Закрытие реестра требований кредиторов

Содержание

Случаи, когда суд восстановит срок на включение в реестр требований кредиторов. Часть 1

В процедуре конкурсного производства установлен двух месячный срок для предъявления требований кредиторами должника для включения в реестр (п. 1 ст. 142 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ»О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). По общему правилу срок исчисляется с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

При этом в п. 3 Информационного письма ВАС РФ от 26.07.2005 года № 93 «О некоторых вопросах, связанных с исчислением отдельных сроков по делам о банкротстве» указано, что восстановление пропущенного двухмесячного срока на включение в реестр законодательством не предусмотрена.

Конституционный суд РФ неоднократно отмечал, что закрытие реестра требований кредиторов обусловлено необходимостью создания определенности имущественного положения кредиторов и должника в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов, а возможность удовлетворения требований, предъявленных до и после закрытия реестра требований кредиторов, зависит от фактической платежеспособности конкретного должника и наличия у него имущества, достаточного для удовлетворения таких требований (Определения КС РФ от 22.12.2015 N 3021-О, от 22.04.2014 года № 952-О, от 24 сентября 2012 года N 1612-О, от 21 декабря 2011 года N 1755-О-О и др.).

Требования кредиторов, поданных после пропуска указанного срока, подлежат удовлетворению за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов.

Исходя из смысла статей 2 и 34 Закона о банкротстве, конкурсные кредиторы или уполномоченные органы, заявившие свои требования после закрытия реестра требований кредиторов, обладают правами лиц, участвующих в деле, с ограничениями, установленными Законом о банкротстве, в частности, не вправе голосовать на собрании кредиторов. Данное замечание имеет большое практическое значение при заключении мирового соглашения в конкурсном производстве. Поскольку конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, заявившие свои требования после закрытия реестра требований кредиторов, не вправе голосовать на собрании кредиторов, постольку заключенное мировое соглашение в данной процедуре банкротства не может распространяться на требования указанных субъектов (Статья: Правовой статус конкурсных кредиторов при заключении мирового соглашения (Кораев К.Б.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2008, N 4). Кроме того, собранием кредиторов принимаются такие важные решения, как утверждение арбитражного управляющего и (или) отстранение арбитражного управляющего. Также участники должника могут погасить требования кредиторов в только соответствии реестром требований кредиторов и не обязаны рассчитываться с кредиторами «за реестром» в рамках исполнения обязательств должника в деле о банкротстве (ст. 113, 125 Закона о банкротстве).

Ну и конечно, несмотря на печальную статистику удовлетворенных требований (https://pravo.ru/news/view/147243/, https://www.kommersant.ru/doc/3274384), тем не менее «реестровые» кредиторы могут рассчитываться на частичное удовлетворение своих требований, чего не скажешь про кредиторов, которые находятся «за реестром».

Поэтому принципиально важным является вопрос, возможно ли восстановить срок на включение в реестр, в случае его пропуска.

Анализ судебной практики позволяет придти к выводу, что восстановление срока на включение в реестр возможно только в особых случаях, количество которых ограничено.

Исполнительное производство поможет восстановить срок

Если кредитор пропустил срок в конкурсном производстве на включение в реестр требований должника, однако в отношении должника было возбуждено исполнительное производство по иску этого кредитора, то шанс на восстановление срока на включение в реестр есть.

К требованиям кредиторов, на принудительное исполнение которых выдан исполнительный лист, предусмотрен особый порядок исчисления срока предъявления требований, который исчисляется с даты направления конкурсным управляющим кредитору уведомления о получении исполнительного документа и необходимости заявления кредитором требования в рамках дела о банкротстве.

Одним из последствий введения процедуры конкурсного управляющего является окончание исполнительного производства в силу п. 5 ст. 96 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве». Исполнительные документы, производство по которым окончено, вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства в течение трех дней со дня окончания исполнительного производства направляются конкурсному управляющему. Аналогичная норма установлена в абз. 8 п. 1 ст. 126 Закона о банкротстве.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 15 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ № 59), в случае возбуждения дела о банкротстве» предусмотрено, что судам необходимо иметь в виду, что передача исполнительных документов конкурсному управляющему в соответствии с частью 5 статьи 96 Закона об исполнительном производстве не освобождает конкурсных кредиторов и уполномоченные органы, чьи требования подтверждаются исполнительными документами, от предъявления названных требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве, на основании пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве. Поскольку конкурсный управляющий обязан действовать и в интересах кредиторов (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве), он обязан незамедлительно уведомить лиц, являющихся взыскателями, о получении им соответствующих исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве. Срок на предъявление требований такими лицами в деле о банкротстве начинает исчисляться не ранее даты направления им указанного уведомления конкурсным управляющим.

Указанное разъяснение направлено на защиту кредиторов должника, которые уже предъявили свои требования к должнику (в рамках искового производства, посредством принудительного исполнения судебного акта) и не имели объективных причин для повторного обращения в суд за защитой своих прав ввиду отсутствия у них информации о начавшейся в отношении должника процедуры банкротства. Именно для таких кредиторов, срок для предъявления требований в рамках дела о банкротстве, исчисляется по-иному, и наделение такого кредитора статусом «опоздавшего» является неправомерным. Это обусловлено тем, что кредитор, в пользу которого уже осуществляется исполнительное производство, вправе полагать, что судебным приставом-исполнителем будут приняты все необходимые меры для исполнения судебного решения и потому у кредитора нет необходимости самостоятельно отслеживать судьбу своего должника (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2016 N 17АП-18109/2015-ГК по делу N А60-3392/2015)

Однако для того, чтобы разъяснения пункта 15 Постановления Пленума ВАС РФ № 59 были применимы необходимо, чтобы:

— исполнительное производство было возбуждено до даты публикации о введении процедуры банкротства (такой вывод сделан в Постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 09.08.2017 N 08АП-8918/2017 по делу N А46-9265/2016, Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.04.2017 года № Ф01-827/2017 по делу А28-4279/2016, Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 15.03.2017 N Ф09-435/17 по делу N А47-138/2016). Судами в данных делах было установлено, что исполнительные производства возбуждены ранее публикации о признании должника банкротом. Между тем, если исполнительный лист был передан кредитором в службу приставов спустя значительное время после признания должника банкротом и публикации соответствующих сведений, арбитражные суды приходят к выводу о наличии у кредитора возможности своевременно обратиться в арбитражный суд в порядке п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 17.03.2015 N Ф06-12275/2011, Ф06-21285/2013 по делу N А57-2127/2010).

— исполнительный лист был передан судебным приставом-исполнителем конкурсному управляющему. В том случае, если исполнительный лист не был передан судебным приставом конкурсного управляющему, то у суда не имеется правовых оснований для применения п. 15 постановления Пленума ВАС РФ, поскольку в названном пункте постановления речь идет об исчислении срока на предъявление требования кредитора в тех случаях, когда исполнительный лист был передан судебным приставом-исполнителем конкурсному управляющему (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.02.2014 по делу N А31-6844/2012);

— конкурсным управляющим не направлено уведомление кредитору – взыскателю о получении соответствующих исполнительных документов и о необходимости заявления кредитором требования в рамках дела о банкротстве (Постановлении ФАС Уральского округа от 23.10.2013 N Ф09-3008/13 по делу N А71-6744/2011).

— именно с даты уведомления для заявителя начинается исчисление специального срока на предъявление требований о включении в реестр требований кредиторов должника (Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2014 по делу N А13-2057/2013).

Так же кредитору необходимо учесть, что для того, чтобы воспользоваться разъяснениями п. 15 Постановления Пленума ВАС РФ № 59, ему не должно быть известно о введении в отношении должника процедуры банкротства. При этом речь не идет об общем правиле, что кредитор должен знать о банкротстве должника с даты соответствующий публикации в средствах массовой информации (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.04.2017 N Ф05-3648/2017 по делу N А41-704/16). Как раз наоборот, как было описано выше, в отсутствие уведомления конкурсного управляющего срок на предъявление требования не может считаться пропущенным даже с учетом публичного извещения. Однако, если из фактических обстоятельств, из материалов дела будет установлено, что кредитор знал о введении процедуры банкротства, суд в восстановлении срока откажет. Если при рассмотрении соответствующего спора будет установлено, что кредитору стало известно о банкротстве должника ранее уведомления конкурсного управляющего из иных источников, в том числе из сообщения службы судебных приставов, из деловой переписки, эти обстоятельства должны учитываться при разрешении вопроса о соблюдении срока на предъявление требования, предусмотренного в п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве (определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.11.2016 N 301-ЭС16-14998 по делу N А43-11579/2014, определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2015 N 306-ЭС14-2206 по делу N А65-34414/2009).

Например, в деле А06-2573/2015 судами установлено, что кредитор является заявителем по делу о несостоятельности (банкротстве) должника. В этой связи суды обоснованно указали, что о возбуждении дела о банкротстве кредитор был осведомлен еще до принятия судом решения, на котором основано настоящее требование, и имел возможность своевременно обратиться в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований кредиторов должника. Положения пункта 15 постановления Пленума ВАС РФ N 59 в данном случае не применимы (Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 18.10.2016 N Ф06-13438/2016 по делу N А06-2573/2015).

Если судом будет установлено, что пристав направил кредитору — взыскателю постановлении об окончании исполнительного производства в связи с признании должника банкротом, то с учетом данного обстоятельства, кредитору в восстановлении срока на включение в реестр суд, скорее всего откажет (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.08.2016 N Ф01-3091/2016 по делу N А43-11579/2014). В таком случае кредитору можно дать практический совет – доказать в суде, что, несмотря на отправку приставом постановления об окончании исполнительного производства в его адрес, кредитором — взыскателем данное постановление получено не было в силу объективных причин (например, конверт не доставлен по вине почтовой службы).

Еще в одном деле, суд с учетом конкретных обстоятельств дела правомерно пришел к выводу об удовлетворении требования кредитора за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника, поскольку кредитор не отрицал, что сведения о публикации сообщения о признании должника банкротом заявителю были известны. При таких обстоятельствах действия кредитора, как лица заинтересованного в удовлетворении имеющегося у него требования к должнику, суды не признали разумными и соответствующими нормам Закона о банкротстве (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 03.02.2014 по делу N А82-12211/2011).

Однако, если кредитору стало известно о введении процедуры банкротства в отношении должника до получения уведомления конкурсного управляющего, но после закрытия реестра требований кредиторов, на мой взгляд, кредитору следует обратиться в суд с соответствующим заявлением и с ходатайством о восстановлении срока, не дожидаясь уведомления управляющего. Такое поведение судом будет признано разумным и осмотрительным, а срок на включение в реестр будет восстановлен (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12.04.2017 N Ф05-3648/2017 по делу N А41-704/16).

Резолютивная часть определения объявлена 25 июня 2018 г.

Полный текст определения изготовлен 2 июля 2018 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Разумова И.В.,

судей Кирейковой Г.Г. и Самуйлова С.В., —

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Григорьева Олега Григорьевича на определение Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017 (судья Авдонина О.С.), постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2017 (судьи Порывкин П.А., Маслов А.С., Краснова Т.Б.), постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.10.2017 (судьи Михайлова Л.В., Комолова М.В, Мысак Н.Я.) по делу N А40-43851/2016 о несостоятельности (банкротстве) Урбана Василия Юрьевича.

В заседании принял участие представитель Григорьева О.Г. — Айдамиров Д.А. (по доверенности от 15.01.2016).

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения представителя Григорьева О.Г., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Григорьев О.Г. обратился в суд с заявлением о включении его требования в реестр требований кредиторов Урбана В.Ю., в котором изложил ходатайство о восстановлении пропущенного двухмесячного срока предъявления данного требования.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017 отказано в удовлетворении ходатайства Григорьева О.Г. о восстановлении пропущенного срока предъявления требования к должнику, требование кредитора в размере 65 710 594 рублей 22 копеек признано обоснованным и подлежащим удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов Урбана В.Ю.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2017 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Арбитражный суд Московского округа постановлением от 24.10.2017 определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Григорьев О.Г. просит отменить названные судебные акты в части отказа в восстановлении пропущенного срока и признания его требования подлежащим удовлетворению после погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 14.05.2018 кассационная жалоба передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Законность обжалуемых Григорьевым О.Г. судебных актов проверена судебной коллегией в той части, в которой они обжалуются (часть 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Изучив материалы дела, заслушав объяснения явившего в судебное заседание представителя кредитора, судебная коллегия считает, что определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа в обжалуемой части подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и усматривается из материалов дела, решением Арбитражного суда города Москвы от 18.05.2016 Урбан В.Ю. признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества введена процедура реализации.

Сведения о введении процедуры банкротства опубликованы 28.05.2016.

Григорьев О.Г. 30.01.2017 в порядке статьи 100, пункта 4 статьи 213.24 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» направил в суд заявление о включении его требования в реестр требований кредиторов Урбана В.Ю.

Требование Григорьева О.Г. вытекает из неисполнения Урбаном В.Ю. (заемщиком) обязательств, принятых по договору займа, и подтверждено вступившим в законную силу решением Нагатинского районного суда города Москвы от 12.12.2011 по делу N 2-9750/2011.

Заявляя ходатайство о восстановлении пропущенного двухмесячного срока, отведенного Законом о банкротстве кредиторам на предъявление требований, Григорьев О.Г. сослался на то, что после взыскания задолженности в судебном порядке он изменил место жительства, о введении процедуры реализации имущества Урбана В.Ю. по новому адресу кредитор не извещался. К ходатайству Григорьев О.Г. приложил копию постановления судебного пристава-исполнителя от 11.09.2015 о возбуждении по его заявлению исполнительного производства в отношении Урбана В.Ю.

Отказывая в удовлетворении ходатайства Григорьева О.Г. о восстановлении пропущенного срока и признавая его требование подлежащим удовлетворению за счет имущества Урбана В.Ю., оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, суды исходили из того, что информация о банкротстве Урбана В.Ю. была опубликована финансовым управляющим в установленном Законом о банкротстве порядке и являлась общедоступной.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с частями 4 и 5 статьи 69.1 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» при получении копии решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении процедуры реализации его имущества судебный пристав-исполнитель оканчивает исполнительное производство по исполнительным документам (за исключением исполнительных документов по требованиям об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании права собственности, о взыскании алиментов, о взыскании задолженности по текущим платежам). Исполнительные документы, производство по которым окончено, вместе с копией постановления об окончании исполнительного производства направляются арбитражному управляющему в течение трех дней со дня окончания исполнительного производства. Копия указанного постановления в тот же срок направляется сторонам исполнительного производства.

Как разъяснено в пункте 15 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве», передача исполнительных документов арбитражному управляющему не освобождает конкурсных кредиторов от предъявления соответствующих требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве. Срок на предъявление такими лицами требований в деле о банкротстве начинает течь не ранее дня направления им конкурсным управляющим уведомления о получении управляющим исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве.

Указанные разъяснения подлежат применению как при банкротстве юридических лиц, так и при банкротстве физических лиц.

Особенности правового регулирования срока предъявления требований при наличии возбужденного исполнительного производства обусловлены тем, что взыскатель, поручивший исполнение судебного решения государственной службе, специально созданной для этих целей, имеет разумные ожидания того, что он будет проинформирован путем индивидуального извещения об объективной невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению; возложение на него обязанности по самостоятельному отслеживанию публикаций о судьбе должника является чрезмерным.

Таким образом, вопреки выводам судов при прекращении исполнения требования взыскателя в исполнительном производстве, о котором кредитор узнает после открытия процедуры конкурсного производства (реализации имущества), для правильного определения начала течения срока закрытия реестра требований кредиторов правовое значение имеет не момент опубликования информационного сообщения о введении процедуры, а обстоятельства, связанные с направлением арбитражным управляющим извещения взыскателю.

Не установив эти обстоятельства, суды пришли к преждевременному выводу о пропуске Григорьевым О.Г. срока на предъявление требования к должнику.

Кроме того, представитель Григорьева О.Г. в судебном заседании пояснил, что его доверитель в заявлении о возбуждении исполнительного производства указал свой новый адрес, по которому рассчитывал получать сообщения о ходе исполнительного производства. Данные обстоятельства также подлежали проверке и оценке судами при разрешении вопроса о возможности включения требования кредитора в реестр требований кредиторов Урбана В.Ю.

В связи с тем, что допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Григорьева О.Г., определение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной инстанции и округа подлежат отмене в части отказа в удовлетворении ходатайства Григорьева О.Г. о восстановлении пропущенного срока и признания его требования подлежащим удовлетворению за счет имущества, оставшегося после погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, с направлением спора в отмененной части на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы (часть 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2017, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27.07.2017 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.10.2017 по делу N А40-43851/2016 отменить в части отказа в удовлетворении ходатайства Григорьева Олега Григорьевича о восстановлении пропущенного срока и признания его требования подлежащим удовлетворению за счет имущества, оставшегося после погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.

В отмененной части обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья И.В. Разумов
судья Г.Г. Кирейкова
судья С.В. Самуйлов

Пропуск кредитором банкрота общего срока закрытия реестра требований кредиторов не всегда влечет отказ во включении его требований в реестр

Взыскатель в исполнительном производстве не освобождается от предъявления соответствующих требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, с тем, чтобы их включили в реестр требований кредиторов. При этом срок на предъявление взыскателем требований в деле о банкротстве начинает течь со дня направления ему конкурсным управляющим уведомления о получении управляющим исполнительных документов и о необходимости заявления взыскателем требований в рамках дела о банкротстве, а не с момента опубликования информационного сообщения о введении соответствующей процедуры в отношении должника.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 02.07.2018 № 305-ЭС17-10070 (2) по делу № А40-43851/2016

Истец

Гражданин Г.

Ответчик

Гражданин У.

Суть дела

Решением арбитражного суда г. Москвы от 18.05.2016 гражданин У. признан несостоятельным (банкротом). В отношении его имущества введена процедура реализации. Сведения о введении процедуры банкротства опубликованы 28 мая 2016 г. Гражданин Г. 30 января 2017 г. в порядке ст. 100, п. 4 ст. 213.24 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) направил в суд заявление о включении его требования в реестр требований кредиторов гражданина У. Таким образом, он пропустил установленный Законом о банкротстве двухмесячный срок закрытия реестра.

Требование гражданина Г. вытекает из неисполнения У. (заемщиком) обязательств, принятых по договору займа, и подтверждено вступившим в законную силу решением Нагатинского районного суда г. Москвы от 12.12.2011 по делу № 2-9750/2011.

Заявляя ходатайство о восстановлении пропущенного двухмесячного срока, отведенного Законом о банкротстве кредиторам на предъявление требований, Г. сослался на то, что после взыскания задолженности в судебном порядке он изменил место жительства и о введении процедуры реализации имущества У. по новому адресу не извещался. К ходатайству Г. приложил копию постановления судебного пристава — исполнителя от 11.09.2015 о возбуждении по его заявлению исполнительного производства в отношении У.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что требование Г. к У. подлежит удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, так как соответствующее заявление было подано после закрытия реестра требований кредиторов.

Суды отказались включить требования Г. в реестр требований кредиторов У. В обоснование данного решения они сослались на положения ч. 1 ст. 142 Закона о банкротстве, согласно которой реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Также суды отказали в удовлетворении ходатайства Г. о восстановлении пропущенного срока на включение его требований в реестр требований кредиторов. Они исходили из того, что информация о банкротстве У. была опубликована финансовым управляющим в установленном Законом о банкротстве порядке и являлась общедоступной.

Суд округа согласился с решением нижестоящих судов. При этом он отклонил доводы кассационной жалобы о том, что заявитель получил уведомления финансового управляющего по своему старому адресу, что подтверждает уважительность причин пропуска срока обращения кредитора с требованием в суд. Как отметила первая кассация, гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо несут риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам, перечисленным в абз. 1 и 2 п. 63 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Гражданин, не сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий. Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не проживает (не находится) по указанному адресу.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил решения нижестоящих судов в части отказа в удовлетворении ходатайства Г. о восстановлении пропущенного срока и признания его требования подлежащим удовлетворению за счет имущества, оставшегося лишь после погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов. В отмененной части обособленный спор направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Коллегия ВС РФ исходила из следующего.

Как разъяснено в п. 15 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона „Об исполнительном производстве“ в случае возбуждения дела о банкротстве», передача исполнительных документов арбитражному управляющему не освобождает конкурсных кредиторов от предъявления соответствующих требований в суд, рассматривающий дело о банкротстве. Срок на предъявление такими лицами требований в деле о банкротстве начинает течь не ранее дня направления им конкурсным управляющим уведомления о получении управляющим исполнительных документов и о необходимости заявления кредиторами требований в рамках дела о банкротстве. Указанные разъяснения подлежат применению как при банкротстве юридических лиц, так и при банкротстве физических лиц.

Особенности правового регулирования срока предъявления требований при наличии возбужденного исполнительного производства обусловлены тем, что взыскатель, поручивший исполнение судебного решения государственной службе, специально созданной для этих целей, имеет разумные ожидания того, что он будет проинформирован путем индивидуального извещения об объективной невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению. Возложение на него обязанности по самостоятельному отслеживанию публикаций о судьбе должника является чрезмерным.

Таким образом, при прекращении исполнения требования взыскателя в исполнительном производстве, о котором кредитор узнает после открытия процедуры конкурсного производства, для правильного определения начала течения срока закрытия реестра требований кредиторов правовое значение имеет не момент опубликования информационного сообщения о введении процедуры, а обстоятельства, связанные с направлением арбитражным управляющим извещения взыскателю. Не установив эти обстоятельства, суды пришли к преждевременному выводу о пропуске Г. срока на предъявление требования к должнику.

Кроме того, представитель Г. в судебном заседании пояснил, что его доверитель в заявлении о возбуждении исполнительного производства указал свой новый адрес, по которому рассчитывал получать сообщения о ходе исполнительного производства. Данные обстоятельства также подлежали проверке и оценке судами при разрешении вопроса о возможности включения требования кредитора в реестр требований кредиторов У.

Дата закрытия реестра конец февраля 2019г.

Причём в публикации указывается дата закрытия, а не ссылка на двухмесячный срок Каждый выбирает по себе.
ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 8 июня 2015 г. по делу N 304-АД15-2193
Суды сочли, что арбитражный управляющий обязан в публикации сообщения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства указать конкретную дату закрытия реестра требований кредиторов.
Между тем судами не учтено следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 128 Закон о банкротстве опубликование сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства осуществляется конкурсным управляющим в порядке, предусмотренном статьей 28 Закона. Конкурсный управляющий не позднее чем через десять дней с даты своего утверждения направляет указанные сведения для опубликования.
Согласно пункту 6 статьи 28 Закона о банкротстве при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, обязательному опубликованию подлежат сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.
В соответствии с пунктом 1 статьи 28 Закона о банкротстве сведения, подлежащие опубликованию в соответствии с названным Законом, включаются в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликовываются в официальном издании, определенном Правительством Российской Федерации по результатам проведенного регулирующим органом конкурса между редакциями печатных изданий.
В силу пункта 2 статьи 128 Закона о банкротстве при опубликовании сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства опубликованию подлежит в числе прочего сведения о дате закрытия реестра требований кредиторов, определяемой в соответствии с пунктом 1 статьи 142 Закона.
Согласно пункту 1 статьи 142 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.
Из материалов дела следует, что заявка на опубликование сведений о признании ООО «Трансмил» несостоятельным (банкротом), об открытии в отношении общества процедуры конкурсного производства и утверждении Лясман А.Э. конкурсным управляющим должника направлена в печатное издание ЗАО «Коммерсант» 21.04.2014.
Однако в момент оформления данной заявки у арбитражного управляющего Лясман А.Э. отсутствовали сведения о дате опубликования ЗАО «Коммерсант» указанных в пункте 2 статьи 128 Закона о банкротстве сведений.
Таким образом, на момент подачи заявки на публикацию у арбитражного управляющего не имелось возможности определить точную дату закрытия реестра требований кредиторов. В этой связи арбитражный управляющий указал для публикации следующее: «Реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования настоящего сообщения», что полностью соответствует пункту 1 статьи 142 Закона о банкротстве.
При толковании пункта 2 статьи 128 Закона о банкротстве как предусматривающего указание конкретной даты закрытия реестра кредиторов суды не учитывали, что сроки публикации зависят, в частности, от выставления счета печатным органом, оплаты этого счета, поступления денежных средств на расчетный счет этого органа, непосредственно публикации, т.е. от действий не только арбитражного управляющего, но и третьих лиц.

О порядке рассмотрения требований кредиторов и датах закрытия реестров требований кредиторов

Дата: 30.09.2019

Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее – Агентство), осуществляющая функции конкурсного управляющего в отношении АО КБ «Ассоциация» (далее – Банк), в дополнение к сведениям, опубликованным в газете «Коммерсантъ» № 177 (6657) от 28 сентября 2019 г. (первая публикация) и на сайте Агентства в сети Интернет 20 и 28 сентября 2019 г., сообщает следующее.

1. Требования кредиторов, предъявленные к Банку в период деятельности временной администрации по управлению Банком, рассматриваются и устанавливаются конкурсным управляющим в следующем порядке:

а) требование кредитора, включенное в Реестр требований кредиторов Банка временной администрацией, считается установленным в размере, составе и очередности удовлетворения, которые определены временной администрацией, если конкурсный управляющий до 23 декабря 2019 г. (включительно) не направит кредитору уведомление о полном или частичном исключении указанного требования из Реестра требований кредиторов Банка.

б) требование кредитора, не рассмотренное временной администрацией, должно быть рассмотрено конкурсным управляющим до 27 ноября 2019 г. (включительно). В этот срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр требований кредиторов Банка (далее – Реестр), либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

в) требование кредитора – физического лица или юридического лица, отнесенного в соответствии с законодательством Российской Федерации к малым предприятиям, сведения о которых на день наступления страхового случая в отношении ликвидируемой кредитной организации содержатся в Едином реестре субъектов малого и среднего предпринимательства, ведение которого осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2007 г. № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации», предъявивших требование, основанное на договоре банковского вклада (счета), одновременно с подачей заявления о выплате страхового возмещения в период действия временной администрации по управлению Банком, должно быть рассмотрено конкурсным управляющим Банком до 11 ноября 2019 г. (включительно). В этот срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр, либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

2. Требование кредитора, предъявленное в ходе конкурсного производства, рассматривается конкурсным управляющим в течение 30 рабочих дней со дня получения такого требования. В этот же срок конкурсный управляющий уведомляет кредитора о полном или частичном включении его требования в Реестр, либо об отказе во включении в Реестр с указанием причин.

3. Ведение Реестра осуществляется конкурсным управляющим в следующих целях:

— для проведения первого собрания кредиторов (данный Реестр подлежит закрытию 28 октября 2019 г.);

— для расчетов с кредиторами (данный Реестр подлежит закрытию
27 ноября 2019 г.).

Дата закрытия Реестра означает истечение срока для предъявления требований, но не для их рассмотрения.

В этой связи все требования, предъявленные до даты закрытия Реестра, в случае их обоснованности, подлежат включению в Реестр. Те требования, которые предъявлены (получены Агентством) после даты закрытия Реестра, формируемого для целей расчетов с кредиторами, учитываются за Реестром и подлежат удовлетворению за счет имущества Банка, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в Реестр.

Телефон для справок: 8-800-200-08-05.

Возврат к списку

Как включиться в список кредиторов после закрытия реестра кредиторов арб. Управляющим?

Добрый вечер,

Двухмесячный срок восстановлению не подлежит. После закрытия реестра кредиторов требования подлежат удовлетворению за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника на основании п. 4 ст. 142 Закона № 127-ФЗ. Согласно абзацу третьему пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве реестр требований кредиторов подлежит закрытию по истечении двух месяцев с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Последствия пропуска названного срока специально урегулированы в пунктах 4, 5 статьи 142 Закона о банкротстве, возможность его восстановления законодательством не предусмотрена (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 26.07.05 № 93). Вам нужно обратиться с заявлением в суд, рассматривающий дело о банкротстве. Если кредитор обратился за пределами двухмесячного срока с момента опубликования сведений о признании должника банкротом и после закрытия реестра требований кредиторов должника, его требования подлежат удовлетворению за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника на основании п. 4 ст. 142 Закона № 127-ФЗ. В силу п. 4 ст. 142 Закона № 127-ФЗ требования конкурсных кредиторов и (или) уполномоченных органов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, а также требования об уплате обязательных платежей, возникшие после открытия конкурсного производства, независимо от срока их предъявления удовлетворяются за счет оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, имущества должника. Расчеты с кредиторами по таким требованиям производятся конкурсным управляющим в порядке, установленном ст. 142 Закона № 127-ФЗ. Данные выводы подтверждаются судебной практикой (см., например, Постановления ФАС ЗСО от 06.05.2008 № А46−5888/2007, ФАС ЦО от 04.05.2009 № А23−54/2008, ФАС ПО от 09.04.2007 № А65−40027/2005-СГ4−39). Выводы судов справедливы и в отношении действующего законодательства.

С уважением, Логинов Сергей

О правах «зареестровых» кредиторов

В соответствии с положениями Закона о банкротстве так называемые «зареестровые» кредиторы существенно поражены в правах по сравнению с кредиторами третьей очереди:

— не участвуют в голосовании на собраниях кредиторов (то есть лишены всякой возможности влиять на принятие решений о судьбе должника, о реализации имущества и т.д.);

— получают удовлетворение лишь после того, как будут удовлетворены требования всех кредиторов, включенных в реестр (ни разу даже не слышал о случаях, когда очередь дошла до «зареестра» хотя бы в мизерной части).

Единственное, в чем такие кредиторы формально равны реестровым – они полноценные участники дела о банкротстве, конкурсные кредиторы. Соответственно, в полном объеме могут пользоваться процессуальными правами лиц, участвующих в деле о банкротстве.

И вот тут возникает интересный вопрос, с которым сегодня столкнулся при рассмотрении кассационной жалобы «зареестрового» кредитора на определение о признании недействительной сделки должника и применении последствий недействительности этой сделки.

В двух словах юридическая подоплека следующая. Суд признал недействительной сделку с предпочтением, совершенную менее, чем за месяц до принятия заявления о признании должника банкротом, по пункту 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Учитывая, что предпочтение оказывалось не кому-то, а единственному участнику общества, который прекрасно знал о наличии признака неплатежеспособности, «зареестровый» кредитор посчитал, что сделку нужно было признавать недействительной по пункту 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве. Разница для противной стороны существенная: при недействительности сделки по пункту 2 ее требование попадает в реестр требований кредиторов, а по пункту 3 – вылетает за реестр. Такая возможность выносилась на обсуждение на Закон.ру Дамиром Низамовым, за что ему очень признателен.

Данный довод был указан в кассационной жалобе в обоснование необходимости отмены состоявшихся судебных актов и направления дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Судя по реакции судебного состава довод правильный и обоснованный, как мне кажется, вполне могло состояться положительное для заявителя постановление. Но тут возник интересный вопрос – а какие права «зареестрового» кредитора могут быть восстановлены отменой судебных актов и последующей возможной переквалификацией сделки?

На момент принятия оспариваемого определения, на момент подачи кассационной жалобы имелась пусть эфемерная, но все же возможность пусть и частичного удовлетворения требований «зареестровых» кредиторов, в том числе и нашего требования. Естественно, что чем больше кредиторов в реестре, тем такая вероятность ниже – вроде как нарушение прав «зареестрового» кредитора налицо. Но вот беда, после подачи кассационной жалобы, но до ее рассмотрения произошло удовлетворение требований кредиторов третьей очереди, как легко было предположить, конкурсной массы не хватило даже на них. Зато теперь конкурсный управляющий, оперируя данным обстоятельством, указывает на то, что отмена состоявшихся судебных актов не приведет к восстановлению нарушенных прав «зареестровых» кредиторов, так как даже в случае исключения спорного требования из реестра ничего не изменится – до удовлетворения «зареестровых» требований дело все равно не дойдет. В итоге суд взял недельный тайм-аут.

Я считаю, что применительно к случаям обжалования состоявшихся судебных актов вопрос нарушения прав и возможности их восстановления не должен ставиться в принципе. Право на обжалование судебного акта – неотъемлемое право ЛЮБОГО лица, участвующего в деле, то есть важен исключительно формальный статус, а не реальное нарушение прав такого лица оспариваемым судебным актом. Об этом прямо и пункт 19 постановления Пленума ВАС РФ от 23.10.2010г. № 63 говорит: «…право участвовать в судебных заседаниях по рассмотрению заявления об оспаривании сделки и оспаривать принятое по результатам его рассмотрения определение принадлежит всем участвующим в деле о банкротстве лицам, в том числе остальным кредиторам».

По данному вопросу надеюсь на положительное решение, но в процессе работы над делом появились основания для предъявления жалобы на действия и бездействие конкурсного управляющего, которые повлекли убытки должника и кредиторов. На самом деле, совершенно непонятно, как можно доказать наличие нарушения прав и законных интересов «зареестрового» кредитора. Доказывать нарушение нужно, это следует даже из ст. 60 Закона о банкротстве, в которой говорится о жалобах кредиторов о нарушении их прав и законных интересов. Но ведь по факту, если я не докажу, что до «зареестрового» кредитора не дошла очередь именно в результате допущенных конкурсным управляющим нарушений, у суда не будет оснований для удовлетворения жалобы.

Если абстрагироваться от конкретной ситуации, то при определенной ловкости можно вообще обрубить «зареестровым» кредиторам право жаловаться на управляющих – попробуй изначально доказать реальность нарушения своих прав, если на тебя будет дополнительно возложено бремя доказывания возможности удовлетворения своих требований!

Буду благодарен коллегам за соображения о том, имеет ли судебные перспективы в таких обстоятельствах жалоба на действия и бездействие арбитражного управляющего, как можно доказать нарушение прав и законных интересов.

Нарушения, допущенные управляющим, причинили должнику реальный ущерб на несколько миллионов рублей. Выгодоприобретатель — единственный участник, а по совместительству основной кредитор должника. Именно в его интересах действовал управляющий.

Очень хочется наказать как минимум управляющего, как максимум – обоих. К сожалению, такое желание суд вряд ли признает законным интересом.

Конфликт интересов реестровых и зареестровых кредиторов при оспаривании сделок должника

Конкурсный управляющий в порядке главы III.1 Закона о банкротстве оспорил сделку, совершенную должником в отношении отдельного кредитора, так как эта сделка повлекла за собой оказание предпочтения этому кредитору перед другими кредиторами. Конкретнее — соглашение об отступном, которым была погашена часть задолженности по договору займа. Поскольку на момент рассмотрения спора имущество, переданное кредитору в качестве отступного, было отчуждено кредитором третьему лицу, суд примененил следующие последствия недействительности сделки (приведенные цифры): — взыскание с кредитора стоимости переданного имущества в размере 1 150 000 рублей; — восстановление задолженности должника перед кредитром в размере 2 150 000 рублей, требование по которой считается заявленным в срок и подлежит

В соответствии с положениями Закона о банкротстве так называемые «зареестровые» кредиторы существенно поражены в правах по сравнению с кредиторами третьей очереди: — не участвуют в голосовании на собраниях кредиторов (то есть лишены всякой возможности влиять на принятие решений о судьбе должника, о реализации имущества и т.д.); — получают удовлетворение лишь после того, как будут удовлетворены требования всех кредиторов, включенных в реестр (ни разу даже не слышал о случаях, когда очередь дошла до «зареестра» хотя бы в мизерной части).

Суд с доводами конкурсного управляющего согласился и признал оспариваемое соглашение недействительной сделкой.

И вот тут возникает интересный вопрос, с которым сегодня столкнулся при рассмотрении кассационной жалобы

Права лиц чьи требования учитываются за реестром кредиторов

В данном случае требование кредитора погашено третьим лицом, которое также сообщило управляющему об отсутствии намерений предъявлять соответствующее требование к должнику.

Единственное, в чем такие кредиторы формально равны реестровым – они полноценные участники дела о банкротстве, конкурсные кредиторы. Соответственно, в полном объеме могут пользоваться процессуальными правами лиц, участвующих в деле о банкротстве. Закон о банкротстве запрещает преимущественное удовлетворение должником требований одного кредитора перед иными кредиторами. В данном случае требование кредитора удовлетворено не должником, а третьим лицом; основания полагать нарушенными права иных кредиторов при погашении третьи лицом требований кредитора отсутствуют. Основания считать нарушенным право кредитора, получившего от третьего лица полное удовлетворение своих требований, включенных в третью очередь реестра, также отсутствуют, принимая во внимание, что по смыслу положений Закона о банкротстве цель участия кредитора в процедурах банкротства состоит в получении им удовлетворения предъявленных к должнику требований. Так, заявителю, реально претендующему на

Вопрос-ответ

Ситуация: Конкурсный управляющий в порядке главы III.1 Закона о банкротстве оспорил сделку, совершенную должником в отношении отдельного кредитора, так как эта сделка повлекла за собой оказание предпочтения этому кредитору перед другими кредиторами.

Конкретнее — соглашение об отступном, которым была погашена часть задолженности по договору займа.

Суд с доводами конкурсного управляющего согласился и признал оспариваемое соглашение недействительной сделкой.Поскольку на момент рассмотрения спора имущество, переданное кредитору в качестве отступного, было отчуждено кредитором третьему лицу, суд примененил следующие последствия недействительности сделки (приведенные цифры): взыскание с кредитора стоимости переданного имущества в размере 1 150 000 рублей; восстановление задолженности должника перед кредитром в размере 2 150 000 рублей, требование по которой считается заявленным в срок и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

> > Реестровые заявители наделены правом участия в нем.

Задача первого собрания – решение вопроса о переходе в конкурсное производство или в процедуру восстановления платежеспособности должника. Как мы уже говорили, именно решением собрания определяется ход процедуры и выясняются интересы заявителей. А ключевое значение первого собрания состоит в возможности сразу, в самом начале процедуры, определить нужную стратегию банкротства и распределения имущества должника. Назначение подходящего арбитражного управляющего тоже преимущество участия в первом собрании, поскольку выбор кандидатуры всецело зависит от решения этого органа.

Как правило, каждый участник банкротства стремится “пролоббировать” кандидатуру управляющего, отвечающую собственным интересам. Такое стремление вполне объяснимо, ведь именно этому субъекту фактически открыт доступ к имуществу должника.

Права зареестровых кредиторов в деле о банкротстве

Именно для таких ситуаций созданы реестры требований кредиторов.

Что делать кредиторам, если в отношении организации-должника инициирована процедура банкротства? Для того, чтобы заявить свои права и создан реестр требования кредиторов.

Реестр требования кредиторов – это некий вид документа, в котором указываются все требования кредиторов, такие как штраф, неустойка, пеня и также сведения о кредиторах, которые включены в данный реестр.

Согласно статье 189.87 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» данный документ является обязательным.

Кредитору, для того, чтобы попасть в реестр, необходимо предъявить все документы, которые подтверждают, что его требования к банкроту законны. Закон о банкротстве закрепляет особенности удовлетворения требований кредиторов страховой организации. Так, требования страхователей, застрахованных лиц (выгодоприобретателей) по договорам обязательного страхования подлежат удовлетворению в первую очередь среди требований кредиторов третьей очереди.

Права «зареестровых кредиторов» в делах о банкротстве гражданина.

В ходе процедуры реализации имущества один из кредиторов опоздал с заявлением о включении в реестр кредиторов должника, и был включен «за реестр».

В судебном заседании о завершении конкурсного производства по делу «опоздавший кредитор» заявил ходатайство о не применении правил об освобождении должника от обязательств.

Суд удовлетворил данное ходатайство, несмотря на возражения. Вопрос о правах «за реестровых кредиторов», в том числе процессуальных.

А в чем проблемы? Он такой же кредитор, только деньги получает позже всех. Но так же вправе участвовать во всем.

Ну и по существу вопроса — раз удовлетворили НЕосвобождение, значит накосячил ваш должник. Может и заслуженно не освободили, а?

А в чем проблемы? Он такой же кредитор, только деньги получает позже всех. Но так же вправе участвовать во всем.

Ну и по существу вопроса — раз удовлетворили НЕосвобождение, значит накосячил ваш должник.

Права кредиторов физического лица при банкротстве

  1. /
  2. /

В процедуре банкротства принимают участие должник, арбитражный управляющий, суд, уполномоченные организации, а также кредиторы. Кредиторы имеют особый правовой статус и им принадлежит важнейшая роль в процедуре банкротства физлица.

Основная цель кредиторов – максимальное удовлетворение долговых обязательств перед ними физического лица. Под кредиторами в процедуре банкротства физлица понимаются лица с закрепленными правами требования в части денежных обязательств, налогам и сборам, выходным пособиям.

Гражданский кодекс понимает под кредиторами лиц, в адрес которых должник должен перечислить денежные средства, выполнить работы или передать имущество. Обязательства, которые не являются денежными (относятся к имущественным), в ходе процедуры несостоятельности рассматриваются отдельно.

Зареестровый кредитор

Зареестровые кредиторы в процедуре банкротстваЗареестровые требования кредиторов, предъявляемые во время процедуры банкротства, подлежат удовлетворению после решения вопросов кредиторов, включенных в реестр требований.Оглавление:Зареестровые кредиторы в процедуре банкротстваПрава и обязанности зареестровых кредиторовЗакрытие реестра требований кредиторовНормативные акты: Закрытие реестра требований кредиторовСтатьи, комментарии, ответы на вопросы: Закрытие реестра требований кредиторовОчередь кредиторов и порядок выплатПорядок формирования очереди и соответственно выплат,выглядит следующим образом:Кредиторы за реестромРеестр требований кредиторов: порядок включения, очередностьПонятие реестра требования кредиторовВажные моментыСроки подачи документовПочему необходимо

В соответствии с положениями Закона о банкротстве так называемые «зареестровые» кредиторы существенно поражены в правах по сравнению с кредиторами третьей очереди: — не участвуют в голосовании на собраниях кредиторов (то есть лишены всякой возможности влиять на принятие решений о судьбе должника, о реализации имущества и т.д.); — получают удовлетворение лишь после того, как будут удовлетворены требования всех кредиторов, включенных в реестр (ни разу даже не слышал о случаях, когда очередь дошла до «зареестра» хотя бы в мизерной части).

Единственное, в чем такие кредиторы формально равны реестровым – они полноценные участники дела о банкротстве, конкурсные кредиторы.

Соответственно, в полном объеме могут пользоваться процессуальными правами лиц, участвующих в деле о банкротстве.

И вот тут возникает интересный вопрос, с которым сегодня столкнулся при рассмотрении кассационной жалобы

Ходатайство зареестрового кредитора

Добрый день!

Ликвидируемый должник. В судебном заседании кредитор, который является зареестровым на основании определения суда в деле о банкростве (опоздал с месячной подачей требования), подал ходатайство о проведении экспертизы (признаками преднамеренного/фиктивного банкротства). На основании ст. 34 ЗОБ у нас имеются лица, которые являются участниками дела о банкротстве, а есть ст.

35 в которой говорит о лицах участвующих в арбитражном процессе.

Так вот, практики я такой не нашел, но кредитор, который включен как зареестровый, может подавать такие ходатайства о назначении экспертизы, если является участником по ст. 35 ЗОБ. ??? И вообще если штудировать ЗОБ, ограничений для зареестровых у нас не существует (( Нужна помощь, попал в засаду ((( а в чем у вас сомнения?

конкурсные кредиторы — кредиторы по денежным обязательствам (ст.

Закрытие реестра требований кредиторов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *