Административная ответственность арбитражного управляющего

Содержание

Ответственность конкурсного управляющего при банкротстве, основания для привлечения

Арбитражный управляющий – это специалист, который занимается процедурой банкротства. Эти специалисты отвечают практически за все этапы, и если их обязанности при банкротстве выполняются недостаточно хорошо или не выполняются вообще, последует наказание. Наказать управляющего могут, если факт его профнепригодности доказан. А доказать это бывает непросто, поскольку все управляющие обладают высокой квалификацией. Но иногда даже этой квалификации бывает недостаточно. Какой бывает ответственность арбитражного управляющего, поговорим дальше, ведь деятельность этих специалистов описана в ст. ФЗ №127 и ст. 195-196 УК РФ.

Административная ответственность арбитражного управляющего

Часто управляющих наказывают с помощью административной ответственности. Наказание проводится согласно ст. 14.13 КоАП РФ. Согласно данной статье, нарушением можно считать:

  • сокрытие или передачу имущества банкрота;
  • подделывание учетных документов;
  • поддерживание интересов только одного или нескольких кредиторов, во вред всем остальным;
  • невыполнение своих обязанностей – игнорирование их.

Правонарушения в делах о банкротстве могут быть разными. Самыми популярными считаются:

  • не вовремя выполненные обязанности по исполнению соглашений с банкротом;
  • зарплаты работникам были выплачены не вовремя;
  • выполнялись сделки с имуществом банкрота, что нарушали права или интересы лиц, участвующих в процедуре;
  • целевые поступления расходовались неразумно или неправомерно.

Но при этом арбитражный управляющий должен быть официальным должностным лицом, а этот статус он получит если:

  • назначался судебным органом – то есть является представителем судебной власти;
  • не является сотрудником компании, а зарплату ему начисляют согласно условиям судебного решения;
  • работает для достижения интересов третьих лиц, а не собственных.

При нарушении этих обязанностей, главная задача – добиться справедливого правосудия. При этом могут быть использованы следующие виды административного наказания:

  • При сокрытии или уничтожении ценных бумаг, сокрытии имущества или важной информации о нем (размере, типе имущественного права). Управляющий получит штраф 4-5 тыс. рублей. В случае с должностным лицом штраф от 50 до 100 тыс. руб. Может быть назначена дисквалификация от 6 до 36 месяцев.

  • Если удовлетворяют требования одного из кредиторов, во вред остальным. В таком случае будет получено наказание, аналогичное первому.
  • При бездействии и игнорировании обязанностей, особенно если оно незначительное, будет вынесено предупреждение. Если последствия серьезные, наложат штраф от 25 до 50 тыс. рублей. При повторном халатном отношении к обязанностям, последует дисквалификация. Зависимо от тяжести нарушения, она длится от полугода до 36 месяцев.

Размер ответственности зависит от тяжести правонарушения, совершенного управляющим. Если после предупреждения ошибка не справлена, наказание накладывается в двойном масштабе.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность наступает, если управляющего уличили в серьезном преступлении. Например, при хищении чужой собственности или её сокрытии с корыстной целью. Также наказание можно получить, если предумышленно уничтожалась важная документация и т.п. Но к уголовной ответственности привлекают в том случае, если преступление имело серьезные последствия.

На конкурсных управляющих ответственность накладывается на базе статьи 195 УК РФ:

  • При передаче другим лицам имущества банкрота или сокрытие этого имущества. Подделка отчетности. Уголовная ответственность – арест на срок от 6 до 36 месяцев, со штрафом 200 тыс. рублей.
  • При удовлетворении претензий одних кредиторов, игнорируя других (с условием, что был нанесен серьезный ущерб). Ответственность может выражаться штрафом в размере 300 тысяч рублей. Также штраф может начисляться в зависимости от зарплаты управляющего – с него взыщут сумму аналогичную заработной плате за 2 года. Может быть арест 4 месяца или заключение на год со штрафом 80 тыс. рублей.

УК РФ применяется, если нанесенный ущерб составляет больше 250 тыс. руб.

Дисциплинарная ответственность арбитражного управляющего

Все управляющие должны быть членами саморегулируемых организаций. В каждом СРО есть свои органы управления, которые контролируют деятельность членов организации. В частности, к таким органам относится дисциплинарный комитет, который контролирует любые дисциплинарные наказания, в том числе дисквалификацию арбитражного управляющего.

Главное, сообщить этому органу о том, что управляющий халатно относится к своим обязанностям, не выполняет их или нарушает деловую этику. Если подобный факт будет доказан, то в отношении специалиста будут приняты соответствующие меры. В частности:

  • временная дисквалификация от месяца до полугода;
  • штрафные санкции в размере от 1 до 30 тысяч рублей;
  • дисциплинарный выговор;
  • предупреждение;
  • предписание устранить обнаруженные недостатки;
  • рекомендация на исключение из СРО (временная или постоянная).

Если решения дисциплинарного комитета не устраивают, можно попытаться его обжаловать в совете СРО.

Субсидиарная ответственность

Основаниями для субсидиарной ответственности могут быть следующие обстоятельства:

  • Нарушение сроков, по которым проходит процедура, в том числе непредумышленное.
  • Игнорирование требований по делопроизводству. Проще говоря, неправильное ведение документации, игнорирование жестких требований и т.п.
  • Нарушения торгов. В частности, игнорирование очередности выплат кредиторам и другие финансовые нарушения.
  • Бездействие конкурсного управляющего. Об этом могут свидетельствовать затянутые сроки процедуры.
  • Нарушенная оценка имущества должника.
  • Траты и убытки, которые являются необоснованными.

Если будет обнаружен хотя бы один из перечисленных фактов, управляющий должен будет ответить за проблемы, которые появились по его вине.

Ответственность за убытки и их возмещение

В список ответственностей конкурсного управляющего можно смело включать убытки, которые появились по его вине. Причем в вину ставятся как действия, так и бездействие со стороны управляющего. Если получится доказать факт наличия чего-то подобного, можно добиться возмещения от специалиста, ведущего процедуру.

Материальную компенсацию получится взыскать, только если пострадавшая сторона докажет:

  • что выполненные управляющим действия были противоправными, и имеют прямую связь с убытками, что понесли стороны;
  • что убыток действительно есть, при этом указать его размер и природу.

Часто материальные убытки можно взыскать, только если судом будет признано, что управляющий превысил денежный лимит, который был необходим в конкретном деле. Например, нанимал специалистов, без услуг которых можно было обойтись. Ещё один вариант такого нерационального расходования средств, когда заработная плата приглашенных специалистов слишком высокая.

Для получения возмещения нужно обратиться в суд, написав заявление о привлечении к ответственности. Правда это возможно только после того, как процедура банкротство будет закончена и можно будет полностью оценить масштабы убытков.

Обязательное страхование ответственности управляющего

Должность управляющего связана с огромными рисками. Например, что услуги специалиста не удовлетворят кого-то из участников процесса. Особенно, если не удалось покрыть большую часть долгов перед кредиторами.

Естественно, возникает закономерный вопрос – не виноват ли в этом управляющий? Бывают ситуации, когда вина специалиста действительно есть, но так происходит не всегда.

Чтобы минимизировать персональные риски, все арбитражные управляющие заключают страховой договор. Тогда в случае причинения существенных материальных убытков участникам банкротства, страховой фонд их возместит.

Страховыми можно назвать следующие случаи:

  • убытки, полученные участниками банкротства из-за действий или бездействия управляющего;
  • если возникли «непреодолимые силы», что привели к убыткам;
  • в случае риска причинения морального вреда.

Данные риски будут считаться достаточными основаниями только в том случае, если были признаны судом. Кроме того, если будет доказано несколько вышеперечисленных фактов, они будут считаться одним страховым случаем.

Страховой договор заключается на год. Сумма взноса, которую должен сделать управляющий в СРО – 3 млн. рублей. Иногда может потребоваться договор дополнительного страхования. Обычно его заключают, если должник состоятельный (стоимость активов от 100 тыс. рублей), а значит и вред может быть сделан на большую сумму.

Размер страховых выплат определяется индивидуально, как и сроки их выплат.

Как привлечь арбитражного управляющего к ответственности

Часто одним из самых важных заданий в процессе банкротства может стать привлечение арбитражных управляющих к административной ответственности. Но для этого должны быть основания, и к списку самых весомых можно отнести:

  • если управляющий нарушил все сроки ведения процедуры (например, с опозданием опубликовал объявление о приближающихся торгах и т.п.);
  • были зафиксированы нарушения в том, как велась документация;
  • зафиксирован факт бездействия, из-за чего происходило затягивание процедуры;
  • приглашались специалисты (например, для оценки имущества) без согласования с кредиторами.

Если участников процедуры не устраивает уровень профессионализма специалиста или его метод ведения дел, чтобы привлечь этого управляющего к ответственности необходимо подать заявление в Росреестр. В требованиях можно указать, признать действия специалиста противозаконными.

Но, чтобы быть уверенным в том, что дело действительно воспримут как правонарушение, нужно собрать как можно больше доказательств. Причем важно, чтобы они максимально прямо указывали на неправомерность действий АУ.

Подробнее о порядке и сроках привлечения к ответственности указано в ст. 14.13 КоАП.

Исполнительный орган составляет протокол правонарушения. К нему добавляют заявление и подают в арбитражный суд. Но даже после этого есть риск, что судебный орган признает правонарушение незначительным. В последнем случае серьезных последствий не будет.

Если суд признает серьезность правонарушения, минимум что грозит специалисту – штраф, а максимум – дисквалификация. Хотя меру ответственности можно смягчить следующими методами:

  • если устранить нарушения, что ранее были допущены;
  • если правонарушение было, но оно не оставило ущерба ни для одной стороны процедуры;
  • нет претензий в адрес управляющего, даже если нарушения наблюдались.

Правда, существуют и отягощающие обстоятельства. К примеру, если на специалиста жаловались уже не единожды.

Сроки привлечения к ответственности

Срок привлечения к ответственности управляющих в делах о банкротстве важный факт. До 2015 года подать на специалиста, невыполняющего свои обязанности, можно было ровно год после нарушения. Но на сегодня этот срок увеличен до 3 лет. Сроки продлили благодаря ФЗ №391 «О внесении изменений в акты».

Арбитражный управляющий – специалист от честности и профессионализма которого зависит слишком много в делах о банкротстве. Правомерность его действий может стать единственным гарантом, что из такой неприятной ситуации как банкротство, получится выйти с минимальными потерями. Но если управляющий не справляется с возложенными на него обязанностями, есть только один выход – привлечь его к ответственности. Это необходимо если сумма убытков, появившихся по вине специалиста, высокая, а его действия могли иметь преднамеренные мотивы.

Привлечение арбитражных управляющих к административной ответственности

Данный обзор выполнен во исполнение Плана работы Арбитражного суда Краснодарского края на 2014 г.

В 2013 г. внесены изменения в законодательство, которые имеют существенное значение при рассмотрении данной категории дел.

На основании п. 10 ч. 2 ст. 28.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) и п. 3 ст. 29 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) должностные лица федерального органа исполнительной власти, осуществляющего контроль за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 2 ст. 14.12, ч. 1 — 3 ст. 14.13, ст. 14.23, ч. 1 ст. 19.4, ч. 1 ст. 19.5, ст. ст. 19.6 и 19.7 настоящего Кодекса, в случае, если данные правонарушения совершены арбитражными управляющими.

Частью 3 ст. 14.13 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за неисполнение арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния.

Согласно ч. 3 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административном правонарушении, только при наличии двух условий, а именно наличия повода к возбуждению дела об административном правонарушении и достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Поводы к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, установлены ст. 28.1 КоАП РФ. Федеральным законом от 23.07.2013 N 202-ФЗ «О внесении изменений в статью 28.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 2 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обеспечения информационной открытости саморегулируемых организаций» (далее — Федеральный закон от 23.07.2013 N 202-ФЗ) редакция ст. 28.1 КоАП РФ была существенно изменена (начало действия Закона — 03.08.2013).

Поводами к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, в соответствии со ст. 28.1 КоАП РФ в редакции Федерального закона от 23.07.2013 N 202-ФЗ являются: непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения; поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения (в ред. Федерального закона от 23.07.2013 N 202-ФЗ, ранее данный повод не являлся поводом для возбуждения дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ), заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, органов управления должника — юридического лица, саморегулируемой организации арбитражных управляющих (ранее до внесения изменений Федеральным законом от 23.07.2013 N 202-ФЗ в качестве поводов были указаны: сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве — собрания (комитета) кредиторов).

В связи с внесенными изменениями любое лицо, участвующее в деле о банкротстве, а также в арбитражном процессе по делу о банкротстве, в целях защиты своих прав теперь может обратиться в территориальный орган Росреестра с заявлением о признании незаконными действий (бездействия) арбитражного управляющего с приложением материалов, подтверждающих нарушения законодательства о банкротстве. Ранее обращения кредиторов не являлись поводом к возбуждению административного производства, направлялись территориальными органами Росреестра в соответствии с п. 2 ст. 22 Закона о банкротстве в саморегулируемые организации арбитражных управляющих для проведения проверочных мероприятий.

Таким образом, Федеральный закон от 23.07.2013 N 202-ФЗ существенно расширил поводы к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ. Число поводов дополнено сообщениями и заявлениями физических и юридических лиц, а также сообщениями в средствах массовой информации. (Ранее данный повод был исключен из числа поводов к возбуждению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.)

Кроме того, появились такие поводы, как заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве. (Ранее из данных лиц были указаны только собственник имущества унитарного предприятия, собрание (комитет) кредиторов, а также арбитражный управляющий. Вместе с тем круг лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, намного шире. Это, к примеру, лицо, представившее обеспечение для проведения финансового оздоровления, представитель работников должника.)

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 28.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении может быть возбуждено только при наличии достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, то есть данных, свидетельствующих о неисполнении арбитражным управляющим обязанностей, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Обязанности арбитражного управляющего предусмотрены Законом о банкротстве и иными нормативно-правовыми актами в сфере законодательства о несостоятельности (банкротстве). К последним относятся, в частности, Постановление Правительства РФ от 22.05.2003 N 299 «Об утверждении общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего», Постановление Правительства РФ от 06.02.2004 N 56 «Об Общих правилах подготовки, организации и проведения арбитражным управляющим собраний кредиторов и заседаний комитета кредиторов» и другие.

На основании ч. 4 ст. 28.1 КоАП РФ с момента составления протокола об административном правонарушении дело об административном правонарушении считается возбужденным.

В соответствии с ч. 1 ст. 4.1 КоАП административное наказание за совершение административного правонарушения назначается в пределах, установленных законом, предусматривающим ответственность за данное административное правонарушение, в соответствии с настоящим Кодексом.

Федеральным законом от 28.06.2013 N 134-ФЗ изменена санкция ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ. Если ранее санкция ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ предусматривала в качестве наказания штраф в размере от 2500 руб. до 5000 руб. или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 3-х лет, то в настоящее время санкция за данные нарушения предусматривает штраф в размере от 25 000 руб. до 50 000 руб. или дисквалификацию на срок от 6 месяцев до 3-х лет.

Состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, является формальным составом, то есть для наличия состава административного правонарушения достаточно установления факта неисполнения арбитражным управляющим обязанностей, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве), независимо от того, наступили ли какие-либо последствия.

Конституционный Суд Российской Федерации в своем Определении от 21.04.2005 N 122-О указал на то, что положения ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ «направлены на обеспечение установленного порядка осуществления банкротства, являющегося необходимым условием оздоровления экономики, а также защиты прав и законных интересов собственников организаций, должников и кредиторов. То есть существенная угроза охраняемым общественным отношениям заключается не в наступлении каких-либо материальных последствий правонарушения (состав административного правонарушения является формальным), а в пренебрежительном отношении арбитражных управляющих к исполнению своих публично-правовых обязанностей в сфере соблюдения правил, предусмотренных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Совершенные арбитражными управляющими правонарушения посягают на установленный нормативно-правовыми актами порядок общественных отношений в сфере правового регулирования отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством) организаций и граждан — участников имущественного оборота, в Российской Федерации».

Таким образом, общественная опасность правонарушений, предусмотренных ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, заключается в пренебрежительном отношении арбитражных управляющих к исполнению своих публично-правовых обязанностей. Поскольку в соответствии с положениями Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет регулируемую настоящим Федеральным законом профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой.

Согласно ст. 202 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) дела о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, отнесенные федеральным законом к подведомственности арбитражных судов, рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными в настоящей главе и федеральном законе об административных правонарушениях.

В соответствии с ч. 3 ст. 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных в том числе ст. 14.13 настоящего Кодекса, совершенных индивидуальными предпринимателями, рассматривают судьи арбитражных судов.

Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ были внесены изменения в Закон о банкротстве (данная норма вступила в действие с 01.01.2011), в том числе в ст. 20, устанавливающую требования к кандидатуре арбитражного управляющего, а именно отменено требование о регистрации его в качестве индивидуального предпринимателя. Кроме того, настоящим Законом было закреплено положение о том, что деятельность арбитражного управляющего в деле о банкротстве не является предпринимательской деятельностью, в том числе указано, что арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности. Вместе с тем Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — Пленум ВАС РФ) в своем Постановлении от 17.02.2011 N 9 разъяснил, что дела о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности на основании ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ относятся к подведомственности арбитражных судов.

В силу ст. 203 АПК РФ (в ред. Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ) заявление о привлечении к административной ответственности подается в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении. В случае если лицо, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, привлекается за административное правонарушение, совершенное вне места его нахождения или места его жительства, указанное заявление может быть подано в арбитражный суд по месту совершения административного правонарушения.

Выбор между арбитражными судами, которым подсудно дело по заявлению о привлечении к административной ответственности, принадлежит административному органу, о чем указал Пленум ВАС РФ в своем Постановлении от 10.11.2011 N 71.

Проанализировав вынесенные арбитражным судом в 2013 г. решения о привлечении к административной ответственности арбитражных управляющих, можно сделать вывод о том, что суд при назначении наказания в соответствии со ст. 4.3 КоАП РФ учитывал как отягчающее ответственность обстоятельство повторное совершение однородного административного правонарушения, когда за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок, предусмотренный ст. 4.6 КоАП РФ.

На основании ст. 4.6 КоАП РФ лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию со дня вступления в законную силу постановления о назначении административного наказания до истечения одного года со дня окончания исполнения данного постановления. Так, в случае назначения арбитражным судом за совершенное административное правонарушение в качестве наказания штрафа данный срок начинает исчисляться с момента уплаты штрафа.

Анализ судебной практики по привлечению арбитражных управляющих к административной ответственности в виде штрафа показывает, что, как правило, если ранее арбитражный управляющий не привлекался к административной ответственности, суд назначает минимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ.

Организация проверок

В 2013 г. поводами для составления протоколов об административных правонарушениях являлись обращения Арбитражного суда Краснодарского края, иных государственных органов, представителей собраний кредиторов, обращения физических и юридических лиц, а также непосредственное обнаружение должностным лицом Управления Росреестра по Краснодарскому краю достаточных данных, указывающих на наличие в действиях (бездействии) арбитражного управляющего состава административного правонарушения.

В указанный период Арбитражным судом Краснодарского края в Управление Росреестра по Краснодарскому краю направлено 18 поручений для рассмотрения вопроса об организации проверки деятельности арбитражных управляющих, послужившие поводом для составления протоколов об административных правонарушениях.

В 2013 г. седьмым судебным составом Арбитражного суда Краснодарского края рассмотрено 225 заявлений о привлечении к административной ответственности, из которых 154 удовлетворено.

Несмотря на то что многие арбитражные управляющие неоднократно привлекались к административной ответственности за нарушения сроков проведения собраний кредиторов, сроков представления протоколов собраний кредиторов и отчетов о своей деятельности арбитражному суду, данные нарушения и в 2013 г. составляют значительную долю.

Большое количество нарушений связано с несоблюдением установленного порядка и сроков опубликования сведений о введении в отношении должника соответствующей процедуры банкротства, утверждении арбитражного управляющего, сроков закрытия реестра требований кредиторов (ст. ст. 28, 128 Закона о банкротстве), а также увеличилось количество нарушений, связанных с опубликованием сообщений о проведении торгов и о результатах торгов (п. 10 ст. 110, п. 15 ст. 110 Закона о банкротстве).

Виды нарушений

В 2013 г. несколько изменились виды нарушений, выявляемых в деятельности арбитражных управляющих. Кроме типичных нарушений в 2013 г. выявлено значительное количество нарушений, связанных с проведением инвентаризации и оценки имущества должника, утверждения порядка реализации имущества должника, а также включением информации в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (далее — ЕФРСБ), в частности итогов инвентаризации и отчетов об оценке и др.

Анализ судебных актов, вынесенных по результатам рассмотрения административных материалов о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ, позволил сделать следующие выводы.

В рамках дела N А32-31694/2012 суды первой, апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о том, что на вновь утвержденного конкурсного управляющего распространяются обязанности, перечисленные в ст. 129 Закона о банкротстве, в том числе по принятию в ведение имущества должника и проведению инвентаризации.

Пункт 1 ст. 130 Закона о банкротстве, возлагая на конкурсного управляющего обязанность осуществить оценку имущества должника, предоставляет ему право привлечь для осуществления указанной деятельности независимых оценщиков и иных специалистов с оплатой их услуг за счет имущества должника, если иной источник оплаты не установлен собранием кредиторов (комитетом кредиторов). Пунктом 2 ст. 130 Закона о банкротстве предусмотрено, что имущество должника — акционерного общества, более двадцати пяти процентов голосующих акций которого находится в государственной или муниципальной собственности, оценивается независимым оценщиком с представлением заключения государственного финансового контрольного органа по проведенной оценке.

Обязанность конкурсного управляющего по осуществлению оценки имущества должника является надлежащим образом исполненной только при наличии положительного заключения государственного финансового контрольного органа по проведенной оценке, при этом заключение носит обязательный характер.

Суды установили, что арбитражный управляющий осуществил реализацию имущества должника без соответствующего заключения финансового контрольного органа. Получение заключения Общероссийской общественной организации «Российское общество оценщиков» о том, что выполненный отчет об оценке соответствует требованиям действующего законодательства, не свидетельствует о выполнении арбитражным управляющим требований п. 2 ст. 130 Закона о банкротстве.

В случае отрицательного заключения по отчету рыночная стоимость имущества, определенная в соответствии с отчетом, признается недостоверной и не может быть использована для утверждения начальной цены продажи имущества должника. Отрицательное заключение по отчету об оценке имущества должника влечет невозможность отчуждения этого имущества.

Суды отметили, что конкурсный управляющий в установленном законом порядке не оспорил полученные отрицательные заключения территориального управления ФАУГИ по Краснодарскому краю.

В рамках арбитражного дела N А32-37665/2012 суды первой, апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о том, что с учетом положений ст. 133 Закона о несостоятельности (банкротстве) не установлены сроки для закрытия счетов должника, в связи с чем действия, направленные арбитражным управляющим на закрытие счета (направление соответствующего заявления), свидетельствуют о том, что конкурсным управляющим предприняты меры к закрытию счета.

Нарушение п. 1 ст. 143 Закона о банкротстве, выраженное в проведении очередного собрания кредиторов с нарушением трехмесячного срока на несколько дней, образует состав правонарушения, однако в этом случае возможно применение положений ст. 2.9 КоАП РФ, предусматривающей, что при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

В рамках арбитражного дела N А32-37888/2012 суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что факт временной нетрудоспособности управляющего не освобождает управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей и соответствующей ответственности, поскольку Законом о банкротстве не предусмотрено приостановки каких-либо действий в связи с временной нетрудоспособностью управляющего.

Также судом первой инстанции установлено, что по обращению — жалобе налогового органа управлением была проведена проверка деятельности арбитражного управляющего. Нарушения Закона о банкротстве, послужившие основанием для составления административным органом протокола об административном правонарушении, были выявлены в результате указанной проверки, о чем свидетельствует содержание протокола.

При рассмотрении дела суд пришел к обоснованному выводу о том, что поводами к возбуждению дела об административном правонарушении в отношении управляющего явились определение Арбитражного суда Краснодарского края и непосредственное обнаружение должностным лицом управления в ходе проведенной проверки достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения, что также изложено в Определении от 12.11.2013 N ВАС-12093/13 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».

В рамках арбитражного дела N А32-38700/2012 судами первой и апелляционной инстанций сделаны выводы о том, что позднее получение арбитражным управляющем копии судебного акта не является основанием для освобождения его от ответственности при нарушении сроков публикаций в ЕФРСБ, поскольку судебные акты доступны для ознакомления на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ, однако указанный вывод сделан с учетом того, что утвержденный конкурсный управляющий являлся временным управляющим должника.

В рамках арбитражного дела N А32-1684/2013 судами трех инстанций установлено, что в соответствии с п. 7 ст. 12 Закона о банкротстве протокол собрания кредиторов составляется в двух экземплярах, один из которых направляется в арбитражный суд не позднее чем через пять дней с даты проведения собрания кредиторов, если иной срок не установлен данным Законом.

Пунктом 10 Правил N 56 предусмотрено, что арбитражный управляющий в протоколе собрания кредиторов должен указывать повестку дня, неуказание данных сведений противоречит положениям Закона о банкротстве.

В рамках арбитражного дела N А32-1685/2013 судом апелляционной инстанции указано, что нарушение сроков направления протокола об административном правонарушении и заявления о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности не является основанием для освобождения арбитражного управляющего от административной ответственности.

При рассмотрении арбитражного дела N А32-3081/2013 установлено, что, по мнению Управления Росреестра, арбитражный управляющий неправомерно внес в повестку дня собрания кредиторов вопрос следующего содержания: «Считать надлежащим участие в собрании кредиторов и надлежащим голосованием направление (или вручение) арбитражному управляющему оформленного бюллетеня не позднее дня собрания кредиторов (по почтовому штемпелю)», который противоречит требованиям п. 1 ст. 12 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», однако суд апелляционной инстанции поддержал вывод Арбитражного суда Краснодарского края о том, что само по себе внесение соответствующего вопроса в повестку дня собрания кредиторов не может быть признано противоправным, поскольку не несет каких-либо правовых последствий.

В соответствии с пп. «г» п. 5 указанных Правил при регистрации участников собрания кредиторов арбитражный управляющий принимает от участников собрания кредиторов заявки о включении в повестку дня собрания дополнительных вопросов. Пунктом 9 Правил предусмотрено, что после рассмотрения всех вопросов повестки дня собрания кредиторов арбитражный управляющий проводит голосование о включении в повестку дня дополнительных вопросов и голосование по этим вопросам. Согласно пп. «к» и «л» п. 10 Правил арбитражный управляющий ведет протокол собрания кредиторов, в котором указываются предложения о включении в повестку дня собрания дополнительных вопросов, результаты подсчета голосов и решения, принятые собранием кредиторов по порядку ведения собрания и вопросам повестки дня.

В рамках рассмотрения дела N А32-3611/13 установлено, что арбитражный управляющий получил заявку от представителя кредитора о включении дополнительного вопроса в повестку дня. Временным управляющим проведено голосование по поводу включения дополнительных вопросов в повестку дня. Между тем голосование с использованием бюллетеней не проводилось, бюллетени по вопросу включения дополнительных вопросов в повестку дня в материалах дела о банкротстве должника отсутствуют, в связи с чем суды трех инстанций пришли к выводу о том, что управляющий нарушил порядок проведения собрания кредиторов.

В рамках арбитражного дела N А32-10081/2013 судебные акты первой и апелляционной инстанций отменены Постановлением суда кассационной инстанции со ссылкой на тот факт, что имел место пропуск срок давности привлечения к административной ответственности.

Суд первой инстанции исходил из того, что вменяемое управляющему правонарушение является длящимся и окончено 03.12.2012 (в момент передачи арбитражному суду документации должника).

Апелляционный суд пришел к выводу, что правонарушение окончено 08.06.2012 (по истечении трех дней с даты утверждения определением от 04.06.2012 нового конкурсного управляющего должника).

Указанный вывод поддержан Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа.

Вменяемое управляющему административное правонарушение является полностью оконченным непосредственно в момент истечения сроков, установленных Законом о банкротстве для действий, которые являются обязательными. Невыполнение предусмотренной нормативным правовым актом обязанности к установленному в нем сроку нельзя рассматривать в качестве длящегося административного правонарушения.

В соответствии с ч. 1 ст. 4.5 Кодекса постановление по делу об административном правонарушении за нарушение законодательства Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) не может быть вынесено по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

Апелляционный суд пришел к выводу, что срок давности привлечения управляющего к административной ответственности не пропущен, определив начало течения срока с 22.08.2012 — даты принятия определения о выдаче вновь утвержденному конкурсному управляющему должника исполнительного листа на принудительное исполнение Б. определения от 04.06.2012.

Однако, как указал суд кассационной инстанции, указанный вывод сделан без учета следующих обстоятельств.

В силу ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности исчисляется со дня совершения административного правонарушения. Как правильно указал апелляционный суд, управляющий должен был исполнить возложенную на него обязанность не позднее 08.06.2013. Решение суда первой инстанции от 24.07.2013, которым управляющий привлечен к административной ответственности, оставленное без изменения Постановлением апелляционного суда от 03.10.2013, принято за пределами срока давности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ.

Одним из обстоятельств, исключающих производство по делу об административном правонарушении, является истечение срока давности привлечения к административной ответственности (п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ).

Поскольку этот срок не подлежит восстановлению, суд в случае его пропуска принимает решение об отказе в удовлетворении требования административного органа о привлечении к административной ответственности в соответствии с ч. 2 ст. 206 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Н.В.Черный

Председатель судебного состава

Арбитражного суда

Краснодарского края

М.В.Романов

Судья

Арбитражному управляющему — дисквалификация

Профессиональной среде известно — ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ, заработавшая с начала этого года отличается тенденциозностью и несоразмерностью наказания для арбитражных управляющих.

Второе правонарушение в сфере несостоятельности для управляющего — дисквалификация без права выбора судом наказания (либо малозначительность — что означает отказ в удовлетворении требования о привлечении к ответственности).

Дисквалификация -влечет безусловное отстранение в делах о банкротстве (п. 3 ст. 20.3 ЗоБ).

Проблема для арбитражных управляющих осложняется еще и тем, что дела об административных правонарушениях смотрят администвные составы арбитражных судов. Они не видят сферу банкротства — для них она чужда и такого понимания, как например, у банкротных судей, у них быть не может; дел о банкротстве и слжностей в них — они не видят.

Это позволит им легче принимать решения о дисквалификации управляющих, не представляя какие это повлечет проблемы как для отрасли, так и для управляющего; ккие последствия пойдут для кредиторов — когда действия управлящего в делах о банкротстве могут начать пересматриваться новым управляющим и т.п. (все затянется, итог неясен).

Читая практику по данному составу нашел абсолютно разумное мнение АС Красноярского края в Решении от 24.01.2016г. по делу №А33-28482/2015, его даже не стоит пересказывать — процитирую:

«Указанные разъяснения даны применительно к вопросу об отстранении либо отказа в утверждении арбитражного управляющего. Вместе с тем, они могут быть применены и по настоящему делу в связи со следующим. При рассмотрении данного дела судом должна быть применена «старая» редакция части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Вместе с тем, в случае повторного нарушения арбитражным управляющим законодательства о банкротстве нарушения, установленные судом по настоящему делу, будут образовывать признак неоднократности.

Следовательно, арбитражный управляющий будет дисквалифицирован. При этом у суда, рассматривающего дело, не будет возможности применить иное наказание для арбитражного управляющего. Таким образом, в случае формального отношения к допущенным арбитражным управляющим нарушениям и применения наказания за любое нарушение законодательства о банкротстве, а не только за существенное, любое следующее бакнротного законодательства будет означать для арбитражного управляющего дисквалификацию. Вместе с тем, такой формальный подход (с учетом ужесточения санкции части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях) неприменим.

Отстранение (отказ в утверждении арбитражного управляющего) по существу являются более мягкими последствиями для арбитражного управляющего, нежели дисквалификация. Очевидно, что подобные последствия касаются одного конкретного дела, вместе с тем, в случае дисквалификации ограничивается одно из фундаментальных конституционных прав человека – право на труд (статья 37 Конституции Российской Федерации). Все изложенное, по мнению суда, свидетельствует о том, что законодатель, внося изменения в санкцию части 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, исходил из необходимости первоначального и повторного нарушения (в отношении которого подлежит применению дисквалификация) действительной существенности проступка. При этом недопустима формальная констатация факта совершения арбитражным управляющим нарушения, а необходима его качественная оценка. Критерии такой оценки заложены в пункте 56 Постановления Пленума ВАС РФ 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Таким образом, по мнению суда, существенными (и, соответственно, влекущими административную ответственность) являются нарушения: — в результате которых нарушены права и законных интересы лиц, участвующих в деле; — повлекшие обоснованные сомнения в способности данного управляющего к надлежащему ведению процедур банкротства (в том числе сомнения в наличии у арбитражного управляющего должной компетентности, добросовестности, независимости); — неоднократные грубые умышленные нарушения (например, повлекшие его отстранение в деле о банкротстве, признание его действий незаконными или о признание необоснованными понесенных им расходов).

При этом нарушения, допущенные управляющим по неосторожности, несущественные нарушения, нарушения, не причинившие значительного ущерба должны признаваться малозначительными. Указанный вывод суда подтверждается и сложившейся судебной практикой. Так, до настоящего времени дисквалификация арбитражных управляющих применялась в исключительных случаях, когда, как правило, арбитражный управляющий уже был привлечен к ответственности по нескольким решениям суда, которыми были установлены многократные и существенные нарушения.

Применяя дисквалификацию, суд анализировал допущенные нарушения и указывал, что иным образом достичь целей наказания, а именно частной превенции в отношении данного лица, невозможно. Таким образом, судом по существу исследовались характер, количество нарушений, допущенных арбитражным управляющим, а также форма вины, установленные в рамках иных дел о привлечении к административной ответственности. При этом суд учитывает, что часть 3 статьи 14.13 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях сформулирована законодателем как формальный состав, таким образом, наличие негативных последствий в деле о банкротстве не является обязательным для привлечения к административной ответственности, вместе с тем, для решения вопроса о привлечении к ответственности указанные обстоятельства также должны учитываться (наличие вреда или угроза его причинения) для оценки существенности совершенного нарушения.

Подобная оценка позволит отграничить существенные нарушения, влекущие административную ответственность, от несущественных, малозначительных. По настоящему делу судом установлено, что допущенные арбитражным управляющим нарушения не нарушили прав лиц, участвующих в деле, являются по своему характеру несущественными, совершены впервые, допущены неумышленно. Таким образом, в целом подобные нарушения не вызывают у суда сомнений в наличии у арбитражного управляющего должной компетентности, добросовестности, независимости, его способности надлежащим образом вести процедуру банкротства.

Указанные выводы суда подтверждаются в целом действиями арбитражного управляющего по ведению процедуры банкротства (так, например, арбитражным управляющим уведомление о проведении собрания кредиторов уполномоченному органу доставлено лично арбитражным управляющим по адресу инспекции, чтобы не нести за счет должника почтовые расходы, собрания кредиторов проводятся в здании инспекции ФНС России для удобства единственного кредитора должника – уполномоченного органа). На основании изложенного, руководствуясь статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд приходит к выводу о малозначительности допущенных нарушений, об освобождении Дьячкова А.А. от административной ответственности по статье 2.9 КоАП РФ».

Что тут сказать — нечасто увидишь такую разумную позицию. О судье Е.К. Дубец ничего не слышал, но видимо, она из тех, кто может осмысленно применять закон, мысля масштабнее чем прочтение одной конкретной нормы.

Отстранение и дисквалификация конкурсного управляющего

Ещё в 2016 году дисквалификация конкурного управляющего была редким явлением. Уже через 2 года, в 2018 году, количество дисквалифицированных управляющих выросло в 7,4 раза, с 50 до 370 человек. Тенденция показывает, что антикризисным специалистом становится сложнее отстаивать свои позиции. Недовольные участники конкурсного производства не только стали чаще обвинять в своих убытках управляющих, но и научились доказывать свои обвинения в суде. Ошибка, забывчивость и даже неудачное стечение обстоятельств может обернуться ударом по карьере.

Конкурсное производство – это всегда конфликт. Конкурсный управляющий призван соблюсти баланс интересов. Он испытывает колоссальное давление со всех сторон. Тех, кто не выдерживает натиска кредиторов, убирают. За что отстраняют конкурсных управляющих, какие ошибки прощают – об этом и поговорим.

Ошибки и их причины

Претензии предъявляются арбитражному управляющему, если он не решает поставленные законодательством задачи. Должник перед банкротством прячет имущество. Управляющий должен найти и вернуть. Если не смог это сделать, кредиторы недовольны. Продал имущество по низкой цене – жди жалобу. Запутался в очерёдности погашения – отвечай.

Есть ещё «протокольные» обязанности. Уведомлять о ходе процедуры, проводить собрания, готовить отчёты. Конкурсного управляющего также можно отстранить за неисполнение и нарушение сроков. Но ошибки в делопроизводстве сами по себе не заботят конкурсных кредиторов. Главный интерес для них – денежный. Если кредитор чувствует, что может лишиться денег, он будет требовать отстранения управляющего. И тут уже в ход пойдут все доводы.

Каких нарушений недостаточно, чтобы отстранить

Бывает, что суды встают на сторону арбитражных управляющих. Показательным служит дело А09-3837-2015.

Арбитражный управляющий допустил множество нарушений закона о банкротстве. Он недопустимо долго закрывал расчётные счета, с ошибками составил положение о начальной цене для продажи имущества на торгах. И самый главный момент – он не смог взыскать дебиторскую задолженность с компаний, которые входили в один холдинг с должником. Где-то вовремя иск не подал, где-то не все документы представил.

Первые два нарушения можно считать протокольными. Невозврат дебиторки – это фактические убытки кредиторов. Один из них, а именно уполномоченный орган, обратился в суд. Истец утверждал, что действия управляющего незаконны и требовал отстранить его от должности.

Суды всех инстанций согласились с доводами истца о незаконности действий. При этом ни один судья не согласился отстранить антикризисного менеджера. В основание для такого решения легли следующие доводы. Нарушения управляющего носят устранимый характер. Истец не представил доказательств того, что данные действия привели к потерям в конкурсной массе. А сами по себе нарушения не могут служить основанием для отстранения от должности.

Здесь есть один нюанс, который нельзя забывать. Согласно ст. 145 закона о банкротстве отстранить неугодного конкурсного управляющего можно по заявлению кредитора или заинтересованного лица, либо по ходатайству собрания или комитета кредиторов. Суд удовлетворит обращение кредитора, если будут доказаны убытки, реальные или потенциальные. Если ходатайство исходит от собрания, то убытки уже не играют роли. Достаточно доказать, что конкурсный управляющий не выполнял свои обязанности.

При этом важно, чтобы нарушения были существенные. Об этом сказано в Письме Президиума Вас от 22.05.2012. Отстранять конкурсного управляющего нужно, когда ясно, что он не может исполнять свои обязанности. По неопытности или по недобросовестности. Но главное, что человек не сможет завершить конкурсное производство. Если суд уверен, что конкурсный управляющий сможет довести дело до конца, он не признаёт нарушения существенными и не отстраняет управляющего.

Какие ошибки не прощаются

Чтобы понять, за какие нарушения суд согласен отстранить конкурсного управляющего, рассмотрим дело № А60-5649/2016. Управляющий 2 года не предоставлял отчёт. Собрание кредиторов ходатайствовало о его отстранении. Рассмотрение ходатайства объединили с рассмотрением отчёта. Но отчёт снова не был представлен. Суд согласился с собранием кредиторов и отстранил конкурсного управляющего. Следует отметить, что в своём ходатайстве собрание кредиторов предложило кандидатуру нового управляющего. Это облегчило суду принятие решения по отстранению предыдущего.

Ещё одним примером служит дело №А65-20684/2016. Здесь речь идёт о финансовом управляющем. Он не включил в конкурсную массу 2 земельных участка, автомобиль, нежилое помещение и дебиторскую задолженность. В нарушение ст. 213.9 закона о банкротстве управляющий привлёк специалистов для оспаривания сделок. Согласно данной статье специалисты привлекаются только на основании определения суда. Такое определение отсутствовало, т.к. по данному вопросу финансовый управляющий в суд не обращался. Кроме этого он не проводил вовремя собрания кредиторов и “забывал” приглашать на эти собрания уполномоченный орган. Этот букет нарушений вызвал у суда “сомнения в способности данного управляющего к надлежащему объективному, беспристрастному ведению процедуры банкротства должника”. По одной ошибке сложно понять, случайность это или непрофессионализм. Когда управляющий нарушает несколько статей закона о банкротстве, можно с уверенностью сделать вывод о неспособности человека вести дело.

Дисквалифицировать, чтобы устранить

Судебная практика свидетельствует, что убрать арбитражного управляющего проблематично, если он сам не захочет уйти с должности. Суды придерживаются народной мудрости не менять коней на переправе. Единственная гарантированная причина отстранения конкурсных управляющих – дисквалификация. Дисквалифицированный управляющий не имеет права продолжать работать. Суд обязан такого менеджера отстранить.

Чтобы «заслужить» дисквалификацию нужно нарушить закон о банкротстве больше одного раза в течение года. За одинарные правонарушения положен штраф. Показательным примером служат три дела одного арбитражного управляющего. По двум разным должникам у него в течение одного месяца были административные нарушения. В обоих случаях управляющий пропускал даты публикации результатов собрания кредиторов в ЕФРСБ на 5-7 дней. Также не прикладывал обязательные документы к отчёту конкурсного управляющего. В обоих случаях суды назначили наказание в виде штрафа.

В течение одного года после уплаты штрафов управляющий снова подвергается наказанию. По третьему делу № А21- 9786/2017 Управление федеральной службы госрегистрации потребовало применить п. 3.1 ст. 14.3 КоАП РФ, т.е. дисквалификацию. В этот раз конкурсный управляющий позже, чем положено, включал сведения о требованиях кредиторов в реестр и размещал их на сайте ЕФРСБ. Просрочки составляли от 1 до 11 дней. Суд отказался признать малозначительность нарушений, а повторность расценил как отягчающее обстоятельство. В результате управляющий был дисквалифицирован на 6 месяцев и отстранён от работы.

В делах о дисквалификации даже небольшие нюансы играют важную роль. Значащим доводом для суда может стать, например, небрежное отношение нарушителя к процессу. В решении по делу № А29-3012/2016 так и записано: «В данном деле управляющий процессуальную обязанность по представлению отзыва не исполнил, вину не признал, намерения исправиться не выразил.» Из данной фразы можно сделать вывод о том, что признание вины и обещание исправиться может решить дело в пользу конкурсного управляющего.

Чтобы уменьшить количество отстранений и дисквалификаций, нужно повышать профессиональный уровень управляющих. Чем выше профессионализм, тем меньше ошибок. Сейчас, надо признать, количество профессионалов в области арбитражного управления в РФ, те кто способен при банкротстве вернуть хотя бы часть средств кредиторам, невелико.

Однако также необходимо совершенствовать законодательство о банкротстве. Конкурсный управляющий выполняет сложные функции, причём в стрессовом окружении. Контролировать его работу нужно, как и любую другую. Но бюрократическую нагрузку следуют сводить к минимуму.

Если арбитражные управляющие будут меньше опасаться отстранения, эффективность их работы повысится. Банкротный менеджер станет больше времени уделять должнику и кредиторам, а не собственной безопасности. Дела будут закрываться быстрее. «Больная» часть экономики пойдёт на убыль, следовательно, «здоровая» часть будет расти.

Ответственность арбитражного управляющего

Термин «арбитражный управляющий» был введен в обиход российского общества не так давно. Советская модель экономики просто не предполагала существование такого должностного лица, как и не допускала возможности банкротства предприятий.

Современный арбитражный управляющий (АУ) – это высококвалифицированный специалист, который берет на себя управление субъектом финансовых обязательств во время прохождения предприятия всех стадий банкротства. В своей работе арбитражные управляющие опираются на ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)», ст.195 – 196 УК РФ, ст. 19 КоАП РФ и прочие нормативно-правовые акты.

КоАП РФ

Объективность и беспристрастность – вот принципы, коими должен руководствоваться специалист такого уровня. В своей деятельности арбитражному управляющему положено соблюдать паритет в защите интересов кредиторов, должника и общества. Невыполнение обязательств, злоупотребления при осуществлении своих обязанностей влекут за собой наступление разнообразных видов ответственности для АУ. Большая их часть находится в зоне действия Кодекса об административных правонарушениях.

Положения КоАП предусматривают, что арбитражные управляющие в качестве должностных лиц, могут привлекаться к административной ответственности. Ст. 14.13 КоАП РФ дифференцирует следующие составы правонарушений:


  • Сокрытие и уничтожение имущества лица, подвергнутого процедуре банкротства, передача этого имущества сторонним лицам.
  • Фальсификация учетных документов.
  • Предпочтения при удовлетворении требований кого-то из кредиторов в обход других.
  • Бездействие при исполнении своих надлежащих обязанностей.
  • Ответственность за неисполнение обязанности подачи заявления в Арбитраж о необходимости признать ответчика банкротом.

Если исходить из практики ведения дел о банкротстве, самой частой причиной привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности является недобросовестное исполнение им надлежащих обязанностей. Суть его проявляется в следующем:

  • Некачественное и несвоевременное выполнение договоров лица, подвергающегося процедуре банкротства.
  • Несвоевременная выплата зарплаты работникам организации должника.
  • Осуществление любых сделок с имуществом должника, если те противоречат интересам любой из сторон процедуры банкротства.
  • Расходование целевых средств не по прямому назначению.

Правонарушения подобных специалистов, если они не содержат признаков уголовно наказуемых деяний, влекут за собой административную ответственность в виде наложения штрафа в размере до 50 тыс. рублей и даже дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет. Однако, к последней мере прибегают очень редко. А если материальный урон сторонам был нанесен несущественный, то суд вправе ограничиться устным порицанием и предупреждением в адрес арбитражного управляющего.

Уголовный кодекс РФ также не обходит своим вниманием деятельность арбитражных управляющих. Они подлежат уголовной ответственности в следующих случаях:

  • Хищение или утаивание собственности должника в целях личного обогащения.
  • Сокрытие информации об имущественных правах и обязанностях должника.
  • Передача имущества должника сторонним лицам.
  • Подделка документальной отчетности должника.

УК РФ действует в отношении управляющих в случаях, если последние причинили кредиторам или должнику ущерб на сумму более 250 тыс. рублей.

Дисциплинарная ответственность

Ни один гражданин не сможет стать арбитражным управляющим, если он не был признан членом саморегулируемой организации (СРО). Работа ее осуществляется в соответствии с внутренними уставными документами. В каждой СРО обязательно предусмотрены самостоятельные органы управления и специализированные органы, к которым относится дисциплинарный комитет СРО.

Дисциплинарный орган рассматривает жалобы на своих арбитражных управляющих о некачественном исполнении ими своих профессиональных обязанностей и нарушении деловой этики. В отношении членов СРО может быть применен ряд мер дисциплинарного воздействия:

  • Внутренняя дисквалификация на срок от одного до шести месяцев.
  • Наложение штрафа (от 1 до 30 тыс. рублей).
  • Вынесение дисциплинарного выговора.
  • Вынесение предупреждения.
  • Вынесение предписания об устранении выявленных недостатков.
  • Составление рекомендации об исключении управляющего из состава СРО. Далее рекомендация рассматривается коллегиальным советом организации.
  • Составление рекомендации Совету СРО по обращению в суд с заявлением об отстранении арбитражного управляющего от своих обязанностей. Решения дисциплинарного комитета можно обжаловать в совете СРО.

Ответственность арбитражного управляющего за убытки

Во время проведения этапов процедуры банкротства одна или несколько сторон могут понести серьезные убытки. Если возникли они вследствие действий или бездействия арбитражного управляющего, то можно попытаться взыскать материальный ущерб и призвать к ответственности именно с его. Но возместить убытки с арбитражного управляющего получится только в случае, если истец сумеет доказать:

  • Противоправность осуществляемых действий управляющего и прямую связь между ними и понесенными убытками.
  • Сам факт наличия и существенный размер понесенных убытков.

Также материальные убытки получится взыскать, если суд признает, что АУ значительно превысил лимит расходуемых денежных средств, и необоснованно оплачивал услуги сторонних лиц, привлеченных к работе.

Если кредитор считает, что управляющий своими неправомерными действиями нанес ему существенный материальный урон, он может обратиться в суд с заявлением о привлечении арбитражного управленца к ответственности, но только после полного окончания процедуры банкротства. До этого момента судья откажет в удовлетворении поданного искового заявления, ссылаясь на то, что пока процедура не завершена, АУ предпринимает максимум усилий, чтобы удовлетворить требования всех заинтересованных сторон.

Непредоставление сведений АУ

Круг обязанностей арбитражного управляющего очень широк. Это не только осуществление антикризисного управления, торгов и пр. но и своевременное предоставление достоверной информации, определенной законом «О несостоятельности» следующим категориям:

  • Собранию и комитету кредиторов.
  • Арбитражному суду.
  • Исполнительным органам, определенным законом.

Так, он обязан предоставлять выписку из составляемого реестра требований любому кредитору, если общая сумма задолженности ему превышает 1% от общей задолженности. Отводится ему на это пять рабочих дней с момента получения запроса.

АУ обязан докладывать в компетентные органы об обнаружении признаков любых административных и уголовных преступлений, а также сообщать собранию кредиторов всю информацию по сделкам, влекущим гражданско-правовую ответственность третьих лиц. Одной из главных обязанностей такого специалиста является проверка признаков фиктивного и преднамеренного банкротства и предоставления заключения по факту проверки в суд и собранию кредиторов.

Если непредоставление положенных сведений не повлекло за собой значительного ущерба, то на него может быть наложена ответственность за непредоставление сведений в виде штрафа от 40 до 50 тыс. рублей, или он будет отстранен от последующего участия в процедуре банкротства. При условии наличия доказательств, что бездействием управляющего был причинен значительный ущерб, то его могут привлечь к уголовной ответственности.

Неисполнение решения суда

После вступления в законную силу вынесенного судебного решения его исполнение является обязательным для каждого из субъектов правоотношений. Для арбитражного управляющего за игнорирование решений суда предусмотрены следующие меры ответственности:

  • Наложение штрафа. Например, если АУ решит проигнорировать решения арбитражного суда, то должен будет заплатить штраф до 5 тыс. рублей.
  • Запрет на ведение предпринимательской деятельности на срок от полугода до трех лет.
  • Если будут доказаны признаки злостности в деяниях управляющего, то к нему будет применена уголовная ответственность в виде штрафа до 200 тыс. рублей, содержание под арестом до 6 месяцев и даже лишение свободы на срок до двух лет.

Привлечение к ответственности арбитражных управляющих

Законом определены основания для привлечения арбитражных управляющих к ответственности. К ним относятся:

  • Нарушение всевозможных временных сроков (при публикации объявлений о торгах, об оспаривании сделок, при возврате суммы задатка и пр.).
  • Нарушения в оформлении документации.
  • Бездействие и как следствие, затягивание процедуры банкротства.
  • Проведение оценки имущества должника приглашенным оценщиком без требования кредиторов.

Если кого-то из участников дела о банкротстве не устраивает качество работы АУ, то он может обратиться с соответствующим заявлением в Росреестр, и потребовать признать действия управляющего противозаконными. Поводом для возбуждения дела об административном правонарушении может теперь стать и сообщения в СМИ. Но если заявитель не предоставит достаточно доказательств недобросовестного исполнения обязанностей, то в возбуждении дела будет отказано. Порядок и сроки привлечения АУ к административной ответственности освещен ст. 14.13 КоАП. На первом этапе возбуждения дела об административном правонарушении составляется протокол исполнительным органом, имеющим на это право. Затем этот протокол вместе с заявлением подается в арбитражный суд.

Если правонарушение будет признано судом малозначительным, т.е. не повлекшим общественно опасных последствий (неточности при оформлении протоколов собраний кредиторов и пр.), то управляющий будет освобожден от привлечения к административной ответственности. Если в действиях АУ суд усмотрит угрозу общественным отношениям (непроведение собраний кредиторов после открытия конкурсного производства и пр.), то суд вправе назначить наказание в виде штрафа или дисквалификации на срок до трех лет.

При привлечении к ответственности в качестве смягчающих признаются следующие обстоятельства:

  • Устранение допущенных нарушений.
  • Отсутствие материального ущерба всем сторонам процедуры банкротства.
  • Отсутствие претензий к арбитражному управляющему со стороны должника и кредиторов.

Отягчающим обстоятельством признается повторное совершение подобного правонарушения.

Привлечение к субсидиарной ответственности

Субсидиарная, иначе дополнительная ответственность защищает права кредиторов. Если с главного должника взыскание долга невозможно, то субсидиарная ответственность позволяет взыскивать его с дополнительного должника. Но только при условии, что этот должник ненадлежащим образом исполняет возложенные на него обязанности, чем нарушает права кредитора.

Существуют следующие основания для привлечения арбитражного управленца к субсидиарной ответственности:

  • Когда не вовремя подается заявление о банкротстве.
  • Когда наличествует прямая связь между действиями АУ и осуществляемым банкротством.

В настоящее время арбитражный управляющий может быть обвинен в банкротстве, если совершенные им сделки нанесли существенный имущественный вред кредиторам. Еще одной причиной является непредоставление или искажение сведений о полном имуществе должника.

Срок привлечения

До декабря 2015 г. срок давности по привлечению арбитражных управляющих к административной ответственности составлял один год. Но с вступления в силу ФЗ № 391 «О внесении изменений» этот срок увеличен до трех лет.

Обязательное страхование ответственности арбитражного управляющего

Непременным, обязательным условием для членства в СРО является факт заключения управляющим договора страхования. Процедура эта необходима по причине возможности причинения существенных убытков участникам процесса банкротства. К страховым рискам в обязательном порядке относят следующие:

  • Убытки, которые понесли участники процедуры банкротства вследствие действий или бездействия АУ.
  • Возникновение убытков по причине возникновения случаев непреодолимой силы.
  • Риск причинения морального вреда.

Факт возникновения страхового случая ответственности должен быть признан судом. Несколько фактов в рамках одного процесса банкротства с участием одного арбитражного управляющего засчитываются как один страховой случай.

Договор страхования ответственности между страховой компанией и арбитражным управляющим заключается сроком на один год. Сумма договора должна равняться 3 млн. рублей или более. В ряде случаев необходимо заключать договор дополнительного страхования. Он предусмотрен, если активы должника исчисляются суммой превышающей 100 млн. рублей.

Порядок и сроки страховых выплат определены индивидуально в каждом договоре страхования ответственности.

Ответственность СРО

Саморегулируемые организации арбитражных управляющих в обязательном порядке несут ответственность и должны осуществлять контроль над деятельностью всех своих членов. В частности, следить за соблюдением принципов законности и стандартов профессиональной деятельности. СРО обязана:

  • Рассматривать поступающие жалобы на действия своих членов и принимать меры дисциплинарного воздействия.
  • Осуществлять компенсационные выплаты участникам процедуры банкротства, если убытки им были причинены вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей членами СРО.

Для осуществления имущественной ответственности российскими арбитражными управляющими в СРО должен быть сформирован компенсационный фонд. В начале 2017 г. в закон «О несостоятельности» были внесены изменения. Теперь фонд не может насчитывать менее 50 млн. рублей. Эти деньги идут на возмещение того материального ущерба, который был причинен участникам процедуры банкротства ненадлежащим исполнением обязанностей членов СРО.

Нюансы

Исходя из действующего российского законодательства, можно выделить ряд особенностей осуществления мер ответственности в отношении АУ. Например, реально привлечь арбитражного управляющего к административной ответственности возможно лишь по ст. 14.13 КоАП. И то только после того, как судом будет возбуждено дело о банкротстве должника.

К безусловным особенностям ответственности управляющих можно отнести также ее страхование и возможность компенсационных выплат непосредственно СРО.

Административная ответственность арбитражных управляющих — взгляд изнутри

ЧАСТЬ 1. КТО ВПРАВЕ ПОДАВАТЬ ЖАЛОБЫ НА ДЕЙСТВИЯ АРБИТРАЖНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО. ПОЛНОМОЧИЯ ОРГАНА ПО КОНТРОЛЮ (НАДЗОРУ).

Административное производство по ст. 14.13 в отношении Арбитражного управляющего возбуждается по правилам ст. 28.1 Кодекса об Административных нарушениях.

Как показывает практика основных поводов для возбуждения административного дела в отношении Арбитражного управляющего два:

— непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения;

— заявления лиц, участвующих в деле о банкротстве, и лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, органов управления должника — юридического лица, саморегулируемой организации арбитражных управляющих, содержащие достаточные данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

Однако, нередки случаи проверки деятельности арбитражного управляющего по заявлению лица, немеющего никакого отношения к делу о банкротстве, в котором назначен данный арбитражный управляющий. При таких обстоятельства контролирующий орган обращается к Закону «Об обращениях граждан» и приводит доводы о том, что он, как орган Правительства Российской Федерации, не вправе не реагировать на обращения граждан, при этом оправданием возбуждения административного дела без надлежащего обращения лица, участвующего в деле о банкротстве по правилам пункта 1.1 ст. 28.1 является отсылка в п. 1 указанной статьи, а именно — непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения. (Постановление Верховного Суда РФ от 17.08.2015 N 305-АД15-6786 по делу N А40-117929/2014)

В силу п. 3 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются сообщения и заявления физических и юридических лиц, а также сообщения в средствах массовой информации, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения (за исключением административных правонарушений, предусмотренных ч. 2 ст. 5.27 и ст. 14.52 настоящего Кодекса. (Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2016 N 17АП-13047/2016-АКу по делу N А71-6759/2016)
Выходит так, что любой зашедший на сайт http://bankrot.fedresurs.ru/ может, получив информацию о назначенном арбитражном управляющем, может написать на него жалобу, и эта жалоба в силу п. 3 ч. 1 ст. 28 КоАП РФ будет рассмотрена и по этой жалобе будет возбуждено Административное производство.

В большинстве случаев, при проведении проверки деятельности Арбитражного управляющего в рамках возбужденного Административного производства по жалобе, контролирующий орган запрашивает документы, совершенно не относящиеся к фактам, указанным в жалобе и таким образом получает возможность привлечения арбитражного управляющего к ответственности по факту обнаружения.

Здесь возникает вопрос, правомерны ли действия контролирующего органа выходить за рамки жалобы и затребовать документы, не относящиеся к фактам, указанным в жалобе. Административный кодекс не дает ответа на данный вопрос.

По аналогии с процедурами проверки по другим административным составам, контролирующие органы проверяют предприятия и индивидуальных предпринимателей по фактам жалобы, иных документов по всей деятельности юридического лица или индивидуального предпринимателя не запрашивается, и только если при выезде на место совершения административного правонарушения (место нахождения юридического лица и индивидуального предпринимателя) будет выявлено иное нарушение правил определенной деятельности, не указанное в жалобе может последовать административное расследование по факту обнаружения. А вот в случае с Арбитражным управляющим контролирующий орган запрашивает всю документацию по деятельности Арбитражного управляющего в отношении определенного должника. Получается, что Арбитражный управляющий, совершенно не защищен от дополнительных проверок, не связанных с «законными» жалобами лиц, участвующих деле о банкротстве.

Интересно рассмотреть историю развития законодательства в части развития ст. 28.1 КоАП РФ.

До июля 2007г. ст. 28 КоАП содержала только пункты 1,2,3,4,5.

Федеральным законом от 24.07.2007 N 210-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» часть 1 ст. 28 КоАП РФ была дополнена пунктом 1.1 следующего содержания:

Поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12, 14.13, 14.23 настоящего Кодекса, являются поводы, указанные в пунктах 1 и 2 части 1 настоящей статьи, а также сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве — собрания (комитета) кредиторов.

Выходило так, что с июля 2007г. поводами для возбуждения административного дела по указанным статьям являлись:

1) непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения;

2) поступившие из правоохранительных органов, а также из других государственных органов, органов местного самоуправления, от общественных объединений материалы, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения;

3) сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия, органов управления юридического лица, арбитражного управляющего, а при рассмотрении дела о банкротстве — собрания (комитета) кредиторов.

Т.е. контролирующим органом принималось к рассмотрению заявление о нарушении арбитражным управляющим норм законодательства о банкротстве только подписанное особым лицом – сотрудником государственного органа или представителем собрания (комитета) кредиторов.

Просто конкурсные кредиторы были не вправе жаловаться на действия арбитражного управляющего. Но это совершенно не означало, что конкурсные кредиторы не имели защиты при нарушении их прав и законных интересов. Они могли подать свою жалобу (претензию) на рассмотрение собрания (комитета) кредиторов или в правоохранительные и иные уполномоченные органы, которые по результатам рассмотрения жалобы (претензии) могли реагировать направлением соответствующего сообщения в контролирующий орган. Сам же контролирующий орган не имел права возбуждать административное дело по жалобе конкурсного кредитора, но при этом он имел возможность, самостоятельно выявив нарушение в деятельности арбитражного управляющего, возбуждать административные дела и составлять протоколы об административных правонарушениях.

Переломным моментом в данной практике стало Определение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2013 г. N 15652/12. Высшая инстанция суда указала, что «Из анализа положений статьи 28.1 КоАП РФ следует, что перечень поводов для возбуждения в отношении арбитражного управляющего дела об административном правонарушении является исчерпывающим, заявление конкурсного кредитора не может быть отнесено к числу таких поводов.

Кроме того, из положений статьи 29 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» во взаимосвязи с пунктами 1, 5.5, 5.6, 5.8.2 Положения о Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 01.06.2009 N 457, следует, что у должностных лиц органов исполнительной власти, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях на основании части 3 статьи 14.13 КоАП РФ, нет права осуществлять функции по контролю (надзору) за деятельностью непосредственно арбитражных управляющих.

При отсутствии у должностных лиц органов Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии полномочий по контролю (надзору) за деятельностью самих арбитражных управляющих дело об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, не может быть возбуждено даже при наличии одного из поводов, перечисленных в статье 28.1 КоАП РФ.

Таким образом, в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения арбитражным управляющим обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), кредитор лишен реальной возможности инициировать проверку его деятельности в целях принятия государством соответствующих мер воздействия на правонарушителя и предотвращения правонарушения в дальнейшем.

Тем самым кредитор ограничен в эффективной защите своих имущественных прав».

Данное Определение высшего суда, стало толчком, для принятия Федерального закона от 23.07.2013 N 202-ФЗ, внесшего поправки в пункт 1.1 статьи 28 КоАП. С этого момента контролирующий орган получил право возбуждать административные дела в отношении Арбитражного управляющего по жалобе конкурсного кредитора.

Законодатель, изменив в пункт 1.1 статья 28.1 КоАП, в тоже не время не внес изменения в иные нормы законодательства, касающиеся полномочий контролирующего органа проверять действия непосредственно арбитражного управляющего.

Так Федеральный Закон «О несостоятельности (банкротстве)» в абзаце 11 статье 2 указывает «орган по контролю (надзору) — федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление функций по контролю (надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих»

Т.е. основной закон, регулирующий отношения участников процесса банкротства должника и арбитражного процесса в деле о банкротстве не предусматривает возможность контролирующего органа проверять непосредственно деятельность арбитражного управляющего.

При этом стоит отметить тот факт, что текст абзаца 11 статьи 2 Закона о банкротстве был изменен законодателем Федеральным законом от 27.07.2010 N 219-ФЗ, в ранее действующей редакции норма закона читалась следующе:

«орган по контролю (надзору) — федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление функций по контролю (надзору) за деятельностью арбитражных управляющих и саморегулируемых организаций арбитражных управляющих».

Т.е. ранее закон предусматривал право контролирующего органа проверять деятельность непосредственно Арбитражного управляющего. А позднее это право у контролирующего органа было исключено. И так осталось до настоящего времени. Основной закон никак не регламентирует проверку деятельности арбитражных управляющих. И только ст. 29 Закона регламентирует проверку органом контроля (надзора) соблюдения норм законодательства Саморегулируемыми организациями Арбитражных управляющих.

Так на официальном сайте Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) указывается на ее полномочия в области «Контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих». Полномочий в части проверки непосредственно деятельности арбитражных управляющих на официальном сайте не указывается.

В пунктах 5.5 и 5.6 Положения «О федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии», утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июня 2009 г. N 457 определены полномочия Федеральной службы:

5.5. составляет в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, протоколы об административных правонарушениях, рассматривает в установленном порядке дела об административных правонарушениях и назначает административные наказания;

5.6. проводит в установленном порядке проверки деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих, саморегулируемых организаций оценщиков, саморегулируемых организаций кадастровых инженеров, национального объединения саморегулируемых организаций кадастровых инженеров;

Полномочий по проверке деятельности Арбитражного управляющего Положением не предусмотрено. Однако далее в Положение включен пункт 5.8.2 который дает Органу контроля право обращается в установленном порядке в суд с заявлением о привлечении арбитражного управляющего, саморегулируемой организации арбитражных управляющих и (или) ее должностного лица, саморегулируемой организации оценщиков и их должностных лиц к административной ответственности.

В данном случае очевидна коллизия норм. С одной стороны, контролирующий орган не имеет полномочий проверять деятельность арбитражного управляющего, а с другой стороны вправе обратиться в суд с требованием привлечения Арбитражного управляющего к Административной ответственности.

Данный просчет законодателя был «поправлен» правоприменительным органом – Высшим Арбитражным судом. Постановление Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 15652/12 по делу N А03-2922/2012 «из совокупного толкования пунктов 5.5, 5.6, 5.8.2 Положения о Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 01.06.2009 N 457, следует, что Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии (включая ее территориальные органы) является исполнительным органом, наделенным полномочиями составлять в отношении арбитражных управляющих протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ, и обращаться в арбитражный суд с заявлением о привлечении их к административной ответственности на основании названной нормы, а, значит, и правом возбуждать в отношении арбитражных управляющих дела об указанном административном правонарушении и проводить проверку их деятельности».

Таким образом, судебные органы уже второй раз, своим толкованием «правят» законодателя и укрепляют правомочия Росреестр, ослабляя в тоже время защиту прав Арбитражных управляющих.

На этом фоне еще более курьезным случаем смотрится ст. 231 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». П. 3 этой статьи определяет полномочия органа по контролю (надзору) в отношении арбитражных управляющих, не являющихся членами СРО арбитражных управляющих. Изменения в Закон, касающиеся оформления деятельности арбитражного управляющего (ранее необходимо было иметь статус Индивидуального предпринимателя, позднее только быть членом СРО) внесены Законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ. Этот же Закон внес изменения в ст. 231 Закона «О несостоятельности (банкротстве)». С этого момента контролирующему органу было предоставлено право в течении года контролировать деятельность Арбитражных управляющих, не являющихся членами СРО. Как определены полномочия контролирующего органа спустя год после вступления в силу Закона «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции Закона от 30.12.2008 N 296-ФЗ не понятно, практика по данному вопросу отсутствует.

Осмелюсь предположить, что ст. 231 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» дополнительно к ст. 29 этого закона ограничила права контролирующего органа по контролю непосредственно деятельности Арбитражных управляющих, но переадресовало его контрольные функции на деятельность СРО Арбитражных управляющих.

Очень интересны в этом ключе разъяснения, данные на страничке по адресу https://vk.com/page-113887786_52192601

Вывод: Нормативные акты прямого действия: Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и Кодекс об Административных правонарушениях не предусматривает полномочий контролирующего органа (Росреестр) контролировать деятельность арбитражных управляющих и проводить в отношении них административные мероприятия, такое правомочие установлено только в одном подзаконном акте — Положении о Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии, а так же в Постановлениях Президиума ВАС РФ по конкретным делам.

Административную ответственность арбитражных управляющих предлагается дифференцировать

С указанной инициативой выступило Правительство РФ. Законопроектом планируется внести изменения в ст. 14.13 КоАП и дополнить ее новой ч. 3.2, уточнив, что за неисполнение финансовым управляющим предусмотренных законом обязанностей в процедуре банкротства гражданина он может быть наказан административным штрафом в размере от 5 тыс. до 25 тыс. руб. или дисквалификацией на срок от 6 месяцев до 3 лет. Речь идет о случаях, когда действие (бездействие) финансового управляющего не содержит уголовно наказуемого деяния.

Сейчас дифференциация административной ответственности финансового управляющего в зависимости от того, в процедуре банкротства какого субъекта он нарушил свои обязанности – физического или юридического лица отсутствует. Установлена общая санкция – предупреждение или наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 25 тыс. до 50 тыс. руб., и в размере от 200 тыс. до 250 тыс. руб. – на юрлиц (ч. 3 ст. 14.13 КоАП РФ). А повторное совершение указанного правонарушения может повлечь за собой дисквалификацию должностных лиц на срок от 6 месяцев до 3 лет или наложение административного штрафа в размере от 350 тыс. до 1 млн руб. – на юрлиц (ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП РФ).

Может ли пристав ограничить выезд за границу до истечения срока, который отведен должнику на погашение задолженности? Узнайте из материала «Запрет на выезд в связи с уклонением от исполнения судебного решения» в «Домашней правовой энциклопедии» интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

Кабмин отмечает имеющийся дисбаланс между размером ответственности управляющих и их материальным вознаграждением в делах о банкротстве физлиц, поскольку в отличие от процедуры банкротства юрлиц, в них, как правило, фигурирует незначительный объем конкурсной массы или она вовсе отсутствует. К тому же в большинстве случае финансовый управляющий может рассчитывать только на фиксированную часть своего вознаграждения, которая составляет 25 тыс. руб. (абз. 7 п. 3 ст. 20.6 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве»). По мнению правительства, принятие законопроекта позволит устранить демотивирующий фактор для финансовых управляющих участвовать в делах о банкротстве граждан.

Арбитражный управляющий должен руководствоваться в своих решениях положениями ФЗ «О несостоятельности». В противном случае, ему грозит привлечение к административной ответственности по нормам КоАП за отступление от позиции законодательства о банкротстве компании.

Дмитрий Иванов. Юрист Дорогие читатели! Для получения консультации по вашей проблеме обратитесь к юристу через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

— Дмитрий Иванов. Юрист

Основания для привлечения к административной ответственности

Ответственность арбитражного управляющего наступает на основании ст. 14.13 ч. 3 КоАП. Данная статья предусматривает наказание в виде штрафа в размере 25000-50000 р. или при первичном несущественном проступке – в виде предупреждения. Тогда как по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП за аналогичное повторное правонарушение в течение года управляющему грозит дисквалификация. Она может быть установлена в течение от полугода до трех лет.

Стоит отметить, что ч. 3.1 ст. 14.13 появилась в КоАП в 2015 году, до этого такое наказание для управляющего не было предусмотрено. Это указывает на ужесточение ответственности управляющих. Здесь также выделено отдельное наказание для юрлиц (например, организаторов торгов в конкурсном производстве). Но к управляющим такое наказание не применяется, так как управляющий может быть исключительно физлицом.

В данной статье предусмотрено пять различных составов преступления. Наказание по ст. 14.13 наступает для самого должника (например, за фиктивное банкротство или преимущественное удовлетворение требований отдельных кредиторов) или арбитражных управляющих. Но именно управляющий привлекается к ответственности с опорой на данную правовую норму чаще всего.

Положения указанной статьи распространяют свое действие на всех управляющих в деле о банкротстве независимо от вида: на временных управляющих, арбитражных, внешних, конкурсных управляющих.

В ходе процедуры конкурсного производства к управляющему могут применить еще одно наказание, помимо административной ответственности. Это отстранение от должности на основании ходатайства должника или кредиторов, поступившего в арбитражный суд. Такая жалоба на управляющего может быть вызвана неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей управляющим.

Сами арбитражные управляющие не раз указывали на чрезмерную строгость данной правовой нормы. Ведь для привлечения их к административной ответственности не требуется даже доказательств причинения вреда кредиторам или иным лицам.

При установлении административного наказания суд руководствуется только формальным составом: даже если ничьи права не были нарушены это не исключает обязанности управляющего руководствоваться положениями закона.

Если управляющего за нарушение привлекут к лояльному наказанию в виде предупреждения или штрафа, то это не исключает возможности привлечения к повторному наказанию в течение года и тогда уже ему грозит дисквалификация даже при минимальном проступке. Дисквалификация является весьма серьезной мерой воздействия, так как управляющий может лишиться своего основного источника заработка.

Количество дел о привлечении управляющего к административной ответственности в последние годы возросло. Если ранее для устранения неугодного кредиторам или собственникам бизнеса управляющего нужно было обращаться в суд с жалобой, то теперь заинтересованные лица стремятся найти формальное несоответствие его действий требованиям законодательства. Например, к формальным поводам можно отнести неопубликованное сообщение в ЕФРСБ о кредиторском собрании, неуказанный ИНН в отчете управляющего, неверное указание обязательных сведений о банкротстве и пр.

Но дела о привлечении управляющего к ответственности в деле о банкротстве далеко не всегда заканчиваются в пользу заявителей. Многие суды готовы прибегать к максимальному наказанию в виде дисквалификации при одновременном соблюдении следующих условий:

  1. Наличие состава нарушения.
  2. Отсутствие малозначительности.
  3. Совершение в течение года до 4-х административно наказуемых проступков.
  4. Нарушение несоразмерно с наказанием в виде дисквалификации.

При наличии формального состава преступления суд вправе отказать в принятии заявления о привлечении к ответственности по ч. 3 и по ч. 3.1 14.13 КоАП из-за малозначительности проступка и отсутствия социально опасных последствий правонарушения. На практике к дисквалификации суды прибегают крайне редко.

На основании судебной практики также можно сделать вывод, что суды допускают привлечение управляющего к ответственности по нормам ч. 3 ст. 14.13 КоАП за повторный проступок, несмотря на наличие заявления от прокуратуры или Росреестра о привлечении к наказанию по ч. 3.1. Чаще всего судами устанавливается наказание в виде штрафа.

Наказание в качестве штрафных санкций назначается арбитражными судами по следующим основаниям:

  1. Указание недостоверной информации в СМИ о процессе банкротства.
  2. Несоблюдение установленных законом требований о проведении кредиторских собраний в положенные сроки.
  3. Досрочное закрытие реестра требований от кредиторов.
  4. Делегирование управляющим своих полномочий другому лицу по доверенности.
  5. Нарушения в части анализа финансового состояния должника.
  6. Нарушение очередности погашения требований кредиторов.

Но арбитражные суды могут ограничиться устным предупреждением по причине малозначительности деяния. К малозначительным суды причисляют следующие основания для возбуждения дела об административном проступке:

  1. Нарушения при проведении первого кредиторского собрания, проведение его по ненадлежащему адресу или подготовка протокола собрания с нарушениями.
  2. Нарушения, которые были связаны с публикацией сведений, которые предусмотрены ФЗ-127.
  3. Нарушения, которые были связаны с использованием банковских счетов компании-должника: например, незакрытие определенных счетов.
  4. Нарушения, которые связаны с порядком представления отчетности перед судом.
  5. Перечисление вознаграждения управляющему ранее срока, установленного ФЗ-127.

Принятие решения об освобождении от административной ответственности из-за малозначительности проступка применяется судами на основании ст. 2.9 КоАП. Нормы указанной статьи не могут использоваться судьями, если в действиях управляющего имелась угроза для общественных отношений, или были некие отягчающие обстоятельства.

Как управляющий привлекается к ответственности

Административное делопроизводство в отношении арбитражного управляющего возбуждается по правилам, указанным в ст. 28.1 КоАП РФ. Практика показывает, что поводов для возбуждения административного дела два:

  1. Непосредственное выявление должностными лицами, которые уполномочены составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточного объема сведений, указывающих на наличие проступка. Это могут быть Росреестр или прокуратура.
  2. Заявление от участников дела о банкротстве, органов управления должника, СРО достаточного объема сведений, которые указывают на наличие проступков.

Но нередки случаи проверки деятельности управляющего на основании заявления лица, которое не имеет никакого отношения к делу о банкротстве, и это не будет нарушением процессуальных норм. Согласно положениям п. 3 ст. 28.1 КоАП, основанием для возбуждения административного дела станут сообщения в СМИ, сообщения от физических и юридических лиц с указанием на административные проступки.

Любое лицо, которое заметило нарушения в деятельности управляющего на основании анализа информации из ЕФРСБ, может стать инициатором административного делопроизводства.

Привлечение управляющего к ответственности происходит по следующему алгоритму:

  1. Составляется протокол об административном правонарушении.
  2. Подается заявление в арбитражный суд о привлечении к ответственности.
  3. Дело рассматривается в суде.
  4. Выносится определение о привлечении к административному наказанию с назначением ответственности в виде штрафа, предупреждения, дисквалификации или об отказе в привлечении лица к наказанию.
  5. Вынесенное определение суда допускается обжаловать в апелляционном или кассационном порядках.

Избежать ответственности управляющий может по формальным основаниям. Например, наличия у него иммунитета как у члена избирательной комиссии или пропуска срока давности.

В судебной практике также встречались дела, когда управляющего отказывались привлекать к ответственности по материальным основаниям. Так, суды не обнаружили состава преступления в резервировании управляющим денег на спецсчете для расчетов с работниками; в несоблюдении сроков оповещения кредиторов о дате первого собрания кредиторов; в неразмещении сведений о сроках публичного предложения для имущества должника в течение 30 дней; в переносе кредиторского собрания на день по просьбе одного из кредиторов.

Суды также могут «закрыть глаза» на небольшие проступки, по результатам совершения которых никто из кредиторов имущественно и материально не пострадал, и они не препятствовали погашению задолженности.

Дмитрий Иванов. Юрист Важно! Для решения вашей проблемы обращайтесь через форму онлайн-консультанта или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

— Дмитрий Иванов. Юрист

Помимо малозначительности совершенного проступка, основанием для отказа в привлечении к административной ответственности управляющего может стать истечение срока давности.

Тенденциями последних лет стало не только ужесточение наказания для арбитражного управляющего за нарушение закона о банкротстве, но и расширение сроков давности для привлечения к ответственности.

По новым правилам сроки давности для привлечения арбитражного управляющего к наказанию составляют три года.

Таким образом, злоупотребление арбитражными и конкурсными управляющими своими полномочиями может негативно отразиться на интересах кредиторов. Среди механизмов, которые стимулируют управляющего к соблюдению норм закона, можно выделить административную ответственность. Она наступает на основании положений ст. 14.13 КоАП и предусматривает наказание в виде штрафа в размере 25-50 тыс. р. или предупреждения. При повторном проступке управляющего могут дисквалифицировать на период 6 месяцев-3 года по нормам п. 3.1 ст. 14.13 КоАП. При этом судебная практика показывает, что такое наказание, как дисквалификация, применяется редко.

Не нашли ответа на свой вопрос? Для получения бесплатной консультации обращайтесь через форму обратной связи или звоните по телефонам:

  • Москва: +7 (499) 110-86-72.
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 245-61-57.
  • Регионы: 8 (800) 600-36-07.

Светлана Асадова Экономист Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

ВС посчитал срок привлечения управляющего к ответственности

Управление Росреестра по Красноярскому краю выявило факт нарушения Максимом Бобровым, арбитражным управляющим, возложенных на него обязанностей при проведении процедур банкротства компании. Так, Бобров несвоевременно включил в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (ЕФРСБ) информацию о признании действий арбитражного управляющего незаконными. Он также не провел анализ сделок должника за весь исследуемый период при подготовке заключения о наличии признаков преднамеренного и фиктивного банкротства и не отразил соответствующие результаты в указанном заключении.

Управление составило на управляющего протокол об административном правонарушении по ч. 3 ст. 14.13 КоАП. А затем еще один, но уже по ч. 3.1 той же статьи – она предусматривает ответственность за повторное нарушение. Оказалось, что 13 октября 2015 года Арбитражный суд Красноярского края уже привлекал Боброва к ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП.

Первая инстанция установила, что несвоевременное включение управляющим информации в ЕФРСБ было обусловлено необходимостью получения сведений о вступлении в законную силу определения по делу в целях недопущения опубликования ошибочного сообщения, которое в дальнейшем пришлось бы отзывать. По второму – касающегося анализа сделок должника – суд признал вину Боброва. Однако датой нарушения является 12 февраля 2016 года – дата ознакомления конкурсного кредитора с заключением управляющего – а потому годичный срок давности привлечения по ч. 3.1 ст. 14.13 на момент рассмотрения дела судом истек.

Суд апелляционной инстанции отменил это решение (дело № А33-414/2017). Он согласился с тем, что срок давности по второму эпизоду был пропущен, но поправил суд в части вины управляющего в просрочке внесения информации в ЕФРСБ. Однако судьи не стали привлекать Боброва к ответственности – лишь объявили ему устное замечание. Кассация поддержала эту позицию.

Тогда Управление обратилось с жалобой в Верховный суд. По мнению административного органа, суды ошибочно применили годичный срок привлечения к ответственности. Поскольку ч. 1 ст. 4.5 КоАП устанавливает трехгодичный срок давности привлечения за нарушение банкротного законодательства, то за повторное, то есть более тяжкое правонарушение, срок давности привлечения к административной ответственности не может быть меньше, чем за первоначально совершенное.

С этим согласилась экономколлегия, которая отменила решения апелляции и кассации и направила спор на новое рассмотрение в 3-й ААС.

  • Экономколлегия ВС
  • Верховный суд РФ

27 ноября Пленум Верховного Суда принял постановление о внесении в Госдуму законопроекта, которым предлагается дополнить ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ «Давность привлечения к административной ответственности».

Согласно действующей редакции ч. 3 данной статьи за административные правонарушения, влекущие применение наказания в виде дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения правонарушения, а при длящемся правонарушении – одного года со дня его обнаружения. Законопроектом предлагается предусмотреть, что срок привлечения к ответственности за длящееся правонарушение будет равен году только в случае, если ч. 1 этой статьи не предусмотрен более длительный срок.

В пояснительной записке к проекту закона указано, что ч. 1 ст. 4.5 КоАП для ряда нарушений, в том числе для нарушений законодательства о несостоятельности, установлен срок давности привлечения к ответственности три года, в то время как в соответствии с ч. 3 данной статьи он составляет год. При этом не определяется, какая из норм является приоритетной. Это свидетельствует о наличии коллизии и влечет сложности в правоприменении.

В качестве примера приводится случай привлечения арбитражного управляющего впервые к административной ответственности в виде предупреждения или штрафа. Срок давности привлечения его к ответственности составляет три года. При этом за повторное нарушение законодательства о несостоятельности, влекущее дисквалификацию, то есть более строгое наказание, срок давности согласно ч. 3 ст. 4.5 КоАП составляет один год.

Предполагается, что изменение положений ч. 3 ст. 4.5 КоАП устранит коллизию между правовыми нормами и исключит ситуацию, позволяющую избежать административной ответственности лицам, повторно совершающим нарушение законодательства о несостоятельности.

Комментируя предлагаемое изменение, арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов отметил, что оно соответствует общему тренду ужесточения административного законодательства, в том числе по отношению к арбитражным управляющим.

Он добавил, что в законопроекте закрепляется правовая позиция, ранее изложенная Верховным Судом в Определении от 5 октября 2018 г. № 302-АД17-15232 по делу № А33-414/2017. Как рассказал Алексей Леонов, судебная коллегия проанализировала изменение первоначальной редакции ч. 1 ст. 4.5 КоАП и, руководствуясь положениями ч. 1 в действующей редакции и ч. 3 ст. 4.5 КоАП, отменила принятые по делу судебные акты. Коллегия пришла к выводу о том, что для определения срока, в течение которого должностное лицо может быть привлечено к административной ответственности по ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП за повторное нарушение законодательства о несостоятельности, следует исходить из направленности внесенных в ч. 1 ст. 4.5 КоАП изменений на усиление ответственности за совершение отдельных видов правонарушений.

Судебная коллегия указала, что при повторном нарушении законодательства о несостоятельности срок давности привлечения к административной ответственности не может быть меньше, чем при первоначально совершенном правонарушении. Кроме того, коллегия судей указала, что срок давности привлечения к административной ответственности за совершение повторного нарушения законодательства о несостоятельности, предусмотренного ч. 3.1 ст. 14.13 КоАП, не зависит от субъекта, совершившего правонарушение (должностное лицо, к которому применяется наказание в виде дисквалификации, или юридическое лицо, к которому применяется наказание в виде административного штрафа), а также от назначенного вида наказания. Иное может привести к нарушению закрепленного в ч. 1 ст. 1.4 КоАП принципа равенства перед законом.

Судебная коллегия признала ошибочным вывод судов о применении к рассматриваемым правонарушениям годичного срока давности привлечения к административной ответственности.

«Правовая позиция ВС по этому делу не нашла отражения в обзорах судебной практики Верховного Суда, что может свидетельствовать об отсутствии единого подхода высшей судебной инстанции к этому вопросу, – рассказал Алексей Леонов. – В то же время данным законопроектом ВС указывает законодателю на необходимость устранения имеющихся коллизий между правовыми нормами и дальнейшего ужесточения административной ответственности арбитражных управляющих».

«Полагаю, что внесение предложенного изменения облегчит участникам дел о банкротстве наказание “неугодных” и постановку под контроль “строптивых” арбитражных управляющих путем инициирования ретроспективных проверок их деятельности, в том числе по давно завершенным процедурам, – предположил эксперт. – Находясь в течение трехлетнего срока под угрозой деквалификации, арбитражный управляющий будет утрачивать независимость в принятии решений в рамках процедуры банкротства. В этой ситуации любое новое формальное нарушение закона может фактически означать для него длительный запрет на профессию».

Алексей Леонов заключил, что принятие законопроекта не будет способствовать укреплению принципа независимости арбитражного управляющего, что негативно скажется на профессиональном сообществе.

Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов отметил, что позиция Пленума Верховного Суда заслуживает внимания, однако, по его мнению, с нею вряд ли можно согласиться в полной мере. «С одной стороны, авторы законопроекта правы, обращая внимание на сложность в применении судами ч. 1 и 3 ст. 4.5 КоАП в делах о банкротстве: в ч. 1 определен трехлетний срок давности привлечения к административной ответственности, в то время как ч. 3 устанавливает один год для административных правонарушений, влекущих наказание в виде дисквалификации, – пояснил он. – С другой стороны, лично я не усматриваю в этом коллизии между правовыми нормами, о которой сказано в постановлении Пленума».

Александр Арбузов пояснил свою позицию: если взглянуть на различные составы административных правонарушений в сфере банкротства, то мы увидим, что некоторые из них не предусматривают дисквалификацию – например, ч. 3 ст. 14.13 КоАП («Неисполнение арбитражным управляющим, реестродержателем, организатором торгов, оператором электронной площадки либо руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве)»). Соответственно, по словам эксперта, для таких дел может применяться трехлетний срок, а для других, где дисквалификация присутствует, – один год.

«Такой подход может показаться неудобным, но все же разобраться в этом не так сложно, – считает он. – Со своей стороны, я бы предложил альтернативный вариант: не увеличивать годичный срок ч. 3 ст. 4.5 КоАП, а, напротив, уменьшить применительно к банкротствам установленные ч. 1 ст. 4.5 КоАП три года до одного. Дело в том, что процесс банкротства известен своими сложностями в части установления фактов, особенно когда оно длится долго и когда речь идет о привлечении кого-либо к ответственности. Поэтому вместо того, чтобы заставлять суды ретроспективно разбираться в обстоятельствах аж трехлетней давности, я бы рекомендовал сократить это время, стимулируя тем самым процесс с другой стороны».

Административная ответственность арбитражного управляющего

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *