, выраженную в 2012 г. и относящуюся к событиям 2005 г., без поправок на изменившееся законодательство.

И главное изменение законодательства заключается в том, что более не требуется дожидаться точного определения размера субсидиарной ответственности (читай — завершения конкурсного производства), чтобы предъявить иск. Иск можно предъявлять сразу же, а размер требования считать уже потом, постфактум.

Это значит, что и субъективная исковая давность должна начинать свое исчисление гораздо раньше, чем это следует согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ из постановления от 07.06.2012 № 219/12. Не должно быть такого, чтобы истец мог предъявить иск, но исковая давность не текла бы. Это совершенно невзвешенный и непропорциональный подход. Он не просто загоняет в ловушку многих бизнесменов. Он объявляет им: вы уже в ловушке, бежать никуда не надо. Такие-то ваши действия объявляются неправомерными. А то, что вы этого не знали и не собирали доказательства обратного, это ваша проблема. И в итоге мы получаем не обычную, а какую-то ползучую обратную силу закона, которая наносит вред правовой определенности и правовым ожиданиям граждан. И это, на мой взгляд, очень плохо.

1 Егоров А.В., Усачева К.А. Субсидиарная ответственность за доведение до банкротства — неудачный эквивалент западной доктрины снятия корпоративного покрова // Вестник ВАС РФ. 2013. № 12; Егоров А.В., Усачева К.А. Доктрина «снятия корпоративного покрова» как инструмент распределения рисков между участниками корпорации и иными субъектами оборота // Вестник гражданского права. 2014. № 1.

Применение исковой давности по делам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц

15.03.2018 11:59:00 На практике часто возникает вопрос применения сроков исковой давности по различным категориям исковых требований. Особую актуальность в настоящее время представляет вопрос исчисления сроков по делам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, как в делах о банкротстве, а также после прекращения конкурсного производства и признания должника банкротом.
Широкое распространение практика привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности получила после принятия Федерального закона от 29.07.2017 N 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г. (Далее – закон о банкротстве), в соответствии с которым Закон о банкротстве был дополнен главой III.2. «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве». В частности, указанной главой были установлены специальные сроки исковой давности по данной категории дел.
До вступления в силу Закона № 266-ФЗ, суды руководствовались статьей 10 «Ответственность должника и иных лиц в деле о банкротстве» Закона о банкротстве (утратила свою силу в связи с принятием закона 266-ФЗ), согласно п. 5 которой, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, могло быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом и открытия судом конкурсного производства.
Таким образом, срок исковой давности на предъявление иска к контролирующему лицу ограничивался тремя годами и такой иск не мог был быть предъявлен, если прошло три года со дня объявления должника банкротом. Новая редакция закона о банкротстве (Пункт 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве в ред. ФЗ-266 от 29.07.2017) также содержит указание на трёхлетний срок, который по нашему мнению является пресекательным.
Вместе с тем, начинает появляться практика расширительного толкования начала течения сроков давности по делам о привлечении к субсидиарной ответсвенности контролирующих лиц. Самое интересное, что эта практика сформирована Судебной коллегией по Экономическим спорам Верховного суда Российской Федерации по делу, где кредитором является Федеральная налоговая служба, а размер долга перед бюджетом составил более 8 млрд. рублей.
Определение Коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ от 15.02.2018 г. № 302-ЭС14-1472.
Обстоятельства спора: Одним из ответчиков по вышеуказанному делу (требование о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующего лица), являлся Абазехов Х.Ч — участник хозяйственного общества, долговые обязательства которого перед бюджетом сформировались в период 2008-2010 годов, то есть примерно 10 лет назад от даты Определения Верховного суда РФ.
Конкурсный управляющий не обращался с иском о привлечении к субсидиарной ответственности Абазехова Х.Ч. в течение более чем трех лет с даты объявления должника банкротом и открытия конкурсного производства в 2013 году. Требования к участнику общества были заявлены конкурсным управляющим только в 2016 году со ссылкой на то, что ему стало известно об этом именно в этот период.
Суды всех инстанций отказали в удовлетворении требования о привлечении к субсидиарной ответственности, сославшись на пропуск трехгодичного срока исковой давности (как на самостоятельное основание для отказа в иске) конкурсным управляющим, исчисляемого от даты открытия конкурсного производства в 2013 году, в порядке, установленном ст. 196 ГК РФ.
В том числе, в Постановлении АС Восточно-Сибирского округа от 22.08.2017 по данному делу (№ А33-1677/2013) содержится следующий вывод: «Таким образом, о наличии оснований для обращения в суд с заявлением о привлечении Абазехова Х.Ч. к субсидиарной ответственности на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве первоначальный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать с даты принятия Арбитражным судом Красноярского края решения о признании ООО «Инком» несостоятельным (банкротом), то есть с 06.03.2013.
Поскольку заявление о привлечении Абазехова Х.Ч. к субсидиарной ответственности подано конкурсным управляющим Рец М.Н. 26.09.2016, то есть по истечении трех лет с даты открытия конкурсного производства, суды пришли к правильному выводу о пропуске конкурсным управляющим срока, установленного статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации для обращения с заявлением о привлечении указанного лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении настоящего заявления».
Вместе с тем, конкурсный управляющий не согласился с отказом и обратился в коллегию Верховного суда Российской Федерации по экономическим спорам с требованием отменить, не законные, по его мнению, судебные акты, в том числе, не согласившись с пропуском срока исковой давности.
В результате рассмотрения жалобы по существу, Верховный суд Российской Федерации судебные акты по делу, которыми было отказано в удовлетворении требований о привлечении субсидиарной ответственности Абазехова Х.Ч, отменил, сославшись на следующие нормы:
«Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, начинает течь с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности – о совокупности следующих обстоятельств: о лице, контролирующем должника (имеющем фактическую возможность давать должнику обязательные для исполнения указания или иным образом определять его действия), неправомерных действиях (бездействии) данного лица, причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами. При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (применительно к настоящему делу – не ранее введения процедуры конкурсного производства).
Таким образом, в Определении от 15.02.2018 Верховный суд РФ указал, что трехлетний срок исковый давности пресекательным не является и может выходить за пределы трех лет после даты объявления должника банкротом. Фактически суд связал начало течения срока давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, с датой подачи соответствующего заявления в суд. Хотя формулировка в определении суда противоречива, поскольку суд указал, что «При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (применительно к настоящему делу – не ранее введения процедуры конкурсного производства)». А на дату вынесения Определения ВС РФ три года с даты открытия конкурсного производства прошли, поэтому мотивы суда не совсем понятны.

Комментарий эксперта:

Законом ФЗ-266 не установлены расширительные сроки исковой давности за пределами трех лет от даты объявления должника банкротом и открытия конкурсного производства. В законе появились дополнительные основания для привлечения к субсидиарной ответственности, а также установлен нижний предел срока, за которыми привлечение к субсидиарной ответственности контролирующего лица в принципе, невозможно.

Пункт 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в ред. от 18.06.2017) Пункт 5 ст. 61.14 Закона о банкротстве (в ред. ФЗ-266 от 29.07.2017)
Заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, может быть подано в течение трех лет со дня, когда лицо, имеющее право на подачу такого заявления, узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) и не позднее десяти лет со дня, когда имели место действия и (или) бездействие, являющиеся основанием для привлечения к ответственности.

Как мы видим из сравнения вышеуказанных норм Закона о банкротстве в редакциях «до» и «после», обе статьи указывают на трехлетний срок привлечения к субсидиарной ответственности, исчисляемый от даты начала конкурсного производства и объявления должника банкротом.
В более ранних редакциях Закона о банкротстве специальный срок и вовсе отсутствовал (применялся общий трехлетний срок), потом был установлен одним годом и дорос до трех лет.
Подробное разъяснение оснований применения указанных сроков дано в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 21.12.2017 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (далее — Пленум).
Согласно пункта 58 Пленума, сроки, указанные в абзаце первом пункта 5 и абзаце первом пункта 6 статьи 61.14 Закона о банкротстве, являются специальными сроками исковой давности (пункт 1 статьи 197 ГК РФ), начало течения которых обусловлено субъективным фактором (моментом осведомленности заинтересованных лиц).
При этом, как сказано в п. 58 Пленума, данные сроки ограничены объективными обстоятельствами: они в любом случае не могут превышать трех лет со дня признания должника банкротом (прекращения производства по делу о банкротстве либо возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом) или со дня завершения конкурсного производства и десяти лет со дня совершения противоправных действий (бездействия).
Пунктом 59 Пленума установлено, что предусмотренный абзацем первым пункта 5 статьи 61.14 Закона о банкротстве срок исковой давности по требованию о привлечении к субсидиарной ответственности, по общему правилу, исчисляется с момента, когда действующий в интересах всех кредиторов арбитражный управляющий или обычный независимый кредитор, обладающий правом на подачу заявления, узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности — о совокупности следующих обстоятельств: о лице, имеющем статус контролирующего, его неправомерных действиях (бездействии), причинивших вред кредиторам и влекущих за собой субсидиарную ответственность, и о недостаточности активов должника для проведения расчетов со всеми кредиторами (без выяснения точного размера такой недостаточности).

При этом в любом случае течение срока исковой давности не может начаться ранее возникновения права на подачу в суд заявления о привлечении к субсидиарной ответственности (например, ранее введения первой процедуры банкротства, возврата уполномоченному органу заявления о признании должника банкротом, прекращения производства по делу о банкротстве на основании абзаца восьмого пункта 1 статьи 57 Закона о банкротстве на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом).
По нашему мнению, трехлетний срок, установленный в Законе о банкротстве все таки является пресекательным. То есть, если кредитор не обратился с соответствующим требованием в течение трех лет с даты признания должника банкротом, такой срок восстановлен быть не может и в иске должно быть отказано если сторона заявила о пропуске срока. Расширительное толкование сроков давности (как в рассмотренном деле) не должно допускаться судами.
Рекомендуем также ознакомится с недавно опубликованным Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.01.2018 N 09АП-56640/2017 по делу N А40-122205/13, в котором суд назвал трехгодичный срок пресекательным.
«ООО «Фоллин-99» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Указанное заявление было направлено в суд в электронном виде через систему подачи документов в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» 25.05.2017.
В соответствии с абзацем 4 пункта 5 статьи 10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции, действовавшей на момент подачи заявления, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, может быть подано в течение одного года со дня, когда подавшее это заявление лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности, но не позднее трех лет со дня признания должника банкротом. В случае пропуска этого срока по уважительной причине он может быть восстановлен судом.
Указанная норма устанавливает пресекательный трехгодичный срок для подачи заявления о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности, который подлежит исчислению со дня признания должника банкротом. Исчисление заявителем указанного срока с момента опубликования решения суда в Единой информационной системе, является ошибочным.
Таким образом, учитывая, что решение о признании должника банкротом принято судом 22.05.2014, Арбитражный суд г. Москвы пришел к обоснованному выводу о том, что обратившись в суд 25.05.2017, заявитель пропустил трехлетний срок давности для подачи заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.
В соответствии с пунктом 2 статьи 199 ГК РФ истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске».
Вернуться в раздел

Если собственности должника недостаточно, чтобы погасить претензии всех кредиторов, к субсидиарной ответственности привлекают лиц, влиявших на принимаемые должником решения. Такие лица признаются контролирующими должника, и им вменяется погашение неудовлетворенных требований кредиторов, если нет доказательств их непричастности к банкротству (ст. 61.11 127-ФЗ).

Дмитрий Иванов. Юрист Дорогие читатели! Для получения консультации по вашей проблеме обратитесь к юристу через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

— Дмитрий Иванов. Юрист

В п. 5, 6 ст. 61.14 закона о банкротстве определены сроки исковой давности для привлечения к ответственности субъектов, контролирующих должника, а отдельные аспекты применения таких сроков приведены в п. 57-62 Постановления Пленума ВС №53.

Заявление о привлечении к субсидиарной ответственности можно подавать в течение 3 лет с момента любого из перечисленных событий (первого по времени):

  • получения сведений об основаниях, позволяющих привлечь кого-либо к субсидиарной ответственности;
  • признания должника банкротом;
  • закрытия дела о банкротстве;
  • возвращения заявления о банкротстве заявителю.

В качестве основания для присуждения субсидиарной ответственности учитываются действия контролирующего должника субъекта, совершенные за три года до появления первых признаков банкротства и позднее. При этом предельная давность действий лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности – 10 лет до даты подачи заявления в суд.

Важно учесть, что течение трехлетнего срока давности начинается с момента, когда заявитель получил право на подачу заявления по ст. 61.14 закона 127-ФЗ. Например, если должник был признан банкротом 3 года и 2 месяца назад, а требования конкурсного кредитора были внесены в реестр 2 года и 10 месяцев назад, то трехлетний срок давности будет действовать ещё 2 месяца, так как до внесения требований в реестр кредитор не мог подавать заявление о субсидиарной ответственности.

Судебная практика

Сроки давности по делам субсидиарной ответственности являются специальными, отсчитываемыми от события, время которого нельзя установить точно – например, время выяснения заявителем оснований для подачи заявления. При принятии решения суд учитывает положения ст. 61.14, уважительные причины сторон и их активную позицию по применению сроков давности к делу.

Первый случай

В январе 2019 года частный заемщик подал в Кировский арбитражный суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности заместителя директора строительной фирмы, дело о банкротстве которой было завершено в августе 2015 года. Суммарные претензии кредиторов составляли 80 миллионов рублей, а величина конкурсной массы – 10 миллионов рублей. Подавший заявление кредитор недополучил около трех миллионов в результате конкурсного производства и получил сведения об основаниях для привлечения замдиректора к ответственности ещё до завершения дела о банкротстве.

Пропуск срока исковой давности был сделан без уважительной причины, но тем не менее суд рассмотрел дело по существу и присудил ответчику выплатить истцу три миллиона рублей плюс судебные издержки. После вынесения судебного решения ответчик, не присутствовавший на заседании суда, подал апелляцию на решение суда, мотивируя истекший срок исковой давности по делу в соответствии со ст. 61.14 127-ФЗ.

Областной апелляционный суд оставил решение Кировского суда без изменений, обосновав решение выдержкой из п. 58 Пленума ВС РФ №53, согласно которому, сроки исковой давности учитываются судом только в том случае, если о таких сроках заявил ответчик до вынесения судом определения о принятии заявления (обычно 5 дней со дня подачи).

Второй случай

В 2015 году Томский городской арбитражный суд признал компанию по производству металлоконструкций банкротом и объявил об открытии конкурсного производства. После реализации активов компании требования кредиторов были погашены не полностью – оставался общий долг в размере 38 миллионов рублей.

Спустя 4 года один из кредиторов выяснил, что основной причиной банкротства стала сделка по поглощению предприятия конкурента, совершенная в 2013 году. Рекомендация по проведению данной сделки была дана главой юридического отдела фирмы Дмитрием К., гражданская жена которого являлась бенефициарным владельцем поглощаемой фирмы.

Кредитор подал в суд заявление о привлечении к субсидиарной ответственности Дмитрия К., указав следующие основания:

  • нарушение прав кредиторов в результате сделки по поглощению;
  • факт получения выгоды Дмитрием К. от сделки;
  • возможность Дмитрия влиять на принимаемые должником решения через правовые рекомендации.

На заявление Дмитрий К. оставил отзыв, в котором указал на пропуск сроков исковой давности по делу, приложив доказательства того, что управляющий по делу о банкротстве был осведомлен о влиянии сделки по поглощению на финансовое состояние должника при открытии дела о банкротстве – более трех лет назад.

Рассмотрев дело по существу, суд установил следующие факты:

  • арбитражный управляющий находился в корыстном сговоре с Дмитрием К.;
  • отчет управляющего не содержал сведений о влиянии поглощения компании жены Дмитрия К. на банкротство;
  • основания, указанные кредитором-заявителем, подтвердились.

В результате суд постановил привлечь Дмитрия К. к субсидиарной ответственности по ст. 61.11 закона о банкротстве. В мотивировочной части решения было разъяснено, что, согласно п. 59 Пленума ВС РФ, срок исковой давности в данном деле исчисляется не с момента осведомленности управляющего об основаниях для привлечения Дмитрия к ответственности, а с момента осведомленности заявителя об этом, так как управляющий скрыл часть сведений от кредиторов в интересах ответчика.

Третий случай

В марте 2016 года Екатеринбургский суд принял постановление о прекращении производства о банкротстве в связи с нехваткой у должника денег для покрытия судебных издержек. В мае 2019 года бывший работник фирмы должника подал в суд заявление о привлечении к ответственности по ст. 61.11 руководителя подразделения Сергея П., приведя следующие основания:

  • Сергей П. реорганизовывал подразделение, под видом оптимизации сокращая важные кадры;
  • сэкономленные средства зарплатного фонда были выписаны в качестве крупных премий самому руководителю и подставным лицам;
  • необоснованное сокращение квалифицированных кадров привело к существенному нарушению технологического процесса, что стало основной причиной банкротства и, как следствие, нарушения прав кредиторов.

Сергей П. направил отзыв на заявление с указанием на пропуск срока исковой давности, а работник-заявитель объяснил пропуск сроков уважительной причиной – уходом за больной матерью в другом городе в течение последнего года. Суд посчитал причину, указанную работником, уважительной и восстановил срок принятия заявления. По результатам проверки сведения, указанные заявителем, оказались верны, и Сергей П. был привлечен к ответственности по ст. 61.11 127-ФЗ.

Не нашли ответа на свой вопрос? Для получения бесплатной консультации обращайтесь через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

Евгений Бобро Юрист. Автор статей. Практика договорной работы в сфере недвижимости и закупок Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

Исковая давность по банкротству, сроки для оспаривания

Какая исковая давность в деле по банкротству, или какие существуют сроки для оспаривания, рассмотрим далее подробней.

Срок подачи искового заявления действует для отношений, регулируемых гражданским законодательством. Ни один из контрагентов того или иного договора не способен каким-либо способом сузить круг применения сроков давности. Это правило распространяется и на процедуру их исчисления. Вместе с тем всегда следует помнить, что окончание периода подачи искового заявления по главному обязательству одновременно означает и прекращение течения указанного срока по дополнительным обязательствам.

Условия для подачи иска по банкротству

В случае, если организация-должник или человек явно не в состоянии выплатить долг по своим обязательствам, то заинтересованные лица (в т.ч. и сам несостоятельный должник) подают в арбитражный суд исковое заявление о признании банкротом. Обязательными условиями при этом определенный период просрочки выплаты и ограничение по величине задолженности. Организации должны накопить сумму долга величиной минимум 300 000 руб., а граждане – полмиллиона рублей. Просрочка со стороны физического лица должна превысить три месяца.

Опубликование сведений о созыве кредиторов необходимо разместить в печатных средствах массовой информации не позднее, чем за две недели до собрания. Кредиторам законодательство предоставляет около месяца со дня размещения в СМИ для того, чтобы они могли заявить о своих законных требованиях. Если они не сделают этого вовремя, то арбитражный суд рассматривает его в течение тридцати дней после определения этапа, следующего за стадией наблюдения. Начало стадии наблюдения автоматически лишает кредиторов права подать иск в суд общей юрисдикции. Все судебные претензии должны выдвигаться только в пределах процесса несостоятельности. Основаниями для последних могут быть только контракты, заключенные в предусмотренном законом порядке.

Исковая давность по банкротству и сопутствующие обстоятельства

Использование правил о сроках подачи искового заявления в процессе несостоятельности должника определяется следующими обстоятельствами:

1. Особой процедурой выдвижения требований заимодавцами.

2. Во главе организации с тяжелым финансовым положением встает стороннее должностное лицо (арбитражный управляющий).

3. Создание ограничений на реализацию требований заимодавцев.

4. Вводится мораторий на обжалование решений суда, принятых в рамках процедуры банкротства.

5. Сроки выплаты долгов откладываются до подведения результатов стадии конкурсного производства.

Если заимодавец пропустит установленный законом срок подачи претензий, то он уже не вправе что-либо требовать с должника в дальнейшем.

Юридическое основание

Длительность периода подачи искового заявления в арбитражный суд по общему правилу составляет 3 года. Отправной точкой для отсчета служит момент, когда кредитор узнал о невыполнении должником его законных требований. Другим поводом для начала отсчета является выяснение того лица, которое будет выступать в роли ответчика на суде. Положения конкретного договора между контрагентами могут указывать на период выполнения обязательств сторонами. В этой ситуации отсчет срока подачи искового заявления ведется после его окончания. Если же срок выполнения обязательств в контракте не указан, то время исковой давности берет свое начало с момента выдвижения кредитором требований по выплате задолженности.

В том случае, когда по обязательствам должника долги выплатило третье лицо, то последнее может подать исковое заявление по регрессному обязательству, начиная со дня удовлетворения главного обязательства. Помимо всего прочего российское законодательство учитывает возможность приостановить или вовсе прекратить течение срока судебной защиты нарушенных прав. Вместе с тем в отношении дел о несостоятельности присутствует ряд нюансов.

Особенности течения срока исковой давности по делам о банкротстве

Прежде всего, стоит отметить момент, с которого начинается их отсчет. В данном случае многое зависит от стадии проведения процесса финансовой несостоятельности, а также характер договора, по которому возник долг и его законность (например, сделка не должна быть кабальной).

В ГК РФ прерывание течения срока судебной защиты может быть обусловлено с тем, что должник стал предпринимать шаги, говорящие о признании долга. Соответственно 3 года начинают отсчитываться с самого начала. Остановка в исчислении периода возможной подачи искового заявления может быть связана с форс-мажором, военной службой одного из контрагентов, законодательным временным запретом на совершение каких-либо действий, приостановлением органами государственной власти действия того закона, который лежал в основе юридического договора сторон. Исчисление трех лет продолжается после окончания соответствующих обстоятельств.

Несостоятельность не является уважительной причиной для приостановки или окончания течения срока судебной защиты нарушенных законных прав. Кроме того, перемена субъектов правоотношения никак не отражается на продолжительности времени подачи искового заявления.

Далее юридический совет о прожиточном минимуме на 2018 год.

>Исковая давность в банкротстве

Что такое исковая давность?

В целом данное понятие расшифровывается как период времени, на протяжении которого можно рассчитывать на защиту прав в суде, которые были нарушены.

Определение 1

Начало срока исковой давности – это время, когда определенное лицо узнает о нарушении своих прав.

Данное понятие применяется как в гражданских, уголовных, административных процессах, так и в процессах о банкротстве в арбитражных судах. Участники дела о банкротстве имеют основания обратиться в суд, если их права были нарушены.

Сроки давности по делам в банкротстве

Стоит обратить основное внимание, что согласно гражданскому законодательству в целом исковая давность не может превысить десять лет, такое правило относится и к банкротству. Устанавливаются общие (3 года) и специальные сроки (для отдельных видов требований). Поэтому при установлении сроков давности по делам о банкротстве будет важен момент, на каких видах сроков будет основываться процесс.

Замечание 1

Статья 61.9 закона о несостоятельности (банкротстве) отмечает, что внешний или конкурсный управляющий может подать в суд заявление, которое оспаривает сделку должника, при этом срок исковой давности определяется как момент, когда управляющий узнал о такой оспариваемой сделке. Очевидно, что данный момент документально определить и зафиксировать очень сложно. Далее в согласии уже с гражданским кодексом (статья 182) такие сделки могут обжаловаться в течение года с момента начала срока давности.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Пример 1

Например, могут обжаловаться и при успешном разрешении дел в суде исключиться из долгов увеличение заработных плат, выполнение платежей, выплата премиальных, присвоение активов должника и многие другие.

Приостановление течения сроков давности может быть связано лишь с мораторием, с обстоятельствам непреодолимой силы, которые помешали подать такой иск, приостановка и недействительность нормативных актов, которые регулируют правоотношения сторон в оспариваемой сделке, призвание и нахождение стороны в составе военных сил РФ. Когда данные обстоятельства прекращаются, то срок возобновляется.

В целом для того, чтобы определить срок нужно сначала ответить на следующие вопросы:

  1. этап (стадия) процедуры банкротства;
  2. какая сделка нарушена, установить ее характер.

Можно заключить, исковой срок применяется конкретно и разный в зависимости от характера сделки. Рассмотрим самые распространенные ситуации в оспаривании сделок в банкротстве и их исковые сроки давности:

  1. требование, которые связаны с ненадлежащим качеством работы – 1 год;
  2. перевозка грузов – 1 год;
  3. в области имущества, в том числе нанесение вреда – 3 года;
  4. просроченная дебиторская задолженность – 3 года;
  5. выявленные неуплаченные ранее обязательства ( могут быть не включены в список требований кредиторов при реализации конкурсного производства, либо от 1 до 3 лет исковой давности);
  6. общий срок исковой давности – 1 год.

Замечание 2

Так, обжаловать сделки могут и должники, так и их кредиторы. На практике такой процесс очень сложен, требует грамотного юридического подхода, зависит от профессионализма управляющих, а также от решений суда и взгляда на конкретный вопрос оспариваемой сделки.

Проблемы, связанные с исковой давностью в банкротстве

Основной трудностью на практике является тот факт, что при установлении срока давности очень сложно установить, когда должник узнал о нарушении собственных прав. Также у судов нет единого подхода к решению проблем, которые возникают при установлении сроков давности. Отсутствие о перерыве, прерывании сроков давности также не регламентируется законом о банкротстве или иными положениями, так этот вопрос остается актуальным и открытым на настоящий момент.

Таким образом, вопрос исковой давности в сфере банкротства очень сложный момент законодательства, который требует более тщательной переработки на государственном уровне. Главная сложность состоит в том, что проблема состоит на стыке между арбитражным и гражданским законодательством, что и вызывает проблемы с определением сроков.

Срок субсидиарной ответственности

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *